Рубрика

Шрам на спине у девушки: “Часть меня”. Девушки с заметными шрамами — о своих историях, красоте и поддержке

Содержание

“Часть меня”. Девушки с заметными шрамами — о своих историях, красоте и поддержке

Британская принцесса Евгения вышла замуж в платье, открывающем шрам от операции на позвоночнике. Принцесса специально попросила дизайнера сделать глубокий вырез на спине, чтобы поддержать таким образов детей и подростков, которым тоже пришлось пройти через операции. «Я думаю, что мы можем менять представления о красоте и показывать свои шрамы», - объяснила свою позицию Евгения. СМИ уже успели назвать ее наряд «одним из самых утонченных и новаторских королевских свадебных нарядов» в истории. А мы собрали истории девушек, которые живут со шрамами, и попросили  рассказать, как они сами относятся к своим шрамам и с каким отношением окружающих сталкиваются.

 

Наташа, 34 года

Из заметных у меня два шрама: один на голове от трепанации, другой на шее от трахеостомы. Оба – последствия того, что три года назад меня сбила машина. Когда я очнулась, никаких нежных чувств к шрамам не испытывала. Я плакала и думала, сколько денег придется потратить на их удаление. Но видела я их тогда нечасто, в нейрохирургии, где я лежала, не было зеркал — специально для таких случаев. В общем, первое время было очень тяжело, мне казалось, что внешность моя необратимо обезображена и прочее в таком духе. Хотя я гораздо больше страдала из-за бритой головы, чем собственно из-за шрама.

А потом, во время очередной моей истерики, папа мне сказал, что лучше быть со шрамом и живой, чем с красивой ровной головой без шрама — и мертвой. И что-то еще из серии “шрамы — это знак того, через какие испытания ты смогла пройти и остаться в живых, знак силы”, в общем, что-то духоподъемное. Слова эти на меня подействовали, конечно, не сразу, некоторое время я носила вещи с высоким воротом, закрывающим шею, а на голову вертела тюрбаны.

Вообще близкие — это мои самые лучшие люди. Только безусловное принятие, любовь и поддержка, мне в этом плане очень, очень повезло. Никто не пугался, моя мама работала в операционной в гнойной хирургии, ее какими-то там шрамами не испугаешь. Брат и папа немного троллили по-доброму, говорили, что если не нравится шрам, можно прям на голове сделать тату и предлагали выбрать эскиз.

Один раз я снова лежала в реабилиталке, там все в лучшем случае со шрамами, но вообще, по большей части, на инвалидных колясках, и на этом фоне мое нытье про шрамы выглядело жалким. Там я перестала носить высокий ворот: было лето, жарко и я подумала: данунахер. С тюрбаном так же. И там же, в реабилиталке, меня пришла навестить девушка со шрамом на руке, из-за которого даже летом она не носила короткий рукав. С тех пор я вообще не парюсь по поводу своих, к тому же со временем они посветлели.

Я довольно долгое время собиралась что-то сделать со шрамом на шее, потому что мне его не сшивали, а склеили, а у меня предрасположенность к келоидным рубцам: в общем, сросся он не супер красиво. Я даже сходила на консультацию в клинику эстетической медицины, там мне сказали, что просто шлифовкой не обойтись, нужна полноценная операция с общим наркозом и стационаром. Так что точно нунафиг.

Окружающие первое время смотрели, но, мне кажется, не из-за шрамов, а потому, что после операций я выглядела как призрак: лысая голова и шрам впридачу, конечно, привлекали внимание. Потом, когда я уже стала восстанавливаться, поняла, что нет, вроде никто не пялится.

И еще один шрам у меня на кисти — неудачный перелом, вставляли пластину. Сначала тоже поскулила, что будет шрам, а теперь даже люблю его. Во-первых, с ним мой палец снова сгибается и я могу полноценно пользоваться рукой, а во-вторых, он практически незаметен.

Алия, 31 год

У меня есть шрам на лице возле носа: он появился ещё в начальной школе — упала на железную ножку стула в классе, когда они стояли перевёрнутыми для дежурства. Шрам абсолютно плоский, белый — то есть в принципе его можно замаскировать. К сожалению, моя мама пропустила момент, когда можно было его отшлифовать — когда я недавно консультировалась у специалиста, он сказал, что момент был упущен. Про реакцию: сталкивалась и с бестактностью вроде “а чё ты шрам не убираешь?”, и с расспросами, откуда он. К счастью, поскольку шрам очень небольшой, почву для комплексов он не дал. Я знаю, что есть люди, как например блогер Маша Новосад, для которых смена своего восприятия шрамов проходила достаточно долго и болезненно. У меня такого не было. Но и специально показывать и не замазывать шрам я не стараюсь - могу выйти из дома с ненакрашенным лицом, но, как правило, маскирую его. Близкие как-то совершенно на этом не акцентировали внимания. Но родители мне очень часто говорили, что я самая красивая (что в общем-то, наверное, любые нормальные родители говорят своему ребёнку).

Александра, 29 лет

У меня кожа склонна к образованию шрамов, и после любой мелкой травмы привет, белое пятно. Но самый неприятный на груди. Не очень большой — был бы, если бы грудь была ощутимо больше него. Спустя несколько лет, когда по тону он стал примерно как у Евгении, но формой — как большое пятно, подруги говорят, что вообще не заметно. Я очень смущалась в личных отношениях, старалась прикрыть волосами, ну сами понимаете, что там ещё можно придумать. Озвучила как-то тогдашнему парню, что хочу сделать татуировку и перекрыть шрам. Он сказал, что это глупости и я вообще не должна забивать этим голову. С тех пор стало попроще - все же это самое важное одобрение, а подруги всегда на твоей стороне. Сейчас я могу себе позволить носить летом сарафаны с вырезом, хотя раньше закрывала как могла. Но я до сих пор считаю, что на этом месте он плох. В любом другом - пожалуйста. Тут же до сих пор задумываюсь о татуировке — даже, например, телесного цвета, согласно последним трендам — но не могу придумать рисунок, дополняющий форму, так что пока беру чувством юмора и стараюсь не раздеваться при свете. В общем, беспокоит меня на 30% из некогда ста.

Кристина Байдурова, 28 лет

Заметных окружающим шрамов у меня два. Один от аппендицита, но он недавний и поэтому пока яркий. Чтобы его разглядеть, нужно видеть меня на пляже или в бассейне. Я абсолютно его не стесняюсь. Окружающие могут задержать взгляд, но, в основном, всем плевать.

И есть шрам на руке. Кот откусил кусочек, зашивать не стали. Со временем он затянулся, а года четыре это была дыра в руке. На холоде на кисти руки до сих пор проступают яркие полосы от разорванной кожи. Он появился, когда я училась в школе, тогда я стеснялась, но недолго. Люди замечали, спрашивали, что это, я отвечала — и всё. Не скрывала одеждой.

Еще у меня наследственный гирсутизм. Не самое крайнее проявление, но заметно. Руки, ноги, живот, усики, шея, грудь. Делаю электроэпиляцию. Иногда остаются рубцы, если мастер не угадал с силой тока. Или неправильно ввел иглу. Ожоги, пятна сходят около 2 лет. Переживала. Надевала плотные колготки, платки на шею, никаких шорт и юбок выше колена. А потом купила платье, которое понравилось мне на мне. Довольно короткое. Пришла на работу. Никто в обморок не упал, ничего не сказал. И я успокоилась. Постепенно ожоги посветлели, но отличаюсь, конечно, от девушек с бритыми ножками.

Личной жизни шрамы и ожоги не мешали и не мешают. А вот мои заморочки по этому поводу — да. В общем, все проблемы в голове, а не у нас на/в теле.

Саша, 26

У меня есть два шрама: один от ожога, другой — от аппендицита, и мне они очень нравятся, даже купальники покупаю специально раздельные. От ожога на полруки, но сейчас он незаметный. Я не стыжусь шрамов, призываю всех не стыдиться и обожать свои боевые отметины. Я почему-то при упоминании о шрамах сразу Гарри Поттера вспоминаю.

Почему-то родители с самого детства научили воспринимать как естественную составляющую твоего тела и не уговаривали избавиться от них (кроме аппендицитного – мама после операции говорила: мол, уберем его, на что я сказала, что я его 10 лет ждала и он мне нравится, не стали его трогать, о чем не жалею). Окружающие (не близкие) нормально относится к ним, не сталкивалась, но если бы столкнулась, сказала бы, что это мое тело.

Саша Устюжанина, 27 лет

Я посмотрела на фотографии со свадьбы и обрадовалась. У меня тоже есть шрам, и очень заметный - после операции на открытом сердце остался, мне ее еще в детстве сделали. Швы после таких операций могут быть и очень тоненькими, практически незаметными ниточками, но у меня келоидный шрам получился. Тогда мне говорили, что будто бы у тех, кто не кричит на перевязках, шрамы лучше срастаются, но я сейчас понимаю, что это просто была легенда среди пациентов: во-первых, не кричать, когда из тебя выдергивают скобы и нитки, невозможно, а во-вторых, это просто от особенностей кожи и ее заживления зависит. Но в детстве я жалела, что не сдерживалась.

После операции все мои футболки и рубашки были заменены на закрытые, и я годами следила, чтобы шов не выглядывал. Причем я никогда шва не стеснялась, и, скажем, открытый купальник спокойно могла надеть при случае, но на каждый день закрытые кофты казались уместнее, плюс никто не будет спрашивать: "А это откуда у тебя?". Вот сейчас с вопросами люди стали сдержанней, у детей не стесняются почему-то интересоваться. Ну и главное, я сама перестала шрам замечать со временем. Ну то есть глубокое декольте я все-таки вряд ли когда выберу, но мания искать всё "под горлышко" прошла. Ну виден и виден шов, ну и что. И то, что настоящая принцесса так же к шрамам относится, как-то ободряет.

Катя Кермлин (Екатерина Романовская), 41 год

В 2000 году на Катю напал мужчина с ножом, она чудом осталась жива. Позже Катя рассказывала о своих шрамах и даже показывала их в ролике, посвященном запуску ее проекта Nimb — кольца с «тревожной кнопкой».

Я не стесняюсь ни шрамов, ни вопросов о них, но я не считаю это чем-то красивым по дефолту для всех. Глядя на свой живот, я понимаю, что слово «красивый» к нему нельзя применить. Для постороннего человека, которому я никто, чужая тетка, это просто живот со шрамами. Никакой красоты, чтоб этим восторгаться. Для близкого — да, это может быть уже чем-то эмоционально заряженным, особенным, тесно сплетенным с моей личностью, с тем, как и что я говорю, как двигаюсь, что делаю. А для чужих людей эта штука вызывает максимум любопытство.

Сейчас много попыток настоять на том, что это все красиво. Шрамы, растяжки, полнота, еще какие-то особенности — мол, это красиво однозначно для всех, давайте, восторгайтесь. Это глупо, это вызывает агрессию, которая женщин обижает еще больше. У меня шрамы, морщины и седина — и это само по себе ничего красивого (хотя седые волосы — кайф, то ли тренд помог, то ли еще что, но я кайфую какой крутой серебристо-серый получается, звериный оттенок). Но для человека, который мне уже симпатизирует, который знает меня как персону, взаимодействует на личностном уровне, эти вещи могут быть притягательными.

Я не прячу шрамы и недавно перестала красить волосы. Но, например, брею ноги и исправила прикус уже после сорока. Я хорошо понимаю, что невозможно нравиться всем, и стремиться к этому глупо. Но для счастья надо понравиться кому-то одному — кто нравится тебе. И обычно этому не мешают ни шрамы, ни седина, ни возраст — вообще ничего.

У меня один шрам припаялся к мышцам. Он самый длинный, и из-за него кожа у меня не двигается. Подумываю его отлепить. Но масштабно типа «уберите все шрамы» — нет. На шее шрам не очень заметный, ну и нравится, что люди сразу придумывают про меня всякое.
Первое время я, конечно, прятала все. Носила закрытую одежду, заматывала шею — именно для того, чтобы самой не циклиться, не рассматривать их бесконечно, не вспоминать, как без них было отлично. Но первое время рубцы свежие, красные, им uv противопоказан, так что даже с медицинской точки зрения лучше закрывать.

А сейчас уже у меня накручено столько на эти шрамы всего, мол, я боец, воин, стоик, вандервуман, — и иду в зал отжиматься. Хотя боец я сомнительный, простуду даже переношу очень плохо, проклинаю все вслух.

Евгения, 25 лет

У меня есть шрам на переносице: в 13 лет я балансировала на столбике и упала, а очки вошли вглубь моего лица. Травма была довольно серьёзная, переносицу зашивали в челюстно-лицевой больнице, и шрам остался довольно заметный. В 13 лет, не будучи и так уверенной в своей внешности, я получила ещё один комплекс. Я отрастила челку и носила очки для зрения, а когда решалась открыть лицо, то мне сразу задавали кучу вопросов на тему "что это у тебя между глаз?". Прошло время, я выросла, шрам немного побледнел, а я обрела уверенность в себе. Ношу линзы, спокойно хожу без макияжа и отвечаю на все вопросы, связанные с этим дефектом. Но шрам на немаленьком семитском носу в подростковом возрасте был для меня сущим страданием.

Хотя я перестала фанатично замазывать шрам ещё в университете, к полному принятию своей внешности пришла, когда начала работать с большим количеством людей. Стало очевидно, что всем не понравишься, вот и все. Я учитель немецкого и английского в средней и старшей школе. Кстати, когда раньше работала переводчиком, уделяла своей внешности гораздо больше внимания, было важнее выглядеть привлекательно всегда.

Дети иногда задают вопросы, но мои объяснения их удовлетворяют и больше внимания они на шрам не обращают. А вот взрослые, по моим ощущениям, чаще всего задают вопросы об этом, стараясь уязвить, в не очень дружелюбном тоне.

Даша, 20 лет

Моя история о принятии шрамов и себя начинается очень глупо. В 14 лет я со школьными подругами решила в честь нашей вечной дружбы (как же тупо это писать!) сделать отметки на теле сигаретами. Мне волей судьбы выпало сделать эти отметки на внутренней части плеча, выше сгиба руки. Не знаю, по какой причине, но у всех, кто это сделал, отметки прошли в течение года, со мной же они остались по сей день (прошло 7 лет).
Так как эти шрамы выглядят ОЧЕНЬ нестандартно и находятся в необычном заметном месте, люди постоянно обращали внимание и спрашивали, как они появились. Признаюсь, в ответ на этот вопрос я всегда придумывала нелепые истории о травме в детстве и так далее, но вопросов меньше не становилось. Всегда, когда я носила футболки, я замечала, что люди видят шрамы, и очень боялась этого мерзкого вопроса «а откуда??!?».
С возрастом у меня появилось много возможностей от них избавиться - шлифовка, операция, тату. Но однажды я осознала, что это часть меня, как и та история. Это часть меня и некоторый урок. Сейчас я уверена что эти точки даже мне идут и добавляют оригинальности, они выражают меня так же, как и, к примеру, стиль одежды. Шрамы это всегда что-то очень индивидуальное, и на сто процентов ваше, поэтому их не стоит стесняться. Та же татуировка может быть ещё у тысячи человек по такому же эскизу. Сейчас я научилась носить эти точки как украшение, и очень этому рада.

Мария Соловьева, 27 лет

У меня врождённый порок сердца, несколько операций до трехлетнего возраста. Итог - огромный вертикальный шрам через всю грудную клетку, несколько мелких шрамов на животе, один на подмышке и ещё один - на спине, в области лопатки.

И я их люблю. Всегда любила. И не представляю, как живут другие люди, у которых туловище не разделено надвое. Вы смотрите в зеркало - и не видите его? Как?)))

Я выросла в сибирской деревне, с 12 лет живу в Москве. И нигде, никто и никогда не дразнил меня из-за шрамов, хотя основной заметен всегда, если я не в свитере с горлом.

Когда мне было примерно 14, я пришла летом в открытой майке на работу к отцу. Тогда единственный раз он попросил меня надеть кофту. Не хотел,  чтобы на работе знали, что у меня ВПС, чтобы его жалели. Но кроме этого случая закрыть их специально я никогда не старалась. Вообще не выбирала одежду по принципу "закрывает-не закрывает шрамы". Скорее уж, решала, нравятся ли мне в этой одежде бёдра, живот и так далее.

Хотела бы я, чтобы шрамов не было? Только потому, что тогда моя мама не переживала бы все больницы и операции с маленьким ребёнком в России начала 90-х. А так - они часть меня. Я бы отказалась только от шрама подмышкой - он мешает нормально волоски удалять - слишком выпуклый.

Несколько лет назад я начала сильно седеть. И вот это шокирует людей намного больше, чем мои шрамы. Я постоянно слышу: "Ты что, уже седеешь?", но никогда не слышала: "У тебя что, операция была??!!"

Ольга Гончарова, 29 лет

Когда мне было чуть более двух лет, в азарте неразумных игр и от беспечности взрослых я упала в открытый подвал. Ударившись о металлическую лестницу, рассекла лоб до кости. Вообще я помню свою жизнь лет с трёх-четырёх. Но именно этот случай отложился в моей памяти и стал самым первым воспоминанием, а шрам навсегда поселился на моём лбу. Почти всегда мне стригли чёлку. Инициатором были то парикмахеры, чтобы шрам прикрыть, то моя мать, а затем и я сама поддалась этой безумной идее, что шрам как-то портит мой внешний вид. Я не помню, чтобы в школе кто-то надо мной подтрунивал. Но в студенческом возрасте из-за схожести шрама и его расположения несколько раз прилетали комментарии про Гарри Поттера. Я не воспринимала это положительно, но только из-за того, что я не являюсь поклонником франшизы. Год назад после депрессии я решила измениться и начать с внешнего образа. Сделала ультракороткую графичную стрижку, шрам, как мне кажется, со своим изломом отлично вписался в образ. Теперь я отношусь к этому «дефекту», как к части себя, вспоминаю только в момент, когда чей-то любопытный взгляд надолго задерживается в той области.

С Гарри Поттером сейчас уже не сравнивают — хотя у меня уже была мысль приобрести круглые очки. На пути к себе начала с малого - осталось полюбить свой нос и бёдра.

 

Вера Котельникова, 24 года

У меня довольно большой шрам на локте: вставляли пластины после сложного перелома. Я его люблю, использую его как повод завести беседу. Рассказываю, как я погуляла с собакой, как мне неправильно поставили диагноз, как я охренела от цены операции, как смешно отходить от наркоза ну и всякое такое. Собака была большая, ротвейлер. Она побежала за голубем сквозь низкую ограду (собака не виновата). Я ударилась об ограду и ещё и поводок не отпустила: испугалась, потому что собака чужая (я с ней сидела, пока его хозяева уехали в отпуск), поэтому она его ещё потянула и убежала за голубем. После демонстрации все обычно тоже начинают показывать свои шрамы и рассказывают интересные истории.

Перелом был со смещением, а в травме сказали, что это просто ушиб, и я три дня верила в это, пока не начало тошнить. Если бы раньше узнали, возможно, даже не понадобилась бы операция. 

 

Мария Головина

В августе прошлого года мне удалили грыжу позвоночника и заменили позвоночный диск. Все происходило в шейном отделе, и до операции я думала, что разрез будут делать сзади, я уже даже придумала, чем как и когда я забью шрам. Но доктор сказал, что будет делать разрез спереди. «Второй подбородок закроет», подумала я. Операция прошла хорошо. Я на следующий день уже встала. Я не видела шрам около недели,  не чувствовала его, так как он был под повязкой, но когда я увидела его, мне стало не по себе. Я никогда не была в больнице, меня никогда не оперировали. Нитки только что вынули, там была кровь, болячки, все было в йоде. Месяц я ходила в «ошейнике» на улице, дома я пыталась шрам закрыть, закрасить. Я жила с молодым человеком, и мне казалось, что я какой-то Франкенштейн. Сексуальность улетучилась, хотя мой молодой человек меня поддерживал, когда я попала на операцию. Он мотался ко мне по два раза в день, возил мою маму ко мне. Он первый, кого я увидела, когда проснулась после операции. После он возился со мной. Шрам ему нравится, он не заострял на нем внимания никогда.

Со временем шрам посветлел. Время от времени он проявляется, краснеет, синеет. Я полюбила его. Теперь мне кажется это дерзковато даже немного. Я знаю, что это не самый большой и «драматический» шрам, но он есть.

 

Антонина, 29 лет

В детстве мне сделали операцию на сердце, и на груди как раз на протяжении всей грудины остался линейный слегка гипертрофированный рубец телесного цвета. Свои даже самые первые отражения в зеркале я помню уже после операции, то есть я такая с этим шрамом всю свою сознательную жизнь. В детстве не помню вообще никаких проблем, я никогда не стеснялась на море, а детская одежда обычно достаточно закрытая. Не помню никакого особенного внимания среди друзей. Впервые стала стесняться уже ближе к подростковому возрасту, всегда думала, что это будет отталкивать мальчиков.

Я никогда не носила и не ношу одежду с глубоким вырезом. Люди практически никогда не замечают шрам, если видна только его верхняя часть. Но если вырез будет глубоким, то внимание акцентируется сразу. Такое было как-то летом, и я видела на лицах малознакомых людей, что они обращают внимание на рубец. Но никто ничего не спрашивал и не говорил.

Для себя я как-то решила, что декольте – это не моя сильная сторона. Скажем, есть же люди, которым не идет клеш, или юбки средней длины, или какой-то определенный фасон одежды. Вот мне не идет декольте, потому что у меня такое тело. Я легко это принимаю. У меня нет желания именно показывать шрам, но я не особенно стараюсь его спрятать. Хотя на выпускном в школе, где у меня было как раз-таки платье с вырезом, я специально искала крупную бижутерию, которая в итоге и закрыла весь рубец. С возрастом (мне 29) стала париться меньше, летние платья теперь с вырезом хоть и не до пупка, но явно глубже чем у обычного свитера.

Купальники у меня были самые разные, слитные с глубоким вырезом, раздельные с бандо, с треугольниками, с круглыми чашками. Я вообще никогда не задумывалась о шраме при покупке купальника. Не помню вообще никакого внимания со стороны других людей.

Когда кто-нибудь спрашивает откуда рубец, я всегда рассказываю. Меня это никогда не напрягало, я с легкостью рассказываю, что перенесла операцию.

Полина

У меня есть шрам на плече. Остался от операции: удаляли лимфоузел. Никогда по его поводу ничего не испытывала. Окружающие тоже. Сразу после операции я старалась его демонстрировать, так как считала, что шрамы добавляют мне какого-то шарма и истории. Сейчас прошло уже пять лет. Я изменилась и начала подумывать его свести. Не потому что он меня эстетически не устраивает, но потому, что он напоминает о том времени в моей жизни, о котором я сейчас не хотела бы вспоминать. Однако большую часть жизни я шрам не вижу, поэтому постоянно забываю о желании его вывести. Перестала ли я носить одежду открывающую плечи? Нет. Слышала ли я комментарии по поводу шрама? Нет.

На самом деле, я узнала об этих проблемах восприятия уже в сознательном возрасте от других. Возможно, дело в том, что у меня есть более яркие вещи во внешности, на которые люди чаще обращают внимание. У меня гетерохромия, причем один глаз половинчатый. Поэтому обычно, когда меня люди видят, им уже все равно на все, кроме глаз. Но никакие вопросы про глаза меня тоже никогда не обижали. Я просто привыкла, что кого-то люди спрашивают о губах или груди (свое ли?), а меня вот про глаза. Но тоже никто не дразнил никогда. Скорее говорили, что красиво и необычно. Я к этому спокойно отношусь. В них не было ничего злобного. Просто интерес к чему-то, что встречается не каждый день.

Яна

Есть шрам большой, вдоль всего позвоночника - целиком его не видно, но почти во всей одежде он выглядывает, и многие его просто не замечают.

Это шрам после операции из-за сколиоза, как у принцессы Евгении, но у меня он далеко не такой ровный, не телесного цвета и не такой нерастянутый, если можно так выразиться. У меня дисплазия соединительной ткани, выражается в тянущейся коже и очень подвижных суставах, и из-за этого шрам весьма растянулся.

Люди, которые замечали, никогда не реагировали отрицательно, просто удивлялись и  спрашивали о его происхождении. Два человека выразили бурное восхищение, и это немного ввело в ступор.

Ещё вся голень в небольших, но заметных шрамах - вот на эти реагируют негативно. Один раз дошло до откровенного хамства - одногруппница спросила, почему «нога такая уродливая» и почему «ничего не сделаешь с этим».

Ещё один идёт от живота на бок, но его почти никто не видит.

Пластику делать хотела, когда была младше, но у меня очень тянущаяся кожа, и это не поможет, а шлифовку уже поздно. Поэтому просто пересмотрела своё отношение на это.

Виктория, 34 года

У меня есть несколько довольно крупных келоидных рубцов на грудной клетке, примерно в 5 см от шеи. Шрамы довольно большие и заметные. Они появились, когда в 10 лет на даче меня укусило ядовитое насекомое. С тех пор любые платья и майки с декольте стали для меня табу. Признаюсь, было очень тяжело. В юношестве я не любила ходить на пляжи. На меня часто показывали пальцем, постоянно спрашивали "что это". Не было ни одного человека, кто, заметив мои шрамы, не спросил об этом. Помню как в Турции выходила из моря, когда на меня уставилась маленькая девочка, вскинула руку в мою сторону и громко закричала: "бабушка, смотри, какие у этой девушки шрамы!". Бабушка и все окружающие нас люди тут же на меня уставились. Я расстроилась, опустила голову и постаралась поскорее уйти с пляжа.

Водолазки, футболки без выреза и шарфы были неотменной частью моего гардероба. Крупные украшения или кулоны не помогали. Люди всё равно замечали за ними шрамы и начинали спрашивать о них. В общем, непросто складывалась моя жизнь. Я всегда стеснялась демонстрировать свое декольте. И очень внимательно подходила к выбору одежды.

Ближе к 30 годам я, наконец, решилась на сарафаны с декольте. Настал момент, когда уже по-другому относишься к своему телу и не обращаешь внимание на окружающих. Наверное, я повзрослела и стала более уверенной в себе.

Сейчас мне 34 года, я замужем и уже четыре года живу за границей. Первые три года эмиграции мы с мужем жили на Мальте, где я постоянно купалась и загорала на пляже. Когда моя кожа загорает, шрамы почти не видны. И мне никто ничего не говорил о них. Редко, когда кто-то вообще обращал на них внимание. Но надо учитывать менталитет и воспитанность европейцев, которые никогда не будут показывать пальцем на других людей и осуждать их.

В прошлом году мы с мужем переехали жить в Англию и здесь я увидела совсем другой взгляд на отношение к внешности и особенностям тела. Британцы обладают невероятной внутренней свободой, поэтому не стесняются демонстрировать свое тело и носить все, что им хочется, даже если они весят 100 кг или их тело тоже изуродовано шрамами.

За все годы жизни с моими рубцами на груди я научилась ценить людей за их внутреннюю гармонию, а не за внешнюю. Наверное, я и сама приобрела навыки внутреннего обаяния, так как никогда не могла похвастаться внешней красотой. Многие говорят мне, что я подкупаю своей добротой и характером. Мой муж-британец часто говорит, что и вовсе не замечает моих шрамов, он видит перед собой потрясающую девушку с добрым сердцем, которую он полюбил.

Я верю, что это правда. Тем не менее, я не исключаю, что когда-нибудь накоплю денег и решусь на пластическую операцию. Но пока что я и сама научилась забывать о своем недостатке и жить полной жизнью.

Мне хочется обратиться ко всем девушкам, которым тоже пришлось столкнуться с эстетическими недостатками кожи. Пожалуйста, не отчаивайтесь. На этих шрамах свет не сошелся клином. Люди прежде всего оценивают внешность, да. Первые 30 секунд знакомства. Зато потом они начинают видеть настоящих вас. Просто будьте самими собой, почаще улыбайтесь и как бы отвлекайте собеседников внутренним миром. Своим чувством юмора или добротой. Через какое-то время, я заметила, люди перестают и вовсе замечать ваши шрамы.

Все это такое поверхностное, всего лишь несовершенство кожи. Подумаешь! Кто взглянет на шрамы девушки с заливистым смехом, от которого тоже хочется смеяться? Просто будьте самими собою. Вы удивитесь, как много людей будет считать вас красивой, несмотря ни на какие рубцы или неровности кожи.

Наташа Буданова

У меня есть совсем небольшой шрам на губе, почти незаметный. Но все детство бабушка прожужжала мне уши, что мне нужна пластическая операция, что на 18 лет мне ее подарят. Я отказывалась, на что мне говорили: “Это пока, а потом захочешь”

Мой шрам малютка, совершенно не портит внешность, а, наоборот, дарит какую-то изюминку. Он кусочек меня, я лет в 5 его присадила. В детстве поехала на роликах кататься на поклонную гору, поехала с горы, испугалась разгона, затормозила губой о бордюр. Помню, как меня вели потом, я ж на роликах была, кровища хлестала фонтаном, а кричала, что не хочу умирать. В тот же день поехали в травму, меня там быстро зашили —и все. Две недели детского питания и всякого жидкого и воспоминания в комплекте.

Так что от операции в подарок на 18-летие я отказалась. Очень настойчиво. Мне кажется, что шрамы людей не портят. То есть, конечно, шрамы шрамам рознь, но делать пластическую операцию из-за таких, как мой, мне кажется безумием просто. А ведь делают люди.

У меня еще много шрамов - очень активное детство, но только про этот есть особая история, видимо, из-за того, что он на лице. И на животе есть шрам большущий из-за аппендицита. Как раз на пляже его видно. И на коленке тоже здоровенный шрам, сантиметров пять.

Но у меня лично гордость за них что ли какая-то. Возможно, из-за того, что я сама получила их. Возможно, другое отношение было бы, если бы случилась действительно страшная беда. Но не должно, конечно же, такого быть.

Анна

У меня шрам на внутренней стороне руки от кисти до локтя. Ожог. Очень заметный. И да, я комплексую. Сейчас, пока загар еще держится, шрам не особо заметен. Но зимой и весной это яркое пятно. Из того что я замечала. Когда едешь и рука в этом месте не прикрыта - подростки пальцем тыкают, показывая друг другу на шрам. На работе тоже - ого, а было больно, а что случилось и так далее.

Я его мазала всякими мазями от шрамов, но ожог глубокий - особо не помогает. Спасение наступает осенью и зимой, когда настает сезон свитеров. В общем, со шрамом жить можно, но излишнее внимание людей неприятно. Сделать пластику у меня не получится: площадь большая, а своей кожи, чтоб закрыть, мало. Место такое. Как вариант косметолог предложил лазерную шлифовку. Но там тоже за один раз все не уйдет и самая крупная часть останется, просто будет менее заметна.

Екатерина Казакина, 31 год

Поехала к подруге на дачу и слишком тщательно собирала вишню и не заметила железную бочку. Об неё и поранилась. Получился шрам на коленке сантиметров 5. За все время жизни с этим шагом столкнулась только с одной реакцией уже бывшего парня: он посмотрел на него с отвращением и уточнил, нельзя ли от него избавиться или хотя бы заклеить пластырем. Я сказала: “Что за бред!?”. Но внутри, конечно, было неприятно. Собственно, он вообще очень зациклен на внешности, так что даже не удивительно.

Дарья, 24 года

Шрамы у меня на руках, заметные и очень напоминают селфхарм, хотя это и не он. В детстве, лет до 11, у меня гнила кожа на руках. Причину так и не нашли, несколько лет лечили, я ходила вечно забинтованная, потом плюнули и оно само как-то прошло. Остались странные круглые шрамы, которые все определяют как шрамы от тушения сигарет. Плюс есть длинный порез - лет 7 назад глубокой ночью заряжала посудомойку, нарезала банку с порошком, чтобы высыпать остатки, лезвие соскочило и прошлось по руке.

Люди косятся, делают выводы, в подростковом возрасте новые друзья в какой-то момент аккуратно заводили разговор, теперь не заводят — повыросли, — но иногда я рассказываю сама. Рассказываю либо когда вижу, что человек взглядом застрял на шрамах, либо как-то к месту приходится, и я вспоминаю, что надо бы рассказать, а то еще напридумывают.

Слушают обычно либо с немного хищническим интересом, либо подчёркнуто без интереса, либо с лёгким отвращением, и тогда я скорее оправдываюсь.

В детстве я была пацанкой и считала, что шрамы украшают и девчонок тоже, и гордилась. Потом просто привыкла, они не казались чем-то неестественным, поэтому в голову не приходило скрывать. Сейчас понимаю, что это очень заметно и производит ненужное впечатление, нооо очень не люблю длинные рукава поэтому не скрываю тоже. Но в последние два года старалась особо не загорать, чтобы шрамы не становились ярче. И все чаще думаю зашить. Этой зимой зашью, наверное. Хотя, если честно, жалко.

 


Анастастия, нейрохирург

Большинство хирургов в России придерживаются мнения, что мужчину шрамы красят, а женщину нет. Хотя все понимают, что не красят они никого, только помогают порой понять по внешнему виду, какие проблемы у человека были и есть. Но на выбор того, как ушить кожу, эти гендерные предрассудки оказывают не много влияния на самом деле. Больше зависит от типа операции, длины разреза, качества раны, толщины подкожной жировой клетчатки, и таких парамедицинских вещей как усталость хирурга к концу операции и наличие ниток для внутрикожного шва. Шрам после внутрикожного шва тонкий, белый, может быть практически не виден (от свойств кожи и места разреза зависит). А все эти ужасные бордово-синюшные "сороконожки" от  узловых швов грубыми нитками. Порой иначе и никак.

К сожалению, не всегда можно зашить "красиво". Я в своей практике стараюсь, если возможность есть, зашивать внутрикожно, даже мужчин. Хотя над девочками, особенно молодыми, особенно на лице, стараешься, конечно, больше. Однако при травмах может недоставать кусков кожи, края ран рваные, если не иссечь, то может и не зажить, а если заживет, то рубец будет неровный. Отдельная проблема – симметричность на лице и сопоставление краев татуировок в других местах. Тем более, что ночью по экстренной не пластические хирурги шьют, да и вообще не до красоты бывает.

При плановых операциях края ровные, проблем ушить нет, но вступают другие факторы. Длинную рану на спине зашьют скорее всего не внутрикожно, будут боятся, что развалится. Так же и с ожирением, там рисков еще больше. Бодипозитивщицы закидают помидорами, но полных людей с сахарным диабетом наши хирурги тоже предпочитают зашивать обычным швом. Если они еще и курят, то риск плохого заживления велик. Внутрикожный шов может не удержать края раны, он только сопоставляет края кожи, а вся рана держится на швах на апоневрозе и клетчатке (любые раны ушиваются послойно, под видимыми швами там еще два-три ряда). Если ПЖК толстая и рыхлая, то зашить ее нормально сложно, нитки прорезаются. И сверху нужно что-то покрепче внутрикожного шва. А потом эти полные люди еще и лежат на ране (когда она на спине, что в моей практике часто). И края некротизируются. Это совсем плохо. Уговоры двигаться и не лежать на ране с красочным описанием последствий не имеют должного эффекта. Человек до операции мало двигался, а тут после еще заставляют вставать и даже лфк заниматься! Изверги. Вот и не шьем для красоты. Но любой и любая могут попросить зашить, как им хочется. Хирург всегда пойдет на встречу при возможности. Либо объяснит, почему скорее всего не получится.

Но это все реалии нашего здравоохранения. Как за бугром, сказать не могу, на международных конференциях такую рутину не обсуждают. Для меня шрамы — часть работы, и я не стигматизирую людей по такому признаку. Я знаю, сколько таких по миру ходит. А у пациентов наоборот какая-то нездоровая тяга к ужасам. Просят зеркало на перевязке, хоть и подозревают, насколько неаппетитно это все выглядит. Я обычно до снятия швов не даю им смотреть. Это просто лишняя психотравма. А как швы сняли, уже все не так страшно.

Как зашивать кожу, этот вопрос всегда остается на личное усмотрение. Старая школа предпочитает некрасиво, зато крепко. А уступки для красоты могут закончится удлинением госпитализации на пару недель, с наложением дополнительных швов (тех же узловых, которых хотели избежать) и непонятными исходами для пациента. С другой стороны, если все спокойно и штатно, рана позволяет, то чего бы и не зашить "косметикой", как это говорят.

Но я могу говорить только о своей практике, где швы на голове и спине ( я нейрохирург). Травматологи, торакальные (грудная клетка), абдоминальные (живот), гнойные, пластические и прочие виды хирургов могут думать и делать по-другому.


Заглавное фото: Принцесса Евгения в свадебном платье Peter Pilotto, открывающем шрам на ее спине
Toby Melville / AFP / Scanpix / LETA

 

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram, Facebook, Вконтакте и Instagram.

В сети обсуждают шрам на спине принцессы Евгении

Принцесса Евгения

Сегодня в Великобритании состоялась долгожданная свадьба внучки королевы Елизаветы II — принцессы Евгении, которая обвенчалась со своим давним возлюбленным Джеком Бруксбэнком. Невеста шла к алтарю в пышном платье Peter Pilotto с открытой спиной, которое сейчас обсуждают все. Принцесса специально выбрала наряд, который обнажил ее шрамы на спине — таким образом Евгения поддержала всех женщин, ведь никто не должен стесняться своего тела.

Внучке королевы в 12 лет поставили диагноз "сколиоз" и провели коррекционную операцию, которая длилась восемь часов, вставив в позвоночник восьмидюймовые титановые стержни. Врача, который выполнял эту операцию, Евгения пригласила на свадьбу.

В интервью перед днем икс 28-летняя принцесса сказала:

Я думаю, вы можете изменить свои представления о красоте и показать людям свои шрамы. Считаю, что это особенно важно.

Ян Леховский, врач Королевской национальной ортопедической больницы в Стэнморе (в Лондоне), помогал монаршей особе в детстве. Ее мать, герцогиня Йоркская, сказала, что медицинские сотрудники были приглашены, потому что это благодаря им сейчас Евгения может ходить с прямой спиной.


Принцесса Евгения со своим врачом

В июне Евгения опубликовала рентгеновские снимки в Instagram, продемонстрировав, как ей удалось избавиться от серьезного искривления позвоночника:

В Международный день борьбы со сколиозом я хочу впервые и с гордостью поделиться своими рентгеновскими снимками. Я также хочу выразить уважение потрясающим сотрудникам Королевского национального ортопедического госпиталя, которые неустанно работают, спасая жизни и делая людей лучше. Они сделали лучше и меня, и я рада быть патроном их организации Redevelopment Appeal (RNOH).

Цель этой организации — привлечение финансовых средств со стороны филантропов и благотворительных организаций на покупку оборудования. Евгения является покровителем этого фонда и пожертвовала около 25 миллионов долларов на постройку нового блока для RNOH.

Почему шрамы настолько отличаются от обычной кожи

  • Джейсон Г. Голдман
  • BBC Future

Автор фото, iStock

Шрамы рассказывают миру о наших прошлых травмах - но почему рубцовая ткань выглядит по-другому и так выделяется на фоне обычной кожи? Обозреватель BBC Future ищет ответ на этот вопрос.

Когда мне было 10 или 11 лет, я приехал в летний лагерь и повредил колено, бегая по гравийной дорожке со своими товарищами. Падение было довольно серьезным, и в кожу на коленке буквально впились несколько небольших кусочков гравия.

В медпункте медсестры смыли кровь и достали гравий из-под кожи, а затем подставили под колено емкость и полили рану медицинским спиртом.

Было очень больно, но, по крайней мере, это помогло мне избежать инфекции. Чего мне избежать не удалось, так это шрама.

Однажды, когда я учился в колледже, я порезал руку ножом, пытаясь открыть коробку в комнате общежития. На левой руке между большим и указательным пальцем появился еще один шрам.

Почти каждый из нас может рассказать впечатляющую историю о том, как получил шрам (и даже не один), чтобы похвастаться перед друзьями. Но что же на самом деле представляет собой шрам?

Начнем с того, что шрам неизбежно образуется при заживлении любой раны. Вопрос в том, как именно он будет выглядеть.

Дело в том, что шрам - это естественный результат процесса заживления, запускаемого организмом для восстановления кожи или других органов.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Корочка на заживающей ране защищает ее от инфекции, а затем образуется шрам

В то же время у животных, способных отращивать новые части тела, в частности, конечности или хвост, шрамы не появляются.

При повреждениях кожного покрова, в том числе ранах, ожогах или травмах, сначала начинается кровотечение.

Затем образуется кровяной сгусток, его верхняя часть затвердевает и покрывается корочкой, защищающей рану от вторжения инородных организмов.

В защищенной от внешней среды нижней части кровяного сгустка появляются клетки под названием фибробласты, чья задача заключается в том, чтобы заменить корочку рубцовой тканью.

Ткань, образующая шрам, имеет практически такой же состав, как и обычная кожа - она почти полностью состоит из белка под названием коллаген. Тем не менее она выглядит иначе и имеет другую структуру.

В исследовании, опубликованном в научном журнале Bulletin of Mathematical Biology в 1998 году, математики Джон К. Даллон и Джонатан А. Шерратт из Уорикского университета объяснили причины этого явления.

"У людей, как и у животных с плотной кожей, - пишут они, - в нормальной ткани волокна коллагена переплетаются крест-накрест, в то время как в рубцовой ткани они вытянуты параллельно поверхности кожи".

Другими словами, обычная кожная ткань состоит из волокон, ориентированных во всех возможных направлениях, а в рубцовой ткани эти же волокна ориентированы в одном направлении и располагаются параллельно друг другу.

С точки зрения эволюции это вполне разумно. При наличии открытой раны организм подвергается риску, в первую очередь - попадания инфекции. Поэтому вместо медленного восстановления кожи место повреждения быстро заполняется рубцовой тканью.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Структура обычной кожи очень сильно отличается от структуры рубцовой ткани

Можно провести такую аналогию: если в крыше образовалась дыра и идет дождь, не стоит ждать лучшего мастера в городе, если самый обычный мастер готов приехать прямо сейчас и сделать работу в два раза быстрее и дешевле.

Лучше защитить организм от внешнего мира как можно скорее, даже если качество работы будет немного хромать.

Кто-то гордится шрамами, а кто-то находит их эстетически непривлекательными. Полностью избежать формирования шрамов невозможно, однако существуют способы уменьшить их размер и сделать их менее заметными.

Во-первых, чем больше рана, тем больше шрам. Именно поэтому врачи так часто накладывают швы. Уменьшение расстояния между краями раны позволяет сократить размер корочки и, соответственно, шрама.

Если шрам действительно неприглядный, дерматолог может посоветовать скорректировать его. Эта процедура заключается в полном удалении шрама и повторном наложении швов.

На его месте неизбежно образуется новый шрам, но врач может сделать так, что он будет менее заметным.

Другие способы удаления шрамов, в том числе химический пилинг и дермабразия (механическое шлифование), предполагают удаление поверхностных слоев кожи.

После этого контролируемого вмешательства начинается процесс восстановления, и на месте шрама может появиться новая, более молодая и нежная кожа.

Каждый из этих методов дает определенные результаты и при некоторых условиях может сделать шрамы менее заметными, но ни один из них не способен удалить их полностью.

С их помощью шрам можно только скорректировать, уменьшить, изменить его местоположение или иным способом улучшить его вид.

Полностью избавиться от шрама можно только при помощи пересадки кожи, но даже в этом случае по краям трансплантата все равно образуется шрам.

Возможно, в будущем ученые придумают что-то получше, а нам не остается ничего другого, кроме как делиться с друзьями захватывающими историями о происхождении своих шрамов.

Люди и их шрамы — Bird In Flight

Паша, 25 лет. «Мне было тринадцать. Мы с ребятами хотели перейти железную дорогу и решили, что самым кратким путем будет перелезть через вагоны. Я залез на вагон и после этого ничего не помню». Пашу ударило током — вся кожа обгорела, он на три четверти покрыт шрамами. Ему сделали около двадцати операций. «Анестезии для перевязки не было — двигаешь пальцем и видишь, как шевелится жилка в руке». Паша лежал в палате один, ему нельзя было двигаться — руки привязывали, чтобы он не мог ими шевелить. «Единственным развлечением было думать». «Самый некрутой момент был, когда приезжали одноклассники. Я был побрит налысо, у меня была хренова туча шрамов и кровавых подтеков, на мне была марля, которая все просвечивала. Меня посадили в кресло и выкатили к одноклассникам. Не удивлюсь, если я кому-то из них снюсь в кошмарах». Реабилитация длилась год, потом Паша заново учился ходить. Когда он вернулся в школу, сначала все беспокоились о его состоянии, пытались не трогать, прощали все. Со временем начались подначивания, клички. Паша смотрел на себя в зеркало и видел красное тело в шрамах — ужасное и противное. «Летом я мог выйти на улицу в перчатках и толстовке». Паша не принимал себя до 20 лет. Его выручала психология. Потом ему стали говорить, что он отлично выглядит. Однажды в тренажерном зале друзья забрали его футболку, и ему пришлось идти домой без нее. «Я понял, что это не так противно, плохо и печально, как мне кажется». Когда Паша окончил школу, ему предложили стать моделью. Он прошел курсы моделинга, начал активно сниматься. «Я чувствую свою миссию. Когда я лежал в ожоговом центре, я видел, как красивая девушка разлила на себя горячую воду, какой-то парень обжег половину лица. Многие люди скрывают шрамы долгое время — у меня есть знакомый, который прячет шрам от аппендицита, хотя он нормально выглядит. Я хочу показать, что нужно не забывать: ты остаешься человеком. Я могу вести переговоры, работать, кушать мороженку. Шрамы не ограничивают меня в действиях или убеждениях».

Паша, 25 лет. «Мне было тринадцать. Мы с ребятами хотели перейти железную дорогу и решили, что самым кратким путем будет перелезть через вагоны. Я залез на вагон и после этого ничего не помню». Пашу ударило током — вся кожа обгорела, он на три четверти покрыт шрамами. Ему сделали около двадцати операций. «Анестезии для перевязки не было — двигаешь пальцем и видишь, как шевелится жилка в руке». Паша лежал в палате один, ему нельзя было двигаться — руки привязывали, чтобы он не мог ими шевелить. «Единственным развлечением было думать». «Самый некрутой момент был, когда приезжали одноклассники. Я был побрит налысо, у меня была хренова туча шрамов и кровавых подтеков, на мне была марля, которая все просвечивала. Меня посадили в кресло и выкатили к одноклассникам. Не удивлюсь, если я кому-то из них снюсь в кошмарах». Реабилитация длилась год, потом Паша заново учился ходить. Когда он вернулся в школу, сначала все беспокоились о его состоянии, пытались не трогать, прощали все. Со временем начались подначивания, клички. Паша смотрел на себя в зеркало и видел красное тело в шрамах — ужасное и противное. «Летом я мог выйти на улицу в перчатках и толстовке». Паша не принимал себя до 20 лет. Его выручала психология. Потом ему стали говорить, что он отлично выглядит. Однажды в тренажерном зале друзья забрали его футболку, и ему пришлось идти домой без нее. «Я понял, что это не так противно, плохо и печально, как мне кажется». Когда Паша окончил школу, ему предложили стать моделью. Он прошел курсы моделинга, начал активно сниматься. «Я чувствую свою миссию. Когда я лежал в ожоговом центре, я видел, как красивая девушка разлила на себя горячую воду, какой-то парень обжег половину лица. Многие люди скрывают шрамы долгое время — у меня есть знакомый, который прячет шрам от аппендицита, хотя он нормально выглядит. Я хочу показать, что нужно не забывать: ты остаешься человеком. Я могу вести переговоры, работать, кушать мороженку. Шрамы не ограничивают меня в действиях или убеждениях».

участницы проекта #ProjectTheSkin — о своих особенностях кожи

В марте этого года в Петербурге появился проект #ProjectTheSkin — его основательница Александра Яковчук с помощью Кати IOWA, Ани Семак и других инфлюэнсеров ищет девушек с особенностями кожи, которые не могут принять и полюбить себя. Они участвуют в специальной фотосъемке, где впервые показывают свои шрамы, ожоги и дерматит, — «Собака.ru» записала их откровенные (и порой шокирующие) истории о возникновении рубцов, реакции окружающих и борьбы против стандартов красоты. 

Алина

31 год, менеджер по работе с маломобильными группами населения 

Веселые игры в детском саду (а точнее сопровождающие их забор и скамейка) оставили память на моем лице — в виде шрамов. Я никогда их не стеснялась, не замазывала, не прятала за челку, делая вид, будто их нет. Еще я — обладательница необычной родинки на шее, прямо в ямке, но она также не доставляет мне никаких неудобств. Единственное — люди часто указывают на нее и задают вопросы, а после операции, которую я перенесла в 2010 году, думают, что это след от трахеостомической трубки в горле.

Тогда, девять лет назад, я вернулась домой из отпуска и через несколько часов почувствовала жуткую боль в груди. Она усиливалась каждую минуту и в какой-то момент пропала, а вместе с ней — и чувствительность тела и ног. В процессе МРТ у меня обнаружили опухоль в спинном мозге и сделали срочную операцию, после которой привезли в палату и положили на сильно провисшую кровать. Поменять ее пообещали утром, когда в больницу придут свободные санитары, а пока я продолжала лежать в «гамаке» с послеоперационной 40-градусной температурой. Придя за мной утром, санитары обнаружили, что мои горячие колени попросту приклеились друг к другу, образовав ожог. Поэтому, помимо шрама длиной в половину позвоночника, я получила ужасные следы, которые — из-за плохого кровотока в моих парализованных ногах — так и не зажили.  

Не знаю, почему, но шрамов на спине и на коленях я стесняюсь больше, чем лицевых, больше, чем коляски, на которой передвигаюсь. Тот, что на спине, я видела только в первые дни после снятия швов: попросила сфотографировать и больше никогда не показывать, хотя все вокруг говорили, что шрам красивый, аккуратный и лишь немного «разошелся» в районе лопаток (после операции я простыла и очень сильно кашляла). Когда в этом году я наконец смирилась с его наличием, услышала на одной из процедур от врача: «Как вас плохо зашили, могли бы и постараться!» И все мое смирение тут же ушло обратно! Что касается следов на коленях, то их гораздо сложнее скрывать: приходится носить юбки ниже колен и надевать что-то короткое только на загорелое тело (при темной коже пятна менее заметны).

Во время съемки #ProjectTheSkin я впервые показала все, что так долго прятала. И это не только про дефекты кожи, но и про чувства и эмоции. Саша помогла мне разрушить психологические барьеры и научила наконец принимать себя — наверное, этим летом я даже смогу пополнить гардероб открытыми платьями!

Екатерина

27 лет, инженер по метрологии

Шрамы, которые остались со мной на всю жизнь, я получила в мае 1996 года, накануне своего пятилетия. Мы с мамой ужинали, собирались пить чай, но в какой-то момент я задела эмалированный чайник и опрокинула его со стола на себя. Дальше все как в тумане — видимо, из-за шокового состояния в памяти сохранились лишь обрывки событий: как соседи вызывали скорую помощь, как меня не взяли в травматологию, как пришлось договариваться с реанимацией через родственницу, работавшую в детской городской больнице. В реанимации я провела больше месяца, а после меня перевели в ожоговое отделение: запах горелых костей, изуродованные тела — не самое приятное место в мире. Я всегда думаю, ну где эти люди в обычной жизни? Я училась в двух школах и в двух вузах, сменила четыре рабочих места, трижды переезжала в другие города и ни разу не встретила ни одного человека с ожогами. Только я. Видимо, им приходится прятать свои шрамы или скрываться совсем, чтобы не ощущать на себе недоумевающие взгляды со стороны окружающих. 

Мне повезло: в школе меня не обзывали, не давали почувствовать себя «не такой». Но показывать ожоги я все равно не любила: помню, как после восьмого класса радовалась, что мне больше не нужно ходить на физкультуру и переодеваться со всеми в одном помещении. Позже — в подростковом возрасте — у меня появились мысли, что я никому не понравлюсь и что у меня не будет своей семьи. И даже сейчас, когда рядом любящие муж и дочь, мне порой не верится, что кто-то смог полюбить меня настоящую. 

Именно семья поддержала мое желание сняться для #ProjectTheSkin: я случайно наткнулась на информацию о проекте и написала Александре в социальных сетях. Хотела поспособствовать формированию у общества некоей «насмотренности»: то, что раньше казалось непривычным и «диким», благодаря тиражированию в интернете и СМИ становится нормальным и даже обыденным. Так пусть люди насмотрятся на разных девушек, а эти девушки — с проблемами, аналогичными моим, — перестанут стесняться своего тела. Ведь несправедливо, что многие не стыдятся своей безграмотности, хамства, дурного поведения и плохих привычек, а мы вынуждены скрывать то, что приобрели не по своему желанию.

Анастасия 

35 лет, занимается гончарным искусством и выставками собак

В 2005 году я, 21-летняя студентка, ехала на маршрутке в Университет гражданской авиации. И тут — сильный удар, переворот, темнота и разбивающийся люк, из которого меня достал незнакомый мужчина. Почувствовав на своем лице что-то грязное и липкое, я попросила его о зеркале, но услышала: «Не сейчас, не нужно тебе в него смотреться» 

Уже в больнице, куда меня после столкновения маршрутки с легковой машиной отвезла скорая помощь, я узнала о порезах лица, гематоме нижней губы, ушибе головного мозга и внутричерепной гематоме в височной части. Еще одно последствие ДТП — кусочек стекла, который остался в маленьком порезе на щеке — при осмотре не заметили, поэтому ночью я проснулась от абсцесса. Лицо «горело», его левая половина отекла и окрасилась в лилово-фиолетовый цвет — вид был, мягко говоря, ужасающим. Меня срочно отправили в операционную, где я умоляла хирурга не делать большой разрез. Как выяснилось позже, гнойные раны не зашивают, а ставят дренаж: как результат — дырка в щеке и борьба за то, чтобы минимизировать видимость шрама, которая продолжается вот уже 14 лет. 

Долгое время я искала врачей-косметологов, которые могли бы визуально приподнять шрам, но так как в 2005 году еще не было ни ботокса, ни гиалуронки, мне закачали биополимерный гель, заполнивший полость раны. Потом были лазерные шлифовки с наращиванием собственных тканей (брали кусочек моей кожи, размножали и пересаживали, чтобы она нарастала сверху шрама и минимизировала впадину), а сейчас я делаю пилинги и закрашиваю его с помощью корректоров. 

Принять участие в #ProjectTheSkin меня уговорила подруга. Из-за своего «закостенелого стеснения», неуверенности во внешности и страха увидеть себя на фото без ретуши, сделать это было крайне непросто. Но я благодарна команде за легкость, профессионализм и позитивный настрой, который помог осознать: шрам — это не недостаток, а моя особенность, с которой нужно научиться жить несмотря на внутреннюю борьбу и стандартизацию внешности, которую ведут социальные сети. 

Анна

29 лет, фрилансер

В возрасте 13 лет я попала в ДТП, получив перелом плеча и различные кожные повреждения. Вынуждена была носить Аппарат Илизарова — конструкцию из металлических колец и спиц, проходящих через костную ткань. Это обернулось для меня настоящей пыткой: если спицы были закреплены, то кожа и мышцы смещались при любом малейшем движении, вызывая надрыв кожного покрова. Днем было терпимо, а ночью, когда я не могла контролировать свои действия, боль обострялась — я испытывала ее на протяжении целых трех месяцев. Но большим мучением стали шрамы, которые остались со мной на всю жизнь и которые я особенно тяжело воспринимала в подростковом возрасте. Несмотря на то, что я не сталкивалась с буллингом (сверстники лишь интересовались, больно ли трогать шрамы), мне было психологически сложно принять себя. У меня нет ни одной фотографии с открытыми плечами, что уж говорить о том, чтобы сходить, например, в бассейн?

Сейчас, спустя много лет, я чувствую себя намного свободнее: шрамы уже побелели и стали не такими заметными, но сниматься для #ProjectTheSkin мне все равно было немного неловко и боязно. Спасибо организаторам за атмосферу искренности и доброты, которая царила на съемке, — она в очередной раз перевернула мой мир и заставила наконец принять себя такой, какая я есть. Ребята, вы потрясающие! 

В создании проекта помогали: фотограф Данил Ярощук, студия визажистов Buro Time, бренд нижнего белья Merci и Studio 212

Чтобы попасть в проект, необходимо отправить фотографии и рассказ о себе на почту [email protected]

Жена Илона Маска сделала тату в виде «инопланетных шрамов» во всю спину: Внешний вид: Ценности: Lenta.ru

Жена главы компаний SpaceX и Tesla Илона Маска канадская певица Граймс (настоящее имя — Клэр Буше) сделала татуировку в виде «инопланетных шрамов» во всю спину. Об этом сообщает Daily Mail.

Согласно материалу, 33-летняя исполнительница решила отказаться от черных и цветных чернил для своей наколки в пользу белой краски. Узор, изображенный на спине знаменитости, разрабатывали художник Нуси Кьеро (Nusi Quero) и тату-мастер Tweak T. По их словам, они нарисовали эскиз изображения на iPad, а затем превратили его в трехмерную геометрическую фигуру, дополнив рисунок различными линиями и формами в виде математических формул.

Граймс опубликовала результат в своем Instagram-аккаунте. «Нам не удалось сделать качественную фотографию, потому что мне было очень больно, и сейчас я должна поспать. Тату будет красной в течение нескольких недель, а потом она превратится в прекрасные инопланетные шрамы», — подписала она пост, набравший 300 тысяч лайков.

Материалы по теме

00:05 — 8 февраля 2018

Человек с иглой

Он забивал японских бандитов и звезд Голливуда, а теперь скрывается в трущобах

00:02 — 8 марта 2020

Синяя болезнь

Как первая татуировщица в мире научила женщин не бояться рисовать на своем теле тигров, змей и птиц

Подписчики оценили внешний вид знаменитости. «Нереально!», «Это так вдохновляет! Невероятная работа!», «Как же круто, что ты находишь таких талантливых художников! У тебя отличное чувство вкуса!», «Ты выглядишь, как межгалактическая бутылка газировки», «Они выглядят, как шрамы после инопланетной битвы с пришельцами», — писали они.

В декабре 2020 года Граймс выложила голое фото из туалета с подругой-моделью. На фото певица предстала полуобнаженной с разрисованным телом. Ее подруга Боэри появилась на снимках полностью голой. В подписи к посту звезда отметила, что выступила автором боди-арта.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

Эффективное удаление шрамов и рубцов лазерным методом — цены в Эс Класс Клиник Саратов

АКЦИЯ! Консультация косметолога БЕСПЛАТНО! 

Звоните сейчас по тел. (8452) 33 88 99 или запишитесь на сайте

Кожа отражает состояние здоровья и возраст человека. Даже мелкие недостатки бросаются порой в глаза, а что говорить о шрамах (рубцах) – они явно не украшают человека, особенно располагаясь на не скрытых обычно под одеждой местах.

Рубец – участок соединительной ткани, заместивший поврежденный эпидермис. Для женщины неровная кожа является причиной серьезных комплексов, психологического дискомфорта и стеснения, вынуждая накладывать много косметики или прибегать к всевозможным ухищрениям вроде челки, очков, закрытой одежды и купальников и прочим способам. Чистая, красивая, ровная кожа – лучшее украшение для представителей сильного пола.

Удаление шрамов пройдет быстро и безболезненно, если вы воспользуетесь услугами нашей клиники. Современные лазерные технологии и высочайшая квалификация врачей становятся залогом получения желанного результата – гладкой, неповрежденной кожи, изъяны на которой отсутствуют. 

Удаление шрамов в S Class Clinic осуществляется в соответствии с важными принципами: 
  • Использование инновационного, технологичного лазерного оборудования, способного справиться даже с самыми сложными задачами;
  • Причина и время появления шрамов не имеют значения, будь то травмы, ожоги, операции, обморожения, хронические воспалительные процессы;
  • Мелкие шрамы исчезнут, а крупные станут фактически незаметны после обращения к нашим специалистам;
  • Восстановление занимает небольшой период времени, а эффект заметен очень скоро;
  • Не повреждаются окружающие рубец ткани;
  • Лазер способствует выработке кожей собственного эластина и коллагена.

Удаление рубцов

Удаление рубцов лазером - процедура совершенно безопасная и не требующая специальной подготовки. Правда, следует учитывать, что за один сеанс избавиться от очень заметного шрама вам не удастся. Для того, чтобы сделать его практически невидимым, понадобится от 3 до 10 процедур, выполнять которые можно с промежутком в 1 месяц. При лазерном удалении рубцов используется высокоточное оборудование, которое не причиняет вреда здоровым тканям. Однако удаление рубцов все же предусматривает реабилитационный период, который может длиться до 5-7 дней.

Удаляя таким способом рубцы, вы можете рассчитывать на великолепный эстетический эффект, даже если речь идет о шрамах после ожогов либо хирургического вмешательства. Однако следует помнить, что у удаления рубцов лазером есть свои противопоказания. К ним относятся различные острые и хронические заболевания, онкология, наличие кожных инфекций, сахарный диабет и эпилепсия. Кроме этого, лазерное удаление рубцов противопоказано женщинам в период беременности и лактации, а также людям, у которых на месте порезов образуются келоидные рубцы. От подобной процедуры также стоит отказаться в том случае, если вы недавно делали химический пилинг или же посещали солярий.

Перед  удалением шрамов врач-косметолог нашей клиники проведет внимательный и тщательный осмотр, что позволит определиться с программой работы лазера. Не стоит мучиться и терпеть неудобство, обратившись в S Class Clinic, вы вернете коже на лице и теле здоровый вид!

11 красивых изображений настоящих женских шрамов

Нас учат, что шрамы являются признаком повреждения, несовершенного и непривлекательного, но с научной точки зрения шрамы являются признаком силы тела. Удивительно, что когда наша кожа ранена, порез часто заживает, не оставляя следов, но иногда рубцы неизбежны. Наши тела на самом деле устроены именно так. «Evolution выбрала средство для рубцевания», - сказал NBC News косметический хирург и исследователь Джон Ньюман. «Рубцы - это результат того, что система научилась очень быстро реагировать на рану.”

Как только кожа раскалывается, тело начинает стягивать края пореза вместе, работая со скоростью примерно один миллиметр каждые 24 часа. Клетки, производящие коллаген, также скапливаются в поврежденной ткани, чтобы укрепить ее. При небольшом разрезе эти производящие коллаген клетки, называемые фибробластами, образуют прочную аккуратную решетку коллагена. Но когда порез глубокий или неровный, они переходят в режим экстренного реагирования и начинают более неистово откладывать коллаген. «Это все равно что прибить крест-накрест два на четыре над дырой в колоде», - объяснил Ньюман.«Он закрывает отверстие, но выглядит не очень хорошо».

Образовавшийся шрам состоит из скопления случайно организованного коллагена в дермальном слое кожи ». Со временем ткань может немного реорганизоваться, смягчая внешний вид шрама, но он никогда не вернется к нормальному состоянию, оставив навсегда отметкой времени, когда ваше тело очень усердно работало, чтобы исцелить себя, не обращая внимания на эстетику.

Женщины переживают столько трудных подвигов - от кесарева сечения до рака - что приводит к образованию шрамов.Нас учат оскорблять кожу, которая не выглядит размытой, но следующие 11 изображений настоящих женских шрамов показывают, что «несовершенства» могут быть крутыми и красивыми.

@fauxnandes

Шрамы от ожогов

Изабелла Фернандес попала в пожар в доме в 2015 году, в результате чего на ее руке и туловище остались шрамы. «Мои шрамы и рубцовая ткань продолжают меняться, но я никогда не чувствовала себя такой красивой», - сказала она в интервью лондонскому фотографу Софи Маянн в рамках своего фотопроекта в Instagram под названием #BehindTheScars.

Буллезный эпидермолиз

@mbajsb

Британская модель Майя Спенсер-Беркли родилась с буллезным эпидермолизом - редким генетическим заболеванием, которое вызывает образование волдырей и разрывов на ее коже даже при малейшем прикосновении. Это делало обычное взросление невозможным. «До недавнего времени все, чего я хотела, - это не иметь ЭБ. Я просто хотела быть нормальной и постоянно желала этого», - написала она для журнала Bricks Magazine . «Я пришел к выводу, что могу использовать тот факт, что я был моделью с этим редким состоянием, для достижения наилучшего, продвигая БЭ и обучая людей, чтобы другим не приходилось бороться так же, как я, когда рос.… Сейчас я поставил перед собой задачу сделать все, что в моих силах, используя свою платформу в социальных сетях, чтобы повысить осведомленность и, возможно, вдохновить других принять себя, «несовершенства» и все такое! … Мой совет всем, кто борется с определенными аспектами своей внешности, - не прятаться ».

Келоидные рубцы

@biancahoneybeex

Прекрасная Бьянка идентифицируется в Instagram как #TheGirlWithTheKeloidScars. Как она пишет: «Иногда я лежу в постели, просматриваю свои фотографии и говорю себе:« Кто этот уверенный в себе человек в моем телефоне », а затем смотрю в зеркало и думаю иначе.Я должен признать, как далеко я продвинулся в том, чтобы научиться любить кожу, в которой я нахожусь. Несколько лет назад я не мог говорить о своих келоидах, своих чувствах, и я ненавидел себя за то, как я выглядел (хотя лично вы никогда не могли скажите, что я сильно страдала депрессией и тревогой). Я не худший, но внутри себя чувствую худшее. Мы ВСЕ должны любить свои недостатки, изъяны и все такое ".

Рубцы желудка

@emilyannabell

Эмили Анна Белл - актриса из Лос-Анджелеса, которая не боится хвастаться шрамом на животе.«Нас не определяют наши шрамы; именно то, как мы их лечим, делает нас такими, какие мы есть», - говорит она.

Рубцы кесарева сечения

@ ah.fitty

Мать и фитнес-инстаграммер Астрид Хупфельд открыто рассказала о своем кесаревом сечении и полученном шраме. «Мне нравится мой шрам, он крутой и напоминание о том, через что мне пришлось пройти, чтобы завести своего маленького детеныша», - говорит она. «Я не буду принимать это как должное».

Рубцы на коленях

@gennaellis

Удивительно, что кто-то мог подумать, что шрамы на коленях калифорнийского блоггера Дженны Эллис некрасивые.«К 15 годам у меня было четыре реконструктивных операции на колене, и у меня остались довольно большие шрамы на обоих коленях. С тех пор это было моей огромной неуверенностью, настолько, что я прожил годы, не надевая одежду. шорты на публике », - написала она в подписи к фото. "Я хотел бы сказать, что преодолел эти страхи и могу уверенно демонстрировать свои ноги на публике, но это не так. Однако я действительно прошел долгий путь в практике любви к телу, в котором я нахожусь. … Требуется огромное количество усилий, чтобы начать доброжелательный диалог, особенно когда мы так привыкли смотреть в зеркало и нацеливаться на все «неправильное», «мерзкое» и «уродливое».«Я надеюсь, что мы сможем признать, что все мы сталкиваемся с неуверенностью, демонами и парализующей неуверенностью в себе. Как бы то ни было, наши тела заслуживают ТАКОЙ любви за все те невероятные вещи, которые они для нас делают ».

Шрамы на груди

@radiantracheli

Защитник больных раком и мотивирующий спикер Рэйчели Алкобей был всего 21, когда у нее была лимфома Ходжкина. Теперь она видит в левом шраме на груди символ задиры и выживания. Она пишет: «Полтора года ремиссии, я дорожу своими шрамами и благодарю рак за то, что он мне подарил.… Рак дал мне дар познания моей стойкости. … Рак подарил мне благодарность. И самое главное, рак подарил мне жизнь ».

Рубцы почек

@karenarms

Карен Таби было всего 3 года, когда у нее диагностировали рак и удалили левую почку. «Я была одной из счастливчиков, и с тех пор я избавилась от рака», - пишет она в этой подписи. «Это для воинов, выживших и ушедших».

Рубцы на животе

@kara_nicoleee

«Чуть более трех месяцев назад мне сделали операцию по восстановлению 5 (да, ПЯТИ) мест на связках живота, которые образовались из-за физических нагрузок, которые я оказал на свое тело», - написала в Instagram ранее этим летом танцовщица Кара Ходжес. .«Эмоционально это было тяжело для меня, но с помощью и поддержкой моих близких друзей и семьи, которые знали, я вернулся и танцевал снова через шесть недель. Три месяца спустя, и мои шрамы медленно (как черепаха скорость) начинают уменьшаться. исчезают, но я все еще так поражен тем, как тело восстанавливается со временем, и так благодарен за способности, которые у меня есть, чтобы преодолевать, постоянно становиться сильнее и поддерживать выбранный мной карьерный путь! Любите ваши шрамы, они являются признаком силы !! "

Рубцы груди

@trustwithoutborders_brca

Кейси Берри пришлось перенести множество операций из-за рака груди, и она смело рассказывает о своем пути мастэктомии и реконструкции, которые продолжаются до сих пор.По ее словам, «я лучше буду жить» со шрамами, чем с альтернативой.

Шрамы на позвоночнике

@spinalfusionfashion

В результате операции Кэти Мессидер по поводу сколиоза остался длинный вертикальный шрам, который внешне напоминает произведение современного искусства. «Я всегда любила свой шрам», - пишет она. «В последнее время я покупаю и шью много одежды без спинки, чтобы еще больше продемонстрировать свой шрам и потому, что я думаю, что все это мне подходит!»

Хотите больше вдохновляющих изображений? Далее ознакомьтесь с 15 красивыми фотографиями настоящего женского целлюлита.

шрамов (для детей) - Nemours Kidshealth

Холли не любила ничего больше, чем кататься на велосипеде. Но однажды она пропустила бордюр и ударилась о тротуар - шлеп! Теперь ее колено было поцарапано, а локоть порезан. Ее брат Даррен помог Холли встать и своей футболкой промокнул кровь на ее локте. «Вау, - сказал он, - у тебя наверняка будет огромный шрам».

Что такое шрам?

Шрам - это бледно-розовый, коричневый или серебристый участок кожи, который растет на том месте, где у вас когда-то был порез, царапина или рана.Шрам - это способ восстановления кожи после травм.

Посмотри на свою кожу. Вероятно, у вас уже есть один или два шрама. Большинство людей так делают. Почему? Потому что от многих вещей остаются шрамы - от падений, как у Холли, до операций.

Шрамы - это часть жизни, и они показывают, через что вы прошли. Для некоторых людей шрамы особенные. У ребенка из вашего класса может быть шрам на груди, потому что он перенес операцию на сердце в детстве. Или у вас может быть шрам, как у Холли, от падения.

Столетия назад воины демонстрировали свои шрамы как символы своей храбрости и чтобы поразить своих друзей захватывающими историями о том, как происходило каждое из них. Есть ли у ваших шрамов история?

Как получить шрам?

Неважно, что стало причиной вашего шрама, вот как ваша кожа зажила открытую рану. Кожа вырабатывала связку из коллагена (скажем: KAHL-uh-jen) - жестких белых белковых волокон, которые действуют как мосты - для воссоединения разорванной ткани. Когда тело делало свое заживление, на ране образовалась временная сухая корка.Эта корка называется паршой .

Работа струпа - защитить рану, поскольку поврежденная кожа под ней заживает. В конце концов корка высыхает и отпадает сама по себе, оставляя восстановленную кожу и, часто, шрам. Однако шрам - это не всегда гарантированно.

Как предотвратить образование рубца?

Конечно, лучший способ предотвратить образование шрамов - это предотвратить раны! Вы можете снизить свои шансы получить травму, надев наколенники, шлемы и другое защитное снаряжение, когда занимаетесь спортом, катаетесь на велосипеде или катаетесь на роликовых коньках.

Но даже с защитным снаряжением человек все равно может время от времени получить травму. Если это произойдет, вы можете принять меры, чтобы предотвратить или уменьшить образование рубцов. Вы можете помочь своей коже заживить, хорошо обработав ее в процессе заживления.

Как ты это делаешь? Держите рану закрытой, пока она заживает, чтобы не допустить попадания бактерий и микробов. Не ковыряйте струп, потому что он разрывает коллаген и может занести микробы в рану. Некоторые врачи говорят, что витамин С (содержащийся в апельсинах и других цитрусовых) помогает, ускоряя создание новых клеток кожи и удаление старых.

Кроме того, некоторые люди считают, что втирание витамина Е в рану после начала образования корки может способствовать процессу заживления. Родители могут обсудить с врачом, стоит ли вам попробовать это.

До свидания, шрамы!

Некоторые шрамы со временем исчезают. Если ваш нет и вас это беспокоит, существуют методы лечения, которые могут сделать шрам менее заметным, например, лечебные кремы для разглаживания кожи, водостойкий макияж или даже небольшая операция. Поговорите со своими родителями и врачом, чтобы узнать, подходит ли вам какое-либо из этих методов лечения.

Иногда лучшее лекарство - это просто поговорить. Расскажите родителям или врачу, что вас беспокоит в вашем шраме и как вы себя чувствуете изнутри. Потому что, когда внутри хорошо, снаружи всегда кажется лучше!

Woman's Keloid Scar Photo and Inspiring Message Go Viral

Келоиды являются одними из самых заметных типов шрамов благодаря их выпуклому виду. Это также один из наиболее сложных видов шрамов, которые нужно свести к минимуму, поскольку обычно требуются инъекции кортизона или лазерное лечение, чтобы хоть немного изменить их размер и цвет.Однако недавний пост в Instagram на Girl Gaze может вдохновить тех, у кого есть келоиды, обнимать и даже отмечать свои шрамы, вместо того, чтобы скрывать или лечить их.

На репосте, сделанном фотографом Софи Маянн, запечатлена потрясающая 24-летняя женщина с ником Instagram @biancahoneybeex. В нем она с уверенностью оглядывается через плечо, ее косы развеваются вокруг головы, обнажая келоидные участки на спине. Одной фотографии достаточно, чтобы заставить кого-либо увидеть келоидные шрамы в новом свете, а подпись - цитата субъекта, предположительно по имени Бьянка - является мощным мотиватором для любого, кто когда-либо пытался принять часть своей внешности.

«Мои келоидные рубцы образовались после того, как у меня были серьезные прыщи на лице, спине и груди. Мне прописали таблетки для очистки от прыщей, но, к сожалению, они превратили некоторые прыщи в келоиды», - говорит Бьянка, объясняя, что она пробовала делать инъекции и операции. чтобы сгладить шрамы на лице, даже если есть риск того, что эти зудящие и неприятные шрамы снова отрастут. «Они мешали мне жить своей жизнью, носить определенную одежду и вызвали беспокойство и депрессию. Иногда люди не понимают, как шрамы / кожные [состояния] могут разрушить психическое здоровье человека.«

После трудностей, через которые она прошла, Бьянка пришла к замечательному и вдохновляющему выводу.» Из полученных мною неприятных комментариев я поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы заботиться о том, что думают люди », - говорит она.« Я начинаю. попытаться полюбить свою кожу и поверить в то, что я уникален. Это начало моего пути к тому, чтобы освободиться от негатива и восстановить позитивный настрой ».

Хотя этот портрет является частью серии изображений и историй Майанны #behindthescars, позитивной для тела коллекции изображений и историй, сама Бьянка публикует фотографии с подписями, которые могут легко начать движение келоид-позитивности.«Мне нужно полюбить эти келоиды, потому что они никуда не денутся», - говорит она рядом с селфи, демонстрирующим шрамы на груди. «Я надеюсь, что другие страдающие келоидом найдут семена, которые расцветут / расцветут и почувствуют себя уникальными на своей коже», - написала она рядом с другим. Ее с трудом завоеванная уверенность может вдохновить и других, которые переживают подобные трудности, чтобы увидеть свою красоту.


Узнайте больше об удивительных примерах бодипозитива:


Посмотрите, как этот защитник волчанки находит красоту в болезни:

Следите за Allure в Instagram и Twitter и подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы получать ежедневные истории красоты прямо в ваш почтовый ящик.

Девушка со шрамом: 9781606846070: Влахос, Лен: Книги

«В формате интервью участники Scar Boys вспоминают со своей точки зрения события, которые имели место перед выпуском их первого альбома в 1988 году. Воспоминание начинается там, где закончились The Scar Boys (2014); группа завершила свой первый пакетный тур, а фронтмен Джонни МакКенна попал в ужасную аварию, в которой потерял ногу.Читатели сразу же заметят зловещее отсутствие голоса Джонни, о нем говорят только в третьем лице.Как видно из названия, повествование в основном сосредоточено на басисте Шайенне Белле. Болезненная потеря, которую она терпит втайне, заставляет ее рушиться по темной спирали, разрушая ее отношения с Джонни и попутно перерастая в динамику группы. Несмотря на то, что с самого начала очевидно, что трагедия неизбежна, когда она случится, читатели почувствуют себя такими же ошарашенными, как и группа. Влахос, финалист премии Морриса с фильмом The Scar Boys , сумел создать продолжение, столь же захватывающее и эмоционально заряженное, как его предшественник .Пульсирующая энергия, образующаяся при создании музыки, - это то, что объединяет группу. Этот поток увлечет читателей в надежде, что каждый из Scar Boys найдет свой путь к сопротивлению в самые мрачные времена. Как и его предшественник, этот роман заставит читателей жаждать выхода на бис. "помечено звездой, Kirkus Reviews

" Сборник интервью с участниками группы, которые Scar Boys провели, когда группа была в студии и записывала продолжение к дебютному альбому, Minus One , ' Scar Девушка начинает с того места, где закончилась The Scar Boys (Лернер, 2014).Шайенн, Гарри и Ричи рассказывают свои истории о пути группы к своей первой записи, начиная с их возвращения после того, как Джонни МакКенна, первый певец группы, потерял ногу в автокатастрофе. Изначально Ричи - единственный участник группы, который навещает Джонни, поскольку Джонни не разрешает Чей навещать его, а Гарри борется со своей безответной любовью к Чею и своей виной из-за несчастного случая с Джонни. После того, как Гарри сталкивается с Чей и видит, как она расстроена из-за того, что не может видеть Джонни, он исправляет свою дружбу с Джонни, давая возможность Джонни и Чею снова вместе.Когда Гарри и Джонни переносят свою `` рваную дружбу в единственное место, где у нее будет шанс исцелиться: музыка '', Чей обнаруживает, что она и Джонни не совсем одно и то же: `` мы были одними и теми же людьми, одной парой, но мы были больше не мы », и она не знает, как сказать ему, что беременна. Обладая большим количеством человеческой драмы, сильным развитием характера и более чем достаточным количеством сложных тем (ампутация, беременность, аборт, самоубийство), Scar Girl понравится зрелым читателям реалистической фантастики, читают они или нет Мальчики со шрамами . "- VOYA

" Продолжая с того места, где закончилась The Scar Boys (2014), это продолжение использует формат интервью, чтобы вновь представить четырех участников группы: ведущего гитариста Гарри Джонса, чье обгоревшее лицо продолжает повлиять на то, как он относится к своим товарищам по группе и миру; Джонни Маккенна, харизматичный лидер и бойфренд бас-гитариста Шайенн Белль; и Ричи МакГилл, барабанщик и ведущий группы. Когда мы в последний раз видели их, Джонни имел дело с потерей ноги после автомобильной аварии, но теперь настала очередь Шайенна бороться с проблемами, которые меняют жизнь.Интервью - хороший способ дать персонажам их собственные голоса. Но хотя название предполагает, что это история Шайенна, перекрывающиеся повествования дают читателям взглянуть на то, как все четверо справляются с различными неудачными событиями, при этом создавая музыку, которая ставит публику на головы. Многие включенные тексты дидактически объясняют мотивы, а не кажутся словами, которые можно переложить на музыку, но иногда мелодраматическая история предложит удовлетворительное завершение многим поклонникам первой книги, которые хотят знать, что произошло дальше. "- Список книг

Лен Влахос занимал руководящие должности в Американской ассоциации книготорговцев и Исследовательской группе книжной индустрии (BISG) и является совладельцем книжного магазина The Tattered Cover в Денвере, штат Колорадо. Его роман The Scar Boys стал финалистом конкурса Уильяма К. Морриса. Премия «Дебют Ю.А.».

Келоидные рубцы - NHS

Когда рана заживает, остается шрам. Келоидный рубец - это рубец, который становится толстым, бугристым, приподнятым и больше, чем исходная рана.

Что такое келоидные рубцы?

Келоидный рубец - это увеличенный приподнятый рубец, который может быть розовым, красным, телесного цвета или темнее окружающей кожи.

Они могут развиться после очень незначительных повреждений кожи, таких как прыщи или пирсинг, и распространяться за пределы первоначальной области повреждения кожи.

Как выглядят келоидные рубцы?

Келоидный шрам может получить любой человек, но чаще он встречается у людей с темной кожей, например, у людей из Африки, афро-карибских и южно-индийских общин.

Кредит:

Келоидные рубцы чаще встречаются на верхней части груди, плечах, голове (особенно на мочках ушей после пирсинга) и шее, но они могут появиться где угодно.

Кредит:

Келоидные рубцы обычно:

  • блестящие
  • безволосые
  • приподнятые над окружающей кожей
  • твердые и эластичные
  • сначала красные или фиолетовые, прежде чем стать коричневыми или бледными

Они могут длиться годами, а иногда и нет. формируются через несколько месяцев или лет после первоначальной травмы.

Болят ли келоидные рубцы?

Келоидные рубцы обычно безболезненны, но некоторые из них могут вызывать:

  • боль
  • болезненность
  • зуд
  • чувство жжения
  • ограниченное движение, если они расположены на суставе

Что вызывает келоидные рубцы?

Эксперты не до конца понимают, что вызывает келоидные рубцы, но они возникают при перепроизводстве коллагена (белка кожи).

Они не являются заразными или раковыми.

Если у вас раньше был келоидный шрам, у вас больше шансов получить другой.

У кого появляются келоидные рубцы?

Келоидные рубцы могут повлиять на кого угодно, но они чаще встречаются у людей с темной кожей, и считается, что они могут быть семейными.

Они чаще развиваются у молодых людей в возрасте от 10 до 30 лет.

Можно ли предотвратить келоидные рубцы?

Полностью предотвратить келоидные рубцы невозможно, но можно избежать преднамеренных порезов или разрывов кожи, таких как татуировки или пирсинг, в том числе на мочках ушей.

Лечение прыщей снизит вероятность появления шрамов от прыщей.

По возможности избегайте небольших операций на коже на участках, более склонных к образованию келоидных рубцов (верхняя часть груди, спина и плечи).

Лечение келоидных рубцов

Существует несколько методов лечения, но ни один из них не оказался более эффективным, чем другие.

Лечение бывает трудным и не всегда бывает успешным.

Лечение, которое может помочь сгладить келоидный рубец, включает:

  • инъекции стероидов
  • наложение ленты, пропитанной стероидами, на 12 часов в день
  • наложение силиконового гелевого покрытия на несколько месяцев

Другие варианты включают:

  • раннее замораживание келоидные рубцы с жидким азотом, чтобы предотвратить их рост
  • лазерное лечение для уменьшения покраснения (но это не сделает шрам меньше)
  • операция, иногда с последующей лучевой терапией для удаления рубца (хотя он может вырасти снова и может быть больше) чем раньше)

Если вас беспокоит келоидный шрам и вам нужна помощь, обратитесь к терапевту.

Узнайте больше о лечении шрамов

Видео: шрамы - кожный камуфляж

В этом видео эксперт объясняет, как маскировка кожи используется для маскировки следов и шрамов.

Последний раз просмотр СМИ: 23 июня 2020 г.
Срок сдачи обзора СМИ: 23 июня 2023 г.

Помогите нам улучшить наш веб-сайт

Если вы закончили то, что делаете, не могли бы вы ответить на несколько вопросов о вашем сегодняшнем визите?

Примите участие в нашем опросе

Последняя проверка страницы: 5 июня 2019 г.
Срок следующего рассмотрения: 5 июня 2022 г.

Шрам - что шрамы говорят о сексе и стереотипах

Недавно я заметил любопытный феномен, разыгрывающийся в различных телесериалах.В фильме Outlander спина шотландского сердцееда Джейми Фрейзера покрыта шрамами от садистской порки Блэк Джека Рэндалла. Джо Макмиллан из Halt and Catch Fire был навсегда обезображен падением с крыши, когда он был ребенком. В фильме Тома Клэнси Jack Ryan персонаж актера Джона Красински получил ранение во время крушения военного вертолета в Афганистане.

В каждом из этих случаев у мужчин-лидеров есть сильные шрамы на спине и груди, но их женская любовь не имеет ни единой отметки.

Как культурный антрополог, я ищу социальные модели и исследую, как они развиваются с течением времени. Эти шоу побудили меня задуматься о закономерностях в шрамах: почему люди по-разному относятся к шрамам на мужчинах и женщинах? Какие предположения люди делают о других на основании своих шрамов? Чем рубцы в наше время отличаются от скарификации в традиционных обществах?

Шрамы - это воплощенная история - истории на нашей коже, которые ждут, чтобы их рассказали. Они рассказывают сильные человеческие истории о насилии, боли, выживании, обновлении, втором шансе, победе и связи с помощью традиционных ритуалов.Шрамы хранят прошлое; они становятся соматическими музеями. Если мы вспомним, что пупок - это в основном шрам, мы все начнем со шрама. Но все становится намного сложнее и интереснее.

Никто не знает, когда люди начали практиковать преднамеренную скарификацию, потому что кожа плохо сохраняется в течение тысяч лет. Но наскальные рисунки в Алжире примерно 6000 г. до н.э. изображать людей, украшенных точками и линиями, которые могут обозначать рубцы.

Шрамирование было обычным явлением в традиционных обществах Африки к югу от Сахары, Новой Гвинеи и Австралии, возможно, отчасти потому, что рисунки шрамов более заметны на темной коже, чем татуировки (что тоже было важно).В некоторых культурах для нарезания узоров на коже использовался острый инструмент. Иногда в свежие срезы добавляли раздражители, такие как едкие растения, древесный уголь или молотые орехи кешью, чтобы стимулировать выступающие шрамы, напоминающие бусинки. Иногда это делалось для того, чтобы наполнить человека естественными лекарствами растений или духовной защитой.

Актер Майкл К. Уильямс был порезан бритвой в день своего 25-летия, оставив после себя шрам на лице, из-за которого ему пришлось играть роли, которые олицетворяли жестких и сильных персонажей, часто связанных с преступностью и насилием. Дерек Уайт / Стрингер

Скарификация сегодня становится все менее распространенной, но все еще практикуется во многих сообществах. Шаблоны шрамов - это способ обозначить тела и лица визуальными сообщениями, которые передают значение группе. Это удостоверения личности с указанием племени, клана, пола, а иногда и возраста или социального статуса.

Для народа боле на юге Кот-д'Ивуара скарификация является символом культуры и цивилизации, отделяющей их от животных. Народ йоруба в Нигерии традиционно наносил на свои лица шрамы полосами, чтобы отметить их как членов общины, даже когда они были перемещены из-за рабства, конфликтов и брака.

Скарификация - это также обряд перехода, отделяющий людей от прежнего статуса и приобщающий их к новому. Мальчики-нуэры из Судана и Эфиопии достигли совершеннолетия на церемонии гаар , во время которой на их лбу вырезали шесть параллельных линий. Молодые люди со шрамами могли жениться, иметь скот и идти на войну. У нубийцев в Судане скарификация традиционно указывала на социальный статус и зрелость; девочки получали последовательные оценки в период полового созревания, первой менструации и после отлучения от груди своего первого ребенка.

Шрамы, оставленные младенцам и детям младшего возраста, определенным образом идентифицировали их или обеспечивали защиту. Шрамирование также было частью процесса «закаливания», призванного подготовить молодежь к жизненным физическим и эмоциональным испытаниям. Переносимые болезненные ритуалы скарификации могли быть травматичными, но это испытание также было долгожданным испытанием на стойкость с наградами, а шрамы были знаком того, что человек стал новым человеком, достойным восхищения.

Когда американский антрополог Пол Боханнан обсуждал боль от скарификации с тивским народом Нигерии, они сказали ему: «Конечно, это больно.Какая девушка посмотрела бы на мужчину, если бы его шрамы не стоили ему боли? "

«Шрамирование, одно из лучших украшений, оплачивается болью», - писал Боханнан. «Боль является убедительным доказательством того, что украшение - это бескорыстный поступок, и что оно делается для того, чтобы доставить удовольствие другим, а также себе».

Племенной шрам из ритуала совершеннолетия, изображенный здесь на человеке в Папуа-Новой Гвинее. * Кристофер * / Wikimedia Commons

Кроме того, по словам антрополога Виктории Эбин, автора книги The Body Decorated , «считается, что шрамы усиливают сексуальную привлекательность женщины».Для людей Тив, например, выступающие шрамы могут «вызывать сильные эротические чувства при прикосновении как у женщин, так и у мужчин.

Тем не менее, скарификация сокращается из-за опасений по поводу инфекционных заболеваний, давления со стороны правительств, которые считают шрамы непатриотичными, поскольку они выражают лояльность племенам, и изменения культурных норм. У бини южной Нигерии и татуировка, и скарификация были заменены отличительными стилями одежды; некоторые туники имеют отпечатки шрамов там, где они когда-то были начертаны на теле.Скарификация нигерийских игбо перешла от тел к рисункам, нарисованным женщинами на домах и керамике.

Современная точка зрения - иногда слегка расистская, а иногда - застарелая колониальная - сделала скарификацию «примитивной» и, следовательно, нежелательной. Фотограф из Кот-д'Ивуара Джоана Чумали запечатлела мужчин и женщин, которые рассказывали ей, что когда-то гордились своим шрамом на лице, но им стало стыдно за это, когда они переехали в городские районы и столкнулись с дискриминацией и насмешками. «Я не хочу этого для своих детей», - сказал Чумали раскритикованный мужчина из Буркина-Фасо.«Мы последнее поколение».

Люди судят о других на основе своих шрамов, потому что шрамы рассказывают истории - о социальной идентичности, об индивидуальном выборе и даже о личности. Это касается как скарификации, так и непреднамеренных шрамов, которые являются частью человеческой жизни.

Когда писательнице и актрисе Тине Фей было 5 лет, незнакомец порезал ей лицо, оставив заметный след возле ее рта. В своей биографии Bossypants она описывает различные реакции людей на ее шрам как своего рода социальную проверку: «Всю мою жизнь люди, которые спрашивали о моем шраме в течение одной недели после того, как узнали меня, неизменно оказывались эгоистами. средний интеллект или меньше.«Многие взрослые, - говорит она, - относились к ней с особой добротой из-за ее шрама.

Франц Боас, «отец американской антропологии», был порезан на лице во время дуэли в Гейдельбергском университете в 1877 году. Он не хотел сообщать родителям о своих ранах на лице, так как это показало бы, что он отвлекся от своей жизни. исследования. После того, как Боас начал свою первую академическую должность в США, местная газета резко раскритиковала его шрамы, заявив, что они придавали ему вид человека из «криминального сословия».”

Шрамы могут передавать положительные или отрицательные сигналы о носителе в зависимости от обстоятельств и степени тяжести рубца.

В отличие от скарификации, которая рассказывает историю членства в группе, сегодня большинство шрамов отражают истории индивидуального опыта. Шрамы могут передавать положительные или отрицательные сообщения о носителе в зависимости от обстоятельств и тяжести рубца.

Тонкий шрам Фей рассказывает историю невинной девушки, ставшей жертвой жестокого мужчины, поэтому ее шрам вызывает доброту и заботу о защите.Видные шрамы Боаса рассказывают историю о человеке, который выбрал насилие в индивидуалистических целях. Это не тот выбор, которым восхищаются в академических кругах, поэтому его шрам вызвал осуждение.

Серьезные шрамы, обезображивающие лицо, считаются не только непривлекательными, но и признаком плохого характера. В исследовании 2019 года ученые Penn Medicine обнаружили, что участники воспринимали людей с уродством лица как эмоционально нестабильных, ненадежных, несчастных и менее умных.

Такие стереотипы выражаются в развлекательной фантастике.Уродливые шрамы на лице могут обозначить персонажа как злого (Джокер Хита Леджера, чьи щеки были изрезаны «улыбкой Глазго»), безжалостного и мстительного (полковник Майлз Кворич с царапинами в когтях в «Аватаре » ), злонамеренного (Шрам в «Лев»). Король ), или сложный и опасный (Омар Литтл из The Wire , которого играет Майкл К. Уильямс, чье лицо было порезано бритвой в реальной жизни).

Гендер также играет важную роль в суждениях людей о шрамах. В исследовании, проведенном в 2008 г. в U.К., мужчины и женщины оценили привлекательность лиц противоположного пола с небольшими шрамами и без них. Женщины оценили мужчин со шрамами на лице как более привлекательных для краткосрочных отношений. Они отдали одинаковое предпочтение мужчинам со шрамами и без шрамов для длительных отношений. Когда участников просили угадать, что вызвало шрамы, женщины обычно связывали шрамы мужчин с дракой, в то время как мужчины обычно связывали шрамы женщин с несчастным случаем.

Персонаж из комиксов DC, Джокер, которого играет Хит Леджер, показывает, как шрамы на лице могут быть использованы для характеристики зла. Hersson Piratoba / Flickr

У мужчин небольшие шрамы, как и морщины, обычно считаются положительным фактором: они придают грубый вид, усиливая впечатление силы и стойкости. Шрамы - это сексуальное подтверждение мужественности. Это трофеи героизма и стойкости. Они не только отличают мужчин от женщин; они также дают начало рейтингу мужественности среди мужчин.

Нигде не видно превосходства шрамов и мужественности лучше, чем в блокбастере « Челюсти ».В момент мужской бравады и остроты охотник на акул Квинт и эксперт по акулам Мэтт Хупер соревнуются, чтобы показать свои шрамы. Они стреляют взад и вперед, показывая шрамы от драки в День Святого Патрика, мурены, соревнований по армрестлингу, укуса бычьей акулы, нападения акулы-молотилки и (в шутку) разбитого сердца. Затем история становится мрачной и мрачной, поскольку Квинт объясняет историю за шрамом на его предплечье. Когда его корабль был торпедирован, он четыре дня страдал в океане, когда акулы пожирали сотни его товарищей по кораблю.Квинт эффективно побеждает в конкурсе на мужественность, поскольку его шрам олицетворяет стойкость в невыразимом ужасе.

Напротив, в индустрии развлечений и в средствах массовой информации шрамы на женщинах встречаются редко. Сообщение, кажется, состоит в том, что у женщин не должно быть шрамов или, если возможно, скрывать все шрамы. Женщина со шрамами рискует считаться «испорченным товаром». Шрамы могут снизить ее социальную ценность, предполагая несчастье, небрежность или проблемное прошлое.

Вышеупомянутое исследование 2008 года показало, что незначительные рубцы на лице не влияют на привлекательность женщины.Но в исследовании выживших после рака груди участники оценили женщин с рубцами на груди как менее привлекательных, а знаменитостей с рубцами на груди - как особенно непривлекательных.

Многие женщины говорят, что их партнеры чувствуют отвращение или отвращение из-за шрамов от мастэктомии. И когда на обложке New York Times Magazine была изображена выжившая после рака груди со шрамом на месте груди, это стало одним из самых противоречивых изображений в истории журнала.

Вид сбоку на рубец после операции по реконструкции груди после мастэктомии. Линда Бартлетт / Wikimedia Commons

Когда у мужчин есть шрамы, которые символизируют переносимость боли, их можно рассматривать как более сексуальные. Но то же самое не обязательно относится к женщинам. Шрамы во время беременности и родов олицетворяют эту точку зрения. Роды могут быть мучительно болезненным опытом, который, безусловно, заслуживает уважения. Тем не менее, многие женщины особенно стесняются своих родовых шрамов после кесарева сечения и растяжек во время беременности и вкладывают значительные деньги и усилия, чтобы уменьшить их.

Есть признаки того, что гендерная социальная тревога вокруг шрамов постепенно меняется. В сериях «Проект шрамов» и « Huffington Post » женщины раскрывают свои шрамы и с гордостью отмечают то, что символизируют знаки: стойкость, риск, храбрость и выживание. «Мои шрамы заставляют меня чувствовать себя рок-звездой», - сказала одна женщина. Кроме того, некоторые выжившие после рака груди делают татуировки, которые превращают шрамы от мастэктомии в красивый боди-арт, который проецирует позитивные изображения.

Тем не менее, даже метафорические шрамы, нанесенные психологическими ранами, пронизаны неравенством. В недавней статье New York Times говорится, что из-за гендерного неравенства COVID-19 «пандемия может навредить поколению работающих матерей». А бывший посол ООН Сьюзан Райс недавно написала о том, как десятилетия расовой дискриминации глубоко «ранили» ее отца.

Буквально или метафорически, намеренно или случайно, глубокие или тривиальные, шрамы раскрывают отношения между людьми и их местом в обществе: Он был ранен на войне, потому что чувствовал себя обязанным служить . Она решила сделать замену тазобедренного сустава, потому что боль была невыносимой. . Однажды он почувствовал себя так плохо, что попытался покончить жизнь самоубийством, порезав себе запястья . Она пережила рак и движется вперед с надеждой .

Шрам всегда означает перенесенную боль. Боль - это часть того, что значит быть человеком, и шрамы становятся безмолвным доказательством этой человечности. Для некоторых шрамы символизируют то, что жизнь полна боли и страданий, которые необходимо терпеть с силой и стоицизмом. Поэтому не будет преувеличением, что быть человеком - значит получить шрамы.

Рубцов: лечение и причина

Обзор

Что такое шрамы?

Рубцы образуются в процессе заживления после порезов или повреждений кожи. Кожа восстанавливается за счет роста новой ткани, которая стягивает рану и заполняет пустоты, вызванные травмой. Рубцовая ткань состоит в основном из белка, называемого коллагеном.

Шрамы могут иметь любую форму и размер. Некоторые шрамы большие и болезненные, а некоторые едва заметны.Люди с темной кожей (особенно люди с африканским, азиатским или латиноамериканским происхождением), а также рыжеволосые люди более склонны к развитию келоидных рубцов. Келоиды - это приподнятые рубцы, которые растут и выходят за пределы травмированной области. В зависимости от размера, типа и расположения ваши шрамы могут выглядеть неприглядно и даже затруднять их перемещение.

Не все шрамы требуют лечения, и многие из них со временем исчезают. Если шрам беспокоит вас или вызывает боль, лечение может помочь.

Насколько распространены шрамы?

Почти у всех появляются шрамы того или иного типа в результате несчастного случая, хирургической операции, прыщей или такого заболевания, как ветряная оспа (ветряная оспа).Шрамы поражают людей любого возраста и пола.

Симптомы и причины

Какие признаки шрама?

Когда шрам впервые появляется на светлой коже, он обычно бывает розового или красного цвета. Со временем розоватый цвет тускнеет, а рубец становится немного темнее или светлее цвета кожи. У людей с темной кожей шрамы часто выглядят как темные пятна. Иногда рубцы чешутся, могут быть болезненными или болезненными.

Внешний вид шрама зависит от нескольких факторов, в том числе:

  • Травма или событие, вызвавшее рубец, например хирургическое вмешательство, ожог или сильное акне.
  • Размер, тяжесть и расположение раны.
  • Лечение раны, которое вы получили, например наложение швов или наложение повязок.
  • Ваш возраст, гены, этническая принадлежность и общее состояние здоровья.

Какие бывают шрамы?

Рубцы могут образовываться на любом участке кожи. Есть несколько типов рубцов, в том числе:

  • Контрактура: Рубец контрактуры, часто развивающийся после ожога, заставляет кожу стягиваться (сокращаться). Эти шрамы могут затруднить движение, особенно когда рубцы попадают в мышцы и нервы или возникают над суставом.
  • Депрессивный (атрофический): Эти вдавленные шрамы часто возникают в результате ветряной оспы или угревой сыпи. Они выглядят как округлые ямки или небольшие углубления на коже. Также называемые рубцами ледоруба, они чаще всего появляются на лице. Шрамы от прыщей могут стать более заметными с возрастом, поскольку кожа со временем теряет коллаген и эластичность.
  • Плоский: Хотя сначала он может быть немного приподнят, этот тип шрама сглаживается по мере заживления. Плоские рубцы часто бывают розовыми или красными. Со временем они могут стать немного светлее или темнее окружающей кожи.
  • Келоиды: Эти шрамы выступают над поверхностью кожи и распространяются за пределы области ранения. Разросшаяся рубцовая ткань может увеличиваться в размерах и мешать движению.
  • приподнятый (гипертрофический): Вы можете почувствовать гипертрофический рубец, проведя по нему пальцем. Эти выпуклые шрамы со временем могут уменьшиться, но они никогда не исчезнут полностью. В отличие от келоидов, они не растут и не распространяются за пределы области ранения.
  • Растяжки: Когда кожа быстро расширяется или сжимается, соединительные ткани под кожей могут быть повреждены.Растяжки часто появляются во время беременности, полового созревания или после набора или похудания. Обычно они появляются на груди, животе, бедрах и плечах.

Рубцовая ткань также может образовываться внутри тела. Внутренняя рубцовая ткань может возникнуть в результате хирургического вмешательства (например, спаек брюшной полости) и некоторых заболеваний, таких как синдром Ашермана и болезнь Пейрони. Аутоиммунное заболевание, такое как склеродермия, вызывает кожные изменения, напоминающие рубцы от воспаления на коже.

Что вызывает шрамы?

Шрамы - это часть процесса заживления организма. Как часть вашей иммунной системы, ваша кожа является барьером, защищающим вас от микробов и других вредных веществ. Когда кожа травмируется, тело создает новую ткань из коллагена, которая помогает запечатать себя.

Коллаген играет важную роль в организме, в том числе делает кожу гладкой и помогает хрящам защищать суставы. Когда образуется рубец, волокна коллагена восстанавливают поврежденную кожу и закрывают все открытые участки.Новая ткань защищает вас от инфекции.

Диагностика и тесты

Как диагностируют рубцы?

Вы можете легко диагностировать большинство шрамов самостоятельно, наблюдая за участком кожи, который зажил после травмы. Шрамы часто выглядят темнее, светлее или розовее окружающей кожи.

Ваш лечащий врач проведет физический осмотр, чтобы оценить шрам, вызывающий проблемы. Ваш врач рассмотрит размер, текстуру и цвет шрама, чтобы определить его тип.Методы лечения различаются в зависимости от типа шрама, его местоположения, причины и продолжительности его существования.

Ведение и лечение

Можно ли вылечить шрамы?

Несколько процедур могут сделать шрамы меньше или менее заметными. Ваш лечащий врач может порекомендовать одно лечение или их комбинацию. Лечение рубца зависит от нескольких факторов, в том числе:

  • Вид, размер и расположение рубца.
  • Причиняет ли шрам боль или влияет на вашу способность двигаться.
  • Ваш возраст и возраст шрама.

Как лечить рубцы?

Процедуры могут уменьшить размер или внешний вид шрама, но он никогда не исчезнет полностью. Некоторые методы лечения предотвращают образование рубца по мере заживления раны. Лечение рубцов включает:

  • Дермабразия: обычное лечение шрамов от угревой сыпи. Дермабразия удаляет верхний слой кожи путем мягкого «шлифования» кожи. Процедура смягчает и разглаживает кожу и может улучшить внешний вид шрамов.
  • Инъекции: Ваш лечащий врач вводит лекарство прямо в шрам, делая его меньше и более плоским. Инъекции кортикостероидов могут уменьшить размер келоидных рубцов. Ваш лечащий врач может вводить препараты для лечения рака, такие как блеомицин (Bleo 15k ™) и фторурацил (Adrucil® или 5-FU), чтобы сгладить шрамы и уменьшить зуд и боль.
  • Лазерное лечение: несколько видов лазерного и светового лечения могут сделать шрамы (включая шрамы от угревой сыпи) менее заметными. В лазерных процедурах используется свет определенной длины волны, чтобы вызвать определенное действие на кожу.V-луч - это импульсный лазер на красителе с длиной волны 595 нм (нанометров), воздействующий на мелкие кровеносные сосуды кожи. Иногда рубцы остаются розовыми или красными, потому что новые кровеносные сосуды, которые образовались для заживления раны, никогда не отступают после того, как их работа была сделана. Этот лазер может прижигать мелкие сосуды изнутри, чтобы удалить их из рубца и позволить розовому или красному цвету исчезнуть. Это действие также может помочь сгладить шрам, если он слишком толстый, или утолщаться, если он слишком тонкий. Другие лазеры (например, лазер Fraxel) могут испарять небольшие столбики ткани внутри рубца, чтобы разрушить волокна коллагена и позволить рубцу реконструироваться и стать более гибким.Лечение также может помочь при боли, зуде и повышенной чувствительности. Лазерное лечение может вызвать гиперпигментацию (потемнение кожи) или гипопигментацию (осветление кожи) у людей с темной кожей. Перед началом лечения поговорите со своим врачом о побочных эффектах.
  • Прессотерапия: эластичная повязка, повязка или чулок оказывает давление на рану в процессе заживления. Давление предотвращает образование рубца или уменьшает его размер. Массаж также может помочь разрушить рубцовую ткань и позволить ей реконструироваться.
  • Операция по исправлению рубца: с помощью ряда хирургических процедур можно удалить рубец, улучшить его внешний вид или пересадить кожу с другой области (кожный трансплантат). Это замена одного типа рубца на другой, более предпочтительный.
  • Кремы и мази для местного применения: нанесение силиконовой мази на рубец может уменьшить его размер или предотвратить его образование. Или ваш лечащий врач может порекомендовать нанести на эту область крем с кортикостероидами или силиконовый гелевый лист. Если у вас темная кожа, спросите своего врача об использовании осветляющего кожу крема с гидрохиноном для осветления шрамов.

Профилактика

Можно ли предотвратить образование шрамов?

Хотя не всегда можно предотвратить травмы, вызывающие рубцы, можно снизить риск образования рубца после травмы. Если шрам все же образуется, осторожный уход может сделать шрам менее заметным.

Чтобы снизить риск образования рубцов, вам следует:

  • Обратитесь к своему врачу: Если у вас есть рана, которая может оставить шрам, посетите своего врача для осмотра. Вам могут понадобиться швы или специальные повязки, чтобы скрепить кожу во время заживления.Швы могут свести к минимуму образование рубцов. Обязательно следуйте инструкциям вашего врача при уходе за швами. В зависимости от типа и местоположения раны вам могут потребоваться пероральные или местные антибиотики для предотвращения инфекции.
  • Очистите рану: Промойте пораженный участок водой с мылом. Удалите грязь или засохшую кровь и наложите повязку на рану, чтобы предотвратить попадание микробов. Обязательно почаще меняйте повязку по мере заживления раны.
  • Держите рану влажной: Нанесите вазелин или влажные подушечки для ожогов, чтобы рана не стала слишком сухой и не образовалась струпья.Корки могут усугубить рубцевание.
  • Защищайте его от солнца: Закройте шрам или используйте солнцезащитный крем для его защиты. Воздействие солнца может сделать шрам темнее. Повторное воздействие увеличивает риск развития рака кожи.
  • Поддерживайте свое питание: Низкий уровень витаминов D или C в организме может усугубить рубцы, и вам необходимо достаточное количество высококачественного белка в вашем рационе, чтобы помочь вашей коже вырабатывать то, что необходимо для заживления.

Перспективы / Прогноз

Шрамы бледнеют, уменьшаются в размерах или становятся менее заметными со временем?

Большинство шрамов со временем исчезают и не вызывают долгосрочных проблем со здоровьем.То, как меняется шрам, зависит от его расположения, размера и типа. Шрам может так сильно побледнеть, что вы его почти не увидите, но он никогда не исчезнет полностью.

Некоторые шрамы вызывают проблемы спустя месяцы или годы. По мере роста нервных окончаний рубец может стать болезненным или зудящим. Рак кожи может развиваться в рубцах, особенно в рубцах от ожогов. Чтобы избежать рака кожи, используйте солнцезащитный крем или прикрывайте шрам.

Жить с

Когда мне следует обратиться к врачу по поводу шрама?

Если вас беспокоит внешний вид шрама, поговорите со своим врачом о процедурах, которые могут сделать его менее заметным.Также обратитесь к врачу, если рубец изменился, стал болезненным, болезненным, зудящим или инфицированным. А если вы заметили родинку, веснушку или рост на шраме или рядом с ним, немедленно позвоните своему врачу. Это может быть признаком рака кожи, который может перерасти в рубец.

Если у вас был келоидный шрам, у вас больше шансов получить новый. Поговорите со своим врачом, прежде чем делать пирсинг, татуировку или плановую операцию (например, косметическую операцию). Ваш врач порекомендует меры предосторожности (например, ношение одежды, обеспечивающей давление), если кожа начнет утолщаться и превратиться в келоид.

Записка из клиники Кливленда

Обратитесь к врачу, если вас не устраивает внешний вид шрама. Возможно, вам не придется жить со шрамом, который вас беспокоит. Несколько эффективных методов лечения могут сделать шрамы более плоскими или менее заметными. После лечения вы можете даже не заметить шрам. Если шрам вызывает дискомфорт или затрудняет движение, позвоните своему врачу. Процедуры могут улучшить подвижность и уменьшить боль. Всегда защищайте шрамы от солнца, чтобы снизить риск рака кожи.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *