Рубрика

Знпр – —

Содержание

Тактика реабилитации детей с задержками нервно-психического развития | Маслова О.И.

У детей раннего возраста с симптомами поражения нервной системы следующим этапом после уточнения диагноза является создание индивидуального реабилитационного прогноза развития. Его основную цель можно сформулировать так: предвидя дальнейшее развитие патологических симптомов, предусмотреть своевременное проведение профилактических и лечебных мер для того, чтобы предупредить неблагоприятный исход. В реабилитационный прогноз должен входить анализ развития заболевания или синдрома, его отдаленных последствий, социально-бытового статуса пациента. Все эти позиции должны основываться на патокинезе патологических проявлений поражения нервной системы с учетом возраста.

Исследование нервной системы ребенка в эволюционно-диагностическом аспекте показывает, что возрастные параметры становления жизненно важных функций (регуляции гомеостаза, дыхания, кровообращения, пищеварения) имеют минимальную вариабельность. Более широкий диапазон характерен для развития тонкой моторики, становления психических и речевых функций. Если повреждение не влечет за собой гибели организма, то наступает сложная реорганизация систем мозга, обеспечивающая адаптацию к новому режиму деятельности.

Патологические процессы, повреждая нейрон, как основную интегральную величину мозга, приводят к определенному патокинезу симптомов со стороны различных уровней центральной нервной системы (см. табл. 1).

Целью восстановительного реабилитационного лечения является возвращение больного ребенка в характерные для его возраста условия жизни, воспитания, учебы, занятий спортом, общения со сверстниками, а при отсутствии такой возможности – обеспечение стойкой компенсации нарушенных функций и адаптации к новым условиям существования.

На основе анализа диагностически значимых синдромов и их сочетаний мы считаем необходимым определять ведущий “социализирующий” признак, вокруг которого и будет строиться вся программа компенсации и восстановления. Реабилитационная программа должна быть поэтапной, адаптированной к различным периодам заболевания; индивидуальной – рассчитанной в зависимости от тяжести поражения с различным функционально-органическим дефектом и различными реакциями пациента на болезнь; комплексной, чтобы осуществлять многофакторное лечение, сочетая психологические методы с физическими и медикаментозными; последовательной (т.е. каждый последующий этап лечения должен учитывать результаты предыдущего). Следует добиваться как положительной динамики клинических показателей, так и психологического статуса, что поможет достичь социальной адаптации с выработкой навыков самообслуживания.

Комплексный медико-социальный подход к восстановлению психо-неврологического дефицита различной степени тяжести у детей раннего возраста должен определяться не столько сроками заболевания, сколько клиническими проявлениями и реакцией больного на болезнь, динамикой восстановления нарушенных функций и социальной реабилитацией.

В зависимости от степени выраженности ведущих синдромов (нарушения моторики, речи, психики, когнитивных процессов, часто в сочетании с судорогами) и должна строиться программа лечения задержек развития у детей различного возраста.

Для лечения детей раннего возраста в структуру реабилитации должны быть включены: лечебная физкультура; лечебная гимнастика; массаж; постуральные упражнения для воссоздания и формирования двигательных навыков; ортопедическая коррекция; гипербарическая оксигенация; медикаментозные блокады; иглорефлексотерапия; методы электростимуляции, корректоры движений.

Большую роль в восстановлении играют физические факторы: электрофорез с симптоматически-направленными лекарствами, синусоидально-модулированные токи, грязелечение, ванны, озокерит, тепловые укутывания, закаливающие процедуры.

 

Большие размеры головы далеко не всегда коррелируют с понятием "гидроцефальный синдром".
Необходимо использовать санаторно-курортное лечение, по показаниям – сеансы мануальной терапии, а также восстановительную косметическую хирургию. Чрезвычайно актуальна максимально ранняя диагностика речевых расстройств и их коррекция, что в дальнейшем помогает решать проблемы обучения по специальным программам. Не следует забывать и о необходимости обследования ребенка специалистами (психиатром, генетиком, педиатром, окулистом, стоматологом, гастроэнтерологом и др.) с целью коррекции соматических нарушений. Все эти мероприятия должны проводиться на фоне психосоциальной и психологической помощи семье пациента. И, конечно, у детей с задержкой нервно-психического развития используется медикаментозная терапия, направленная на улучшение функционирования нервной системы.

Медикаментозная терапия

При неспецифических (темповых) задержках нервно-психического развития у детей раннего возраста объем используемых медикаментов значительно меньше, чем при специфических (с симптомами органического поражения нервной системы).

При равномерной задержке формирования моторики – на 1-м году жизни, речевого развития – на 2-м году жизни, у детей с легким нарушением нервно-психического развития к 3-му году жизни происходит значительная компенсация выявлявшихся ранее расстройств, однако требуется продолжение коррекции двигательной расторможенности, улучшение когнитивных функций (особенно внимания) и развитие мелкой моторики.

Для коррекции нарушений мышечного тонуса используют толперизон (при его повышении) или прозерин с бендазолом ( при симптомах мышечной гипотонии, с сохранными или повышенными сухожильными рефлексами), курс – 20–30 дней.

До настоящего времени у детей первого года жизни продолжается гипердиагностика “гипертензионно-гидроцефального” синдрома с проведением неоправданного дегидратационного лечения. Хочется обратить внимание на целесообразность диагноза гидроцефально-гипертензивного синдрома в основном при активной гидроцефалии с последующим принятием решения о консервативном или оперативном лечении гидроцефалии. Далеко не всегда большие размеры головы коррелируют с морфологическим понятием “гидроцефальный синдром”, который правильнее формулировать, как вентрикуломегалия. Косвенные клинические симптомы, расцениваемые как следствие повышения внутричерепного давления, в большинстве своем являются компенсаторными, нужными для гемоликвороциркуляции и не требуют проведения дегидратации. В этих случаях надо решать вопрос об улучшении венозного оттока и церебральной гемодинамики с использованием сосудистых препаратов (препараты барвинка, инстенон, пентоксифиллин и др.) в течение 2–4-х нед. В диагностическом плане необходимо исключать рахит, а также проявления у детей наследственного физиологического состояния – семейной конституциональной крупноголовости

, также не требующего лечения.

Речевые расстройства у детей с легкой неспецифической задержкой нервно-психического развития подтверждают повреждение нервной системы, а в прогностическом плане угрожают интеллектуально-мнестическим дефицитом. Все вышесказанное требует активного подключения к обследованию и реабилитации логопеда и дефектолога. Наиболее эффективным препаратом для стимуляции развития речи мы считаем препараты g-аминомасляной кислоты (таблетки по 0,25 г) на 1–3-х месячный курс лечения от 100 до 300 таблеток по схеме ноотропов, см.ниже, для ребенка первого года жизни, до 600 таблеток на курс более старшим детям, с максимальной дозой 2–3 г в день.

Самым социально-значимым симптомом является задержка интеллектуального развития, которая требует динамического наблюдения за ребенком и лечения препаратами ноотропного ряда.

Специфическая задержка нервно-психического развития

Алгоритм восстановительного лечения детей со специфической задержкой нервно-психического развития (даже легкой степени) существенно различается и по объему и по списку препаратов от такового у детей с темповой доброкачественной задержкой. Большинство детей с органическим повреждением нервной системы (в раннем возрасте у них диагностируется задержка развития) в последующем отстают в формировании многих сфер – моторной, речевой, когнитивной, интеллектуальной, с парциальным или тотальным поражением высших психических функций. Главным “социализирующим” направлением реабилитации становится коррекция интеллектуальной недостаточности.

При повышении мышечного тонуса используются толлеризон, баклофен, тизанидин, ботулотоксин; при диффузной мышечной гипотонии – прозерин, оксазил, сангвиритрин, бендазол, при экстрапирамидных нарушениях – леводопа+карбидопа или леводопа+бензеразид, тригексифинидил.

При выраженных органических задержках развития у детей имеется достаточно стойкая резидуальная симптоматика. В большинстве случаев резидуальная вентрикуломегалия без признаков активной церебральной гипертензии является следствием отзвучавшего ранее процесса в виде нормотензивной (пассивной) гидроцефалии. Данное состояние редко требует проведения дегидратации: только при декомпенсации или при тяжелых интеркуррентных заболеваниях. У детей данной группы возможны различные пароксизмальные расстройства эпилептического или неэпилептического генеза. В большинстве случаев (при изменениях на ЭЭГ и МРТ головного мозга) рекомендуют антиконвульсанты различных классов на период от 6 до 12 месяцев (и более).

Самым прогностически сложным у детей является общее недоразвитие речи на фоне интеллектуальной недостаточности, во многом определяющее неблагоприятный прогноз дальнейшего развития. В связи с поражением именно этих сфер – речевой и интеллектуальной – препаратами выбора в данном случае становятся ноотропы.

Ноотропные препараты

Название группы препаратов, улучшающих когнитивные процесы, речь, умственную деятельность, – ноотропы – произошло от греческих слов “ноос”– мышление, разум и “тропос” – стремление, родство. Ноотропы опосредованно улучшают обменно-энергетические и интегративные процессы в мозге, улучшают когнитивные функции (память, внимание, восприятие, аналитико-синтетические процессы, психомоторную деятельность). Аналогично действуют и некоторые другие группы препаратов (вазоактивные, аминокислоты и др.), что позволяет всю группу лекарственных средств считать ноотрофами, т.е. формирующими новые трофические возможности для функционирования головного мозга.

К первой группе собственно ноотропов (нейрометаболиков, церебральных ноотрофов, “социализирующих” препаратов), оказывающих мультимодальное действие на мозг, относятся:

1. Пирацетам и его аналоги: апаган, брейнтоп, диапирам (пирацетам+диазепам), луцетам, ноотропил, нормабрейн, ойкамид, ороцетам (пирацетам+оротовая кислота), пирабене, пирамем, стамин, фезам (пирацетам+циннаризин), церебропан, церебрил, эувифор, эументал. Назначают в дозе 30–50 мг/кг в день, от 1 до 3–6 мес.

2. Пантогам (кальция гомопантотенат, гопатен, гопантенат). Назначают в дозе 0,75–4 г в день (курс от 1 до 6 мес).

3. Гамма-аминомасляная кислота (аминалон, апогамма, гаммалон, ГАБА, ганеврин, габаллон, ганнеурон, миелоген, энцефалон). Назначают в дозе 0,5–3 г в день курсом от 2–3 нед до 2–6 мес.

4. Пиритинол (пиридитол, церебол, энербол, энцефабол, биоцефалин, тонобрейн). Назначают в дозе 20–300 мг в день, в течение 1–2 мес.

5. Глицин (аминоуксусная кислота, гликокол). Назначают в дозе 0,1–2 г в день в течение 7–30 дней.

К группе ноотропов также относятся экстракты гинкго билоба, церебролизин, глютаминовая кислота, пикамилон, глиатилин. В дальнейшем, в связи с комплексным действием препаратов, возможен их повтор в классификации в зависимости от состава препарата и эффекта его действия.

Ко второй группе относятся аминокислоты: пирацетам, глютаминовая кислота, метионин, глицин, карнитин хлорид, Л-триптофан, когитум.

Третья группа – нейропептиды и гормональные препараты: семакс, церебролизин, префизон, L-тироксин.

Сосудистые средства, улучшающие церебральную гемоликвородинамику, микроциркуляцию, обладающие антигипоксическим действием (4-я группа) – актовегин, инстенон, ницерголин (сермион), пентоксифиллин, пикамилон, препараты барвинка, циннаризин (стугерон, вертизин), экстракты гинкго билоба.

5-я группа – препараты, содержащие Са, К, Mg, Р, – необходимы в комплексе реабилитации детей с поражением нервной системы различной степени тяжести: церебро-лецитин, глицерофосфат, фосфобион, липоцеребрин, фитин, пангамат кальция, пантотенат кальция, аспаркам, магнеВ6, оротат калия.

И к 6-ой группе можно отнести витамины, поливитамины, комплексы витаминов с минералами, а также биостимуляторы (алоэ, пангамат кальция, оротат калия, когитум, АТФ).

Мы предлагаем ряд принципов лечения ноотропами:

1. На курс лечения одновременно не назначать более 1–2 препаратов ноотропного действия.

2. Обязательно знание синонимов, аналогов и торговых названий лекарств, во избежание одномоментного назначения одного и того же средства.

3. Между повторными курсами ноотропов целесообразна пауза в 1–3 месяца, для проявления последействия и закрепления эффекта.

4. Назначение препарата проводится с постепенным увеличением дозы в течение 1–2 нед, приемом возрастного максимума в течение 3–12 нед и постепенным снижением дозы в течение 1–2 нед.

5. При гиперактивном поведении возможно использование корректоров поведения, анксиолитиков, седатиков.

6. При некупированных приступах возможно использование пантогама и глицина в качестве нейрометаболиков, ноотропов.

7. Прием ноотропов проводится в утренние и дневные часы.

8. Доза и длительность приема ноотропа прямо пропорциональны уровню и тяжести неврологического дефицита с учетом возраста и веса ребенка.

9. Целесообразно использование монотерапии адекватной дозой препарата (без ее занижения).

10. Индивидуализировать выбор пути введения препарата (предпочитая безинъекционные) – перорально, сублингвально, интраназально.

При комплексной реабилитации детей с задержкой (доброкачественной или специфической) нервно-психического развития наиболее ограничивающим симптомом для восстановительного лечения, (будь то массаж, ноотропы, физиопроцедуры и др.) являются судороги. В связи с этим таким детям необходимо достижение компенсации по судорогам и пароксизмальным реакциям, а затем использование всего спектра мер медико-социальной реабилитации.

www.rmj.ru

Музыка и нарушения нервно-психического развития — лекции на ПостНауке

Многие из когнитивных и перцептивных механизмов, затронутых при нарушениях нервно-психического развития, важны для восприятия музыки. У многих детей с такими нарушениями часто встречаются проблемы с теми аспектами восприятия и познания, которые могут повлиять на восприятие музыки. У них можно заметить проблемы с перцептивными навыками. При некоторых языковых нарушениях возникают трудности с различением «па» и «ба», из-за чего может быть сложно дифференцировать тоны в музыке. У некоторых детей есть проблемы с кратковременной или долговременной памятью, синтагматическими связями, извлечением структур из информации. Например, у детей с синдромом Вильямса есть проблемы с целостным восприятием. Можно предсказать, что оно важно для музыки, и у таких детей мы увидим нарушения в тех областях восприятия музыки, которые связаны с целостным восприятием.

При специфических расстройствах речи наблюдаются трудности с языком, и очень похожие проблемы мы видим и в музыке. Это соотносится с теориями о том, что для обработки речи и музыки мы используем одни и те же ресурсы. Существует важная модель американского исследователя Пателя, согласно которой мы обрабатываем синтаксис в музыке и языке с помощью одних и тех же нейронных и когнитивных ресурсов. Мы можем приложить эту теорию к случаям специфических расстройств речи. Проблемы, которые возникают при обработке синтаксиса, мы видим во время обработки музыкальной гармонии. Это лишь один пример того, как мы можем развивать теорию взаимовлияния музыки и нарушений развития.

Когда мы обрабатываем эмоции в речи и музыке, мы работаем с похожими психоакустическими сигналами. Мы можем исследовать детей, которые не очень хорошо воспринимают эмоции в голосе (у детей с нарушениями зрения такое встречается), и посмотреть, как они распознают их в музыке. Если обнаружится, что эмоции в музыке распознавать легче, чем в голосе, мы сможем использовать эти данные в терапии.

В последнее время становится все очевиднее, что у детей редко бывает одно нарушение нервно-психического развития. Если мы исследуем аутизм, мы видим много детей и с двигательными нарушениями: у них много проблем с развитием координации. Встречаются и другие сопутствующие расстройства, например языковые проблемы. У некоторых людей с аутизмом есть специфические расстройства речи.

У детей с нарушениями зрения и слуха часто довольно высокий уровень аутизма. Мы даже видим некоторых детей с синдромом Вильямса, соответствующих диагностическим критериям аутизма. У многих из них видна смешанная симптоматика. Сейчас обозначилась тенденция к тому, чтобы сравнивать нарушения развития друг с другом. Это поможет нам понять, какие факторы уникальны для каждого из расстройств, а какие — общие. Например, если мы посмотрим на специфическое расстройство речи и дислексию, мы увидим людей, у которых есть оба расстройства, но они могут проявляться и по отдельности, у них есть специфические характеристики.

Имеются достоверные данные о том, что музыкальная терапия очень полезна при аутизме. Рандомизированные исследования показывают, что она может помочь с фундаментальными нарушениями коммуникации. Кроме того, одно важное американское исследование показало, что музыку можно использовать для выявления речи у детей с аутизмом, которые не могут говорить. Она помогает уменьшить тревожность при некоторых нарушениях развития. Есть много способов использовать музыку: она может помочь нам с эмоциями, помочь почувствовать связь с другими людьми, когда возникают трудности в общении. Что касается составных компонентов музыки, их можно использовать для развития слухового восприятия. Это поможет, например, в распознавании фонем. Таким образом, занятия музыкой и умение более эффективно анализировать высоту звука распространяются на владение языком. Мы видим положительные эффекты для детей, имеющих трудности с речью.

postnauka.ru

Нервно-психическое здоровье детей, полезные статьи медицинской клиники Невро-Мед

Е.В. Шниткова, Е.М. Бурцев, А.Е. Новиков, М.С. Философова , Ивановская государственная медицинская академия

Представлены результаты соматического, неврологического и нейрофизиологического обследования 614 детей с рождения до 3 лет жизни со средней тяжестью гипоксически-ишемической энцефалопатии. Период гестации у 44,3% детей протекал с признаками фетоплацентарной недостаточности. У 83,7% матерей имелось нарушение родовой деятельности. Задержка нервно-психического развития (у 77,3% детей), отклонения в становлении ритмической активности на ЭЭГ (у 75%), признаки морфологической незрелости мозга (у 38,8%) свидетельствовали о снижении темпов постнатального нейроонтогенеза, что в сочетании с высокой частотой синдрома двигательных нарушений (73,3%) на первом году жизни и изменений мозгового кровотока (43,8%) служит предпосылкой к развитию психоневрологических заболеваний у детей раннего возраста и требует их ранней реабилитации.

Частота перинатальной патологии в общей популяции превышает 15-20% и продолжает расти [1]. Есть основания предполагать, что процент здоровых детей при рождении к 2015 году сократится до 15-20, а новорожденных с врожденными заболеваниями увеличится до 35. По данным ВОЗ, 20% детей страдают нервно-психическими расстройствами, которые в 65-80% случаев носят гипоксически-ишемический характер [2, 7].

В последнее десятилетие особое внимание уделяется вопросам управления здоровьем, реабилитации детей, испытавших отрицательное воздействие в антенатальном и раннем неонатальном периодах, которое повлияло на последующее становление нервной системы. Перинатальным повреждением ЦНС обусловлены многие индивидуальные особенности физической и интеллектуальной сфер развивающегося организма.

Цель нашего исследования - выявить особенности состояния здоровья и нервно-психического развития (НПР) детей раннего возраста, перенесших перинатальную гипоксию.

Под наблюдением с рождения до 3 лет жизни были 614 детей. Проводилось комплексное соматическое, неврологическое и нейрофизиологическое обследование.

Причинами перинатального поражения нервной системы и патологического течения беременности были гестозы - 11,7%, фетоплацентарная недостаточность - 44,29%, заболевания матери - соматические (анемия, хронический пиелонефрит, хронический тонзиллит, варикозное расширение вен, гипертоническая болезнь) - 38,25%, гинекологические (кольпит, эрозия шейки матки, эндометриоз) - 6,19%, венерические (сифилис, гонорея, трихомониаз) - 2,44%, острые респираторные - 15,96%, эндокринные (сахарный диабет, диффузное увеличение щитовидной железы, ожирение) - 4,23%, неврологические (церебральный арахноидит, эпилепсия, аномалии сосудов мозга) - 1,7% заболевания. Наблюдения в период родов: отмечались нарушение родовой деятельности (83,71%), обвитие пуповиной (6,18%), аномалия родов (4,6%), акушерские пособия (1,79%). Посредством операции кесарева сечения родились 29 (4,72%) детей.

Вредные привычки имелись у 23 (3,74%) матерей. Одинокие матери составили 7,32%. Нежеланными были 17 (2,77%) детей.

Гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) диагностирована у 595 (96,91%) детей, в сочетании с травмой - у 19 (3,09%). У 33 детей ГИЭ сочеталась с внутриутробной инфекцией (токсоплазмоз, герпес, цитомегаловирусная инфекция, сифилис). Преобладала средняя степень тяжести ГИЭ - 524 наблюдения (85,34%).

Наблюдения в остром периоде заболевания: доминировали синдромы угнетения (54,39%), гипертензивный (45,43%). Частота эпилептического синдрома составляла 2,9%.

В раннем восстановительном периоде в неврологическом статусе преобладали двигательные нарушения (73,28%) с мышечной гипотонией (69,54%), гипертонией (16,9%), дистонией (9,6%). Вегетативно-висцеральная дисфункция была у 20,85%, гипертензивный синдром - у 16,9%, гипертензивно-гидроцефальный - у 8,46%, церебрастенический - у 3,03% детей. Повреждение шейного отдела позвоночника в остром периоде ГИЭ, выявленное у 167 (27,2%) детей, характеризовалось ограничением поворота головы и приведения подбородка к груди, симптомами <короткой шеи>, <кукольной головы>, <падающей головы>, дистонией в мышцах рук. На спондилограммах у 10 (1,62%) детей выявлено смещение атланта, изменение соотношения нижележащих позвонков.

Неврологическая картина с первых дней жизни характеризовалась нарушением мышечного тонуса, снижением рефлексов автоматизма, их быстрым истощением. Чаще отсутствовали рефлексы опоры и шаговый или они реализовались с патологическими элементами: опора с поджатыми пальцами и на наружную поверхность стопы, шаговый - на согнутых в коленных суставах ногах с перекрестом, выполнялась первая фаза рефлекса Моро.

Генетическая программа НПР ребенка реализуется в условиях постоянной смены средовых факторов. Соответствующее биологическому НПР выявлено у 22,1% детей. Преобладала задержка НПР на 1 эпикризный срок (84,7%) по 1-2 (66,6%), реже 3-4 (33,4%) анализаторам. Значительным было число детей с задержкой НПР на 2 эпикризных срока (76%) по 1-2, 3-4 (23,6%) и более (14%) анализаторам, на 3 эпикризных срока (22%) по 1-2 (38,9%), 3-4 (11,1%) и более (50%) анализаторам. У 2,2% детей имелось отставание в развитии на 4-5 эпикризных срока по 1-2 (5,9%), 4 и более (91,4%) анализаторам.

Моторный коэффициент у 50% детей приближался к 50%, а у 25% был ниже, что представляло высокую степень риска формирования ограничения жизнедеятельности (инвалидность с детства) у 37 детей. Даже в условиях своевременной патогенетической терапии 69% детей не достигали биологического уровня НПР. Более того, частые соматические заболевания, появление эпилептических припадков углубляли имеющуюся задержку НПР. В лучшем случае отставание в развитии на один эпикризный срок в первом полугодии жизни удерживалось до конца года, но у 8,1% детей оно предшествовало дебюту фебрильных и аффективно-респираторных припадков. У 13% детей с месячного возраста отмечалась задержка НПР на 2 эпикризных срока, она заключалась в изменениях зрительных, слуховых, ориентировочных реакций, общих движений, низком эмоциональном профиле. Как показал анализ социальных факторов, отклонения в развитии ребенка усугубляются такими факторами, как неполная семья, асоциальный статус семьи, вредные привычки и молодой возраст матери.

Нарушения НПР взаимосвязаны с перенесенной ребенком хронической и сочетанной гипоксией. Прямая зависимость имеется и с клинической картиной ГИЭ. Так, при синдроме вегетативно-висцеральных нарушений задержка НПР составляет 1 эпикризный срок по 1-2 анализаторам, при гипертензивно-гидроцефальном и эпилептическом синдромах - 1-3 эпикризных срока более чем по 2 анализаторам. При формировании детского церебрального паралича (ДЦП) рано диагностируется задержка на 3-4 эпикризных срока по 5-7 анализаторам.

Проводившиеся в динамике нейросонографические исследования в остром периоде ГИЭ выявляли признаки ишемии мозга (50%) и внутричерепной гипертензии (20,9%). В соответствии с классификацией дилатации желудочков мозга, предложенной M. Levene [8], в 38,86% наблюдений диагностирована транзиторная дилатация желудочков, в 18,2% - персистирующая постгеморрагическая. Среди пороков развития мозга врожденная гидроцефалия составляла 1,1%, ее сочетание с микроцефалией - 0,9%. Парциальное транзиторное расширение боковых желудочков мозга, наблюдаемое, как правило, в области передних рогов и тел, визуализировалось в первую неделю жизни ребенка. У половины детей эти изменения исчезают к месячному возрасту, но они могут сохраняться и во втором полугодии жизни (4,11%). Окклюзионная гидроцефалия диагностирована у детей с внутриутробными инфекциями. Незрелость мозга, о чем свидетельствовали повышение эхогенности паренхимы и наличие полости прозрачной перегородки, сохранялась в раннем восстановительном периоде ГИЭ (22,9%).

Внутрижелудочковые кровоизлияния I-II степени обнаружены у 8,1% детей. Они часто сочетались с признаками незрелости мозга и регистрировались у недоношенных и доношенных, но незрелых детей. Внутрижелудочковые кровоизлияния II-III степени встретились у 2,2% детей. В 3,44% случаях выявлена перивентрикулярная лейкомаляция.

Показатели нейросонографии соответствовали тяжести состояния детей. Так, гипертензивные изменения определялись у детей с симптомами гипервозбудимости, транзиторная дилатация желудочков сочеталась с вегетативной лабильностью. Внутрижелудочковые кровоизлияния II-III степени проявлялись синдромом угнетения, мышечной дистонией, клоническими и сочетанными судорогами, изменением частоты сердечных сокращений и дыхания (вплоть до апноэ), нарушением микроциркуляции.

При визуальном и спектральном анализе ЭЭГ у 75% детей установлены различные варианты отклонений. Основное внимание уделялась возрастной периодичности появления ритмической активности, связанной с состоянием зрительного и двигательного анализаторов.

Становление - -ритмов у детей с ГИЭ легкойстепени задерживается относительно показателей у здоровых детей на 1-2 мес. При поражении ЦНС средней тяжести отмечаются диссоциация в появлении сенсорных ритмов, нарушение топики <роландической> составляющей 7 Гц в период привлеченного внимания. <Зрительный> -ритм не достигает по частоте возрастных значений к концу первого года жизни.

У детей с эпилептическим синдромом прослежена четкая связь дебюта и рецидива пароксизмов с критическими периодами электрогенеза мозга (4-5-й и 15-16-й месяцы жизни), что позволяет установить неизвестные ранее звенья патогенеза возрастных неврологических расстройств и стыкуется с подходом коррекционной реабилитации на интерсистемном уровне [5].

По данным реоэнцефалографии, имелись признаки затруднения венозного оттока из полости черепа (43,8% детей), что клинически проявлялось гипертензивно-гидроцефальным синдромом. У детей с натальной травмой шейного отдела позвоночника регистрировалось снижение объемного и пульсового кровенаполнения, эластичности сосудистой стенки артерий, повышение сосудистого сопротивления в вертебробазилярном бассейне. Преобладало повышение сосудистого тонуса в системе сонных артерий. Таким образом, патологический процесс, обусловленный перинатальной гипоксией ЦНС, после рождения ребенка продолжается, проявляясь различной симптоматикой - как неврологической, так и со стороны других органов и систем. Только у 22% детей уровень НПР соответствовал возрастным нормативам, но и они не могут быть отнесены к абсолютной норме и рассматриваются нами как 2-я группа здоровья. Отсроченность появления клинических признаков повреждения, волнообразность течения процесса объясняются не только мозаичностью созревания отдельных структур мозга, но и задержкой нейроонтогенеза с нарушением течения пластических структурных перестроек на всех уровнях. В первую очередь это касается детей, у которых антенатальный период протекал на фоне хронической гипоксии. Как показывают результаты ряда исследований [2-5], изменения в головном мозге становятся необратимыми и вряд ли могут быть полностью компенсированы. Они определены как дизонтогенетические и наиболее выражены у детей с ДЦП. В анализаторных системах мозга создается состояние <закрытости>, что способствует депривации и дальнейшему углублению нарушений [6].

Результаты проведенного исследования согласуются с прогнозами увеличения и утяжеления перинатальной патологии ЦНС. Выявление связей анте- и интранатальных отрицательных факторов с развивающейся патологией нервной системы должно способствовать развитию превентивного направления в акушерско-педиатрической службе, расширению возможностей медико-генетических консультаций и центров по планированию семьи. Диктуемое раннее патогенетическое лечение с коррекцией системных показателей, анализом микросоциальных факторов и консультацией детского психолога необходимо продолжать на протяжении первых 2 лет жизни ребенка.

Журнал неврологии и психиатрии N3-2000, стр.57-59

 

Литература

1. Баранов А.А. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации 1993. Здравоохр РФ 1995; 3-6.

2. Вельтищев Ю.Е. Состояние здоровья детей и общая стратегия профилактики болезней. Альманах <Исцеление>. Под ред. И.А. Скворцова. М: Тривола 1995; 2: 13-37.

3. Кочетов А.М., Зиновьев А.С., Стольный В.Н., Наконечная Н.М. Структурные основы дезинтеграции вегетативных функций при гипоксии новорожденных. Структурно-функциональные основы интегративной деятельности мозга: Сб. научн. статей. М 1988; 130-132.

4. Петрухин А.С. Перинатальная неврология. Педиатрия 1997; 5: 36-38.

5. Скворцов И.А. Нейроонтогенетические аспекты детской неврологической инвалидности и новые подходы к терапии. Альманах <Исцеление>. Под ред. И.А. Скворцова. М: Тривола 1993; 11-24.

6. Шимко И.А. Влияние двигательной депривации в раннем онтогенезе на вызванные потенциалы сенсомоторной и зрительной коры мозга у крыс. Журн высш нервн деят 1984; 34: 124-126.

7. Якунин Ю.А., Ямпольская Э.И. Пренатальные и перинатальные поражения центральной нервной системы. Клиническая нев-ропатология детского возраста. Под ред. М.Б. Цукер. М: Меди-цина 1986; 223-255.

8. Levene M.J. Meassurement of the growth of the lateral ventricles in preterm infants with real-time ultrasount. Arch Dis Child 1981; 56: 900-904.

Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова

www.nevromed.ru

Натальные шейно–спондилогенные поражения (к оценке лечения задержки нервно–психического развития) | Утаганова Г.Х., Джурабекова А.Т., Мавлянова З.Ф.


Для цитирования: Утаганова Г.Х., Джурабекова А.Т., Мавлянова З.Ф. Натальные шейно–спондилогенные поражения (к оценке лечения задержки нервно–психического развития) // РМЖ. 2009. №15. С. 956

Натальная травма шейного отдела позвоночника нередко приводит к развитию дисфункции головного мозга на ранних этапах адаптации новорожденных и является причиной двигательных расстройств и последующей инвалидизации детей. Ее удельный вес в структуре перинатальной заболеваемости составляет 8–12% [Бочкова Л.Г, Носова О.М., 2007].

С другой стороны, в последние годы отмечается тенденция к увеличению числа детей с отклонениями в психоречевом развитии, в том числе с отдаленными последствиями перинатального поражения центральной нервной системы (ЦНС). Нервно–психическое развитие (НПР) во многом определяется состоянием здоровья родителей, особенностями беременности и родов у матери [Безруких М.М., Фарбер Д.А., 2000]. Среди детей, перенесших поражения ЦНС в перинатальном периоде, только 25,5% здоровы, 74,5% детей имеют различные отклонения НПР. Возникающие в перинатальном периоде нарушения ЦНС в виде задержки НПР и предречевого развития у детей различной степени выраженности могут способствовать формированию стойкого органического неврологического дефицита, приводящего к тяжелым последствиям [Fridn J., 2003]. Контроль за процессом становления основных параметров НПР ребенка позволяет получить объективную информацию по прогнозу задолго до появления специфической симптоматики, что определяет ранние сроки начала комплекса лечебных и реабилитационных мероприятий [Ходжаева Г.Т, 1996; Шамансуров Ш.Ш., 2002].
Цель исследования – оценить эффективность вклю­чения различных нейропротекторов в комплексную терапию детей с задержкой НПР вследствие родовой травмы шейного отдела позвоночника.
В ходе исследования изучено 90 новорожденных, начиная с момента рождения. При проведении обследования, кроме общеклинических методов, использовались такие методики, как рентгенография шейного отдела позвоночника, электроэнцефалография (ЭЭГ). Регистрацию ЭЭГ осуществляли на 16– или 22–канальном электроэнцефалографе Galileo Planet 200 «ESAOTE Biomedica» (1998 г.).
Оценка НПР проводилась по шкалам количественной оценки возрастного развития детей первого года жизни Л.Т. Журбы и Е.М. Мастюковой (1981). Опти­маль­ная оценка по шкале возрастного развития соответствовала 30 баллов. Оценка 27–29 баллов на одном возрастном этапе расценивалась как вариант возрастной нормы. При оценке 23–26 баллов детей относили к группе безусловного риска. Оценка 13–22 балла явно свидетельствовала о задержке развития. Группу детей с оценкой ниже 13 баллов составляли больные с тяжелой об­щей задержкой развития в результате возможного органического поражения ЦНС.
Для проведения сравнительной оценки действия препаратов дети были сгруппированы по характеру проводимой терапии. Обследуемые дети в зависимости от используемого варианта терапии были разделены на 3 группы. Первая группа (I) состояла из 30 детей, которые получали комплексную терапию с включением Кортек­сина в возрастной дозировке. Вторую подгруппу (II) составили 30 детей, получавших пирацетам, третью (III) – 30 детей, получавших энцефабол. Помимо предложенного варианта терапии всем больным проводили базисное лечение.
Для лечения детей с задержкой НПР часто используется энцефабол, повышающий патологически сниженный метаболизм в головном мозге, улучшающий холинэргическую передачу между клетками нервной ткани. Способствуя стабилизации структуры клеточной мембраны, предотвращает этим образование свободных радикалов. Влияет на реологические свойства крови, повышает пластичность эритроцитов, что приводит к снижению вязкости крови и улучшению кровотока. Улучшая кровообращение в ишемизированных участках мозга, увеличивает их снабжение кислородом. Энцефабол назначался по 1 мл суспензии новорожденным с 3–го дня жизни в течение месяца. Затем дозу увеличивали на 1 мл каждую неделю, до тех пор, пока суточная доза не достигала 5 мл (1 чайная ложка), либо по 10–20 кап. на 1 кг массы тела повторными курсами.
В нейропедиатрической практике не менее широко используется Кортексин. Кортексин – препарат пептидной структуры, содержащий комплекс аминокислот и полипептидов, сбалансированный витаминный и минеральный состав из коры головного мозга телят (свиней), обладающий тканеспецифическим действием. Препа­рат свободно проникает через гематоэнцефалический барьер, что обусловливает его высокую эффективность при небольшой фармакологической нагрузке.
С целью наиболее точной оценки эффективности лечения использованы таблицы Л.Т. Журбы. Как видно из таблицы 1, у детей 1–й группы средний балл до лечения составлял 14,97±2,2. После лечения Кортексином средний балл возрос до 20,4±2,93, т.е. на 5,43. Положи­тель­ное влияние этого препарата сопровождалось улучшением моторики, коммуникабельности, сенсорных и голосовых реакций. После повторного курса терапии средний балл вырос на 2,43, составляя до лечения 23,67±1,47, а после лечения 26,1±0,98 баллов. В возрасте 1 мес. итоговая оценка НПР в 1–й группе выявила у 80% явную задержку, а в 20% случаев – грубую задержку НПР. После повторных курсов терапии Кортек­сином итоговая оценка показала, что у 26 (86,67%) детей исчезли симптомы задержки НПР, а у 4 (13,33%) они значительно уменьшились, что позволило их отнести к группе риска.
У больных 2–й группы, получавших пирацетам, средний балл до лечения составлял 15,03±2,93. На фоне терапии пирацетамом возрос до 19,8±2,44, т.е. на 4,77 балла. До повторного курса лечения пирацетамом суммарный балл составлял 22,5±2,2, после лечения – 24,3±1,71 (с разницей 1,8 балла). В 90% случаев до лечения выявлена явная, а в 6,67% – грубая задержка развития. После проведенного курса терапии симптомы задержки НПР исчезли у 50% детей, 43,33% детей в возрасте 1 года составляли группу риска, у 6,67% детей явная задержка НПР сохранялась.
У детей 3–й группы средний балл после первого курса возрос на 5,76, после повторного – на 1,97. Симптомы задержки НПР исчезли у 16 (53,33%) детей, 11 (36,67%) обследованных к окончанию 1 года составляли группу риска по развитию задержки, а у 10% диагностирована явная задержка НПР (табл. 1).
Изучение состояния биоэлектрической активности коры мозга у больных с последствиями перинатального поражения ЦНС вследствие родовой травмы шейного отдела позвоночника позволяет оценить эффективность лечения различными нейропротекторами. Этот факт представляет интерес потому, что именно глубинно–стволовые нарушения, выявляемые на ЭЭГ, приводят к задержке формирования позотонических рефлексов, появлению дистонических атак, формированию патологической постуральной активности, которая начинает выявляться к концу периода новорожденности и с возрастом при отсутствии адекватной терапии прогрессирует. Согласно результатам ЭЭГ–исследования, до лечения в 3–4 мес. лишь у 4 (4,94%) больных были показатели нормы. Как следует из таблицы 2, в 1–й группе до лечения Кортексином преобладали изменения ЭЭГ в виде билатерально–синхронных комплексов (заинтересованность срединных и каудальных стволовых структур) и задержки коркового электрогенеза на 1,5–2 Гц с почти полным отсутствием колебаний a–диапа­зо­на, недостатком высокочастотных

www.rmj.ru

Задержки развития речи у детей: причины, диагностика и лечение | Заваденко Н.Н., Суворинова Н.Ю.

Статья посвящена причинам, диагностике и лечению задержки развития речи у детей

Задержки развития речи у детей: причины, диагностика и лечениеДля цитирования. Заваденко Н.Н., Суворинова Н.Ю. Задержки развития речи у детей: причины, диагностика и лечение // РМЖ. 2016. № 6. С. 362–366.

     Под задержками речевого развития обычно понимают отставание в формировании речи от возрастных нормативов у детей в возрасте до 3–4-х лет. Между тем данная формулировка подразумевает широкий круг расстройств развития речи, имеющих разные причины.
     Определяющим для формирования речи является период от первого года жизни до 3–5-х лет. В это время интенсивно развиваются мозг и его функции. Любые нарушения в развитии речи – повод для безотлагательного обращения к специалистам – врачу (педиатру, детскому неврологу, ЛОР-врачу, детскому психиатру), логопеду, психологу. Это тем более важно, что именно в первые годы жизни отклонения в развитии мозговых функций, в т. ч. речи, лучше всего поддаются коррекции.
     Речь и ее функции. Речь – особая и наиболее совершенная форма общения, присущая только человеку. В процессе речевого общения (коммуникации) люди обмениваются мыслями и взаимодействуют друг с другом. Речь – важное средство связи между ребенком и окружающим миром. Коммуникативная функция речи способствует развитию навыков общения со сверстниками, развивает возможность совместной игры, что имеет неоценимое значение для формирования адекватного поведения, эмоционально-волевой сферы и личности ребенка. Познавательная функция речи тесно связана с коммуникативной. Регулирующая функция речи формируется уже на ранних этапах развития ребенка. Однако истинным регулятором деятельности и поведения ребенка слово взрослого становится только к 4–5-м годам, когда у ребенка уже значительно развита смысловая сторона речи. Формирование регулирующей функции речи тесно связано с развитием внутренней речи, целенаправленным поведением, способностью к программированной интеллектуальной деятельности.
     Нарушения развития речи сказываются на общем формировании личности детей, их интеллектуальном росте и поведении, затрудняют обучение и общение с окружающими [1, 2].
     Формы нарушений развития речи. Специфические расстройства развития речи включают такие нарушения, при которых нормальное речевое развитие страдает на ранних этапах. По классификации МКБ-10 [3] к ним относятся расстройства развития экспрессивной речи (F80.1) и рецептивной речи (F80.2). При этом нарушения проявляются без предшествовавшего периода нормального развития речи. Специфические расстройства развития речи – наиболее широко распространенные нарушения нервно-психического развития, частота их встречаемости в детской популяции составляет 5–10% [1, 4].
     Алалия (по современным международным классификациям – «дисфазия» или «дисфазия развития») – системное недоразвитие речи, в его основе лежит недостаточный уровень развития речевых центров коры больших полушарий головного мозга, который может быть врожденным или приобретенным на ранних этапах онтогенеза, в доречевом периоде. При этом в первую очередь у детей страдает способность говорить, экспрессивная речь характеризуется значительными отклонениями, тогда как понимание речи может варьировать, но, по определению, развито значительно лучше [2]. Наиболее часто встречающиеся варианты (экспрессивное и смешанное экспрессивно-рецептивное расстройства) проявляются значительным запаздыванием развития экспрессивной речи по сравнению с развитием понимания. В связи с затруднениями организации речевых движений и их координации самостоятельная речь долго не развивается либо остается на уровне отдельных звуков и слов. Речь замедленна, бедна, словарный запас ограничен. В речи много оговорок (парафазий), перестановок, персевераций. Взрослея, дети понимают эти ошибки, пытаются их исправлять.
     В современной литературе применяются оба термина – «специфические расстройства развития речи» и «дисфазия развития», – при этом они относятся к одной и той же группе пациентов детского возраста. Но «дисфазия развития» считается более точной формулировкой диагноза, поскольку данный термин отражает как неврологический, так и эволюционно-возрастной аспект данного расстройства [2, 5].
     Полная или частичная утрата речи, обусловленная локальными поражениями речевых зон коры головного мозга, называется афазией. Афазия – распад уже сформированных речевых функций, поэтому такой диагноз ставят только после 3–4-х лет. При афазиях наблюдается полная или частичная утрата способности говорить либо понимать чужую речь.
     Дизартрии – нарушение звукопроизносительной стороны речи в результате нарушения иннервации речевой мускулатуры. В зависимости от локализации поражения в центральной нервной системе (ЦНС) выделяется несколько вариантов дизартрий: псевдобульбарная, бульбарная, подкорковая, мозжечковая.
     В зависимости от ведущих нарушений, лежащих в основе речевых расстройств у детей, Л.О. Бадалян [6] предложил следующую их клиническую классификацию.
I. Речевые расстройства, связанные с органическим поражением ЦНС. В зависимости от уровня поражения они делятся на следующие формы:
1. Афазии – распад всех компонентов речи в результате поражения корковых речевых зон.
2. Алалии – системное недоразвитие речи в результате поражения корковых речевых зон в доречевом периоде.
3. Дизартрии – нарушение звукопроизносительной стороны речи в результате нарушения иннервации речевой мускулатуры. В зависимости от локализации поражения выделяют несколько вариантов дизартрий.
II. Речевые нарушения, связанные с функциональными изменениями ЦНС (заикание, мутизм и сурдомутизм).
III. Речевые нарушения, связанные с дефектами строения артикуляционного аппарата (механические дислалии, ринолалия).
IV. Задержки речевого развития различного происхождения (при недоношенности, тяжелых заболеваниях внутренних органов, педагогической запущенности и т. д.).
     В отечественной психолого-педагогической классификации [7] алалия (дисфазия) наряду с другими клиническими формами отставания развития речи у детей рассматривается с позиций общего недоразвития речи (ОНР). Эта классификация построена на принципе «от частного к общему». ОНР неоднородно по механизмам развития и может наблюдаться при различных формах нарушений устной речи (алалии, дизартрии и др.). В качестве общих признаков отмечаются позднее начало развития речи, скудный словарный запас, аграмматизмы, дефекты произношения, дефекты фонемообразования [7]. Недоразвитие может быть выражено в разной степени: от отсутствия речи или лепетного ее состояния до развернутой речи, но с элементами фонетического и лексико-грамматического недоразвития.
     Три уровня ОНР различаются следующим образом: 1-й – отсутствие общеупотребительной речи («безречевые дети»), 2-й – начатки общеупотребительной речи и 3-й – развернутая речь с элементами недоразвития во всей речевой системе. Разработка представлений об ОНР ориентирована на создание методов коррекции для групп детей со сходными проявлениями различных форм речевых расстройств. В концепции ОНР находит отражение тесная взаимосвязь всех компонентов речи в ходе ее аномального развития, но вместе с тем подчеркивается возможность преодоления этого отставания, перехода на качественно более высокие уровни речевого развития.
     Однако первичные механизмы ОНР не могут быть выяснены без проведения неврологического обследования, одной из важных задач которого является определение локализации поражения в нервной системе, т. е. постановка топического диагноза. Одновременно диагностика направлена на выявление основных нарушенных звеньев в ходе развития и реализации речевых процессов, на основании чего определяется форма речевых расстройств. Не вызывает сомнения то, что при использовании клинической классификации нарушений развития речи у детей значительная часть случаев ОНР оказываются связаны с дисфазией развития (алалией).
     Для нормального развития речи необходимо, чтобы головной мозг и особенно кора его больших полушарий, достиг определенной зрелости, был сформирован артикуляционный аппарат, сохранен слух. Еще одно непременное условие – полноценное речевое окружение с первых дней жизни ребенка.
     Причинами отставания в развитии речи могут быть патология течения беременности и родов, нарушения функций артикуляционного аппарата, поражение органа слуха, общее отставание в психическом развитии ребенка, влияние наследственности и неблагоприятных социальных факторов (недостаточное общение и воспитание). Трудности в освоении речи характерны также для детей с признаками отставания в физическом развитии, перенесших в раннем возрасте тяжелые заболевания, ослабленных, получающих неполноценное питание.
     Нарушения слуха представляют собой наиболее распространенную причину изолированной задержки речевого развития [8]. Известно, что даже умеренно выраженное и постепенно развивающееся снижение слуха может привести к отставанию в развитии речи. Среди признаков снижения слуха у малыша – отсутствие реакции на звуковые сигналы, неспособность имитировать звуки, а у ребенка постарше – избыточное использование жестов и пристальное наблюдение за движениями губ говорящих людей. Однако оценка слуха на основе изучения поведенческих реакций недостаточна и носит субъективный характер. Поэтому при подозрении на частичную или полную потерю слуха у ребенка с изолированной задержкой развития речи необходимо провести аудиологическое исследование. Надежные результаты дает также метод регистрации слуховых вызванных потенциалов. Чем раньше будут обнаружены дефекты слуха, тем быстрее можно будет начать соответствующую коррекционную работу с малышом или снабдить его слуховым аппаратом. 
     Причинами задержки развития речи у ребенка могут быть аутизм или общее отставание в психическом развитии, для которого характерно равномерное неполное формирование всех высших психических функций и интеллектуальных способностей. Для уточнения диагноза проводится углубленное обследование детским психоневрологом [9]. 
     С другой стороны, необходимо различать темповую задержку развития речи, обусловленную дефицитом стимуляции речевого развития под влиянием неблагоприятных социальных факторов (недостаточного общения и воспитания). Речь ребенка не является врожденной способностью, она формируется под влиянием речи взрослых и в огромной степени зависит от достаточной речевой практики, нормального речевого окружения, от воспитания и обучения, которые начинаются с первых дней жизни ребенка. Социальное окружение стимулирует речевое развитие, представляет образец речи. Известно, что в семьях со скудными речевыми побуждениями дети начинают говорить поздно и говорят мало. Отставание в речевом развитии может сопровождаться и общей недостаточной развитостью, в то время как природные интеллектуальные и речевые способности у этих детей соответствуют норме.
     Нейробиологические факторы в патогенезе расстройств развития речи. Перинатальная патология ЦНС играет значительную роль в формировании речевых нарушений у детей. Это обусловлено тем, что именно в перинатальном периоде происходят наиболее важные события, оказывающие прямое и опосредованное влияние на процессы структурной и функциональной организации ЦНС. Учитывая это, целесообразно выделять группы риска по нарушениям психоречевого развития уже на 1-м году жизни [10]. В группу высокого риска должны быть отнесены дети, у которых в первые 3 мес. жизни в результате обследования выявлены структурные изменения со стороны ЦНС, недоношенные (особенно с экстремально низкой массой тела), дети с нарушениями анализаторов (слухового и зрительного), недостаточностью функций черепных нервов (в частности V, VII, IX, X, XII), дети с задержкой редукции безусловных автоматизмов, длительно сохраняющимися нарушениями мышечного тонуса [10].
     У недоношенных новорожденных, особенно с малым сроком гестации, важный период развития ЦНС (межнейрональная организация и интенсивная миелинизация) происходит не внутриутробно, а в сложных условиях постнатальной адаптации. Продолжительность этого периода может варьировать от 2–3-х нед. до 2–3-х мес., причем этот период часто сопровождается развитием различных инфекционных и соматических осложнений, что служит дополнительным фактором, обусловливающим нарушения психомоторного и речевого развития у незрелых и недоношенных детей. Негативную роль играет одно из основных последствий недоношенности – нарушение слуха [10]. Как показали исследования, приблизительно у половины глубоко недоношенных детей наблюдается задержка речевого развития, а в школьном возрасте – трудности обучения, проблемы с чтением и письмом, концентрацией внимания и контролем поведения [11].
     В последние годы также подтверждена роль генетических факторов в формировании нарушений развития речи [10].
     Развитие речевых навыков в норме. Для своевременной и точной диагностики речевых нарушений у детей необходимо учитывать закономерности нормального речевого развития. Первые слова дети произносят к концу первого года жизни, но тренировать свой речевой аппарат они начинают значительно раньше, с первых месяцев жизни, поэтому возраст до одного года является подготовительным периодом в развитии речи. Последовательность в развитии предречевых реакций показана в таблице 1.

362-1.png

     Итак, на первом году жизни у ребенка происходит подготовка речевого аппарата к произношению звуков. Гуление, «свирель», лепет, модулированный лепет являются для малыша своеобразной игрой и доставляют ребенку удовольствие, на протяжении многих минут он может повторять один и тот же звук, тренируясь подобным образом в артикуляции звуков речи. Одновременно происходит активное формирование понимания речи.
     Важным показателем развития речи до полутора-двух лет является не столько собственно произношение, сколько понимание обращенной речи (рецептивная речь). Ребенок должен внимательно и с интересом слушать взрослых, хорошо понимать обращенную к нему речь, узнавать названия многих предметов и картинок, выполнять простые бытовые просьбы-инструкции. На втором году жизни слова и звукосочетания уже становятся средством речевого общения, т. е. формируется экспрессивная речь.
     Основные показатели нормального развития речи от 1 года до 4-х лет:
• Появление ясной, осмысленной речи (слов) – 9–18 мес.
• Сначала (до полутора лет) ребенок в основном учится понимать речь, а с 1,5–2 лет у него быстро развивается активная речь, растет словарный запас. Количество слов, которые малыш понимает (пассивный словарь), пока больше количества слов, которые он может произнести (активный словарь).
• Появление фраз из 2-х слов – 1,5–2 года, из 3-х слов – 2–2,5 года, из 4-х и более слов – 3–4 года.
• Объем активного словаря:
– к 1,5 годам дети произносят 5–20 слов, 
– 2-м годам – до 150–300 слов, 
– 3-м годам – до 800–1000 слов, 
– 4-м годам – до 2000 слов.
     Ранние признаки неблагополучия в формировании речи. Беспокойство должны вызывать дети, которые не пытаются говорить в 2–2,5 года. Однако определенные предпосылки для неблагополучия в речевом развитии родители могут заметить и раньше. На первом году жизни должны настораживать отсутствие или слабая выраженность в соответствующие сроки гуления, лепета, первых слов, реакции на речь взрослых и интереса к ней; в один год – ребенок не понимает часто употребляемых слов и не имитирует звуки речи, не реагирует на обращенную к нему речь, а для привлечения внимания к себе прибегает только к плачу; на втором году – отсутствие интереса к речевой активности, пополнения пассивного и активного словаря, появления фраз, неспособность понять простейшие вопросы и показать изображение на картинке.
     На 3–4-м годах жизни высокую настороженность должны вызывать признаки неблагополучного формирования речи в сравнении с нормальными характеристиками ее развития, которые приводятся в таблице 2.
    Отсутствие помощи в раннем возрасте детям с недоразвитием речи приводит к формированию целого ряда последствий: нарушения общения и обусловленные ими трудности адаптации в детском коллективе и контактах с другими людьми, незрелости в эмоциональной сфере и поведении, недостаточной познавательной активности. Это подтверждают данные проведенного нами исследования с целью оценки показателей возрастного развития детей с дисфазией [12].
    Обследованы 120 пациентов в возрасте от 3-х до 4,5 лет (89 мальчиков и 31 девочка) с дисфазией развития – расстройством развития экспрессивной речи (F80.1 по МКБ-10 [3]) и картиной ОНР 1–2-го уровня по психолого-педагогической классификации [7]. Из изучаемой группы исключались дети, у которых отставание в развитии речи обусловливалось снижением слуха, умственной отсталостью, аутизмом, тяжелой соматической патологией, неполноценным питанием, а также влиянием неблагоприятных социальных факторов (недостаточным общением и воспитанием).
     Исследование показателей возрастного развития осуществлялось нами с помощью методики Developmental Profile 3 (DP-3) [13] по пяти сферам: двигательные навыки, адаптивное поведение, социально-эмоциональная сфера, познавательная сфера, речь и коммуникативные способности.
     Применялась форма для структурированного опроса, проводимого специалистом с родителями. На основании полученных данных определялось, какому возрасту соответствует развитие ребенка по каждой из сфер и на какой возрастной интервал у него имеется отставание от нормальных показателей для его календарного возраста.
     При исследовании анамнеза многие родители указывали, что уже в раннем возрасте обращали внимание на отсутствие или ограничение лепета у детей. Родители отмечали молчаливость, подчеркивали, что ребенок все понимает, но не желает говорить. Вместо речи развивались мимика и жестикуляция, которыми дети пользовались избирательно в эмоционально окрашенных ситуациях. Первые слова и фразы появлялись поздно. Родители при этом отмечали, что, кроме отставания в речи, в целом дети развиваются нормально. Дети имели скудный активный словарь, пользовались лепетными словами, звукоподражанием и звуковыми комплексами. В речи отмечалось много оговорок, на которые дети обращали внимание и пытались исправлять ошибочно сказанное. На момент обследования объем активного словаря (запас произносимых слов) у детей с ОНР 1-го уровня не превышал 15–20 слов, а с ОНР 2-го уровня – 20–50 слов.
     В таблице 3 представлены результаты обследования, показывающие, на какой возрастной интервал имелось отставание от нормальных показателей в трех группах детей с дисфазией развития, разделенных по возрасту: (1) от 3 лет 0 мес. до 3 лет 5 мес.; (2) от 3 лет 6 мес. до 3 лет 11 мес.; (3) от 4 лет 0 мес. до 4 лет 5 мес. 

362-2.png

     Закономерным представляется то, что наиболее значительным было отставание в формировании речи и коммуникативных способностей, но при этом степень данного отставания увеличивалась – от 17,3±0,4 мес. в 1-й группе до 21,2±0,8 во 2-й и 27,3±0,5 мес. в 3-й группе. Наряду с увеличением выраженности отличий от здоровых сверстников в речевом развитии, отставание во всех остальных сферах не только сохранялось, но и увеличивалось с каждым полугодовым возрастным периодом. Это свидетельствует, с одной стороны, о значительном влиянии речи на другие сферы развития ребенка, а с другой – о тесной взаимосвязи и неразрывности различных аспектов индивидуального развития.
     Основными направлениями комплексной терапии при дисфазии развития у детей являются: логопедическая работа, психолого-педагогические коррекционные мероприятия, психотерапевтическая помощь ребенку и его семье, медикаментозное лечение. Поскольку дисфазия развития представляет собой сложную медико-психолого-педагогическую проблему, особое значение при организации помощи таким детям приобретают комплексность воздействия и преемственность работы с детьми специалистов различного профиля.
     Логопедическая помощь строится на основе онтогенетического принципа, с учетом закономерностей и последовательности формирования речи у детей. Кроме того, она носит индивидуальный, дифференцированный характер в зависимости от ряда факторов: ведущих механизмов и симптомов речевых нарушений, структуры речевого дефекта, возрастных и индивидуальных особенностей ребенка. Логопедические и психолого-педагогические коррекционные мероприятия представляют собой целенаправленный, сложно организованный процесс, который осуществляется длительно и систематически. При этих условиях коррекционная работа дает большинству детей с дисфазией развития средства, достаточные для речевого общения. 
     Наиболее полной коррекции нарушений развития речи способствует своевременное применение препаратов ноотропного ряда. Их назначение оправдано, исходя из основных эффектов этой группы лекарственных средств: ноотропного, стимулирующего, нейротрофического, нейрометаболического, нейропротективного. Одним их таких лекарственных средств является ацетиламиноянтарная кислота (Когитум). 
     Когитум – адаптогенное и общетонизирующее средство, нормализующее процессы нервной регуляции, обладающее иммуностимулирующей активностью. Когитум содержит ацетиламиноянтарную кислоту (в форме двукалиевой соли ацетиламиносукцината) – синтетический аналог аспарагиновой кислоты – заменимой аминокислоты, содержащейся преимущественно в тканях ЦНС.
     Для педиатров и детских неврологов имеют значение такие свойства аспарагиновой кислоты, как участие в синтезе ДНК и РНК, влияние на повышение физической активности и выносливости, нормализацию баланса между процессами возбуждения и торможения в ЦНС, иммуномодулирующее действие (ускорение процессов антителообразования) [14]. Аспарагиновая кислота участвует в ряде метаболических процессов, в частности регулирует углеводный обмен за счет стимуляции трансформации углеводов в глюкозу и последующего создания запасов гликогена; наряду с глицином и глутаминовой кислотой аспарагиновая кислота служит нейромедиатором в ЦНС, стабилизирует процессы нервной регуляции и обладает психостимулирующей активностью [14]. В нейропедиатрической практике препарат применяется на протяжении многих лет по таким показаниям, как задержка психомоторного и речевого развития, последствия перинатальных поражений ЦНС, нейроинфекций и черепно-мозговых травм, церебрастенический и астено-невротический синдромы.
     Форма выпуска. Раствор для приема внутрь в ампулах по 10 мл. 1 мл препарата содержит 25 мг ацетил-аминоянтарной (аспарагиновой) кислоты, а 1 ампула (10 мл) – 250 мг. В состав препарата входят: фруктоза (левулоза) – 1,0 г, метиловый парагидроксибензоат (метил-n-гидроксибензоат) – 0,015 г, ароматические вещества (банановый аромат) – 0,007 г, дистиллированная вода – до 10 мл на 1 ампулу. Препарат не содержит кристаллического сахара или его синтетических заменителей, поэтому не противопоказан при сахарном диабете.
     Режимы дозирования. Препарат дается внутрь в неразведенном виде или с небольшим количеством жидкости. Для детей в возрасте 7–10 лет рекомендован прием внутрь 1 ампулы (250 мг) в утренние часы, детям старше 10 лет – 1–2 ампул (250–500 мг) утром. Для пациентов от 1 года до 7 лет доза определяется врачом индивидуально [14]. По нашему опыту, детям до 7 лет предпочтительно назначать по 5 мл (1/2 ампулы) 1 или 2 раза в день. Продолжительность курса лечения обычно составляет 2–4 нед. При однократном приеме препарат назначается в утренние часы, при двукратном – второй прием не позднее 16–17 ч. Перед назначением Когитума необходимо получить письменное информированное согласие родителей/законных представителей на лечение ребенка ацетиламиноянтарной кислотой, с указанием, что они ознакомлены с показаниями, противопоказаниями и побочными эффектами и не возражают против назначения препарата ребенку.
     Побочные действия. Хотя реакции повышенной чувствительности (аллергические реакции) к отдельным компонентам препарата возможны, они отмечаются редко. О передозировках препарата в литературе не сообщается.
     При необходимости детям с задержками в развитии речи могут назначаться повторные курсы лечения препаратами ноотропного ряда. В ходе открытого контролированного исследования подтверждена клиническая эффективность при дисфазии развития у детей в возрасте от 3-х лет до 4-х лет 11 мес. двухмесячных терапевтических курсов гопантеновой кислоты, пиритинола и препарата, содержащего комплекс пептидов, полученных из головного мозга свиньи [15]. Для объективной оценки эффективности проводимой терапии родителям рекомендуется вести наблюдения за ростом словарного запаса, улучшением произношения звуков и слов, появлением новых фраз в речи ребенка. Результаты этих наблюдений целесообразно фиксировать в форме специальных дневниковых записей, которые будут обсуждаться со специалистами во время повторных визитов к ним. Постоянный контакт со специалистами (врачом и логопедом), проведение консультаций в динамике – важное условие успешности осуществляемого лечения.

www.rmj.ru

Резидуально-органическое поражение ЦНС: причины и последствия

ЦНС – это главный регулятор работы всего организма. Ведь в корковых структурах мозга имеются отделы, отвечающие за функционирование каждой системы. Благодаря ЦНС обеспечивается нормальная работа всех внутренних органов, регуляция выделения гормонов, психоэмоциональное равновесие. Под воздействием неблагоприятных факторов происходят органические повреждения структуры головного мозга. Зачастую патологии развиваются на первом году жизни ребенка, но могут диагностироваться и у взрослого населения. Невзирая на то, что ЦНС непосредственно связана с органами благодаря нервным отросткам (аксонам), поражение коры опасно из-за развития тяжёлых последствий даже при нормальном состоянии всех функциональных систем. К лечению заболеваний головного мозга нужно приступить как можно раньше, в большинстве случаев оно проводится длительно - на протяжении нескольких месяцев или лет.

резидуально органическое поражение цнс

Описание резидуально-органического поражения ЦНС

Как известно, ЦНС представляет собой слаженную систему, в которой каждое из звеньев выполняет важную функцию. Вследствие чего поражение даже малого участка мозга может привести к нарушению в работе организма. В последние годы повреждение нервной ткани всё чаще наблюдается у пациентов детского возраста. В большей степени это касается только родившихся малышей. В подобных ситуациях выставляется диагноз "резидуально-органическое поражение ЦНС у детей". Что это такое и поддаётся ли данное заболевание лечению? Ответы на данные вопросы беспокоят каждого родителя. Стоит иметь в виду, что подобный диагноз представляет собой собирательное понятие, в которое может входить множество различных патологий. Подбор терапевтических мероприятий и их эффективность зависят от распространённости повреждения и общего состояния пациента. Иногда резидуально-органическое поражение ЦНС встречается у взрослых. Зачастую патология возникает вследствие перенесенных травм, воспалительных заболеваний, интоксикации. Понятие «резидуально-органическое поражение ЦНС» подразумевает какие-либо остаточные явления после повреждения нервных структур. Прогноз, а также последствия при подобной патологии зависят от того, насколько сильно нарушена функция головного мозга. Помимо этого, огромное значение придается топическому диагнозу и выявлению места повреждения. Ведь каждая из структур мозга должна выполнять определенные функции.

резидуально органическое поражение цнс у детей

Причины резидуально-органического поражения мозга у детей

Резидуально-органическое поражение ЦНС у детей диагностируется довольно часто. Причины нервных расстройств могут иметь место как после рождения ребёнка, так и в период беременности. В некоторых случаях повреждение ЦНС происходит вследствие осложнений родового акта. Основными механизмами развития резидуально-органического поражения являются травма и гипоксия. Выделяют множество факторов, провоцирующих нарушение нервной системы у ребёнка. Среди них:

  1. Генетическая предрасположенность. Если у родителей имеются какие-либо психоэмоциональные отклонения, то риск развития их у малыша повышается. Примерами могут являться такие патологии, как шизофрения, неврозы, эпилепсия.
  2. Хромосомные аномалии. Причина их возникновения неизвестна. Неправильное построение ДНК связывают с неблагоприятными факторами внешней среды, стрессом. Из-за хромосомных нарушений возникают такие патологии, как болезнь Дауна, синдром Шершевского-Тернера, Патау и т. д.
  3. Воздействие физических и химических факторов на плод. Имеется в виду неблагоприятная экологическая обстановка, ионизирующее излучение, употребление наркотических средств и лекарственных препаратов.
  4. Инфекционные и воспалительные заболевания в период закладки нервной ткани эмбриона.
  5. Токсикозы беременности. Особенно опасными для состояния плода являются поздние гестозы (пре- и эклампсия).
  6. Нарушение плацентарного кровообращения, железодефицитная анемия. Эти состояния приводят к ишемии плода.
  7. Осложненные роды (слабость маточных сокращений, узкий таз, отслойка плаценты).

Резидуально-органическое поражение ЦНС у детей может развиться не только в перинатальный период, но и после него. Чаще всего причиной является травма головы в раннем возрасте. Также к факторам риска относят приём препаратов, обладающих тератогенным эффектом, и наркотических веществ в период грудного вскармливания.

резидуально органическое поражение цнс код по мкб 10

Возникновение резидуально-органического поражения мозга у взрослых

Во взрослом возрасте признаки резидуально-органического поражения наблюдаются реже, тем не менее у некоторых пациентов они присутствуют. Часто причиной подобных эпизодов являются травмы, полученные в раннем детстве. При этом нервно-психические отклонения являют собой отдалённые последствия. Резидуально-органическое поражение головного мозга возникает по следующим причинам:

  1. Посттравматическая болезнь. Независимо от того, когда произошло повреждение ЦНС, остаются остаточные (резидуальные) симптомы. Часто к ним относят головную боль, судорожный синдром, психические расстройства.
  2. Состояние после оперативного вмешательства. Особенно это касается опухолей головного мозга, которые удаляют с захватом близлежащей нервной ткани.
  3. Приём наркотических средств. В зависимости от разновидности вещества симптомы резидуально-органического поражения могут отличаться. Чаще всего серьёзные нарушения наблюдаются при длительном приёме опиатов, каннабиноидов, синтетических наркотиков.
  4. Хронический алкоголизм.

В некоторых случаях резидуально-органическое поражение ЦНС наблюдается после перенесенных воспалительных заболеваний. К ним относят менингит, различные виды энцефалитов (бактериальный, клещевой, поствакцинальный).

резидуально органическое поражение цнс код мкб 10

Механизм развития поражения ЦНС

Резидуальное поражение ЦНС всегда вызвано неблагоприятными факторами, предшествовавшими ранее. В большинстве случаев основой патогенеза подобных симптомов является ишемия головного мозга. У детей она развивается ещё в период внутриутробного развития. Из-за недостаточного кровоснабжения плаценты плод получает мало кислорода. В результате нарушается полноценное развитие нервной ткани, возникают фетопатии. Значительная ишемия приводит к задержке внутриутробного развития, рождению ребёнка раньше срока гестации. Симптомы гипоксии головного мозга могут проявляться уже в первые дни и месяцы жизни. Резидуально-органическое поражение ЦНС у взрослых чаще развивается вследствие травматических и инфекционных причин. Иногда патогенез нервных расстройств связан с метаболическими (гормональными) нарушениями.

последствия резидуально органического поражения цнс

Синдромы при резидуально-органическом поражении ЦНС

В неврологии и психиатрии выделяют несколько основных синдромов, которые могут возникать как самостоятельно (на фоне заболевания головного мозга), так и расцениваться в качестве остаточного поражения ЦНС. В некоторых случаях наблюдается их сочетание. Выделяют следующие признаки резидуально-органического поражения:

  1. Церебрастенический синдром. Его проявлениями считаются повышенная утомляемость, неудовлетворительное освоение школьной программы, общая слабость, плаксивость, изменения настроения.
  2. Неврозоподобный синдром. Он характеризуется развитием фобий, энуреза (неконтролируемое мочеиспускание по ночам), двигательным возбуждением (тики).
  3. Синдром гиперактивности и дефицита внимания. Наблюдается у детей младшего и среднего школьного возраста.
  4. Энцефалопатия. Основные проявления – это нарушение сна, снижение памяти, усидчивости. В тяжёлых случаях наблюдается очаговая неврологическая симптоматика, судороги.
  5. Психопатии. Характеризуется непослушанием, агрессивностью. Во взрослом возрасте – лабильностью настроения, истерическими реакциями, асоциальным поведением.

Чаще всего гипоксия головного мозга приводит к рассеянной симптоматике, когда перечисленные синдромы сочетаются между собой, выражены не сильно. Преобладание очаговой симптоматики наблюдается редко.

резидуально органическое поражение цнс лечение

Клиническая картина при поражении ЦНС

Чаще всего симптомы резидуально-органического поражения ЦНС проявляются через некоторое время после воздействия неблагоприятного фактора. При перинатальной гипоксии плода нарушения могут быть заметны уже в первый месяц жизни. В зависимости от степени поражения могут наблюдаться следующие симптомы:

  1. Незначительное повреждение нервной ткани: плаксивость, плохой сон, снижение памяти. В школьном возрасте у ребёнка может наблюдаться синдром дефицита внимания и гиперактивности, склонность к истерическим состояниям, фобиям.
  2. Повреждение ЦНС средней степени тяжести имеет такие проявления, как постоянный плач, отказ от груди, судорожный синдром, энурез.
  3. В тяжёлых случаях наблюдается очаговая неврологическая симптоматика. К ней относят мышечную слабость, парезы и параличи конечностей, задержку физического и умственного развития, генерализованные судороги и т. д.

Резидуально-органическое поражение ЦНС: код по МКБ-10

Как и все патологии, нарушение нервно-психического развития имеет определенный шифр в международной классификации болезней. Стоит понимать обширность понятия «резидуально-органическое поражение ЦНС». Код (МКБ-10) при данной патологии – G96.9. Данный шифр означает диагноз "поражение центральной нервной системы неуточненное". В более конкретных случаях код по МКБ-10 меняется на определенную нозологию.

последствия резидуально органическое поражение

Резидуально-органическое поражение ЦНС: лечение патологии

Лечение резидуально-органического поражения направлено на укрепление нервной системы, реабилитацию человека в обществе. Важно понимать, что близкие пациента должны запастись терпением. При правильном подходе лечение может значительно улучшить прогноз заболевания. В качестве медикаментозной терапии применяют ноотропные, седативные препараты, нейролептики, транквилизаторы и психостимуляторы. Чтобы улучшить мозговое кровообращение, назначают растворы «Пирацетам», «Курантил», «Церебролизин». Также показано физиотерапевтическое лечение, массаж, биоакустическая коррекция головного мозга.

Какие могут быть последствия резидуально-органического поражения?

Последствия резидуально-органического поражения ЦНС зависят от степени заболевания и подхода к лечению. При слабовыраженных нарушениях можно добиться полного выздоровления. Тяжёлое поражение ЦНС опасно развитием таких состояний, как отёк головного мозга, спазм дыхательной мускулатуры, повреждение сердечно-сосудистого центра. Чтобы избежать подобных осложнений, необходимо постоянное наблюдение за пациентом.

Инвалидность при резидуально-органическом поражении

Лечение необходимо начать, как только установлен соответствующий диагноз – "резидуально-органическое поражение ЦНС". Инвалидность при данном заболевании присваивается не всегда. При выраженных нарушениях и отсутствии эффективности лечения устанавливают более точный диагноз. Чаще всего это "посттравматическая болезнь головного мозга", "эпилепсия" и т. д. В зависимости от тяжести состояния присваивается 2 или 3 группа инвалидности.

Профилактика резидуально-органического поражения ЦНС

Чтобы избежать резидуально-органического поражения ЦНС, необходимо наблюдаться у врача во время беременности. При каких-либо отклонениях следует обратиться за медицинской помощью. Также стоит воздержаться от приема лекарственных средств, вредных привычек.

fb.ru

Поиск: нпр

О проекте Советы Статистика Погадать Добавить

По запросу нпр нашлось 125 сокращений:

научно-практический рейтинг

образование и наука, РФ

нормативно-правовое регулирование

юр.

неблагоприятная побочная реакция

научно-практическая работа

образование и наука

Народная партия России

полит., РФ

Норильский промышленный район

научно-педагогический работник

образование и наука

нефтепровод

энерг.

Министерство охраны окружающей природной среды Украины

гос., укр., Украина

http://www.menr.gov.ua/​

Энциклопедия населённых пунктов Республики Адыгея

Адыгея, издание

Министерство промышленности и торговли Российской Федерации

гос., РФ

http://www.minprom.gov.ru/​

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

с 2008

гос., РФ

http://www.mnr.gov.ru/​

Министерство резиновой промышленности СССР

с 1946 по 1948

гос., СССР

Переславль-Залесское научно-просветительное общество

с 1919 по 1930

образование и наука, организация

Государственный комитет Российской Федерации по оборонным отраслям промышленности

по 8 мая 1996

воен., гос., РФ

Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации

с 9 марта 2004

гос., полит., РФ

http://www.minprom.gov.ru/​

Народный комиссариат резиновой промышленности СССР

с 1941 по 1946

СССР

Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации

гос., РФ

наследственный неполипозный рак толстой кишки

мед.

Сборник цен на научно-проектные работы по памятникам истории и культуры

издание, образование и наука, фин.

Государственное информационное агентство Армении

Армения, гос.

http://armenpress.am/​rus

Министерство по делам предпринимательства и развития туризма Республики Саха (Якутия)

гос., организация

http://sakha.gov.ru/​minpred

Инновационно-промышленный банк

банк., организация, Украина

http://inprombank.ua/​

Финансово-промышленный банк

банк., организация

http://fpb.ru/​

Байкальское региональное объединение проектировщиков

г. Иркутск, организация

http://srobrp.ru/​

национальная платформа распределённой обработки данных

генеральный примар

Молдавия

Всероссийский научно-исследовательский институт агрохимии им.Д.Н.Прянишникова

с 2003

http://www.vniia-pr.ru/​

территориальное предприятие по застройке городов и посёлков городского типа Витебской области

арх., Беларусь, организация

http://www.vgp.by/​

Финансово-производственная компания в атомной энергетике

Москва, организация, энерг.

Центральный военный проектный институт

воен.

задержка нервно-психического развития

мед.

международный проект «Инновационные ядерные реакторы и топливные циклы» «Международный проект по инновационным ядерным реакторам и топливным циклам»

англ., энерг.

Государственный головной проектный институт гражданского строительства планировки и застройки городских и сельских поселений

образование и наука

http://chproekt.orionet.ru/​

Национальное партнёрство развития субконтрактации

с 2004

организация

национально признанная рейтинговая и статистическая организация

англ., организация

Международный план действий по предупреждению, предотвращению и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла

юр.

Всесоюзный трест по рабочему снабжению предприятий и строительств алюминиево-магниевой промышленности

с 1940 по 1946

организация

научно-производственное региональное объединение

образование и наука

http://nproural.ru/​

транспортный прокурор на дорге

ж.-д., транспорт

начальник приёмника-распределителя

ж.-д.

нормированное первичное регулирование частоты

энерг.

научно-производственное республиканское унитарное предприятие

Беларусь, образование и наука, организация

генеральный продюсер

министерство правды

гос.

Джордж Оруэлл. 1984 // С.-Пб: 2004.

Рамочная программа Организации Объединённых Наций по оказанию помощи в целях развития

организация

Территориальный проектный институт гражданского строительства, планировки и застройки городов и посёлков Хабаровского края

образование и наука, Хабаровский край

министерство промышленности, энергетики и природных ресурсов

гос., энерг.

генеральный проектировщик

центр непрерывной подготовки руководителей

Министерство промышленной политики Украины

с 2001

гос., полит., Украина

заместитель генерального прокурора

Государственный республиканский институт по изысканиям и проектированию жилищно-гражданского строительства и предприятий стройиндустрии Госстроя УССР

с 1 октября 1949 по 1994

Киев, образование и наука, организация

Байконурский филиал Федерального государственного унитарного предприятия Государственного научно-производственного ракетно-космического центра «Центральное сборочно-конструкторское бюро Прогресс» Федерального космического агентства

косм., образование и наука, организация

Объединённая промышленная корпорация «Оборонпром»

организация

http://www.oboronprom.ru/​

Министерство по развитию предпринимательства, торговли и потребительских услуг

гос., Марий Эл

Украинская корпорация по виноградарству и винодельческой промышленности

организация, Украина

http://ukrvinprom.ua/​

Государственный военно-промышленный комитет

Беларусь, воен.

Республиканская народная партия России

с 1990

полит., РФ

Народная партия Российской Федерации

с 2003

организация, полит., РФ

http://narod-party.ru

межрайонное отделение управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Татарстан

организация, РФ, Татарстан

отдел регистрации архивных фондов Федеральной службы налоговой полиции РФ

РФ

Центральное управление военными промышленными и сельскохозяйственными предприятиями

воен., организация

Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации

по 2003

гос., РФ

финансово-промышленная компания

г. Екатеринбург, организация, фин.

Федерация независимых профсоюзов России

организация, РФ

http://fnpr.ru/​

Федерация независимых профсоюзов Российской Федерации

организация, РФ

финансово-промышленная группа

фин.

Всесоюзное объединение маргариновой промышленности

Санаторно-курортное объединение Федерации независимых профсоюзов России

организация, РФ

Управление военной промышленности северо-западных районов

воен.

Всероссийское объединение по производству свинины

РФ

санитарное просвещение

санитарная баня-пропускник

санитарно-просветительный

Рязанский государственный проектно-технологический и экспериментальный институт

г. Рязань, образование и наука, техн.

Главное управление макаронной промышленности Министерства промышленности продовольственных товаров РСФСР

гос.

Главное управление витаминной промышленности Министерства промышленности продовольственных товаров РСФСР

гос.

Главное управление по производству шампанских, плодово-ягодных и виноградных вин Министерства пищевой промышленности РСФСР

гос.

Партия независимости Пуэрто-Рико

полит., Пуэрто-Рико

Институт организации станкоинструментальной промышленности

образование и наука, организация

Независимый профсоюз работников угольной промышленности

организация, энерг.

Национальный профсоюз работников просвещения

Мексика, организация

национальная противоракетная оборона

воен., США

Нормативные показатели расхода материалов

Народный комиссариат резиновой промышленности СССР

гос., СССР

Министерство промышленности строительных материалов

гос.

Московский проектный институт гражданского строительства

Москва, образование и наука

проектная контора управления бытового и коммунального обслуживания Мосгорисполкома

Москва

Миссия Организации Объединённых Наций по оказанию помощи Руанде

Министерство просвещения РСФСР

гос.

Министерство промышленности строительных материалов СССР

гос., СССР

Министерство промышленного строительства СССР

гос., СССР

Министерство промышленности продовольственных товаров СССР

гос., СССР

Министерство приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР

гос., СССР

Министерство оборонной промышленности СССР

воен., гос., СССР

Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации

с 17 мая 2000 по 9 марта 2004

гос., организация, РФ, техн.

Ленинградский союз городской промысловой строительной кооперации

Санкт-Петербург

Ленинградский союз бумажно-полиграфической промысловой кооперации

Санкт-Петербург

Ленинградский институт по проектированию жилищно-гражданского строительства

образование и наука, Санкт-Петербург

инспектор проволочной связи Красной армии

воен., связь

Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук

Москва, образование и наука, РФ

изоляторный санитарно-пропускной пункт

Институт государства и права

образование и наука, юр.

Институт аналитического приборостроения Российской академии наук

образование и наука, РФ, Санкт-Петербург

Департамент налоговой полиции Российской Федерации

организация, РФ

Дальневосточная военная проектная контора

воен.

Государственный научно-исследовательский ракетно-космический центр «ЦСКБ ПРОГРЕСС» Российского авиационно-космического агентства

авиа, косм., образование и наука, РФ

Главное управление шинной промышленности Главное управление шинной промышленности и промышленности асбестовых технических изделий

с 1939 по 1957

техн.

Главное управление хлопчатобумажной промышленности Ленинградской области

Ленинградская обл.

Главное управление станкостроительной и инструментальной промышленности

Главное управление резиновой промышленности

Главное управление комбайновой промышленности

Главное управление военно-промышленного строительства

воен.

Главное управление военной промышленности

воен.

Главное управление витаминной промышленности

Главное управление вагоностроения

с 1945 по 1957

гос., ж.-д., СССР, транспорт

генеральный прокурор

генеральная прокуратура

военная промышленность

воен.

военно-продовольственное бюро

воен.

военный представитель

воен.

банно-прачечный отдел

Если среди найденного нет сокращения, которое вы искали, а вам известно значение, добавьте его, пожалуйста, в словарь.

sokr.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о