Рубрика

Перинатальная энцефалопатия: Перинатальная энцефалопатия. Что нужно знать родителям.

Содержание

Перинатальная энцефалопатия у детей — лечение остеопатией в Москве



Перинатальная энцефалопатия — общее название ряда расстройств центральной нервной системы, которые диагностируют у детей в первые месяцы жизни. Как правило, расстройства ЦНС являются следствием поражением головного мозга, которые были получены во внутриутробном периоде или в результате родовой травмы. Проявления перинатальной энцефалопатии могут быть очень разнообразными  — зависит от того, какой отдел головного мозга был затронут, насколько обширны поражения, и как долго малыш находится без лечения. 

Частые срыгивания, отказ от груди, трудности с засыпанием, снижение двигательной активности, повышенная утомляемость — это лишь малая часть возможных симптомов, которыми может проявляться на начальном этапе перинатальная энцефалопатия. Как правило, диагноз ставят во время планового осмотра невропатолога в поликлинике. 

Во многих случаях невозможно установить истинную причину развития перинатальной энцефалопатии. Наиболее вероятной медики считают кислородную недостаточность, возникающую еще во время внутриутробного развития. Она приводит к нарушению снабжения кислородом тканей головного мозга, что нарушает его нормальную работу. Но бывают случаи, когда болезнь является следствием механических повреждений, которые малыш получает во время родов. Дисфункции позвоночника и внутренних органов, нарушение кровообращения и лимфотока — все эти факторы крайне негативно влияют на рост и развитие ребенка, так как мешают нормальному функционированию организма в целом, и головного мозга в частности.

Врачи-остеопаты клиники ОСТМЕД способны улучшить состояние ребенка с диагнозом перинатальная энцефалопатия, главное — обратиться к ним при первой возможности, как только были выявлены нарушения. Если оставить заболевание без лечения, оно может стать причиной задержки психомоторного и речевого развития, повлечь за собой развитие эпилепсии и ДЦП, синдрома гиперактивности и дефицита внимания. 

Врач-остеопат на физическом уровне устраняет дисфункции в теле ребенка, избавляет его от полученных во время родов травм и деформаций тела, нормализует тонус скелетной мускулатуры и кровоснабжение мозга, регулирует работу всех органов и систем организма (в том числе и нервной). Остеопатическое лечение способствует тому, что организм ребенка запускает собственные резервы восстановления. А остеопат активно помогает ему в этом. 

Не тратье время зря — покажите ребенка при первой возможности врачу-остеопату. Опытные специалисты клиники ОСТМЕД проведут диагностику состояния ребенка и помогут ему расти здоровым и сильным! 

Просмотров статьи: 4661

Facebook

Twitter

Вконтакте

Запишитесь на прием


Получив заявку, администратор клиники свяжется с вами для согласования даты/времени приема.

Обратите внимание: обязательные поля помечены звездочкой (*).

причины, симптомы, методы лечения и прогноз

Патогенетические факторы и причины

Энцефалопатия считается многофакторным заболеванием и классифицируется на врожденную и приобретенную. В первом случае говорят о перинатальном поражении нервной системы и церебральных структур с 28 недели до 7–10 дней после рождения ребенка. Во втором – заболевание является осложнением фоновых патологий.

Перинатальная энцефалопатия появляется в результате воздействия тератогенных факторов на плод, хронической гипоксии, тяжелых родов и гипоксии, при резус-конфликте. Основная профилактика – адекватное ведение беременности и правильный выбор подхода в родоразрешении.

Приобретенная энцефалопатия связана преимущественно со следующими провоцирующими факторами:

  • острой или хронической интоксикацией;
  • травмой головы;
  • сосудистыми патологиями, сердечной недостаточностью;
  • почечной и печеночной недостаточностью;
  • нарушениями вентиляцией легких;
  • менингитом.

Большое значение в развитии энцефалопатии имеют метаболические расстройства, связанные с токсическим воздействием, органными нарушениями и снижением осмотического давления различного генеза. Крайне редко энцефалопатия имеет вирусную природу.

Проявления и симптомы

Для большинства случаев энцефалопатии характерно постепенное начало и бессимптомное или малосимптомное течение. 85% вторичных патологий – результат сильнейшей травмы или сопутствующих неврологических нарушений.

Острая же энцефалопатия проявляется при тяжелой почечной недостаточности (на фоне уремии), тяжелой гипоксии. В остальном симптомы зависят от причинной патологии при вторичном процессе. Классификация по тяжести течения:

  • I степень – церебральные проявления слабые, имеют постепенное развитие;
  • II степень – симптомы умеренные или легкие, нередко преходящие;
  • III степень – тяжелые неврологические проявления, приводящие к инвалидности.

Клинические проявления вариативны, а сама грань между тяжестью течения энцефалопатии весьма условна. При появлении симптомов проводят ряд клинико-лабораторных и инструментальных обследований.

Как проявляется

В большинстве случаев развивается хроническая энцефалопатия с малосимптомным и постепенным началом. В ранний период люди забывают недавние события, путаются в реальном времени, отмечают снижение умственных способностей и концентрации внимания. Пациенты отличаются психоэмоциональной лабильностью, расстройством сна. Симптомы варьируются, но чаще всего отмечают:

  • нистагм;
  • повышение мышечного тонуса;
  • дневную сонливость;
  • головные боли;
  • нарушение ночного сна;
  • вегетативные нарушения;
  • перепады артериального давления;
  • отсутствие контроля над мочеиспусканием, дефекацией.

Интеллектуальные нарушения нарастают постепенно, что рано или поздно приводит к деменции. В дальнейшем возможно формирование психических расстройств на фоне необратимого изменения оболочек мозга.

Острая форма патологии проявляется внезапно с приступа возбудимости, тошноты, шаткости походки, онемения языка. Возбуждение довольно быстро сменяется апатией, оглушенностью и некоторой дезориентацией в пространстве. Есть случаи онемения языка и ротоглотки. Нередки эпизоды эпилептических приступов. Острая энцефалопатия опасна отеком головного мозга, нарушением важнейших церебральных центров и требует незамедлительного медицинского вмешательства.

При остром отравлении и развитии токсической энцефалопатии на первый план выходят спутанность сознания, зрительные или слуховые галлюцинации, тремор конечностей, судорожный синдром, сильная мышечная слабость. Люди теряют возможность ориентации в пространстве. При стремительном течении токсической энцефалопатии результатом являются кома и гибель больного.

Осложнения и прогноз

Прогноз при энцефалопатии достаточно вариативен. Определить исход заболевания затруднительно, что связано с широкими компенсаторными возможностями головного мозга и организма в целом. При тяжелом течении возможно развитие следующих последствий:

  • раннее развитие деменции и слабоумия у пожилых людей;
  • возникновение эпилептических приступов;
  • затруднение психофизического развития или паралич нервов при младенческой энцефалопатии.

Сильное повреждение головного мозга приводит к его отеку, глубокой инвалидизации, вплоть до гибели. При адекватном и своевременном лечении можно добиться стабилизации болезни, контролировать в дальнейшем ее развитие. Если энцефалопатия прогрессирует, происходит целый ряд неврологических или психоэмоциональных нарушений, при которых невозможна полноценная жизнь. Это приводит к инвалидности. При остром или массивном поражении мозговых оболочек патология в большинстве случаев приводит к необратимым морфологическим изменениям.

Профилактика вторичной энцефалопатии невозможна ввиду полиэтиологичности заболевания и разнообразия предрасполагающих факторов. Важно контролировать течение основных патологий, назначать адекватное лечение. Перинатальную энцефалопатию можно предупредить, если выбрать правильный способ родовспоможения, внимательно вести беременности у женщин из группы риска, соблюдать правила ухода за новорожденными.

Перинатальная энцефалопатия

 /  /  / 

Перинатальная энцефалопатия

Отделения и центры

Методы лечения

Методы диагностики

Заболевания и симптомы

Перинатальная энцефалопатия – так часто встречающееся понятие в практике педиатров и детских неврологов! Что это такое? Буквально «перинатальная энцефалопатия» обозначает «поражение головного мозга в околородовый период». Перинатальный период включает в себя антенатальный период (поздние сроки беременности, начиная с 28 недели), интранатальный период (сами роды) и ранний неонатальный период (первая неделя после родов).

Эти этапы очень значимы для дальнейшего здоровья нервной системы ребенка. К примеру, известный детский невролог А.Ю. Ратнер из Казани говорил, что маленькая беда в самом начале жизни может обернуться большой бедой впоследствии. В настоящее время формулировка «перинатальная энцефалопатия» является устаревшей. То, что под ней подразумевалось, сейчас называют «перинатальное поражение головного мозга». Само по себе оно не является самостоятельным диагнозом — это собирательное понятие, говорящее о воздействии на головной мозг новорождённого различных неблагоприятных факторов в указанный временной период.

К таким факторам относятся:

  • гипоксия, т.е. недостаток снабжения мозга кислородом;
  • травмы нервной системы;
  • кровоизлияния в разные структуры головного мозга и под его оболочки;
  • инфекции.

Под влиянием этих факторов сразу после рождения могут развиваться те или иные расстройства функционирования нервной системы разной степени тяжести, при этом они могут сохраняться и в течение периода новорожденности. Их точная диагностика и лечение является задачей врачей в первое время после рождения.

При появлении ребенка на свет первым его состояние оценивает неонатолог, присутствующий на родах. В дальнейшем при необходимости проводится целый ряд обследований и назначается наблюдение невролога. В этот период врачам предстоит выявить конкретные расстройства и провести правильное лечение. Основными синдромами перинатального поражения чаще всего являются повышенное возбуждение ребенка или, наоборот, снижение его рефлекторной деятельности. Реже отмечаются синдром повышения внутричерепного давления, нарушения деятельности вегетативной нервной системы, а в тяжелых случаях – разные степени угнетения сознания и судороги новорождённых.

В лёгких случаях все основные ранние симптомы перинатального поражения нервной системы проходят в течение 1 – 2 недель. В дальнейшем легкие остаточные явления, как правило, компенсируются в течение первых месяцев жизни. После года иногда могут сохраняться мягкие резидуальные проявления, выражающиеся в задержке темпов речевого, психического или двигательного развития. В случае более тяжелого поражения нервной системы в перинатальном периоде по достижении ребенком годовалого возраста врачи могут поставить вполне конкретные диагнозы, такие, как детский церебральный паралич разных степеней, симптоматическая (структурная) эпилепсия, отставание в психическом развитии разной выраженности, гидроцефалия разной формы и степени и т.д.

Самой распространенной причиной поражения нервной системы новорождённых является гипоксия. На деле под перинатальным поражением головного мозга чаще всего подразумевают именно её воздействие. В практике российских педиатров и детских неврологов подобный «диагноз» встречается очень часто. Практически невозможно встретить ребенка в возрасте до одного года, которому было бы поставлено заключение «здоров». Перинатальное поражение головного мозга у родившихся детей в нашей стране регистрируется в 70..90% случаев. Конечно, на самом деле это не может соответствовать действительности. Например, в западных странах по статистике те же самые нарушения отмечаются примерно у 0,6..5,0% доношенных новорождённых.

У такой чрезмерно завышенной диагностики нарушений много причин: сложившиеся в течение нескольких десятков лет стереотипы в представлениях неврологов и педиатров, отсутствие единых стандартов в подходах к оценке клинических симптомов и получаемых результатов обследования, отсутствие правильной организации в подготовке рядовых врачебных кадров в учреждениях поликлинического звена. В то же время надо отдать должное более критическому и настороженному подходу отечественных специалистов. Такая ситуация стала складываться примерно после 80-х годов с развитием в России диагностических возможностей, в частности, появления ультразвуковых исследований (например, нейросонографии), компьютерной томографии и магнито-резонансной томографии мозга. Именно с этого момента врачи стали выявлять те или иные отклонения у внешне здоровых младенцев. Вспомните, дети, рожденные до 1980 г., в большинстве своём считались здоровыми… К подобному заключению в отношении младенца следует относиться взвешенно и осмысленно. При возникновении сомнений родители могут дополнительно проконсультироваться у специалистов экспертного уровня. Ведь может оказаться, что ребенку необходимо назначить более интенсивное лечение либо, наоборот, сократить объемы лечения при отсутствии веских показаний.

Наши специалисты

Записаться на прием в Самаре:

Читайте также

Атрофия мышц

Слово атрофия в переводе с латинского обозначает потерю или уменьшение в объеме мышечной массы или отдельной мышцы. Чаще всего атрофия мышц возникает из-за ограничения активных движений, например, после…

Подробнее

Опоясывающий герпес

Впервые варицелла зостер попадает в организм человека в раннем возрасте и проявляется как ветряная оспа, чаще у детей. Затем следует скрытая фаза циркуляции возбудителя в организме и при определённых условиях…

Подробнее

Синдром запястного канала

Клиническое проявление синдрома запястного канала  Данное нарушение происходит в срединном нерве. Причинами являются тендовагинит сухожилия сгибателя в кистях, острый суставной ревматизм, беременность…

Подробнее

Синдром позвоночной артерии

Основные сосудистые магистрали, несущие кровь к головному мозгу, проходят в шее – это две сонные и две позвоночные артерии. Снижение кровотока по позвоночным артериям будет приводить к развитию острой…

Подробнее

Рассеянный склероз

Рассеянный склероз (РС) — хроническое заболевание, вопреки распространенному мнению, совершенно не связанное с нарушением внимания и старческим склерозом. В данном случае, под термином «склероз» подразумевается…

Подробнее

Внутричерепная гипертензия

Внутричерепная гипертензия – это состояние (синдром), связанное с повышением давления спинномозговой жидкости (ликвора) внутри черепа. Основными симптомами повышения внутричерепного давления является…

Подробнее

Детский массаж при перинатальной энцефалопатии | Массаж и ЛФК | Профилактика и оздоровление

Перинатальная энцефалопатия объединяет ряд синдромов. Самыми распространенным являются:

 

  • Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости. Его признаки: увеличивается период бодрствования ребенка, он часто плачет без причины, малышу трудно заснуть, сон беспокойный и поверхностный. Периодически возникают непроизвольные подергивания ручек и ножек, внезапные усиления двигательной активности.
  • Перинатальная энцефалопатия (ПЭП) — собирательный диагноз, объединяющий большую группу мозговых дисфункций, разных по причинам возникновения и появляющихся в перинатальный период.

 

Перинатальная энцефалопатия объединяет ряд синдромов. Самыми распространенным являются:

 

  • Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости. Его признаки: увеличивается период бодрствования ребенка, он часто плачет без причины, малышу трудно заснуть, сон беспокойный и поверхностный. Периодически возникают непроизвольные подергивания ручек и ножек, внезапные усиления двигательной активности.
  • Судорожный (эпилептический) синдром. Его признаки: периодически появляются подергивания и напряжения ручек и ножек, непроизвольные повороты, сгибания головы, неожиданные вздрагивания.
  • Гипертензионно-гидроцефальный синдром. Для него характерны следующие визуальные признаки: увеличение размеров головы, задержка закрытия большого родничка и его усиленная пульсация, частые срыгивания, запрокидывания головы, беспокойный поверхностный сон.
  • Синдром двигательных нарушений. Имеет следующие проявления: дисбаланс мышечного тонуса, как в сторону его снижения, так и повышения, снижение или чрезмерное усиление спонтанной двигательной активности, возможно также возникновение асимметрии мышечного тонуса туловища и конечностей.

Необходимо помнить, что диагноз ставит только врач. Поэтому если Вы заметили вышеперечисленные симптомы у ребенка, обращайтесь за помощью к медицинским специалистам, не занимайтесь самодиагностикой и самолечением.

 

Детский массаж — механизм действия

 

Повышенное (гипертонус)/сниженное (гипотонус) напряжение мышц ребенка наблюдается с рождения и все органы и системы, а также процессы, происходящие в организме ребенка, вынуждены подстраиваться к этому состоянию. Это мешает ребенку развиваться. При двигательных нарушениях основной акцент восстановительного лечения приходится на детский массаж. Регулярные сеансы помогают добиться нормализации мышечного тонуса ребенка. Детский массаж при гипертонусе напряженные мышцы расслабляет, а при гипотонусе укрепляет и на смену имеющемуся мышечному дисбалансу приходит новое — максимально комфортное — состояние, которое и есть норма.

 

Лечебный детский массаж и гимнастика способствуют развитию хватательной и опорной функции рук и опорной функции стоп, развитию чувства равновесия. Более того, детский массаж — это и в некотором роде тренировка умений и возможностей ребенка, что положительно сказывается на укреплении здоровья малыша. А в случаях, когда у ребенка наблюдается ассиметрия мышечного тонуса туловища и конечностей и тело выглядит как дуга, лечебный детский массаж и гимнастика незаменимы для исправления этого нарушения.

 

Как видите, польза массажа очевидна. В сочетании с лечебной гимнастикой и медикаментозной терапией, назначенной лечащим врачом, удается снять негативные проявления перинатальной энцефалопатии.

Детский массаж

Перинатальная энцефалопатия лечение недорого в Киеве

Перинатальная энцефалопатия – это термин, объединяющий большую группу различных по причинам и не уточненных по происхождению поражений головного мозга, возникающие во время беременности и родов.

Признаки опасности развития перинатальной энцефалопатии (если у вас следующие симптомы):

– повышенная раздражительность ребенка, снижен аппетит, малыш часто срыгивает во время кормления и отказывается от груди, меньше спит, труднее засыпает и т.д.

Что необходимо делать в начале развития перинатальной энцефалопатии:

– Обратиться к невропатологу.

Наши комплексные подходы к диагностике перинатальной энцефалопатии

Комплексная неинвазивная диагностика включает:

  1. УЗ диагностику магистральных и периферических артерий и вен региональных бассейнов головы, печени, почек, конечностей
  2. Капилляроскопия мельчайших сосудов организма
  3. ЭКГ скрининг ишемических изменений миокарда
  4. Электроэнцефалография – оценка работы мозга
  5. Соматический осмотр
  6. Неврологический осмотр
  7. Осмотр реабилитолога – оценка адаптивности сосудистой системы к физическим и эмоциональным нагрузкам
  8. Психодиагностика на предмет исключения психосоматического происхождения болезни и влияния зафиксированных эмоциональных перегрузок на сосудистую систему

В чем преимущество диагностики и лечения нейроинфекций в нашей клинике

Клиника работает на инновационных технологиях д.м.н. Лущик У.Б., разработанных в Научном центре «Веритас».

Клиника обладает авторскими новаторскими подходами к диагностике и лечению всего организма, которые успешно используются на рынке медицинских услуг с 1996 года:

  1. Комплексный подход к оценке патологии всего организма.
  2. Акцент на исследование сосудистой системы организма как основной магистрали кровоснабжения органов и систем.
  3. Эксклюзивные технологии исследования состояния венозной системы организма как системы оттока из органов – прообраз системы канализации в организме.
  4. Оценка работы организма на уровне достаточности кровоснабжения, функционирования органа или системы.
  5. Оценка адаптивности организма и адекватности его работы в условиях физических и психоэмоциональных нагрузок.
  6. Оценка логики оздоровительных (саногенных) или патологических приспособлений организма к тем или иным изменениям окружающей среды (метеотропность, метеочувствительность, метеопатии).
  7. Понимание логики поступков организма при тех или иных заболеваниях.

Программы лечения перинатальной энцефалопатии в нашей Клинике

Перинатальная энцефалопатия требует индивидуального подхода к диагностике состояния всей сердечно-сосудистой системы.

Внутрисосудистое давление повышается внутри артериальных и венозных сосудов в результате неправильного перераспределения крови. Только после обследования всех сегментов в системе сосудистого водопровода «сердце-артерии-капилляры-вены-сердце» можно начинать лечение перинатальной энцефалопатии.

Эффективность лечения перинатальной энцефалопатии в нашей Клинике

Диагностика (комплексное обследование) Предлагаем выбрать следующие способы лечения: амбулаторное, медикаментозное или комплексное лечение с реабилитацией Медицинская профилактика
Мы рекомендуем Амбулаторное лечение Интенсивное медикаментозное лечение Индивидуально подобранное комплексное лечение + реабилитация (нейрореабилитация) Мы рекомендуем
Позволяет улучшить состояние здоровья на
1 раз в 3 месяца 10-30% 10-70% за 2-4 месяца 10-70% за 2-4 месяца Ежедневно до достижения возрастного психоречевого развития

Массаж при перинатальной энцефалопатии | Курсы института МИРК в Москве

Форма обучения: очно, заочно, дистанционно.

Специалистам, уже работающим в сфере медицинского массажа в педиатрии, а также всем, кто столкнулся с нарушениями внутриутробного развития и патологиями первого года жизни ребенка, МИРК предлагает курс углубленного изучения техник восстановительного массажа при перинатальной энцефалопатии.

Перинатальная энцефалопатия (ПЭП) — собирательный диагноз, объединяющий большую группу мозговых дисфункций, разных по причинам возникновения и появляющихся в перинатальный период (с 28 недели беременности – по 7 день жизни ребенка). Причиной развития ПЭП могут быть внутриутробная гипоксия и инфекции, воздействие стресса, токсинов, травматические и гормональные воздействия и др.

Самыми распространенными синдромами ПЭП являются меняющийся мышечный тонус и его асимметрия, вялость, судороги, беспокойство и вздрагивание, подергивание и напряжение ручек и ножек, плач без причины, беспокойный сон, задержки в физическом развитии.

Вовремя поставленный диагноз и лечение перинатальной энцефалопатии на ранних стадиях обычно имеет положительные результаты: к первому-второму годам жизни у ребенка восстанавливаются нарушенные мозговые функции. Отсутствие лечения перинатальной энцефалопатии может привести к серьезным осложнениям — минимальной церебральной дисфункции, гидроцефалии, судорожному синдрому, ДЦП, олигофрении и пр.

В комплексном лечении применяют симптоматическую терапию, в том числе массаж и лечебную физкультуру, помогающую улучшить обмен веществ и нормализовать тонус мышц. В результате комлексной терапии с элементами ЛФК, физиотерапии, детского массажа нормализуются функции мышечного аппарата, восстанавливаются рефлексы, налаживается работа отделов головного мозга и центральной нервной системы, усиливается кровообращение, улучшается функция суставого и связочного аппарата.

Современная неблагоприятная экологическая ситуация, вредные привычки и стресс, применение лекарств и воздействие токсинов, гормональные отклонения и инфекционные заболевания могут привести к отклонениям во внутриутробном развитии ребенка, нарушении работы его головного мозга и стать причиной появления одного из часто встречающихся диагнозов — перинатальная энцефалопатия, которая проявляется с первых дней жизни ребенка в виде отклонений в нервно-психическом развитии, в гиперактивности, судорогах, измененном мыышечном тонусе, заторможенности, нарушениях аутистического характера. Одним из эффективных методов лечения ПЭП является медицинский массаж, лечебная физкультура и физиотерапевтические процедуры.

Курс по восстановительной работе с детьми с перинатальной энцефалопатией предназначен для педиатров, коррекционных педагогов, детских массажистов, а также станет незаменимым помощников родителей, чьим детям поставлен диагноз «перинатальная энцефалопатия». МИРК гарантирует Вам качественное обучение, профессиональную постановку рук, отработку техник и приемов детского восстановительного массажа  и обучение комплексу ЛФК для лечения перинатальной энцефалопатии.

Вы можете выбрать любой наиболее удобный вам режим и график обучения:

  • Утренняя группа: с 9.00 до 15.00
  • Дневная группа: с 15.00 до 21.00
  • Группа выходного дня: с 9.00 до 15.00  или с 15.00 до 21.00

Режим обучения групп: 

  • пн-ср-пт (утренняя и дневная группы)
  • сб-вс (группа выходного дня)

Некоторые курсы можно пройти заочно, дистанционно. Уточняйте информацию у менеджеров.
Ближайшие даты курса указаны на нашем сайте в разделе «Расписание и цены».

Что даст вам курс? По окончанию обучения вы будете:

ЗНАТЬ:

  • основы работы центральной нервной системы. Нарушения центральной нервной системы в перинатальном периоде;
  • причины возникновения перинатальной энцефалопатии, ее симптоматика, клинические проявления и методы диагностики;
  • основные патологии при ПЭП;
  • показания и противопоказания к медицинскому массажу и ЛФК при ПЭП.

УМЕТЬ:

  • определять симптомы ПЭП;
  • выполнять комплекс детского массажа по клиническим показаниям при ПЭП;
  • использовать методы физической культуры и подбирвать комплекс ЛФК для коррекции нарушений при ПЭП.

ВЛАДЕТЬ:

  • техникой проведения детского массажа при лечении ПЭП;
  • техникой ведения лечебной гимнастики при различной симптоматике ПЭП;
  • технологией сочетания массажа, гимнастических комплексов и физиотерапевтических методов при лечении ПЭП.

Наш Институт предоставляет возможность оплаты в рассрочку и индивидуальные условия платежей. Приглашаем вас на День открытых дверей, где вы можете посетить бесплатные уроки и мастер-классы, лично познакомиться с преподавателями, посмотреть учебную базу Института, задать все интересующие вопросы и выбрать индивидуальную стратегию профессионального развития.

Перинатальная энцефалопатия как фактор риска поствакцинальных реакций и осложнений

1. Агафонов Б.В., Плаксина Г.В., Борисова О.И. и др. Клинико-лабораторная скрининг-диагностика заболеваний респираторной системы у детей // Учебное пособие для врачей — лаборантов и врачей педиатров Московской области. — Москва 2000.- С 12-14.

2. Алексеевских Ю.Г., Потапова И.Н., Бобкова В.П., Клочкова С.А. К анализу поствакцинальных осложнений у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии, 1993 ,т.38№1 с.25-28.

3. Алексина С.Г. Необычные реакции и осложнения после иммунизации АКДС вакциной и некоторые пути их профилактики: Автореф. Дис. канд. мед. наук. Иваново(?) , 1975 ,22 с.

4. Арипова A.A. Патогенетические основы метаболической терапии перинатальной энцефалопатии у недоношенных детей: Автореф. дис. док. мед. наук.- М., 1983, 21с.

5. Барашнев Ю.И. Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорожденных: вклад перинатальных факторов, патогенетическая

6. Бекшемиров В.В., Сидорук A.M., Полевой C.JI. Отёчно-гемморагический синдром в сочетании с поражением ц.н.с. в виде упорного пронзительного крика у ребёнка 2,5 лет после иммунизации вакциной АКДС // Вопросы охраны материнства и детства, 1990, №12, с.50.

7. Бомбардирова Е.П. Нервно-психическое развитие недоношенных детей первых 6-ти лет жизни в зависимости от некоторых биологических и социальных факторов: Автореф. дис. канд. мед. наук. Москва, 1979, 25 с.

8. Ю.Бочанцев C.B. Клинико-иммунологическая характеристика детей первого года жизни с перинатальной энцефалопатией в пре- и поствакцинальных периодах: Дис. канд. мед. наук. Омск, 1999. — 155с.

9. Брагинская В.П., Алексина С.Г., Микосян Ж.М., Соколова А.Ф. Судорожный синдром у детей после иммунизации АКДС вакциной // Сборник научных трудов. Ленинград, 1981. — С. 78-83.

10. Брагинская В.П., Алексина С.А., Озерецковский H.A. Реакции и осложнения при иммунизации АКДС вакциной и некоторые пути их профилактики // Педиатрия, 1978, №12 с.35-39.

11. Н.Брагинская В.П., Соколова А.Ф. Активная иммунизация и профилактика поствакцинальных осложнений у детей. // Медицина, 1977, 34с.

12. Брагинская В.П. Поствакцинальные осложнения у детей и их профилактика // Методические рекомендации, 1980 ,35 с.

13. П.Брагинская В.П., Соколова А.Ф. Активная иммунизация детей // Медицина, 1990 ,с.204.

14. Бунин К.В., Гапочко К.Г. Прививочные реакции при иммунизации живыми вакцинами. М. 1970. — с. 110.

15. Бучкова Т.Н. Поствакцинальные реакции у детей « групп риска», привитых против дифтерии: Автореф. дис. канд. мед. наук. Саратов, 1999 , 24 с.

16. Вакцинация детей с повышенным риском развития поствакцинальных осложнений и необычных реакций // Методические рекомендации.- Минск, 1979.- с. 16.

17. Василос А.Ф. Поствакцинальные поражения нервной системы и их терапия. // Проблемы нейровирусных инфекций. М., 1965. — 24с.

18. Воробьёв A.A., Афанасьев С.С., Воробьёва М.А. Современные взгляды на побочное действие вакцинации // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, 1982, №8, с. 6-12.

19. Вольпе И. М. Прививочные реакции. Москва, 1964. — 142 с.

20. Въяскова М.Г., Духова З.И. Цитохимическая диагностика гипоксических состояний новорожденных детей. \\ Акушерство и гинекология, 1977, №10, с. 44-48.

21. Гаврюшов В.В., Зубарева Е.А., Ефимов М.С. Диагностическая ценность нейросонографии у новорожденных детей \\ Вопросы охраны материнства и детства, 1990, №1 с. 7-10.

22. Гапочко К.Г. Вакцины, поствакцинальные реакции и функциональное состояние организма привитых,- Уфа, 1986 . 30 с.

23. Гапочко К.Г., Кудрин И.Д., Самбукова Т.В. Индивидуально-личностные особенности человека, как фактор этиологии поствакцинальных реакций.\\ Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, 1990, №7, с. 55-59.

24. Гапочко К.Г., Магазов Р.Ш., Василенко A.M. Поствакцинальные реакции, механизмы развития и профилактики. Уфа, 1991.-232 с.

25. Гапочко К.Г., Мясникова О.П., Савельев А.П., Василенко А.Ж. Общие принципы профилактики поствакцинальных реакций \\ Материалы всесоюзной практической конференции, Ленинград, 1991 г., с. 15-16.

26. Гарбуз Л.А. Ферментный статус лейкоцитов периферической крови при врождённом менингоэнцефалите цитомегаловирусной этиологии: Автореф. дис. канд. мед. наук. Ставрополь, 1999, 25с.

27. Голубкова A.A. Иммунологическая компетентность детей с пре- и перинатальным повреждением нервной системы и вакцинопрофилактика: Автореф. дис. канд. мед. наук. Екатеринбург, 1995, 23 с.

28. Горева Е.А. Значение индивидуального календаря вакцинации для детей с перинатальным поражением центральной нервной системы // Актуальные вопросы клинической медицины: Сборник научных трудов. Челябинск, 1997. -С. 145-147.

29. Турина О.И., Рябухин И.А., Рогаткин С.О. Иммуноферментный анализ уровня глиофибриллярного кислого протеина и антител к нему, в оценке перинатальных поражений центральной нервной системы у недоношенных детей // Педиатрия, 1995, №3, с.15.

30. Джумагазиев A.A. Особенности состояния здоровья у детей раннего возраста в зависимости от иммуногенетического и иммунного статуса при рождении: Автореф. дис. док. мед. наук. Астрахань, 1992, 23 с.

31. Дубров A.M., Мхитарян B.C., Трошин Л.И. Многомерные статистические методы.-М.,1998.-350 с.

32. Завьялов A.B., Рыбкина Т.С. Взаимосвязь показателей организменного и церебрального гомеостаза у детей, страдающих перинатальной энцефалопатией // Актуальные вопросы медицинской науки: Сборник научных трудов. Курск, 1997. — С.469-471.

33. Зефиров Ю.Н. Влияние неблагоприятных факторов беременности и родов на иммунологическую реактивность новорожденных // Вопросы охраны материнства и детства, 1978, Т.23, №6, с. 35-40.

34. Казберюк H.A., Наумова Л.С., Светова O.A. Причины медицинских отводов от прививок в доме ребёнка Рязани // Здравоохранение Российской Федерации. -1990, №11, с. 38-39.

35. Какорина Е.П. Перинатальная энцефалопатия ведущая патология детей первого года жизни и её медико-социальные последствия // Проблемы социальной гигиены и история медицины, 1995, №6 с. 11-13.

36. Камеутова J1.B., Цветкова Т.В. Роль нейросонографии в ранней диагностике патологии головного мозга у новорожденных детей // Проблемы неврологии Юга Дальнего Востока: Сборник научных трудов. Владивосток, 1991. -С. 61-70.

37. Каральский С.И. Клинико-иммунологическая оценка поствакцинальных реакций у детей при проведении противокоревых прививок: Автореф. канд. мед. наук. Саратов, 1986, 25 с.

38. Катосова JI.K. Цито-и гистохимическое изучение лимфоцитов и некоторых органов при иммунизации и гиперчувствительности замедленного типа в эксперименте: Автореф. дис. канд. биол. наук. Москва, 1972, 19 с.

39. Кисляк Н.С.; Самочатова Е.В.; Ильин Л.Б. Цитохимическая характеристика лимфоцитов периферической крови детей первого года жизни, через 4-6 месяцев после вакцинации АКДС // Актуальные вопросы в педиатрии: Сборник научных работ. -М.,1974,с.24-25.

40. Козлова JI.B. К вопросу механизмов развития и коррекции гипоксии у новорожденных с перинатальным поражением центральной нервной системы // Фармакологическая коррекция гипоксических состояний. Материалы 2-ой Всесоюзной конференции ,Гродно, 1991, с. 423.

41. Комиссарова И.А. Информативность ферментного статуса лейкоцитов крови в норме и патологии детей: Автореф. дис. док. мед. наук. Москва, 1983, 34с.

42. Комиссарова И.А.; Сура В.В. Цитохимические изменения лейкоцитов периферической крови при иммунологической стимуляции в эксперименте // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 1969,№ 11, с. 108-111,

43. Корнева Е.А. Взаимодействие нервной и иммунной систем в норме и патологии // Актовая речь. НИИЭ и М. Ленинград, 1987 г.

44. Корнева Е.А., Григорьев В.А., Клименко В. А. и др. Электрофизеологические феномены головного мозга при иммунных реакциях. -Ленинград, 1990.-56с.

45. Коссова Е.Т., Дадиомова М.А., Рыжова Т.П. Изменение биоэлектрической активности головного мозга при коревой вакцинации: Сборник научных трудов. Ленинград, 1981. — С. 47-52.

46. Кравченко А.Г., Салтыков P.A., Резепов Ф.Ф. Практическое руководство по применению биологических препаратов. Москва, 1968. — 220 с.

47. Краскина H.A., Зегер Э., Лопаткина Т.К. Имуномодулирующие свойства вакцинопрепаратов // Материалы 1-го Всесоюзного иммунологического съезда, М., 1989, т. 1,с. 322.

48. Крыжановский Г.Н. Нейроиммунопатология // Вестник российской академии медицинских наук, №4, 1999, с. 18-20.

49. Куманькова Н.И. Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы и вегетативной нервной системы в различные возрастные периоды у детей, перенёсших перинатальную энцефалопатию // Автореф. дис. канд. мед. наук. -Смоленск, 1998,22 с.

50. Лагодина Н.И. Ранняя диагностика и превентивная терапия перинатального поражения центральной нервной системы у детей // Автореф. дис. канд. мед. наук. Ростов на Дону, 1998,34с.

51. Лакоткина Е.А. и др. Совершенствование методов профилактической вакцинации // Методические рекомендации. Ленинград, 1985. — 35 с.

52. Лакоткина Е.А. Индивидуальная тактика иммунопрофилактики // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, №1,1992, с.63-69.

53. Лакоткина Е.А., Харит С.М., Кирилкина Т.А.,Черняева Т.В., Миронова З.Г. Иммунизация детей с поражением нервной системы // Педиатрия, №3, 1995, с.24-26.

54. Лакоткина Е.А., Коссова С.Г., Дадиомова М.А. и др. Структура, условия развития и исходы поствакцинальных осложнений // Детские инфекции, 1986, №16, с. 23-29.

55. Лакоткина Е.А., Черняева Т.В., Харит С.М., Фурман Р.Ш., Коссова Е.Т. Поствакцинальные осложнения (клиника, диагностика, лечение) // Методические рекомендации НИИДИ. Ленинград, 1991. — 46с.

56. Лещинская Е.В., Мартыненко И.И. Острые вирусные энцефалиты у детей // Москва, 1990.- 256с.

57. Ляшенко В.А. Вакцины в здравоохранении СССР. Общая характеристика // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, 1991, №2, с.78-81.

58. Малахшения Ю.Я. Иммунный барьер мозга. -М., 1986 г. 152 с.

59. Мамедова М.М., Насирова Ф.Н. Иммунологические исследования у детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы в возрастном аспекте // Тематический сборник научных трудов Азербайджанского гос. мед. института, Баку, 1988, с. 89-92.

60. Медуницин Н.В. Иммунология // Вестник Российской академии наук, 1995, №2, с.6-9.

61. Медуницин Н.В. Проблемы безопасности новых вакцин // Вестник Российской академии наук, №5, 1999, с.8-11.

62. Миридов В.Г. Прогностическое значение и исход синдрома гипервозбудимости новорожденных // Актуальные вопросы клинической педиатрии, акушерства и гинекологии: Сборник научных работ. Киров, 1993. — С.236-237.

63. Миронова З.Г. Особенности клиники формирования поствакцинального иммунитета и роль цитокинов в его регуляции у детей с поражением нервной системы, вакцинированных против дифтерии и кори: Атореф. дис. док. мед. наук Санкт-Петербург, 1996. -22 с.

64. Михайлова З.М. Становление иммунной системы и состояние иммунологической реактивности при патологических процессах у детей // Вестник Академии медицинских наук СССР, 1988,№6, с.7-12.

65. Морунова A.A. Состояние и перспективы иммунопрофилактики // Педиатрия, 1989, №7, с.5-7.

66. Морунова A.A. Состояние перспективы иммунопрофилактики // Педиатрия, 1991, №8, стр. 5-7.

67. Москвина Л.П. Клинико-гематологические критерии диагностики и прогноза исхода перинатальной гипоксии у детей раннего возраста: Автореф. дис. канд. мед. наук. Иваново, 1996,23 с.

68. Москвина Н.Ю. Клинико-ультразвуковая диагностика перинатальных поражений головного мозга у доношенных детей первого года жизни: Автореф. канд. мед. наук. Иваново, 2000, 17 с.

69. Нарциссов Р.П. Диагностические и прогностические возможности клинической цитохимии в педиатрии // Актовая речь на торжественном собрании, посвященном 75- летию института педиатрии.- М., 1997. 7с.

70. Нарциссов Р.П., Степанова Е.И. Проблемы прогнозирования здоровья детей //Научный обзор-М., 1987.- 13 с.

71. Пальчик А.Б. Диагноз и прогноз перинатальных поражений головного мозга гипоксического генеза // Автореф. дис. докт. мед. наук. Ленинград, 1997,26с.

72. Пальчик А.Б., Чугреев И.В. Диагностика перинатальных поражений мозга у новорожденных методом электроэнцефалографического картирования // Педиатрия, № 3, 1995, с. 11-13.

73. Петрухин A.C. Перинатальная неврология // Педиатрия, 1997, № 5, с 36- 38.

74. Планельс Х.Х. Воспаление // Руководство по микробиологии, клинике и эпидемиологии инфекционных болезней. М., 1964, т.№3. — с.220-246.

75. Покровская Н.Я., Ковальская С.Я., Озерецковский И.А. Некоторые вопросы клиники и патогенеза неврологических осложнений, при иммунизации АКДС-вакциной: Сборник научных трудов НИИДИ. Ленинград, 1981. -С.83-87.

76. Поляков К.А. Поствакцинальные реакции у детей: Автореф. дис. докт. мед. наук. М., 1984, с.32.

77. Принципы диагностики перинатальных поражений центральной нервной системы при проведении массовой диспансеризации новорожденных // Методические рекомендации МЗ РСФСР. М., 1991. — 19с.

78. Профилактика поствакцинальных осложнений. // Методические рекомендации. Харьков, 1976. — 20 с.

79. Профилактическая вакцинация и её влияние на детский организм.// Сборник научных трудов. Ленинград, 1975. — 120 с.

80. Ратнер А.Ю., Бондарчук C.B. Неврологическая оценка безусловных рефлексов новорожденных // Педиатрия, 1990,.№ 4, с.38-43.

81. Резник Б.Я. Реактогенность и иммунологическая эффективность АКДС и КДС вакцин при иммунизации детей с различным состоянием здоровья: Автореф. дис. докт. мед. наук. Харьков, 1964, с. 29.

82. Савельева Г.М., Сичинова Л.Г. Состояние центральной нервной системы у новорожденных и детей при различном течении беременности и родов // Вопросы охраны материнства и детства, 1989, № 10, с.49-52.

83. Савельева Г.М., Сичинова Л.Г., Блошанский Ю.М. Перинатальная заболеваемость и смертность, пути её снижения // Вопросы охраны материнства и детства, 1989, № 1,с. 3-8.

84. Самочатова Е.В., Ильин Л.Б. Особенности цитохимической характеристики лимфоцитов периферической крови, детей первого года жизни, после вакцинации АКДС // Педиатрия, 1975, №1, с. 5-9.

85. Самсыгина Т.А., Бимбасова Т.А., Неижко Л.Ю., Сергеева Д.А. Влияние перинатальной гипоксии легкой степени на развитие плода и новорожденного // Педиатрия, № 3, 1995, с.24-26.

86. Сергеева О.Н. Динамика нервно-психического развития детей первых 3-х лет жизни, перенесших гипоксическое поражение центральной нервной системы в перинатальном периоде: Автореф. дис. канд. мед. наук. Томск, 1998, с. 23.

87. Сидорова И.С., Ботвин М.А., Айстрахунов А.Ш. Применение эхоэнцефалографии в диагностике нарушений мозгового кровообращения у новорожденных// Вопросы охраны материнства и детства, 1990, №5, с. 21-24.

88. Ситнова Е.В. Гемограмма, цитохимические показатели лейкоцитов в процессе вакцинации у детей первого года жизни: Автореф дис канд. мед. наук. -Иваново, 1986,26 с.

89. Скворцов И.А., Руденская Г.Е. Комплексная диагностика перинатальных поражений центральной нервной системы у новорожденных и детей раннего возраста // Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова, 1990, № 1, с. 5-10.

90. Сохин A.A. Иммунологическая реактивность и вакцинация детей раннего возраста. Киев, 1981.- 207с.

91. Студеникин М.Я., Яцык Г.В., Жукова Т.П. Гипоксически-ишемические повреждения мозга новорожденных // Вестник Российской Академии медицинских наук, 1993, № 7, с. 59.

92. Сугак А.Б. Состояние церебральной гемодинамики при перинатальной энцефалопатии у детей: Автореф. дис канд. мед. наук. М., 1999,21с.

93. Философова Т.Г., Фастовская Б.Н. Пути расширения активной иммунизации у детей. Специфическая профилактика инфекций у детей: Сборник научных трудов. Ленинград, 1986. — С. 90-92.

94. Фомин В.В., Голубкова A.A. Возможности и перспективы вакцинопрофилактики детей с родовыми повреждениями нервной системы // Педиатрия, № 1, 1995, с.7-8.

95. Фисенко В.А., Тихонова М.Т., Милюева Т.А., Наумова М.А. Структура временных медицинских отводов детей от вакцинации // Педиатрия, 1993, № 5,с.92-94.

96. Фурман P.M., Фарафонтова Е.Г., Никитинская Т.Ф. Некоторые причины развития поствакцинальных осложнений // Детские инфекции. Киев, 1984, с. 52-56.

97. Фурман P.M. Совершенствование иммунопрофилактики детей с изменённой реактивностью организма против дифтерии, коклюша и кори: Автореф. дис канд. мед. наук.- Ленинград, 1988, 32 с.

98. Фурсова З.К., Балика Ю.Д. Особенности ферментного статуса лимфоцитов новорожденного при метаболической терапии у беременных // Акушерство и гинекология, 1995, № 4, с. 26-28.

99. Фурсова З.К., Балика Ю.Д. Динамика изменений активности окислительно-восстановительных ферментов в лимфоцитах периферической крови у новорожденных, перенесших хроническую внутриутробную гипоксию // Акушерство и гинекология, 1995, № 4, с. 29-31.

100. Хасанов A.A. Акушерская проблема родового травматизма новорожденных. Казань, 1992. — 125с.

101. Харит С.М., Лакоткина Е.А., Фурман P.M. Поствакцинальные осложнения (клиника, диагностика, лечение)//Тезисы доклада. -М., 1991. -125с.

102. Харит С.М. Поствакцинальные осложнения и система HLA антигенов // Вопросы охраны материнства и детства, 1988, № 8, с.26-29.

103. Черенко Т.М. Клеточный иммунный ответ на нейроспецифические белки у больных с черепно-мозговой травмой по данным реакции торможения миграции лейкоцитов // Иммунология и аллергия: Республиканский межведомственный сборник . 1988, вып. №22. — С.93-95.

104. Черняева Т.В., Харит С.М., Лакоткина Е.А. Характеристика коревого вакцинального процесса у детей с поражением нервной системы // Сборник научных трудов НИИДИ.-Ленинград, 1989, вып. № 1 -с.158-162.

105. Чиковани М.И. Клинико-цитохимические критерии в оценке нервно-психического развития недоношенных детей с перинатальным повреждением мозга: Автореф. дис. кан. мед. наук. М., 1981,35с.

106. Шищенко В.М. Клинико-цитохимические основы прогнозирования здоровья роста и развития новорожденных и детей раннего возраста: Автореф. дис. док. мед. наук. М., 1989, 24с.

107. Эфрон Б. Нетрадиционные методы многомерного статистического анализа: Сборник статей. -М., 1988.-261 с.

108. Якунин Ю.А., Перминов B.C. Прогностические критерии гипоксических поражений центральной нервной системы у детей // Иммунология, 1993, № 2, с. 20-20.

109. Яцык Г.В. Руководство по неонатологии.-М., 1998. 70с.

110. Ahderson E.L., Belche R.B., Bartram J. Differences in reactogenity and antigenity of acellular and standart pertusis vaccines combined with diphtheria and tetanus in infants // J. Infect Dis., 1988 №157 P. 732- 737.

111. Barkin R.M., Pinichero M.E., Samuelon J.S., Barkin S.Z. Pediatric diphteria and tetanus toxoidals vaccine. Clinical and immonological respouse when administreted as the primary series // J.Pediarics, 1985 V.165 P.779-781.

112. Bellman M.N., Ross E.M., Miller D.L. Infantile spasms and pertussis immunisation//Lancet, 1983, №1, 1031-1034.

113. Chen R.T., Rastogi S.C., Mullen J.R., et al. Vaccine adverse event reporting system (VAERS) // Vaccine, 1994 №12 P. 541-550.

114. Cherry J.D., Brunell H.A., Golden G.S., Karzon D.T. Report of theTask Force on Pertussis and Pertussis Immunization // Pediatrics, 1988, №81, P. 939-984.

115. Cody C.L., Baraff L.S., Marcy S.M., Manclark C. R. Nature and rates of adverse reactions with DTP and DT immunizations in infants, in infants and children //Pediatrics, 1981 V. 68, P.650-660.

116. Corsellis J.A.,Janota I.»Marshall A.K. Immunization against whopping cough: a neuropathological review// Neuropathol Appl Neurobiol, 1983, №9, P.261-270/

117. Dean A., Blumberg M.D., Chris Anna M. Comparison of accellular and whole eel pertussis-component diphteria-tetanus pertussis vaccines in infans // The journal of pediatrics, 1991 V. 119, P. 194-203.

118. Farrington P., Pugh S., Colville A., Flower A., et al. A new method for active surveillance of adverse events from diphtheria-tetanus-pertussisand measles-mumps-rubella vaccines //Lancet, 1995, May, 3345, P. 1369.

119. Fukuyama Y., Tomorin, Sugidate M. Critical evaluatin of the role of immunization as an etiologicfl factjr of infantile spasms // Neuropaediatrie, 1977,№ 3, P.224-237.

120. Gerald S., Golden M. D. Pertussis vaccine and injury to the brain // The journal of Pediatrics, 1990,№116,P. 854-861.

121. Goodman M., Lamm S.H., Bellman M. H. Temporal relationship modeling:DTP or DT immunizations and infantile spasms // Vaccine, 1998, №16, P.225-231.

122. Griffin M.R., Ray W.A., Mortimer E.A., Fenichel G.M., Shoffer W. Risk of seizures and encephalopathy after immunisations With The diphteria-tetanus-pertussis vaccine//J. Amer. med. ass. 1990-Vol. 263, №12, P. 1641-1645.

123. Griffin M.R., Ray W.A., Livengood J.R., Schaffner W. Risk of sudden infant death syndrome after immunisation with diphtheria-tetanus-pertussis vaccine // Engl. J. Med., 1988, №319, P.618-623

124. Hirtz D.G., Nelson K.B., Ellenberg J.H. Seizures following childhood immunizations // J.Pediatr, 1983, №102, P. 801-805.

125. John Christoph, Selver Georg, Preser Wolfgeng, Zielen Stefan. Diphteria immunity in health staff// Lancet, 1996 №9006 P. 969.

126. Kasper J.M., Wasser S. EED- verlfnfsurter suchungen pach Diphtheric-Pertussis-Tetanus-Schutrimpfung // Padiat Cerenzigeb. -1978. V.17.- №1, P.25-30.

127. Madsen T. Vaccination against whooping cough // JAMA, 1933, №101, P.187-188.

128. Miller D.L., Ross E.M., Alderslade R., Bellman M.N. Pertussis immunisation and serious acute neurological illness in children // Br. Med. J., 1981,№ 282, P. 1595-1599.

129. Ross E., Miller D. Risk and Pertussis vaccine // Arch Dis Child, 1986,№ 61, P 98-99.

130. Roth S.C., Azzopardi D., Edvards A.D. Relation between cerebral oxidative metabolism following birth asphyxia and neurodevelopmen outcome and brain growthat one year // Dev. Med. Child neurol, 1992,№346, P.285-289.

131. Schmitt H.J., Schuind A., Knuf M., Beutel K., et al. Clinical experience of a tricomponent acellular pertussis vaccine combined with diphtheria and tetanus toxoids for primary vaccination in 22,505 infants // J. Pediatr, 1996, Nov., №129, P.695-701.

132. Shields W.D., Nelsen C., Bucy D., et al. Relationship of pertussis immunisation to the onset of neurologic disorders: a retrospective epidemiologic study // J. Pediatr, 1988, № 113, P. 801-805.

133. Steiman L., Weiss A.A., AdelmanN., et al. Pertussis toxin is required for pertussis vaccine encephalopathy // Proc. Natl. Acad. Sci., 1985, №82, P.8733-8736/

134. Stetler H.C., Orenstein W.A., Bart K.J., Brink E.W. History of convulsions and use of pertussis vaccine//J.Pediatr, 1985, № 107, P. 175-179.

135. Taylor E.M., Emery J.L. Immunization and cot death // Lancet, 1982, №2, P.721.

136. Volpe J.J. Intraventricular hemorrhage and brain injury in the premature infant: diagnosis, prognosis and prevention // Clinics in Perinatology, 1989,№16, P.387-411.

137. Volpe J.J. Brain injury in the premature infant-current concepts of pathogenesis and prevention // Biol. Neonat., 1992, 362, P.231-236.

138. Waight P.A., Pollock T.M., Miller E., Coleman E.M. Pyrexia after diphteria -tetanus- pertussis and diphteria-tetanus vaccines // Arch. Dis. Childh, 1983 Vol.81, №3 P. 345-349.

139. Walker A.M., Jick H., Perero D.R., Khauss Th.A., Tompson R.S. Neurologic events following diphteria-tetanus-pertussis immunisation // Pediatrics, 1988 Vol. 81, № 3 P. 345-349.

140. Walker A.M., Jick H., Perera D.P., Thompson R.S., Knauss T.A. Diphteria-tetanus-pertussis immunization and sudden infant death syndrom // Am. J. Public Health, 1987, №77, P.945-951.

141. Wiliams C.E.,Mallard E.C.,Tan W. K. M., Gluckman P.D. Patophysiology of perinatal asphyxia//Clin. Perinatol, 1993 №20, P. 305-308.

142. Sepkowitz S.Reputed brain damage and ‘serious’ reactions from DTP vaccines (letter;comment) //Arch. Pediatr. Adolesc. Med., 1997, Jan.,№151, P.107-108.

Пятьдесят лет визуализации мозга при неонатальной энцефалопатии после перинатальной асфиксии

  • 1

    Windle WF. Неврологический и психологический дефицит от асфиксии новорожденных. Представитель общественного здравоохранения 1957; 72 : 646–50.

    CAS Статья Google ученый

  • 2

    Ранк Дж. Б. Младший, Виндл ВФ. Повреждение мозга обезьяны macaca mulatta, вызванное асфиксией новорожденных. Exp Neurol 1959; 1 : 130–54.

    Артикул Google ученый

  • 3

    Майерс RE. Две модели перинатального повреждения головного мозга и условия их возникновения. Am J Obstet Gynecol 1972; 112 : 246–76.

    CAS Статья Google ученый

  • 4

    Squier W. Приобретенное повреждение развивающегося мозга: время и причина . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2002 г.

    Google ученый

  • 5

    Volpe JJ. Неврология новорожденных . Филадельфия: Книжная компания Сондерса; 2008.

    Google ученый

  • 6

    Вольпе Дж. Дж., Пастернак Дж. Ф. Парасагиттальное повреждение головного мозга при неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: клинические и нейрорадиологические особенности. J Pediatr 1977; 91 : 472–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 7

    Volpe JJ, Herscovitch P, Perlman JM, Kreusser KL, Raichle ME.Позитронно-эмиссионная томография у доношенных новорожденных с асфиксией: парасагиттальные нарушения мозгового кровотока. Ann Neurol 1985; 17 : 287–96.

    CAS Статья Google ученый

  • 8

    Лу Х.С., Лассен Н.А., Фриис-Хансен Б. Нарушение ауторегуляции церебрального кровотока у новорожденного с тяжелыми расстройствами. J Pediatr 1979; 94 : 118–21.

    CAS Статья Google ученый

  • 9

    Бленнов М., Ингвар М., Лагеркранц Х. и др.Ранняя [ 18 F] ФДГ позитронно-эмиссионная томография у младенцев с гипоксически-ишемической энцефалопатией показывает гиперметаболизм в постасфиктический период. Acta Paediatr 1995; 84 : 1289–95.

    CAS Статья Google ученый

  • 10

    Thorngren-Jerneck K, Ohlsson T, Sandell A, et al. Церебральный метаболизм глюкозы, измеренный с помощью позитронно-эмиссионной томографии у доношенных новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией. Pediatr Res 2001; 49 : 495–501.

    CAS Статья Google ученый

  • 11

    Табоада Д., Алонсо А., Олагуэ Р., Мулас Ф., Андрес В. Радиологическая диагностика перивентрикулярной и подкорковой лейкомаляции. Нейрорадиол 1980; 20 : 33–41.

    CAS Статья Google ученый

  • 12

    Flodmark O, Becker LE, Harwood-Nash DC, Fitzhardinge PM, Fitz CR, Chuang SH.Корреляция между компьютерной томографией и аутопсией у недоношенных и доношенных новорожденных, перенесших перинатальную асфиксию. Радиология 1980; 137 (1 балл 1): 93–103.

    CAS Статья Google ученый

  • 13

    Voorhies TM, Lipper EG, Lee BC, Vannucci RC, Auld PA. Окклюзионные сосудистые заболевания у новорожденных после асфиксии. J Pediatr 1984; 105 : 92–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 14

    Чау В., Поскитт К.Дж., Сарджент М.А. и др.Сравнение компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии на третьи сутки жизни доношенных новорожденных с неонатальной энцефалопатией. Педиатрия 2009; 123 : 319–26.

    Артикул Google ученый

  • 15

    Barnette AR, Horbar JD, Soll RF, et al. Нейровизуализация в оценке неонатальной энцефалопатии. Педиатрия 2014; 133 : e1508–17.

    Артикул Google ученый

  • 16

    Babcock DS, Ball W Jr.Постасфиксиальная энцефалопатия у доношенных детей: ультразвуковая диагностика. Радиология 1983; 148 : 417–23.

    CAS Статья Google ученый

  • 17

    Сигел MJ, Shackelford GD, Perlman JM, Fulling KH. Гипоксико-ишемическая энцефалопатия у доношенных новорожденных: диагностика и прогноз с помощью ультразвукового исследования. Радиология 1984; 152 : 395–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 18

    Резерфорд М.А., Пеннок Дж. М., Дубовиц Л. М..Ультразвуковое исследование черепа и магнитно-резонансная томография при гипоксически-ишемической энцефалопатии: сравнение с исходом. Dev Med Child Neurol 1994; 36 : 813–25.

    CAS Статья Google ученый

  • 19

    Арчер Л.Н., Левен Мичиган, Эванс Д.Х. Допплерография церебральной артерии для прогнозирования исхода перинатальной асфиксии. Lancet 1986; 2 : 1116–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 20

    Eken P, Toet MC, Groenendaal F, de Vries LS.Прогностическая ценность ранней нейровизуализации, импульсной допплерографии и нейрофизиологии у доношенных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 1995; 73 : F75–80.

    CAS Статья Google ученый

  • 21

    Eken P, Jansen GH, Groenendaal F, Rademaker KJ, de Vries LS. Внутричерепные поражения у доношенных новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией: корреляция УЗИ и аутопсии. Нейропедиатрия 1994; 25 : 301–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 22

    Эпельман М., Данеман А., Холлидей В., Уайт Х, Блазер С.И. Аномальное мозолистое тело у новорожденных после гипоксически-ишемического повреждения. Педиатр радиол 2012; 42 : 321–30.

    Артикул Google ученый

  • 23

    Динан Д., Данеман А., Гимараеш К.В., Шовен Н.А., Виктория Т., Эпельман М.Легко упускаемые из виду результаты сонографии при оценке неонатальной энцефалопатии: уроки, извлеченные из магнитно-резонансной томографии. Semin Ultrasound CT MR 2014; 35 : 627–51.

    Артикул Google ученый

  • 24

    de Vries LS, Cowan FM. Развитие понимания гипоксически-ишемической энцефалопатии у доношенных детей. Semin Pediatr Neurol 2009; 16 : 216–25.

    Артикул Google ученый

  • 25

    De Vries LS, Smet M, Goemans N, Wilms G, Devlieger H, Casaer P.Одностороннее таламическое кровотечение у недоношенных и доношенных новорожденных. Нейропедиатрия 1992; 23 : 153–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 26

    Govaert P, Achten E, Vanhaesebrouck P, De Praeter C., Van Damme J. Тромбоз глубоких церебральных вен при таламо-желудочковом кровотечении у доношенного новорожденного. Pediatr Radiol 1992; 22 : 123–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 27

    de Vries LS, Groenendaal F, Eken P, van Haastert IC, Rademaker KJ, Meiners LC.Инфаркты в сосудистом распределении средней мозговой артерии у недоношенных и доношенных детей. Нейропедиатрия 1997; 28 : 88–96.

    CAS Статья Google ученый

  • 28

    Cowan F, Mercuri E, Groenendaal F, et al. Выявляет ли краниальное ультразвуковое исследование инфаркт мозга у доношенных новорожденных? Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2005; 90 : F252–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 29

    Баркович А.Ю., Трувит КЛ.Повреждение головного мозга от перинатальной асфиксии: корреляция результатов МРТ с гестационным возрастом. AJNR Am J Neuroradiol 1990; 11 : 1087–96.

    CAS PubMed Google ученый

  • 30

    Пастернак Ю.Ф., Предей Т.А., Михаил М.А. Неонатальная асфиксия: уязвимость базальных ганглиев, таламуса и ствола мозга. Pediatr Neurol 1991; 7 : 147–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 31

    Баркович А.Дж., Вестмарк К., Партридж С., Сола А., Ферриеро Д.М.Перинатальная асфиксия: результаты МРТ в первые 10 дней. AJNR Am J Neuroradiol 1995; 16 : 427–38.

    CAS PubMed Google ученый

  • 32

    Резерфорд М.А., Пеннок Дж. М., Конселл С. Дж. И др. Аномальный сигнал магнитного резонанса во внутренней капсуле предсказывает плохой исход развития нервной системы у младенцев с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Педиатрия 1998; 102 (2 балла 1): 323–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 33

    Cowan FM, Pennock JM, Hanrahan JD, Manji KP, Edwards AD.Раннее выявление инфаркта мозга и гипоксической ишемической энцефалопатии у новорожденных с помощью диффузно-взвешенной магнитно-резонансной томографии. Нейропедиатрия 1994; 25 : 172–5.

    CAS Статья Google ученый

  • 34

    Робертсон Р.Л., Бен-Сира Л., Барнс П.Д. и др. МРТ-сканирование с диффузионно-взвешенной визуализацией доношенных новорожденных с перинатальной ишемией головного мозга. AJNR Am J Neuroradiol 1999; 20 : 1658–70.

    CAS PubMed Google ученый

  • 35

    Alderliesten T, de Vries LS, Benders MJ, Koopman C, Groenendaal F. МРТ и исход доношенных новорожденных с перинатальной асфиксией: значение диффузионно-взвешенной МРТ и ¹H МР-спектроскопии. Радиология 2011; 261 : 235–42.

    Артикул Google ученый

  • 36

    Резерфорд М., Конселл С., Оллсоп Дж. И др.Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография при перинатальном повреждении головного мозга: сравнение с местом поражения и временем от рождения. Педиатрия 2004; 114 : 1004–14.

    Артикул Google ученый

  • 37

    Беднарек Н., Матур А., Индер Т., Уилкинсон Дж., Нил Дж., Шимони Дж. Влияние терапевтической гипотермии на диффузные изменения МРТ при неонатальной энцефалопатии. Неврология 2012; 78 : 1420–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 38

    McKinstry RC, Miller JH, Snyder AZ и др. Проспективное исследование повреждений головного мозга у новорожденных с помощью тензорной визуализации продольной диффузии. Неврология 2002; 59 : 824–33.

    CAS Статья Google ученый

  • 39

    де Фриз Л.С., Грюнендал Ф. Модели неонатального гипоксически-ишемического повреждения головного мозга. Нейрорадиология 2010; 52 : 555–66.

    Артикул Google ученый

  • 40

    Миллер С.П., Рамасвами В., Михельсон Д. и др. Особенности черепно-мозговой травмы при доношенной неонатальной энцефалопатии. J Pediatr 2005; 146 : 453–60.

    Артикул Google ученый

  • 41

    Cowan F, Rutherford M, Groenendaal F, et al. Происхождение и сроки поражения головного мозга у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Ланцет 2003; 361 : 736–42.

    Артикул Google ученый

  • 42

    Шанкаран С., Макдональд С.А., Лапток АР и др .; Сеть неонатальных исследований Национального института здоровья детей и человеческого развития Юнис Кеннеди Шрайвер. Неонатальная магнитно-резонансная томография повреждения головного мозга как биомаркер исходов в детском возрасте после испытания гипотермии при неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии. J Pediatr 2015; 167 : 987–93.e3.

    Артикул Google ученый

  • 43

    Портер Э.Дж., Консул С.Дж., Эдвардс А.Д., Оллсоп Дж., Аззопарди Д. Пространственная статистика магнитно-резонансных изображений на основе трактов для оценки заболевания и эффектов лечения при перинатальной асфиксической энцефалопатии. Pediatr Res 2010; 68 : 205–9.

    Артикул Google ученый

  • 44

    Розе Э., Бендерс М.Дж., Керсберген К.Дж. и др.Неонатальный DTI на раннем этапе после рождения позволяет прогнозировать двигательный исход у недоношенных детей с перивентрикулярным геморрагическим инфарктом. Pediatr Res 2015; 78 : 298–303.

    Артикул Google ученый

  • 45

    Wyatt JS, Edwards AD, Azzopardi D, Reynolds EO. Магнитно-резонансная и ближняя инфракрасная спектроскопия для исследования перинатального гипоксически-ишемического повреждения головного мозга. Arch Dis Child 1989; 64 (7 спец. №): 953–63.

    CAS Статья Google ученый

  • 46

    Лорек А., Такей Ю., Кэди Э. Б. и др. Отсроченная («вторичная») церебральная энергетическая недостаточность после острой гипоксии-ишемии у новорожденного поросенка: непрерывные 48-часовые исследования с помощью фосфорной магнитно-резонансной спектроскопии. Pediatr Res 1994; 36 : 699–706.

    CAS Статья Google ученый

  • 47

    Педен С.Дж., Резерфорд М.А., Сарджентони Дж., Кокс И.Дж., Брайант Д.Дж., Дубовиц Л.М.Протонная спектроскопия головного мозга новорожденных после гипоксически-ишемического повреждения. Dev Med Child Neurol 1993; 35 : 502–10.

    CAS Статья Google ученый

  • 48

    Groenendaal F, Veenhoven RH, van der Grond J, Jansen GH, Witkamp TD, de Vries LS. Отношения церебрального лактата и N-ацетиласпартата / холина у доношенных новорожденных после асфиксии продемонстрировали in vivo с помощью протонной магнитно-резонансной спектроскопии. Pediatr Res 1994; 35 : 148–51.

    CAS Статья Google ученый

  • 49

    Тайил С., Чандрасекаран М., Тейлор А. и др. Церебральные магнитно-резонансные биомаркеры при неонатальной энцефалопатии: метаанализ. Педиатрия 2010; 125 : e382–95.

    Артикул Google ученый

  • 50

    Ханрахан Д.Д., Кокс И.Дж., Эдвардс А.Д. и др.Стойкое повышение концентрации лактата в мозге после асфиксии при рождении. Pediatr Res 1998; 44 : 304–11.

    CAS Статья Google ученый

  • 51

    Groenendaal F, van der Grond J, Witkamp TD, de Vries LS. Протонная магнитно-резонансная спектроскопическая визуализация при инсульте новорожденных. Нейропедиатрия 1995; 26 : 243–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 52

    De Vis JB, Hendrikse J, Petersen ET, et al.Перфузионная МРТ с меткой артериальной крови и исходы у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. евро Радиол 2015; 25 : 113–21.

    Артикул Google ученый

  • 53

    Винтермарк П. Травма и восстановление при перинатальной травме головного мозга: выводы из неинвазивной МРТ-визуализации перфузии. Семин Перинатол 2015; 39 : 124–9.

    Артикул Google ученый

  • 54

    Cady EB, D’Souza PC, Penrice J, Lorek A.Оценка локальной температуры мозга методом in vivo 1 H магнитно-резонансная спектроскопия. Magn Reson Med 1995; 33 : 862–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 55

    Rueger MA, Schroeter M. In vivo визуализация эндогенных нервных стволовых клеток в мозге взрослого человека. World J Stem Cells 2015; 7 : 75–83.

    Артикул Google ученый

  • 56

    Bunevicius A, Yuan H, Lin W.Потенциальная роль 18 F-FDG-PET в лечении пациентов с острым инсультом. Biomed Res Int 2013; 2013 : 634598.

    Артикул Google ученый

  • 57

    Умеш Рудрапатна С., Велох Т., Бейруп К. и др. Может ли визуализация диффузного эксцесса улучшить чувствительность и специфичность обнаружения микроструктурных изменений в ткани головного мозга хронически после экспериментального инсульта? Сравнение с визуализацией и гистологией с тензором диффузии. Neuroimage 2014; 97 : 363–73.

    CAS Статья Google ученый

  • 58

    Мадлен Дж., Ли Дж. С., Регатт Р. Р., Джершоу А. МРТ натрия: методы и применение. Prog Nucl Magn Reson Spectrosc 2014; 79 : 14–47.

    CAS Статья Google ученый

  • 59

    Spring in ‘t Veld LG, de Vries LS, Alderliesten T, Benders MJ, Groenendaal F.Серийные 1- и 2-мерные измерения МРТ головного мозга у доношенных новорожденных после перинатальной асфиксии. Неонатология 2016; 110 : 27–32.

    Артикул Google ученый

  • Границы | Неонатальная энцефалопатия: необходимость распознавания множественной этиологии для оптимального ведения

    Введение

    Неонатальная энцефалопатия (NE) — сложное заболевание новорожденного, характеризующееся изменением уровня сознания, судорогами, плохим тонусом, неспособностью инициировать или поддерживать дыхание (1) и связано с полиорганной дисфункцией (2).Заболеваемость NE оценивается в 3 случая на 1000 живорождений (3). NE может быть результатом широкого спектра причин и является клиническим термином, не определяющим этиологию. Единственное доступное лечение — это терапевтическая гипотермия (ТГ) с максимальной пользой, если начать в первые 6 часов жизни (4). Существует несколько причин НЭ, таких как гипоксическая ишемическая энцефалопатия (ГИЭ), перинатальные инфекции, аномалии плаценты, метаболические нарушения, коагулопатии и сосудистый инсульт новорожденных (рис. 1). Однако более чем в половине случаев причина НЭ остается неустановленной (5).

    Рисунок 1 . Многофакторная этиология неонатальной энцефалопатии. Многие факторы предрасполагают к возникновению неонатальной энцефалопатии либо по отдельности, либо в комбинации, включая (A) Факторы риска до зачатия, (B) Сопутствующие заболевания или события в период до родов / во время родов, (C) Патология плаценты, (D) Гипоксия-ишемия, (E) Перинатальная инфекция, (F) Неонатальный инсульт или тромбофилия, (G) Метаболические нарушения и (H) Генетические и эпигенетические аномалии.ПРОМ, длительный разрыв плодных оболочек; ЗВУР, ограничение внутриутробного развития.

    Использование термина NE vs. HIE противоречиво. Было предложено использовать термин NE для доношенных и поздних недоношенных новорожденных, у которых не было выявленных дозорных событий (6, 7). Трудно доказать наличие церебральной гипоксической ишемии, за исключением моделей на животных и конкретных случаев неонатального инсульта. Все текущие параметры, включая pH и судороги, неспецифичны (7). Некоторые из паттернов черепно-мозговых травм, наблюдаемых у пациентов с НЭ, могут быть воспроизведены на животных моделях с помощью гипоксии-ишемии, но это не доказывает, что все НЭ вызваны ГИЭ (7).Несколько опубликованных популяционных исследований показали, что факторы риска до родов и неасфиксии связаны с НЭ (6). Напротив, некоторые авторы утверждают, что ГИЭ является причиной НЭ в 50–80% случаев на основании клинических критериев, критериев ЭЭГ и МРТ (1). Поэтому в этом обзоре мы использовали термин NE, и мы стремились изучить различные этиологии, связанные с NE.

    Материнские факторы

    Материнская гипертензия (16%) была важным фактором дородового риска НЭ в реестре неонатальной энцефалопатии Оксфордской сети штата Вермонт ( n = 4 165).Также была более высокая частота клинического хориоамнионита, длительного разрыва плодных оболочек и гипотиреоза матери. Хотя острый асфиксический эпизод был зарегистрирован в 15% случаев, связь с воспалением была обнаружена у 24% (5).

    Популяционное исследование в Западной Австралии показало, что социально-экономический статус, семейный анамнез судорог, неврологические проблемы и зачатие после лечения бесплодия были независимыми факторами риска до зачатия для NE ( n = 164) (8).Заболевание щитовидной железы матери, кровотечение во время беременности, вирусные заболевания, преэклампсия, аномальная плацента, ограничение внутриутробного развития и переношенность были другими важными факторами дородового риска (8). Идентифицируемые дородовые факторы риска НЭ были обнаружены в 69% случаев, внутриродовые факторы риска — в 5%, как дородовые, так и во время родов — в 24% и отсутствие фактора риска — в 2%. Только в 4% случаев внутриродовая гипоксия была выявлена ​​без каких-либо факторов риска до родов или до зачатия (9). Было обнаружено, что ограничение роста в развитых странах и беременность двойней в развивающихся странах связаны с НЭ.Заболевание щитовидной железы у матери, дородовой уход, инфекция, роды и тактика ведения родов должны стать важными модификаторами в исследовании 27 новорожденных с NE и 100 контрольных детей (3). Дородовые (74 против 18%), внутриродовые (67 против 19%) и острые внутриродовые события (33 против 2%) более вероятны у младенцев с НЭ по сравнению с контрольной группой. Следовательно, в неонатальном клиническом анамнезе подробный материнский анамнез важен и может быть путем к профилактическим стратегиям в будущем.

    Из 45 новорожденных с NE 36% имели дозорные эпизоды, 40% имели хориоамнионит и 11% имели оба этих симптома.Если данные о дозорных событиях были исключены, то возраст матери> 35 лет (ОР 2,5; 95% ДИ 1,1–5,6) и инфекция мочевыводящих путей во время беременности (ОР 2,6; 95% ДИ 1,0–6,5) были потенциальными дородовыми факторами риска NE (10).

    Гипоксия-ишемия

    Хотя концепция гипоксии-ишемии четко выражена в моделях на животных, она не может быть подходящей терминологией для использования во всех случаях неонатальной NE у человека. «Дозу» и продолжительность гипоксии, а также степень ишемии можно непосредственно измерить на животной модели.Однако у новорожденных людей это неизвестно, если нет контрольного события, и впоследствии используются суррогатные маркеры гипоксии. Badawi et al. показали, что асфиксия во время родов считается сопутствующим фактором в 29% случаев НЭ и самостоятельным фактором только в 4% случаев (9). Было обнаружено, что внутриродовая гипоксия-ишемия является одним из факторов, способствующих развитию НЭ в 30% случаев в развитых и 60% в развивающихся странах (3). Американский колледж акушеров и Американская академия педиатрии определили дозорное событие в своем документе о неонатальной энцефалопатии и неврологическом исходе (Obstet Gynecol 2014).Следующее соответствует острому пери- или интранатальному событию: дозорное гипоксическое или ишемическое событие, возникающее непосредственно перед или во время родов и родоразрешения, например разрыв матки или тяжелая отслойка плаценты; паттерны пульсометра плода, соответствующие острым послеродовым или интранатальным событиям; сроки и тип травм головного мозга, основанные на исследованиях изображений, согласующихся с этиологией острого послеродового или внутриродового события, и отсутствуют данные о других проксимальных или дистальных факторах, которые могли бы быть способствующими факторами.Кроме того, сочетание низких баллов по шкале Апгарса, ацидемии, аномального кардиотокографа, изменений МРТ, согласующихся с гипоксией-ишемией и полиорганной дисфункцией, — все это связано с гипоксически-ишемической этиологией, но в равной степени может быть изменено сепсисом или другими причинами NE. Асфиксичные родовые явления и воспаление присутствовали только в 12,6% случаев церебрального паралича (11). У новорожденных с NE ( n = 405) следующие факторы были независимо связаны с NE ( p -значение = 0,001), включая только 1 дородовой период (гестационный возраст> 41 недели) и 7 факторов во время родов, включая длительный разрыв плодных оболочек, аномальные кардиотокограф, толстый меконий, дозорные события, дистоция плеча, тугая затылочная пуповина и отказ вакуума (12).В когорте из 26 новорожденных с дозорным явлением NE (ОР 74,9, 95% ДИ 11,9-бесконечность, p <0,001) и отслеживание ЧСС плода категории 3 (28,0% против 4,0%, p = 0,002) были сильно выражены. связанный с NE (13). В когорте из 45 новорожденных у 36% были дозорные события, а у 11% были как дозорные, так и хориоамнионит (10).

    Нейровизуализация с использованием магнитно-резонансной томографии, традиционной, диффузионной и спектроскопии от 24 до 96 часов жизни дает полезные рекомендации относительно возможных сроков церебрального инсульта, особенно диффузных аномалий.Аномалии, вызванные травмой головного мозга, становятся наиболее очевидными через 7 дней при использовании качественной МРТ, диффузии и спектроскопии. Глубокое ядерное серое вещество или водораздел кортикального повреждения развиваются по четко определенному типу повреждения мозга и типичны для гипоксически-ишемического повреждения мозга у новорожденного. Генетические и метаболические причины могут быть исследованы, если на МРТ существует другая картина травмы головного мозга или эволюция травмы. Признаки того, что послеродовая гипоксия-ишемия не была причиной НЭ, предлагаются на МРТ: порэнцефалия, очаговый артериальный инфаркт, венозный инфаркт, изолированное внутрипаренхиматозное или внутрижелудочковое кровоизлияние или атипичные паттерны метаболических энцефалопатий.

    При NE, связанном с острым дозорным событием (HIE), типичная картина повреждения на МРТ показала вовлечение базальных ганглиев, таламуса с ассоциированной задней конечностью внутренней капсулы и, в тяжелых случаях, вовлечение ствола мозга (14). При NE без задокументированного дозорного события вовлечение базальных ганглиев или таламуса (BGT) также связано с изменениями белого вещества в 50% случаев (14). BGT с обширным повреждением белого вещества (WM) был обнаружен в 14%, BGT с WM от легкой до умеренной — в 56%, изолированное повреждение таламуса — в 5%, умеренное повреждение WM — только у 2% и легкое WM или нормальное — у 23% у 48. младенцы с ГИЭ.Внутренняя капсула была аномальной у 93% пациентов с умеренным и тяжелым повреждением WM и была связана со смертью и ХП у 86% пациентов (15).

    Картина повреждения головного мозга может указывать на возможную причину, например, повреждение коркового вещества и белого вещества (очаговое / мультифокальное) может быть связано с плацентарной недостаточностью и хориоамнионитом. Ранняя категоризация пациентов в соответствии с типом травмы головного мозга может привести к другому терапевтическому подходу, поскольку на животных моделях было показано, что разные уровни гипотермии защищают от повреждения коркового вещества или глубокого серого вещества, поэтому для получения максимальной пользы могут потребоваться специфические для пациента протоколы гипотермии.Точно так же в моделях на животных разные режимы охлаждения, системное и селективное, приводят к разной температуре мозга (16).

    Трудно окончательно установить наличие, продолжительность и степень гипоксии и ишемии у новорожденных, поэтому использовались суррогатные маркеры, такие как pH и судороги (7). Следовательно, биомаркеры мультиорганного поражения могут быть полезны для диагностики или оценки тяжести гипоксической ишемии и прогнозирования исхода при NE. Сердечный тропонин является маркером ишемии миокарда у новорожденных и детей и высвобождается из миоцитов после повреждения их мембраны.Сердечный тропонин I (cTnI) был значительно выше у новорожденных с ГИЭ в первые 48 часов по сравнению с контрольной группой ( p <0,0005) (17). Сердечный TnI был повышен у новорожденных с более высокой степенью НЭ и у тех, кому потребовались инотропы (18). Пороговое значение <0,22 нг / мл для нормотермических и <0,15 нг / мл для гипотермических младенцев с NE предсказывало нормальный исход развития нервной системы (19).

    Гипоксия приводит к усилению эритропоэза и выбросу незрелых ядерных эритроцитов (nRBCs) в кровоток (20).ЯРБК пуповинной крови были значительно выше у новорожденных, подвергшихся асфиксии, по сравнению с контрольной группой, а также коррелировали с апгаром через 1 мин, pH и развитием NE (20). Количество ядерных эритроцитов на 100 лейкоцитов было выше у новорожденных с НЭ по сравнению с контрольной группой, младенцев с НЭ средней / тяжелой и легкой степени ( p = 0,016) и у новорожденных с плохим исходом нервного развития ( p = 0,03) ( 21). Следовательно, стандартизованное измерение воздействия клинической гипоксии было бы полезным с использованием комбинации этих маркеров и могло бы помочь в определении времени инсульта и корреляции с доклиническими моделями на животных.

    Инфекция

    Риск спастического церебрального паралича (ДЦП) и квадриплегического ДЦП повышался при сочетании инфекции и асфиксии (22). Уровни интерлейкина (ИЛ) -6 через 6 часов связаны с отклонениями от нормы неврологического обследования (23). NE, инотропная поддержка, судороги без менингита, потребность в интубации и более низкий 5-минутный апгар были более вероятны у новорожденных с ХП при наличии инфекции у матери по сравнению с ХП без инфекции (22).

    Инфекции матери и новорожденные с ранним началом представляют собой диагностическую проблему.Ведутся споры о том, может ли скрытая инфекция, не обнаруживаемая традиционными методами культивирования, быть связана с неврологическим повреждением во всех возрастных группах. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) выявила 11 случаев бактериемии у энцефалопатических новорожденных в Африке, у которых был отрицательный посев крови (NE n = 201). ПЦР в сочетании с посевом крови привела к обнаружению бактериальных продуктов в 8,9% случаев НЭ по сравнению с 3,1% при использовании одного посева крови (24). В метаанализе стрептококк группы B (GBS) был связан с NE в 0.58% случаев и смертность были выше при использовании СГБ плюс НЭ по сравнению с одним НЭ (25). В когорте из 45 новорожденных 40% имели хориоамнионит и 11% имели как дозорные события, так и хориоамнионит (10).

    Терапевтическая гипотермия задерживает рост и пик ответа с-реактивного белка (СРБ), а также приводит к снижению количества лейкоцитов и нейтрофилов по сравнению с нормотермными новорожденными (26). Это влияние гипотермии на задержку развития естественных воспалительных маркеров следует учитывать при выборе лечения антибиотиками и продолжительности лечения новорожденных с НЭ.

    Следовательно, полное обследование на сепсис имеет важное значение у всех детей с НЭ. Стандартных рекомендаций по выполнению люмбальной пункции во всех случаях НЭ не существует, и их можно выбирать в каждом конкретном случае. Кандидатами могут быть младенцы с повышенным WCC и CRP или факторами риска септического риска. Существуют также технические и практические проблемы для поясничной пункции у младенцев с НЭ, которые являются ригидными из-за ТГ, а также часто изначально имеют отек головного мозга при УЗИ черепа.

    Аномалии плаценты

    Поражение пуповины, хориоамнионит, васкулит плода, меконий хориональной пластинки и тромботическая васкулопатия плода часто встречались в плацентарных поражениях у пациентов с NE ( n = 23) (27).Поражения плаценты, указывающие на тромбоз и снижение фетоплацентарного кровотока, являются значимыми и независимыми факторами риска НЭ ( n = 93) (28). Наличие более одного поражения плаценты увеличивает вероятность НЭ, но не было никакой корреляции между патологией плаценты и картиной повреждения на МРТ ( n = 56) (29). Аномальная патология плаценты была обнаружена у 29% новорожденных с дозорными событиями и у 73% младенцев без дозорных явлений ( p = 0,0001), перенесших терапевтическую гипотермию (30).Воспалительные поражения плаценты чаще наблюдались у новорожденных без дозорных событий ( p = 0,002) (30). Хронический виллит был связан с повреждением базальных ганглиев (BGT), тогда как присутствие ядерных эритроцитов, снижение созревания плаценты и хронический виллит также приводили к повреждению белого вещества / водораздела наряду с поражением BGT ( n = 95) (31).

    Доказательства связи хориоамнионита с НЭ разнообразны. Предполагается, что время инфицирования и степень воспалительного ответа могут привести либо к прекондиционированию, либо к сенсибилизации и могут вызвать либо защитный эффект, либо дальнейшее усиление перинатального повреждения головного мозга, соответственно (32).Этот эффект был продемонстрирован на животных моделях. Липополисахарид (ЛПС), вводимый за 4–6 ч до 20 и 50 мин воздействия HI, приводил к усилению травм головного мозга. Однако введение LPS за 24 часа до 50-минутного воздействия HI привело к значительному ослаблению травм головного мозга (32). КА обнаружена у 8 новорожденных с признаками перинатальной асфиксии (всего n = 23) (27). Младенцы с NE и TH имели более высокие шансы на наличие CA по сравнению с младенцами, которые не получали TH ( n = 98) (33).CA, васкулит и фунизит были связаны с NE степени I, виллитом с NE II и фунизитом с III степенью у 141 новорожденного с NE и 309 контрольных (29). CA был связан с более низким риском черепно-мозговой травмы и плохим когнитивным исходом по сравнению с не-CA (скорректированный OR 0,3; 95% CI 0,1–0,7, p = 0,004) у новорожденных с NE ( n = 258), хотя только У 20 новорожденных были гистологические доказательства СА. В той же когорте новорожденные с признаками сепсиса имели более высокие шансы на повреждение водораздела и аномальные нейромоторные показатели, чем у новорожденных без каких-либо клинических признаков ( p = 0.007) (34). У 120 младенцев с сочетанием перинатального ацидоза, NE и хориоамнионита с ответом плода или без него и пятнистый / диффузный хронический виллит были независимо связаны с тяжестью NE (35). Единственным индивидуальным предиктором патологического исхода нервного развития через 22-24 месяца после терапии гипотермией был диффузный хронический виллит. Гистологическая CA имела низкую прогностическую ценность для развития энцефалопатии и смерти при NE ( n = 51) (36), но материнская лихорадка ( n = 336) во время родов была независимым фактором для NE (скорректированный OR 4.72, 95% ДИ 1,28–17,4) (37). Клинический хориоамнионит был связан с более высокими уровнями IL-6, IL-8 в пуповинной крови и регулировался активацией нормальных Т-клеток, экспрессируемых и секретируемых (RANTES) в NE ( n = 61). В когорте из 67 новорожденных с хориоамнионитом NE, независимо от того, были ли клинические или гистологические данные связаны со стойким метаболическим ацидозом, можно предсказать плохой неврологический исход (38).

    Патология плаценты была описана как «черный ящик» беременности. Стандартизированная классификация результатов патологии плаценты важна для дальнейшего определения этиологии NE (39).

    Нарушения обмена веществ

    Нарушения обмена веществ являются редкими причинами НЭ, но их всегда следует учитывать. Врожденные нарушения метаболизма (ВЭМ) присутствуют в неонатальном периоде после нормального периода выздоровления и отсутствия признаков перинатальной асфиксии, но неврологические и полиорганные поражения могут проявляться как НЭ (40). Митохондриальные нарушения также являются важной причиной НЭ (41).

    Амплитудная интегрированная электроэнцефалограмма (аЭЭГ) была ненормальной у 27 новорожденных с ВЭМ, причем наиболее устойчивыми признаками были аномальная фоновая активность и судороги.Не было различий в аЭЭГ для энцефалопатии, связанной с IEM или NE, и дифференцировать можно было только на основании клинического подозрения (42). Единственное метаболическое расстройство с диагностической ЭЭГ — это некетотическая гиперглицинемия с первоначальным паттерном «подавление-всплеск», переходящим в гипсаритмию в раннем или среднем младенчестве и диагностируемое путем измерения уровня глицина в спинномозговой жидкости (42). Имеются также отдельные сообщения о случаях ИЭМ, таких как дефицит сульфитоксидазы и цитохрома С, проявляющийся как НЭ (43, 44).

    Результаты МРТ

    могут варьироваться в зависимости от типа врожденной ошибки метаболизма (ВЭМ) и могут варьироваться от поражения белого вещества до поражения глубоких серых ядер. Митохондриальные энцефалопатии имеют симметричное двустороннее распределение и изначально могут быть диагностированы как NE (45). Следует учитывать метаболические нарушения, если нет явных явлений во время родов, стойкий лактоацидоз и / или гипогликемия (45) и начато обследование. Различные паттерны повреждений на МРТ головного мозга могут помочь дифференцировать метаболические нарушения от НЭ.Поражение Globus Pallidus часто встречается при IEM по сравнению с NE, хотя картина повреждения при дефиците сульфитоксидазы и дефиците фактора молибдена может имитировать NE (46).

    Изолированные приступы связаны с такими расстройствами, как: судороги, связанные с пиридоксином, некетотическая гиперглицинемия (NKH), дефицит дигидропиримидиндегидрогеназы, дефицит сульфитоксидазы (либо изолированный, либо как часть дефицита кофактора молибдена), 4-аминобутират аминотрансферазы (GABA). дефицит, судороги, связанные с фолиевой кислотой, дефицит 3-фосфоглицератдегидрогеназы, дефицит гуанидиноацетатметилтрансферазы (GAMT) и дефицит переносчика глюкозы (GLUT-1).У младенцев с полиорганными поражениями, судорогами, метаболическим ацидозом, молочной железой, гипераммониемией могут быть: органическая ацидемия, дефекты цикла мочевины, пероксисомальные нарушения (например, синдром Зеллвегера) или митохондриальные нарушения.

    Подробный семейный анамнез для установления факторов риска, таких как кровное родство родителей или ранее пораженный ребенок, важен, поскольку большинство врожденных нарушений метаболизма имеют аутосомно-рецессивное или материнское наследование. Базовые исследования, такие как электролиты, аммиак, сывороточные аминокислоты, лактат, ацилкарнитин и органическая кислота мочи, могут быть рассмотрены при NE (40).Есть проблемы с метаболическим тестированием, так как их может потребоваться повторить, если ребенок очень плохо себя чувствует с полиорганной дисфункцией во время отбора образцов (46). Недавние исследования показали большой потенциал метаболомики как биомаркеров NE. Было показано, что содержание сукцината повышено у детей с НЭ, которые серьезно пострадали (47).

    Тромбофилия и неонатальный инсульт

    Асфиксия (в 4% случаев) участвует в патогенезе инсульта новорожденных (48). Фокальные клонические приступы являются наиболее частым проявлением неонатального инсульта (49), и 6 младенцев с инсультом были обнаружены в когорте NE ( n = 124) (50).Эти дети обычно страдали судорогами и имели худшие исходы с точки зрения нервного развития, чем остальная часть когорты. Нарушения свертывания крови, такие как полицитемия, лейденский фактор V, нарушения гемоглобина и мутации протромбина, не были обнаружены у 4 из 6 обследованных пациентов (50).

    В моделях на животных повышенные уровни гомоцистеина приводили к увеличению провоспалительных цитокинов, таких как фактор некроза опухоли альфа (TNFα), интерлейкин 1 бета (IL-1β) и IL-6 в гиппокампе и коре головного мозга.Это провоспалительное состояние может быть ответственным за нейрональные и цереброваскулярные эффекты, наблюдаемые у взрослых (51). Роль гомоцистеина или полиморфизмов в гене метилентетрагидрофолатредуктазы в возникновении неонатального повреждения головного мозга неясна (52). Было обнаружено, что в когорте из 118 новорожденных с НЭ повреждение белого вещества / водораздела с большей вероятностью связано с гипогликемией, полиморфизмом метилентетрагидрофолатредуктазы (MTHFR) и уровнями гомоцистеина в плазме в верхнем квартиле нормы (52).

    Генетические и эпигенетические аномалии

    Отсутствуют опубликованные данные, связывающие генетическую предрасположенность к развитию NE. У 40 пациентов с NE генетическая изменчивость протромбических факторов, таких как протромбин G20210A, фактор V Leiden G1691A и метилентетрагидрофолатредуктаза [MTHFR] C677T, и ген фактора некроза опухоли не повлияли на оценку NE, ЭЭГ, смерть, краниальное УЗИ (США) , неврологический исход при выписке через 6 и 12 месяцев. Полиморфизм гена интерлейкина-6 (IL-6 174GC) имел защитный эффект и был связан с нормальной ЭЭГ, краниальным УЗИ и неврологическим обследованием при выписке (53).В ретроспективном исследовании «случай-контроль» с участием 11 новорожденных с NE у матерей была обнаружена более высокая частота полиморфизма MTHFR (7 гомозиготных и 4 гетерозиготных) по сравнению с контрольной группой (54). Генетический полиморфизм может увеличивать риск или тяжесть неонатального повреждения головного мозга при NE, и его следует учитывать (53).

    Лонгитюдное исследование родителей и детей, проведенное компанией Avon с участием 7611 доношенных детей, было генотипировано, и мерами воздействия было наличие одного или нескольких минорных аллелей в одном из 3 SNP (rs2284411, rs2498804, rs1835740).Первичным результатом была необходимость реанимации при рождении, что было связано с rs1835740 (55). Требуются более крупные международные совместные исследования для определения необходимого количества пациентов для изучения генетических связей и разделения пациентов по этиологии.

    Еще одна категория младенцев с генетической причиной неонатальной энцефалопатии — это дети с миопатиями и энцефалопатиями новорожденных. Пациенты, унаследовавшие миопатию (центронуклеарную миопатию), могут иметь неонатальный дистресс, гипотонию и признаки, указывающие на ГИЭ (56).Врожденная миотоническая дистрофия 1 типа характеризуется гипотонией и тяжелой генерализованной слабостью при рождении, часто с дыхательной недостаточностью, умственной отсталостью и ранней смертью. Это вызвано экспансией тринуклеотидного повтора CTG в некодирующей области DMPK .

    В будущем подробное генотипирование, включая более легкий доступ к методам микроматрицы в клинических условиях, предоставит больше информации, чтобы позволить индивидуальный уход и потенциально классифицировать младенцев по генотипу.

    Нейровизуализация

    На МРТ можно увидеть различные модели травм, но это не исключает HIE как причины травмы. Характер повреждения зависит от тяжести, продолжительности и повторяемости гипоксической ишемии и может привести к поражению базальных ганглиев, таламуса, ствола мозга и / или белого вещества головного мозга в различных сочетаниях (1). При глубокой гипоксии преобладает повреждение более глубоких серых структур, то есть базальных ганглиев и таламуса. Объясняется это тем, что эти участки миелинизированы и имеют более высокую скорость метаболизма.Состояния, которые уменьшают, а не вызывают полное прекращение кровотока, такие как анемия и гиповолемия, связаны с повреждением коры головного мозга и сохранением более глубоких серых структур (57). В когорте из 245 пациентов с NE 197 (80%) результаты МРТ соответствовали острому перинатальному инсульту. МРТ у 40 младенцев (16%) были нормальными. У 9 младенцев (4%) были выявлены признаки тромбоза / инфаркта, генетических нарушений, антенатального инсульта и митохондрий (дефицит комплекса I) на МРТ в дополнение к гипоксическому ишемическому инсульту.Нейровизуализация у 8 (3%) младенцев с клиническим диагнозом НЭ показала либо врожденную ошибку метаболизма, нервно-мышечное расстройство, либо отсутствие диагноза, и эти результаты не соответствовали гипоксической ишемии (48). Плацентарный виллит высокой степени неизвестной этиологии ( n = 4) был обнаружен в когорте из 36 пациентов, связанных с повреждением белого вещества, вторичным по отношению к воспалению / окислительному стрессу в перинатальном периоде (58).

    Значение для терапии

    Не все младенцы с NE могут не получать одинаковую пользу от гипотермии.Следовательно, выявление точной этиологии в каждом случае NE имеет значение для лечения, поскольку есть некоторые излечимые причины, которые требуют быстрого определения для оптимального лечения. Использование бактериальной ПЦР для выявления инфекции у новорожденных с NE может быть более полезным, чем только посев крови с низким выходом бактерий, а также гипотермия может уменьшить воспалительную реакцию. Гистология плаценты отражает внутриматочную среду и может прояснить основную этиологию. Все новорожденные с риском IEM должны быть обследованы на предмет метаболических нарушений, так как этим пациентам могут быть полезны специфические методы лечения, а не гипотермия.Точно так же скрининг на тромбофилию следует рассматривать у пациентов из группы риска, таких как пациенты с инсультом, семейный анамнез тромбофилии. Подробная оценка этиологии NE важна для выявления излечимых причин и категоризации этой гетерогенной группы новорожденных, чтобы можно было подобрать соответствующее лечение в соответствии с этиологией и улучшением отдаленных результатов. Точно так же будет полезно стратифицировать большие многоцентровые когорты младенцев с NE по этиологии, чтобы полностью понять этиологию, реакцию на лечение гипотермией и отдаленные результаты.

    Авторские взносы

    SA: основной автор; ТС: помогал с поиском релевантных статей и рисунка; ЭМ: автор-руководитель.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    2. Шах П., Рип Хаген С., Бейен Дж., Перлман М. Мультиорганная дисфункция у младенцев с постасфиксиальной гипоксически-ишемической энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2004) 89: F152 – F155. DOI: 10.1136 / adc.2002.023093

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Куринчук Дж. Дж., Уайт-Конинг М., Бадави Н. Эпидемиология неонатальной энцефалопатии и гипоксически-ишемической энцефалопатии. Ранний Хум Дев . (2010) 86: 329–38. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2010.05.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Джейкобс С.Е., Берг М., Хант Р., Тарнов-Морди В.О., Индер Т.Э., Дэвис П.Г.Охлаждение новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией. База данных Cochr Syst Ред. . (2013) 1: CD003311 DOI: 10.1002 / 14651858.CD003311.pub3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Нельсон К. Б., Бингхэм П., Эдвардс Е. М., Хорбар Д. Д., Кенни М. Дж., Индер Т. и др. Антецеденты неонатальной энцефалопатии в реестре энцефалопатии Оксфордской сети Вермонта. Педиатрия . (2012) 130: 878–86. DOI: 10.1542 / peds.2012-0714

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7.Dammann O, Ferriero D, Gressens P. Неонатальная энцефалопатия или гипоксически-ишемическая энцефалопатия? Соответствующая терминология имеет значение Pediatr Res . (2011) 70: 1-2. DOI: 10.1203 / PDR.0b013e318223f38d

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Бадави Н., Куринчук Дж. Дж., Кио Дж. М., Алессандри Л. М., О’Салливан Ф., Бертон П. Р. и др. Факторы дородового риска энцефалопатии новорожденных: исследование случай-контроль в Западной Австралии. BMJ . (1998) 317: 1549–53. DOI: 10.1136 / bmj.317.7172.1549

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Бадави Н., Куринчук Дж. Дж., Кио Дж. М., Алессандри Л. М., О’Салливан Ф., Бертон П. Р. и др. Факторы риска внутриутробной энцефалопатии новорожденных: исследование случай-контроль в Западной Австралии. BMJ . (1998) 317: 1554–8. DOI: 10.1136 / bmj.317.7172.1554

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Паркер SJ, Kuzniewicz M, Niki H, Wu YW. Факторы дородового и внутриродового риска гипоксически-ишемической энцефалопатии в когорте новорожденных в США. J Педиатр . (2018) 203: 163–9. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2018.08.028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Адамсон С.Дж., Алессандри Л.М., Бадави Н., Бертон П.Р., Пембертон П.Дж., Стэнли Ф. Предикторы неонатальной энцефалопатии у доношенных детей. BMJ . (1995) 311: 598–602 DOI: 10.1136 / bmj.311.7005.598

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Мартинес-Биарге М., Диез-Себастьян Дж., Вустхофф С.Дж., Меркури Е., Коуэн FM.Дородовые и внутриродовые факторы, предшествующие неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии. Педиатрия . (2013) 132: e952 – e959 doi: 10.1542 / peds.2013-0511

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Торбенсон В.Е., Толчер М.К., Несбитт К.М., Колби К.Э., Эль-Нашар С.А., Гостоут Б.С. и др. Внутриродовые факторы, связанные с неонатальной гипоксической ишемической энцефалопатией: исследование случай-контроль. BMC Беременность и роды . (2017) 17: 415 DOI: 10.1186 / s12884-017-1610-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14.Резерфорд М., Маламатениу С., МакГиннесс А., Оллсоп Дж., Биардж М.М., Конселл С. Магнитно-резонансная томография при гипоксически-ишемической энцефалопатии. Ранний Хум Дев . (2010) 86: 351–60. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2010.05.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Окереафор А., Оллсоп Дж., Конселл С.Дж., Фицпатрик Дж., Аззопарди Д., Резерфорд М.А. и др. Характер черепно-мозговой травмы у новорожденных, подвергшихся перинатальным дозорным событиям. Педиатрия .(2008) 121: 906–14. DOI: 10.1542 / педс.2007-0770

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Метцлер М., Говиндан Р., Аль-Шаргаби Т., Везина Г., Андескавадж Н., Ван И и др. Характер черепно-мозговой травмы и снижение вариабельности сердечного ритма у новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией. Педиатр Res . (2017) 82: 438–43. DOI: 10.1038 / pr.2017.94

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Симович А.М., Игрутинович З., Обрадович С., Ристич Д., Вулетич Б., Раданович М.Значение сердечного тропонина I второго поколения в раннем скрининге гипоксически-ишемической энцефалопатии после перинатальной асфиксии. SRP Arh Celok Lek . (2012) 140: 600–5.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    18. Шастри А.Т., Самарасекара С., Мунираман Х., Кларк П. Концентрации сердечного тропонина I у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Acta Paediatr . (2012) 101: 26–9. DOI: 10.1111 / j.1651-2227.2011.02432.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19.Лю X, Chakkarapani E, Stone J, Thoresen M. Влияние компрессий сердца и лечения гипотермии на сердечный тропонин I у новорожденных с перинатальной асфиксией. Реанимация . (2013) 84: 1562–7. DOI: 10.1016 / j.resuscitation.2013.07.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Гош Б., Миттал С., Кумар С., Дадхвал В. Прогнозирование перинатальной асфиксии с ядросодержащими эритроцитами в пуповинной крови новорожденных. Int J Gynaecol Obstet .(2003) 81: 267–71. DOI: 10.1016 / S0020-7292 (03) 00124-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Уолш Б.Х., Бойлан Г.Б., Мюррей Д.М. Ядерные эритроциты и ранняя ЭЭГ: прогнозирование стадии Сарната и двухлетнего исхода. Ранний Хум Дев . (2011) 87: 335–9. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2011.01.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Нельсон К. Б., Гретер Дж. К.. Потенциально удушающие состояния и спастический церебральный паралич у младенцев с нормальной массой тела при рождении. Am J Obstet Gynecol . (1998) 179: 507–13. DOI: 10.1016 / S0002-9378 (98) 70387-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Шалак Л.Ф., Лапток А.Р., Джафри Х.С., Рамило О., Перлман Дж. Клинический хориоамнионит, повышенные цитокины и травмы головного мозга у доношенных детей. Педиатрия . (2002) 110: 673–80. DOI: 10.1542 / педс.110.4.673

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Танн CJ, Nkurunziza P, Nakakeeto M, Oweka J, Kurinczuk JJ, Were J, et al.Распространенность патогенов кровотока выше в случаях неонатальной энцефалопатии по сравнению с контрольной группой, использующей новую панель ПЦР-анализов в реальном времени. PLoS ONE . (2014) 9: e97259. DOI: 10.1371 / journal.pone.0097259

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Танн С.Дж., Мартинелло К.А., Саду С., Лоун Дж.Э., Сил А.С., Вега-Поблете М. и др. Группа исследователей неонатальной энцефалопатии GBS. неонатальная энцефалопатия со стрептококками группы b во всем мире: систематический обзор, наборы данных исследовательских групп и метаанализ. Clin Infect Dis . (2017) 65 (Suppl_2): S173–89. DOI: 10.1093 / cid / cix662

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Chakkarapani E, Davis J, Thoresen M. Терапевтическая гипотермия задерживает ответ C-реактивного белка и подавляет количество лейкоцитов и тромбоцитов у младенцев с неонатальной энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2014) 99: F458 – F463. DOI: 10.1136 / archdischild-2013-305763

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27.Wintermark P, Boyd T, Gregas MC, Labrecque M, Hansen A. Патология плаценты у новорожденных с асфиксией, отвечающая критериям терапевтической гипотермии. Am J Obstet Gynecol . (2010) 203: 579.e1–9. DOI: 10.1016 / j.ajog.2010.08.024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Макдональд Д.Г., Келехан П., Макменамин Дж. Б., Горман В. А., Мэдден Д., Тоббия И. Н. и др. Плацентарная тромботическая васкулопатия плода связана с неонатальной энцефалопатией. Хум Патол .(2004) 35: 875–80 DOI: 10.1016 / j.humpath.2004.02.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Hayes BC, Cooley S, Donnelly J, Doherty E, Grehan A, Madigan C, et al. Плацента у младенцев> 36 недель беременности с неонатальной энцефалопатией: исследование случай-контроль. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2013) 98: F233–9. DOI: 10.1136 / archdischild-2012-301992

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30.Чанг Т., Рейес Т.Дж., Пласеттек Дж., Массаро А.Н., Нельсон КБ. Неонатальная энцефалопатия, дозорные явления и плацента. J Неонатальная перинатальная медицина . (2012) 5: 41–8. DOI: 10.3233 / NPM-2012-54211

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Хартеман Дж. С., Никкельс П. Г., Бендерс М. Дж., Кви А., Грюнендал Ф., де Фрис Л. С.. Патология плаценты у доношенных детей с гипоксически-ишемической неонатальной энцефалопатией и ассоциация с магнитно-резонансной томографией повреждения головного мозга. J Педиатр .(2013) 163: 968–995 DOI: 10.1016 / j.jpeds.2013.06.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Эклинд С., Маллард С., Арвидссон П., Хагберг Х. Липополисахарид вызывает как первичную, так и вторичную фазу сенсибилизации в развивающемся мозге крысы. Педиатр Res . (2005) 58: 112–6 DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000163513.03619.8D

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Нельсон Д.Б., Лаке А.М., Макинтайр Д.Д., Санчес П.Дж., Левено К.Дж., Чалак Л.Ф.Акушерские предшественники лечения новорожденного с помощью охлаждения тела. Am J Obstet Gynecol. (2014) 211: 155.e1–6. DOI: 10.1016 / j.ajog.2014.02.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Йенстер М., Бонифачо С.Л., Рюэль Т., Роджерс Е.Е., Там Э.В., Партридж Дж.С. и др. Инфекция матери или новорожденного: связь с исходами неонатальной энцефалопатии. Педиатр Res . (2014) 76: 93–9. DOI: 10.1038 / pr.2014.47

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35.Мир И.Н., Джонсон-Велч С.Ф., Нельсон Д.Б., Браун Л.С., Розенфельд С.Р., Чалак Л.Ф. Патология плаценты связана с тяжестью неонатальной энцефалопатии и неблагоприятными исходами развития после гипотермии. Am J Obstet Gynecol . (2015) 213: 849.e1–7. DOI: 10.1016 / j.ajog.2015.09.072

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Шалак Л., Джонсон-Велч С., Перлман Дж. М.. Хориоамнионит и неонатальная энцефалопатия у доношенных детей с ацидемией плода: гистопатологические корреляции. Педиатр Нейрол . (2005) 33: 162–5. DOI: 10.1016 / j.pediatrneurol.2005.04.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Импи Л., Гринвуд К., Маккуиллан К., Рейнольдс М., Шейл О. Лихорадка в родах и неонатальная энцефалопатия: проспективное когортное исследование. БЖОГ . (2001) 108: 594–7. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2001.00145.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Джонсон CT, Бурд I, Рагхунатан Р., Нортингтон Ф.Дж., Грэм Э.М.Перинатальное воспаление / инфекция и его связь с коррекцией метаболического ацидоза при гипоксически-ишемической энцефалопатии. Дж Перинатол . (2016) 36: 448–52. DOI: 10.1038 / jp.2015.221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Кларк П., Мунираман Х., Гарднер Д., Венкатеш В., Керли А., Виктор С. и др. Исследование неонатальной энцефалопатии: часто теряемый плацентарный «черный ящик». Педиатр Дев Патол . (2015) 18: 343–4. DOI: 10.2350 / 15-02-1611-LET.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Тан Э.С. Врожденные нарушения обмена веществ, проявляющиеся как неонатальная энцефалопатия: практические советы клиницистам. Ann Acad Med Singapore . (2008) 37 (12 Suppl.): 94–3.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    42. Олишар М., Шани Э., Айгюн С., Аззопарди Д., Хант Р.В., Тоет М.С. и др. Амплитудно-интегрированная электроэнцефалография у новорожденных с врожденными нарушениями обмена веществ. Неонатология .(2012) 102: 203–11. DOI: 10.1159 / 000339567

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Хобсон Э., Томас С., Крофтон П. М., Мюррей А. Д., Дин Дж. К., Ллойд Д. Изолированная недостаточность сульфитоксидазы имитирует признаки гипоксической ишемической энцефалопатии. Eur J Pediatr . (2005) 164: 655–9. DOI: 10.1007 / s00431-005-1729-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Уиллис Т.А., Дэвидсон Дж., Грей Р.Г., Поултон К., Рамани П., Уайтхаус В.Дефицит цитохромоксидазы, проявляющийся в виде асфиксии при рождении. Dev Med Детский Neurol . (2000) 42: 414–7. DOI: 10.1017 / S0012162200000761

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Enns GM. Врожденные нарушения обмена веществ, маскирующиеся под гипоксически-ишемическую энцефалопатию. NeoReviews . (2005) 12: e549 – e558. DOI: 10.1542 / neo.6-12-e549

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Уолш Б.Х., Бродхерст Д.И., Мандал Р., Вишарт Д.С., Бойлан Г.Б., Кенни Л.К. и др.Метаболомный профиль пуповинной крови при гипоксической ишемической энцефалопатии новорожденных. PLoS ONE . (2012) 7: e50520. DOI: 10.1371 / journal.pone.0050520

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Коуэн Ф., Резерфорд М., Грюнендал Ф., Экен П., Меркури Э., Байддер Г.М. и др. Происхождение и сроки поражения головного мозга у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Ланцет . (2003) 361: 736–42 DOI: 10.1016 / S0140-6736 (03) 12658-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50.Рамасвами В., Миллер С.П., Баркович А.Дж., Партридж Дж.С., Ферриеро Д.М. Перинатальный инсульт у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Неврология . (2004) 62: 2088–91. DOI: 10.1212 / 01.WNL.0000129909.77753.C4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Scherer EB, Loureiro SO, Vuaden FC, da Cunha AA, Schmitz F, Kolling J, et al. Легкая гипергомоцистеинемия увеличивает уровни ацетилхолинэстеразы мозга и провоспалительных цитокинов в различных тканях. Мол Нейробиол .(2014) 50: 589–96. DOI: 10.1007 / s12035-014-8660-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Хартеман Дж. К., Грюнендал Ф., Бендерс М. Дж., Хьюисман А., Блом Х. Дж., Де Фрис Л. С.. Роль тромбофильных факторов у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Педиатр Res . (2013) 73: 80–6. DOI: 10.1038 / pr.2012.150

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Цалкавур С., Акису М., Олюкман О., Балим З., Бердели А., Чакмак Б. и др.Генетические факторы, влияющие на краткосрочный исход развития нервной системы у доношенных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. J Int Med Res . (2011) 39: 1744–56. DOI: 10.1177 / 1473230011037

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Додельсон де Кремер Р., Гроссо С. Материнская мутация 677C> T в гене метилентетрагидрофолатредуктазы, связанная с тяжелым повреждением головного мозга у потомства. Clin Genet . (2005) 67: 69–80.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    55.Odd D, Váradi A, Rajatileka S, Molnár E, Luyt K. Связь между реанимацией новорожденных и однонуклеотидным полиморфизмом rs1835740. Acta Paediatr . (2016) 105: e307–12. DOI: 10.1111 / apa.13421

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Bruyland M, Liebaers I, Sacre L, Vandeplas Y, De Meirleir L, Martin JJ. Неонатальная миотубулярная миопатия с вероятным X-сцепленным наследованием: наблюдения за новой семьей с обзором литературы. Дж. Neurol . (1984) 231: 220–2. DOI: 10.1007 / BF00313942

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Баркович А.Дж., Вестмарк К., Партридж К., Сола А., Ферриеро Д.М. Перинатальная асфиксия: результаты МРТ в первые 10 дней. AJNR Am J Neuroradiol . (1995) 16: 427–38.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    58. Барретт MJ, Донохью V, Муни EE, Slevin M, Persaud T, Twomey E, et al. Изолированное острое некистозное повреждение белого вещества у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2013) 98: F158 – F160. DOI: 10.1136 / archdischild-2011-301505

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перинатальная асфиксия и гипоксически-ишемическая энцефалопатия

    Последнее обновление: 19 января 2021 г.

    Резюме

    Перинатальная асфиксия, частая причина смерти новорожденных, вызвана нарушением плацентарного или легочного газообмена и может возникать во время родов и во время родов. , или перинатальный период.Сохраняющееся нарушение газообмена крови приводит к дефициту кислорода, гиперкапнии и ацидозу крови с возможным последующим нарушением функции клеток в различных тканях (например, сердце, мышцах, головном мозге). Головной мозг является наиболее уязвимым органом в контексте перинатальной асфиксии, и развитие гипоксически-ишемической энцефалопатии является потенциальным последствием. После быстрой оценки подходящим пациентам требуется терапевтическая гипотермия в течение 72 часов, чтобы минимизировать повреждение головного мозга. Подавленная функция миокарда может усугубить ишемию и вызвать последующие краткосрочные осложнения с повреждением органов-мишеней в других тканях (например,г., почки, легкие, печень, желудочно-кишечный тракт, костный мозг). Долгосрочные осложнения перинатальной асфиксии включают необратимые неврологические нарушения, церебральный паралич и перивентрикулярную лейкомаляцию.

    Определение

    Эпидемиология

    Эпидемиологические данные относятся к США, если не указано иное.

    Этиология

    • Факторы перинатального риска
    • Факторы дородового риска (играют наибольшую роль)
      • Аномалии плаценты (e.г., мальперфузия сосудов плода, тромбоз)
      • Врожденные инфекции
      • Употребление психоактивных веществ (например, алкоголь, кокаин, амфетамины)
      • Аномальная оксигенация матери (например, из-за травмы, гипотонии, тяжелой анемии)
      • Состояния матери (например, сахарный диабет, преэклампсия, застойная сердечная недостаточность)
    • Факторы риска во время родов
      • Травматические роды (например, дистоция плеча, экстренное кесарево сечение, неудачные роды с помощью вакуумной помощи)
      • Кесарево сечение под общим наркозом
      • Нарушение перфузии плаценты (e.g., отслойка плаценты, аномальные сокращения матки, разрыв матки)
      • Аномальная оксигенация матери (например, отек легких при преэклампсии)
      • Нарушение гемодинамики матери (например, эмбол околоплодными водами)
      • Выпадение пуповины, затылка, узел пуповины

    Патофизиология

    • Патофизиология полиорганного поражения [3] [4]
      1. Гипоксия → ↑ симпатическая активность → централизация кровообращения для поддержания перфузии жизненно важных органов (например,g., мозг, надпочечники, сердце) → снижение подачи кислорода к периферическим органам → повреждение тканей (например, почек, реберной диафрагмы, скелетных мышц, печени)
      2. Длительная гипоксия → нарушение функции клеток миокарда и ишемия → ↓ сократимость миокарда → ↓ сердечная вывод → обострение ишемии периферических органов
    • Патофизиология повреждения головного мозга [5]
      1. Первичная энергетическая недостаточность: дородовая / внутриродовая плацентарная дисфункция или послеродовое нарушение легочного газообмена → недостаточное поступление кислорода в ткани органа → ацидоз ткани мозга (из-за восприимчивости ЦНС) → осмотическая дисрегуляция в клетках → клеточная отек → апоптоз
      2. Латентный период (несколько часов): реперфузия и восстановление некоторых клеток мозга
      3. Вторичная энергетическая недостаточность (6–48 ч после первоначальной травмы): распределение токсичных нейромедиаторов, окислительный стресс, воспаление → расширение зоны поражения
      4. Повреждение головного мозга (от нескольких месяцев до нескольких лет после первоначальной травмы): стойкое воспаление, нарушение нейрогенеза, снижение роста аксонов → снижение нейральной пластичности, дефицит миелина, гибель клеток головного мозга

    Клинические особенности

    Признаки и симптомы асфиксии

    0

    0003
    • Может произойти в течение 24 часов после рождения
    Клинические стадии неонатальной энцефалопатии [6]
    Легкая Умеренная Тяжелая
    Психическое состояние
    • Нормальное или немного повышенное

    Дыхание

    Рефлексы

    • Обычно обобщенный
    • Увеличение после 24–48 часов после рождения

    Дополнительные функции

    • Временные отклонения в поведении: плохое питание, раздражительность или чрезмерный плач / сонливость
    • Самостоятельно (обычно длится)
    • Возможно выздоровление через 1–2 недели
    • Нарушения моторики глаз (e.г., нистагм, покачивание)
    • Нарушения зрачков: расширение, фиксация или невосприимчивость к свету
    • Симптомы могут улучшиться примерно через 5 дней жизни
    • Если новорожденный выжил, необходима постоянная поддержка

    Диагностика

    Оценка новорожденных

    [7]

    Дальнейшие диагностические мероприятия

    • Лабораторные исследования
    • Визуальные исследования
    • ЭЭГ
      • Проведено в первый день жизни, наблюдение продолжается не менее 24 часов.
      • Оценка судорожной активности и фоновой электрической активности
    • Биомаркеры: недавние исследования показывают, что VEGF значительно увеличивается у новорожденных, у которых впоследствии развивается энцефалопатия. [8]

    Лечение

    • Терапевтическая гипотермия [9]
      • Описание
        • Современные стандарты оказания помощи новорожденным с ГИЭ средней и тяжелой степени.
        • Возможно как избирательное охлаждение головы, так и системное переохлаждение.
        • Лечение при 33–35 ° C в течение 72 часов
        • В течение первых 6 часов жизни (терапевтическое окно)
      • Критерии отбора
        • Гестационный возраст ≥ 36 недель и ≤ 6 часов
          PLUS
        • pH ≤ 7 или дефицит оснований ≥ 16 ммоль / л
        • PLUS любой из следующих
          • баллов по шкале APGAR через 10 мин: ≤ 5
            OR
          • Продолжающаяся реанимация через 10 минут
            OR
          • Клинически умеренная или тяжелая энцефалопатия
    • Поддерживающие меры

    Хотя поддержание адекватной перфузии органов важно у детей с ГИЭ, следует избегать перегрузки объемом из-за возможного последующего развития / ухудшения отека мозга.

    Осложнения

    Осложнения со стороны ЦНС

    Осложнения со стороны других органов

    Мы перечисляем наиболее важные осложнения. Выбор не исчерпывающий.

    Прогноз

    • Легкая энцефалопатия: обычно нормальное развитие
    • Энцефалопатия от умеренной до тяжелой
      • Долгосрочные неврологические проявления
      • Тяжелые нарушения, наблюдаемые на МРТ и ЭЭГ, связаны с плохим исходом

    Ссылки

    1. Предотвращение так называемых мертворождений. https://www.who.int/bulletin/volumes/86/4/07-049924/en/ . Обновлено: 1 апреля 2008 г. Доступ: 3 ноября 2020 г.
    2. Куринчук Дж. Дж., Уайт-Конинг М., Бадави Н. Эпидемиология неонатальной энцефалопатии и гипоксически-ишемической энцефалопатии. Ранний Хум Дев . 2010; 86 (6): с.329-338. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2010.05.010. | Открыть в режиме чтения QxMD
    3. Попеску М.Р., Панайтеску А.М., Павел Б., Загреан Л., Пелтеку Г., Загреан А.М.Раннее начало понимания влияния перинатальной асфиксии на сердечно-сосудистую систему. Передний педиатр . 2020; 8 . DOI: 10.3389 / fped.2020.00068. | Открыть в режиме чтения QxMD
    4. ЛаРоса Д.А., Эллери С.Дж., Уокер Д.В., Дикинсон Х. Понимание всего спектра травм органов после внутриродовой асфиксии. Передний педиатр . 2017; 5 . DOI: 10.3389 / fped.2017.00016. | Открыть в режиме чтения QxMD
    5. Наир Дж., Кумар VHS.Современные и новые методы лечения гипоксической ишемической энцефалопатии у новорожденных. Дети (Базель) . 2018; 5 (7). DOI: 10.3390 / children5070099. | Открыть в режиме чтения QxMD
    6. Аллен К.А., Брэндон Д.Х. Гипоксическая ишемическая энцефалопатия: патофизиология и экспериментальные методы лечения. Медсестры для новорожденных Ред. . 2011; 11 (3): с.125-133. DOI: 10.1053 / j.nainr.2011.07.004. | Открыть в режиме чтения QxMD
    7. Целевая группа по неонатальной энцефалопатии.Неонатальная энцефалопатия и неврологический исход, второе издание. Педиатрия . 2014; 133 (5): p.e1482-e1488. DOI: 10.1542 / peds.2014-0724. | Открыть в режиме чтения QxMD
    8. Aly H, Hassanein S, Nada A, Mohamed MH, Atef SH, Atiea W. Фактор роста эндотелия сосудов у новорожденных с перинатальной асфиксией. Мозг и развитие . 2009; 31 год (8): с.600-604. DOI: 10.1016 / j.braindev.2008.09.004. | Открыть в режиме чтения QxMD
    9. Американская академия педиатрии.Гипотермия и неонатальная энцефалопатия. Педиатрия . 2014; 133 (6): с.1146-1150. DOI: 10.1542 / peds.2014-0899. | Открыть в режиме чтения QxMD
    10. Разак А., Хуссейн А. Эритропоэтин в перинатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: систематический обзор и метаанализ. Дж Перинат Мед . 2019; 47 (4): с.478-489. DOI: 10.1515 / jpm-2018-0360. | Открыть в режиме чтения QxMD
    11. Frymoyer A, Van Meurs KP, Drover DR, Klawitter J, Christians U, Chock VY.Дозирование и фармакокинетика теофиллина для защиты почек у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией, перенесших терапевтическую гипотермию. Педиатр Res . 2020 г. . DOI: 10.1038 / s41390-020-01140-8. | Открыть в режиме чтения QxMD
    12. Педиатрический клерк — Перинатальная асфиксия. https://pedclerk.bsd.uchicago.edu/page/perinatal-asphyxia . Обновлено: 1 января 2013 г. Доступ: 20 января 2019 г.

    Вмешательства при перинатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии

    Перинатальная церебральная гипоксия-ишемия остается частой причиной хронических заболеваний, таких как церебральный паралич, умственная отсталость, нарушение обучаемости и эпилепсия. 1 По оценкам, от 2 до 4 из 1000 доношенных новорожденных страдают асфиксией при рождении или незадолго до него. Приблизительно от 15% до 20% таких младенцев, страдающих асфиксией, которые проявляют гипоксически-ишемическую энцефалопатию, фактически умирают в период новорожденности, а из оставшихся в живых 25% будут демонстрировать постоянный нейропсихологический дефицит. Учитывая эти цифры заболеваемости, врачи искали стратегии предотвращения или минимизации долгосрочных последствий перинатальной церебральной гипоксии-ишемии.

    В прошлом терапевтические вмешательства по поводу гипоксически-ишемической энцефалопатии у доношенных новорожденных состояли из тех препаратов, которые уменьшали тяжесть отека мозга, возникающего в результате гипоксии-ишемии. 2 К таким средствам относятся осмотические диуретики (маннит, фуросемид), глюкокортикостероиды и барбитураты. Одно за другим эти лекарства и другие манипуляции для лечения отека мозга были отброшены, так что в настоящее время не было доказано, что средство для улучшения перинатального гипоксически-ишемического повреждения мозга в клинических условиях (но см. Ниже).Соответственно, не существует единого стандарта ухода в ориентированной на мозг терапии доношенных новорожденных, страдающих церебральной гипоксией-ишемией, и предстоит дальнейшее исследование, чтобы раскрыть новые и эффективные стратегии для новорожденных с неврологическими нарушениями.

    ХАРАКТЕРИСТИКИ ГИПОКСИЧЕСКО-ИШЕМИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ МОЗГА

    Гипоксико-ишемическое повреждение головного мозга — это развивающийся процесс, который начинается во время инсульта и продолжается в период восстановления после реанимации (интервал реперфузии). 3 Повреждение ткани принимает форму либо селективного некроза нейронов, либо инфаркта, последний с разрушением всех клеточных элементов, включая нейроны, глию и кровеносные сосуды. Когда возникает инфаркт, непосредственная область вокруг инфаркта (полутень) состоит из нейронов, подвергающихся некрозу или апоптозу (запрограммированной гибели клеток). 4-7 Это область полутени, которая, по-видимому, наиболее поддается обращению вспять клеточного повреждения посредством терапевтического вмешательства.

    На клеточном уровне церебральная гипоксия-ишемия запускает каскад биохимических событий, начинающихся…

    Перинатальные факторы риска неонатальной энцефалопатии: непревзойденное исследование случай-контроль

    Что уже известно по этой теме?

    • Перинатальная черепно-мозговая травма является третьей по значимости причиной детской смертности во всем мире, с одним из самых высоких бремени в африканских странах с ограниченными ресурсами.

    • Доклинические исследования показывают, что инфекция и воспаление могут повышать чувствительность или обусловливать повреждение головного мозга новорожденного.

    • Понимание факторов перинатального риска, связанных с неонатальной энцефалопатией, является ключом к разработке вмешательств по предотвращению смерти и инвалидности новорожденных.

    Что добавляет это исследование?

    • Перинатальная инфекция и воспаление являются независимыми факторами риска неонатальной энцефалопатии в этой африканской популяции, поддерживая роль в этиологическом пути терминального повреждения головного мозга.

    • Использование антибиотиков во время родов не было связано с улучшением неонатального исхода.

    • Подчеркивается важность других факторов риска во время родов в этой ситуации.

    Введение

    Осложнения при родах и перинатальные инфекции являются основными причинами неонатальной смертности во всем мире1. Ежегодно послеродовые осложнения вызывают более миллиона случаев неонатальной энцефалопатии (NE) и около полумиллиона выживших с неврологическими нарушениями.2 В странах Африки к югу от Сахары, где доступ к квалифицированным акушеркам и неотложной акушерской помощи часто ограничен, вклад гипоксических событий в период беременности и родов очень высок. были идентифицированы, 4–7 подтверждая сложную многофакторную модель травмы головного мозга.

    Растущие данные свидетельствуют о критической важности сенсибилизирующего эффекта воспаления в патогенезе NE.8 9 В исследованиях на неонатальных грызунах было обнаружено, что воздействие бактериального эндотоксина увеличивает уязвимость развивающегося мозга к травмам с помощью пути, включающего стимуляцию toll-подобные рецепторы, воспалительные реакции, хемотаксис и гибель клеток.10 Другие доклинические исследования показали временную взаимосвязь между бактериальным эндотоксином и повреждением головного мозга, причем наблюдались как сенсибилизирующие, так и прекондиционирующие эффекты. 11 12 В клинических исследованиях факторы, связанные с перинатальной инфекцией, такие как лихорадка у матери и длительный разрыв плодных оболочек, связаны с NE5– 7 10 13; однако это может быть опосредовано прямым воздействием самой гипертермии на развивающийся мозг, а не какой-либо первопричиной.13 В нескольких клинических исследованиях изучалась роль конкретных перинатальных инфекций и воспалений как независимых факторов риска НЭ, хотя важную роль они играют. выдвинуто предположение.14

    Понимание факторов перинатального риска, связанных с НЭ, является ключевым моментом при разработке вмешательств по предотвращению смерти и инвалидности новорожденных. Несмотря на высокое бремя НЭ в Африке к югу от Сахары, роль сопутствующей инфекционной патологии, такой как неонатальная бактериемия и хориоамнионит, а также вклад других факторов риска в этиологию НЭ не определены. Мы провели непревзойденное исследование «случай-контроль» среди новорожденных в больницах в Уганде с целью выявления факторов риска НЭ в условиях ограниченных ресурсов.

    Методы и материалы

    Окружающая среда

    Уганда — страна с низким уровнем доходов, где уровень неонатальной смертности составляет 23 на 1000 живорождений15. области. В 2012 году более 33 000 родов произошло в родильных отделениях с низким (21%) и высоким (79%) риском. Мониторинг плода осуществляется с помощью периодической аускультации, и женщины обычно не обследуются в начале второго этапа.Вспомогательные роды (вентиляция или щипцы) выполняются редко. Пятая часть родов осуществляется путем кесарева сечения. Доступны внутривенные жидкости, антибиотики и окситоцин. Реанимация новорожденных, проводимая акушерками, включает кислородную вентиляцию и вентиляцию с помощью маски-мешка. Уход в отделении специального ухода за детьми на 80 коек (SCBU) включает простую непрерывную вентиляцию с положительным давлением в дыхательных путях (не механическую вентиляцию), внутривенное введение жидкости, антибиотики и противосудорожные препараты. Оборудование для оценки газов крови недоступно.

    Дизайн исследования и набор

    В период с сентября 2011 г. по октябрь 2012 г. мы провели непревзойденное исследование случай-контроль. Письменное информированное согласие родителей было получено. Все доношенные новорожденные, поступившие в SCBU, были обследованы на энцефалопатию по шкале Томпсона. 16 случаев были доношенные новорожденные ≥37 недель, с NE, определенным как «оценка Томпсона»> 5 в течение 12 часов после рождения, по оценке CJT или других врачей-исследователей. . Неврологическое обследование проводилось при наборе для случаев и контрольных больных, а затем ежедневно в течение 5 дней (только для случаев).Энцефалопатия оценивалась (легкая, умеренная или тяжелая) в самый тяжелый день между 1 и 5 днями согласно модифицированной классификации Сарната 17, система баллов, используемая для оценки степени тяжести гипоксически-ишемического повреждения головного мозга. Гестационный возраст оценивался с помощью последнего менструального цикла или раннего акушерского ультразвукового исследования, а при его отсутствии — на основании внешнего осмотра новорожденных18. Младенцы были обследованы после выписки в возрасте 4–6 недель для установления выживаемости. На рисунке 1 показано, как младенцы из случайной и контрольной групп продвигались по исследованию.

    Рис. 1

    Диаграмма, показывающая, как младенцы проходили процедуры исследования. CRP, C-реактивный белок; КПЦР, количественная полимеразная цепная реакция.

    Чтобы отразить все роды в больнице, контрольные группы были набраны в соотношении 79:21 из палат высокого и низкого риска, соответственно. Контрольные матери и младенцы систематически отбирались из приемной книги родильного отделения. Младенцы из контрольной группы были допущены к набору при доношенных сроках с показателем Томпсона <3. Критерии исключения (случаи и контроль) включали ранее введенные младенцу антибиотики (что сделало бы недействительными результаты посева крови), мать, живущую на расстоянии более 20 км от больницы, новорожденные младенцы и отсутствие информированного письменного согласия.Не исключались младенцы с врожденными аномалиями или другой сопутствующей патологией.

    Сбор данных

    Информация о дородовом, внутриродовом и послеродовом периодах была собрана с помощью структурированных интервью с матерями и из историй болезни. Были проведены постнатальные антропометрические измерения у матери (рост, вес) и новорожденных (затылочно-лобная окружность, масса тела при рождении (электронные весы SECA 336, Гамбург, Германия)).

    Материнская и неонатальная инфекция и воспаление

    Материнская и неонатальная кровь была взята при наборе (<12 часов после родов).Кровь хранили при -80 ° C. Материнский и неонатальный C-реактивный белок (CRP) был протестирован партиями (COBAS, Roche Diagnostics, Базель, Швейцария). Результаты материнского ВИЧ регистрировались при плановом обследовании в больнице19.

    Посев крови и видоспецифичные бактериальные тесты ПЦР в реальном времени выявили неонатальную бактериемию. Посев крови (BACTEC) проводился для всех новорожденных и детей контрольной группы с клиническим подозрением на сепсис. Изолированные колонии идентифицировали вручную. Методы видоспецифической бактериальной ПЦР и посева крови среди исследуемых когорт были опубликованы ранее.20 мультиплексных ПЦР-анализов для выявления бактерий, считающихся патогенными среди новорожденных (Streptococcus группы B, Pneumococcus, Staphylococcus aureus , стрептококка группы A, Enterobacteriaceae sp), были выполнены во всех случаях и на первом 101 контрольном младенце в качестве группы сравнения.20 CRP измеряли как маркер воспаления и представляли в соответствии с центилями среди младенцев контрольной группы.

    Патология плаценты

    Плаценты обычно не собираются и не хранятся в больнице Мулаго, и мы стремились собрать, обработать и зарегистрировать гистологические данные плаценты в четверти случаев и в контрольной группе.Плаценты собирали, когда требовалась реанимация младенцев (оценка по шкале Апгар <6 через 5 минут) и для выявленных потенциальных контрольных групп. Целые плаценты фиксировали (10% формалин), отбирали пробы в соответствии со стандартными протоколами и обрабатывали (SurgPath, Кампала). Слайды были представлены опытным перинатальным патологом (NJS) в Camelia Botnar Laboratories, больнице на Грейт-Ормонд-стрит, который не знал результатов и всей клинической информации. Гистологические хориоамниониты и фунизиты определялись по стандартным критериям.21 год

    Статистический анализ

    Все данные были закодированы (CJT), введены дважды (MS Access) и проанализированы с использованием Stata V.11.0. Для расчета грубых OR и 95% доверительных интервалов для выявления независимых эффектов переменных использовалась одномерная логистическая регрессия. Трехэтапный причинно-следственный подход к многомерному моделированию был использован для оценки скорректированных OR (AOR) с использованием концептуальной основы, описанной на рисунке 2.

    Рисунок 2

    Концептуальная структура факторов до зачатия, дородового и внутриродового периода, используемая для многомерного моделирования факторов риска для неонатальная энцефалопатия (NE).Трехэтапный причинно-следственный подход к многомерному моделированию, основанный на концептуальной структуре, использовался для оценки скорректированных OR. Во-первых, была построена модель для включения предварительных и дородовых переменных, связанных с НЭ, во время однофакторного анализа (p <0,05) или при наличии сильных априорных доказательств или биологической правдоподобности ассоциации. Во-вторых, в модель были добавлены внутриродовые переменные, чтобы изучить влияние на ассоциации, наблюдаемые между предродовыми факторами и факторами до зачатия и NE, и изучить влияние корректировки этих факторов на ассоциации между NE и внутриродовыми факторами.Наконец, связь между перинатальной инфекцией и воздействием воспаления и NE была скорректирована с учетом перинатальных факторов, которые, как было установлено, независимо связаны с NE во второй фазе моделирования. Факторы, которые считались вероятным следствием событий, связанных с NE, но сами по себе не являлись причиной NE, то есть экстренное кесарево сечение, ликвор, окрашенный меконием, и плохие показатели по шкале Апгар, не были включены в многомерные модели.

    Поскольку доля отсутствующих данных для переменных была мала (<5% для всех переменных, <1% для большинства переменных), были созданы дополнительные категории для представления отсутствующих значений для включенных переменных.Воспалительные факторы были определены как материнский CRP> 90-го центиля, гистологический хориоамнионит, гистологический фунизит, положительная неонатальная бактериемия и повышенный неонатальный CRP> 97-го центиля. Приписываемая популяция фракция была рассчитана для оценки вклада воспалительных факторов в NE. Размер выборки из 210 случаев и 409 контролей обеспечил по крайней мере 80% -ную мощность для выявления факторов риска, приводящих к OR ≥2,5 при уровне значимости p <0,05, для основных воздействий с распространенностью 5–80%.

    Результаты

    В течение 13-месячного периода набора в больницу Мулаго родилось 36 926 младенцев, из которых были набраны 210 детей с энцефалопатией и 409 детей контрольной группы.Информация о количестве младенцев, которые рассматривались как потенциальные случаи заболевания, была недоступна из-за большого числа младенцев, поступивших в SCBU. В контрольной группе с помощью системной выборки было выявлено в общей сложности 505 матерей доношенных детей. Из них 81% (409) согласились на прием на работу (диаграмма 3).

    Рисунок 3

    Блок-схема участников.

    В таблице 1 показаны ранние клинические характеристики новорожденных в группе больных и детей контрольной группы. Внешние признаки серьезной врожденной аномалии наблюдались редко, но чаще встречались в случаях (2.9% (6/210) против 0,7% (3/408) соответственно, p = 0,037). Потери для последующего наблюдения через 4 недели составили 1,0% (2/210) случаев по сравнению с 3,2% (13/409) контрольной группы (p = 0,103). Летальность новорожденных (<28 дней) составила 33,7% (n = 70, 95% ДИ от 27,2% до 40,1%) среди младенцев с энцефалопатией (таблица 1).

    Таблица 1

    Ранние клинические характеристики новорожденных в случае случая и контрольной группы

    Факторы риска до зачатия, дородового и внутриутробного периода

    В однофакторном анализе (таблица 2) матери с большей вероятностью были первородящими, молодыми, с недостаточным весом и низким ростом, имели тяжелую форму. анемия или гипертония во время беременности и быть ВИЧ-отрицательными.Более вероятно, что пациенты были мужчинами, имели окружность головы> 97-го центиля и не головное предлежание. У трети младенцев с энцефалопатией возникли затруднения в родах по сравнению с 8% в контрольной группе. Увеличение родов, длительный разрыв плодных оболочек, длительные роды и ликвор, окрашенный меконием, были значительно более распространены среди случаев. Острые внутриродовые события были редкостью, но чаще встречались среди случаев. Ни один из новорожденных не был доставлен путем планового кесарева сечения. Мониторинг сердечного ритма плода был значительно более распространен среди контрольной группы.В многофакторном анализе один дородовой фактор (гипертензия во время беременности), два младенческих фактора (мужской пол, не головное предлежание) и четыре интранатальных фактора (усиление родов, отсутствие мониторинга плода, острое внутриродовое событие и затрудненные роды) были идентифицированы как независимые факторы риска. для NE (таблица 2).

    Таблица 2

    Факторы риска, связанные с неонатальной энцефалопатией в однофакторном анализе и после корректировки на факторы до зачатия, дородовой и внутриутробный период

    Факторы риска перинатальной инфекции / воспаления

    Наличие неонатальной бактериемии было исследовано в 210 случаях и 105 контрольных.Для контроля была проведена количественная полимеразная цепная реакция (КПЦР) среди первых 101 рекрутов. В следующих 4 случаях были выполнены кПЦР и посевы крови из-за клинических опасений ранней возможной тяжелой бактериальной инфекции; все были отрицательными. Не наблюдалось значительных различий между контрольными младенцами с результатами и без бактериемии в отношении демографических или других исходных характеристик (данные не показаны). Распространенность патогенных видов бактерий среди младенцев с НЭ составила 3.6%, 6,9% и 8,9%, с посевом, ПЦР и обоими тестами в комбинации, соответственно.20 У большего количества детей с энцефалопатией, чем у контрольной группы, были обнаружены патогенные виды бактерий (8,9% против 2,0%, p = 0,028) с использованием комбинации посева и ПЦР. 20 ПЦР выявила бактериемию у 11 младенцев с энцефалопатией с отрицательной культурой (3 Streptococcus группы B, 1 Streptococcus группы A, 1 S. aureus и 6 Enterobacteriaceae (2 Enterobacter sp, 1 Pantoea sp, 1 Escherichia coli и 2 идентифицированы только как виды Enterobacteriaceae)).20 Три новорожденных были отрицательными при ПЦР, но посев крови был положительным на S . золотистый . Коагулазонегативный стафилококк считался непатогенным.

    Плаценты были обработаны и зарегистрированы в 28,6% (60/210) случаев и 24,9% (102/409) контролей. Не наблюдалось значительных различий между матерями с образцами плаценты и без них в отношении демографических или других исходных характеристик (данные не показаны). После корректировки факторов риска до зачатия, дородового и интранатального периода (подробно в таблице 3) было обнаружено, что несколько маркеров инфекции или воспаления являются очень значимыми факторами риска развития NE, включая неонатальную бактериемию, гистологический фунизит и повышенный уровень СРБ у матери и новорожденного (таблица 3). ).

    Таблица 3

    Однофакторный и скорректированный анализ факторов риска перинатальной инфекции / воспаления и между воспалительными и вероятными факторами асфиксии

    В NE летальность новорожденных не была значительно выше среди младенцев с ранней бактериемией по сравнению с младенцами без нее (44,4% (8/18) с бактериемией по сравнению с 32,6 %% (62/190) у пациентов без, OR 1,65 (0,62–4,39), p = 0,32). Антибиотик во время родов обычно использовался в случаях и в контроле (17,8% (37/210) против 14,0% (57/408), соответственно, p = 0.213). Среди младенцев с энцефалопатией использование антибиотиков во время родов не было связано с улучшением неонатальной выживаемости (летальность при использовании антибиотиков во время родов 32,4% (12/37) против 34,3% (58/169) без антибиотиков, p = 0,826).

    Обсуждение

    В нескольких исследованиях изучались перинатальные факторы риска НЭ в странах Африки к югу от Сахары. В этой популяции Уганды мы обнаружили, что инфекции и воспаление у матери и новорожденного, основанные на посевах крови, молекулярных анализах и подмножестве плаценты, являются независимыми факторами риска НЭ, причем наиболее сильные ассоциации наблюдаются с воспалением плода (фунизитом) и ранней неонатальной бактериемией. .Летальность среди новорожденных с NE, подвергшихся неонатальной бактериемии, была незначительно выше. Использование антибиотиков во время родов не улучшило выживаемость младенцев с энцефалопатией. Были выявлены другие потенциально поддающиеся изменению факторы риска до и во время родов, при этом многие факторы до родов опосредованы событиями во время родов, что указывает на потенциальные большие выгоды при улучшении ухода во время родов.

    В нашем исследовании фунизит или инфильтрация пуповины острыми воспалительными клетками плода была значительным фактором риска развития NE; однако наличия только воспаления мембран (изолированный гистологический хориоамнионит) не было.Уменьшение размера выборки младенцев с собранной плацентой (n = 162) могло быть причиной отсутствия значимости связи, наблюдаемой между NE и хориоамнионитом; однако этот меньший размер выборки сохранил более 80% возможностей выявления ассоциаций, наблюдаемых при фунизите. Запуск воспалительных реакций плода, о чем свидетельствует наличие фунизита, ранее был связан с неврологическими нарушениями как у доношенных, так и у недоношенных новорожденных22-25. Ранее сообщалось о высокой частоте гистологического фунизита среди младенцев с НЭ (22% — 31%), 24 26 с одним ретроспективным обсервационным исследованием, также обнаружившим, что фунизит в значительной степени связан с энцефалопатией (OR 9.29) .24 Недавнее исследование, проведенное в Нидерландах, посвященное изучению связи между патологией плаценты и типом повреждения головного мозга у NE, показало высокую частоту гистологического хориоамнионита при всех типах повреждения головного мозга по сравнению со здоровыми доношенными родами в исторической когорте из в том же центре (50% против 18% соответственно) .26 Более сильная связь с NE, наблюдаемая для гистологического фунизита, в отличие от хориоамнионита, может означать, что активация воспалительной реакции плода является ключевым событием, или продолжительность воздействия, или близость воспаления для плода, может быть важным.

    Как сенсибилизирующая, так и прекондиционирующая роль бактериального эндотоксина в отношении эффекта гипоксии-ишемии на незрелый мозг наблюдалась на животных моделях, но подтверждающие клинические данные ограничены. Наше исследование свидетельствует о важной роли ранней бактериемии новорожденных в НЭ у людей с восьмикратным увеличением вероятности НЭ. Раннее неонатальное инфицирование существенно не увеличивало шансы смерти среди младенцев с НЭ, хотя небольшое количество младенцев в группе, подвергшейся воздействию инфекции (n = 18), могло снизить способность обнаружить истинное различие.Наши результаты, однако, подтверждаются исследованием в США, в котором МРТ изучали прогноз исхода после НЭ, в котором сообщалось об аналогичной распространенности сепсиса и увеличении неблагоприятных исходов для развития нервной системы, но не смерти, среди младенцев с энцефалопатией и сепсисом27. антибиотики во время родов почти в пятой части случаев энцефалопатии в нашем исследовании, антибиотики не улучшали выживаемость. Отсутствие эффекта от антибактериальной терапии согласуется с результатами исследования ORACLE, в котором изучались исходы новорожденных после преждевременного разрыва плодных оболочек.28 29 Хотя наши младенцы не охлаждались, частота сепсиса у нас была сопоставима со многими испытаниями гипотермии в странах с высоким уровнем дохода (5–14%) 30.

    В других исследованиях как с низким, так и с высоким доходом была изучена эта гипотеза «двойного удара» — инфекции и гипоксии-ишемии. Популяционное исследование из Южной Азии также сообщило о значительном увеличении шансов ранней неонатальной смерти из-за асфиксии во время родов у новорожденных, подвергшихся длительному разрыву плодных оболочек (aOR 1,52; 1.15–2.02) 31, предрасполагающий фактор к внутриутробной инфекции и ранней бактериемии новорожденных. Предыдущие исследования в странах с высоким уровнем дохода показали высокую распространенность воспалительных показателей среди младенцев с НЭ 32, а сочетание дородовой инфекции и состояния, потенциально вызывающего удушение при рождении, может резко повысить риск церебрального паралича (OR 78,0) по сравнению с любым из них. только 33. В нашем исследовании наблюдались положительные дозозависимые связи между повышенным материнским и неонатальным CRP, реагентом острой фазы и NE.Предыдущие исследования показали связь между повышенным неонатальным CRP и рядом неонатальных состояний, включая инфекцию, перинатальную асфиксию и аспирацию мекония, 34 и поэтому нельзя предполагать связь с инфекцией матери и новорожденного.

    При однофакторном анализе мы определили несколько других послеродовых факторов риска НЭ. Материнские и младенческие факторы включали первородство, молодой возраст матери, низкий вес или рост матери, осложнения во время беременности (артериальная гипертензия, тяжелая анемия) и большая окружность головы младенца.Однако эти дородовые факторы не привели к значительному улучшению соответствия данных после корректировки на интранатальные события, предполагая, что их связь с NE, вероятно, опосредована увеличением риска внутриродовых осложнений. Однако даже после корректировки младенцы мужского пола и младенцы без головного предлежания оставались значимыми факторами риска развития NE. Хотя острое событие во время родов значительно увеличивало риск НЭ, такие события были редкостью, а другие потенциально изменяемые факторы, такие как гипертензия во время беременности, отсутствие мониторинга плода, не головное предлежание и затрудненные роды, способствовали более высокой доле случаев НЭ у беременных. наше население.Высокий спрос на услуги в условиях низкого соотношения акушерок и матерей, нехватка оборудования и задержки в предоставлении быстрого акушерского вмешательства, возможно, были существенными факторами, способствовавшими в наших условиях. Приоритетность эффективной оценки риска и интранатальной помощи женщинам и младенцам, родившимся в медицинских учреждениях в условиях ограниченных ресурсов, может существенно снизить неонатальный риск35.

    У этого исследования были ограничения. Отбор образцов плаценты проводился только у четверти женщин, и, хотя выборка оказалась недифференциальной, нельзя исключить все систематические ошибки, а возможности выявления ассоциаций для переменных плаценты были снижены.Набор участников из справочного центра высокого риска может объяснить высокие показатели наблюдаемого хориоамнионита; однако это привело бы к консервативной оценке всех OR. Хотя мы провели видоспецифичную бактериальную ПЦР в сочетании с посевом крови новорожденных для подтверждения диагноза неонатальной бактериемии, мы все же не можем исключить недостаточный диагноз. У большинства младенцев из контрольной группы не было клинических признаков сепсиса, и показатели потери наблюдения в обеих группах были низкими. Мы не можем исключить всю предвзятость при отборе и отзыве, хотя тщательная проверка с записями в больнице и комплексное обучение персонала собеседованиям были направлены на то, чтобы свести к минимуму это.

    Таким образом, перинатальная инфекция и воспаление являются независимыми факторами риска НЭ в условиях ограниченных ресурсов, поддерживая роль в этиологическом пути терминального повреждения головного мозга. Введение антибиотиков во время родов снова не уменьшило неблагоприятных исходов. Подчеркивается важность факторов риска во время родов в этом регионе Африки к югу от Сахары.

    Благодарности

    Мы благодарим родителей, опекунов и детей, принявших участие в исследовании; исследовательской группе ABAaNA за их самоотверженный вклад в сбор данных и заботу об участниках исследования; и Джамиир Мугалу, Джолли Нанкунда, Наташа Ньомби, Флавиа Намииро, Анита и все остальные из отделения особого ухода и родильного отделения больницы Мулаго за их поддержку.Спасибо также Исследовательскому отделу MRC / UVRI Уганды по СПИДу, Энтеббе и Центру Wellcome Bloomsbury, LSHTM и Camelia Botnar Laboratories в больнице Грейт-Ормонд-Стрит за их административную и лабораторную поддержку.

    Поведенческий исход у детей с неонатальной энцефалопатией в анамнезе после перинатальной асфиксии | Журнал детской психологии

    Аннотация

    Цель Изучить влияние легкой и умеренной неонатальной энцефалопатии (NE) на поведенческие функции и распространенность психиатрических диагнозов в возрасте 9–10 лет. Методы Контрольный список поведения ребенка (CBCL), Форма отчета учителя (TRF), График диагностического интервью для детей IV (DISC-IV) и Опросник социального поведения детей (CSBQ) были использованы для оценки поведенческих исходов 34 детей с легкой NE, 47 детей с NE средней степени тяжести и 53 ребенка из контрольной группы с типично развивающимся развитием. Результаты Оба ребенка с легкой и средней степенью НЭ показали более проблемное поведение, чем контрольная группа, что связано с разнообразием поведенческих сфер: повышенным уровнем социальных проблем, тревожностью и депрессией, проблемами регуляции внимания и проблемами мышления.Не было обнаружено групповых различий в процентном соотношении детей с классификацией DISC-IV (DSM-IV). Выводы NE оказывает умеренно отрицательное влияние на поведенческое функционирование, но не приводит к повышенным уровням или специфическим паттернам психопатологии развития.

    Известно, что неонатальная энцефалопатия (NE) после перинатальной асфиксии (PA) влияет как на краткосрочное, так и на долгосрочное развитие выживших. Оценки заболеваемости NE варьируются от 1 до 8 на 1000 живорождений (Американский колледж акушерства и гинекологии: рабочая группа по неонатальной энцефалопатии, 2003).Прогноз для детей с NE широко варьируется и зависит от тяжести состояния новорожденного. В целом, дети с легкой степенью NE (NE1 по классификационной системе Sarnat и Sarnat, 1976) демонстрируют положительное долгосрочное развитие. Их двигательные и когнитивные функции в школьном возрасте сопоставимы с таковыми у здоровых сверстников (Barnett et al., 2002; Robertson & Finer, 1988; Robertson, Finer & Grace, 1989). Напротив, дети с тяжелой формой NE (NE3 по классификации Сарната) почти всегда умирают или у них развиваются серьезные нарушения, такие как церебральный паралич (ДЦП), умственная отсталость, эпилепсия и, в некоторых случаях, корковые нарушения зрения или слуха (Американский колледж акушерства и медицины). Гинекология: Целевая группа по неонатальной энцефалопатии, 2003 г.).Дети с умеренным NE (NE2 в системе Sarnat) представляют собой более разнородную группу в отношении результатов развития, но в среднем их уровень функционирования в школьном возрасте находится между уровнями детей с легкой NE и тяжелой NE (van Handel, Swaab, de Vries, & Jongmans, 2007). Сообщается, что для этой группы смертность и инвалидность составляют 5% и 15% соответственно (Robertson, Finer, & Grace, 1989). Когнитивные способности выживших с НЭ средней степени тяжести, у которых не развивается ХП, находятся в среднем диапазоне, но менее развиты, чем у детей с НЭ средней степени тяжести и здоровых сверстников (Marlow, Rose, Rands, & Draper, 2005; Robertson & Finer, 1988).

    Долгосрочные результаты NE следует рассматривать в контексте динамического интерактивного характера развития. Динамические модели развития человека подчеркивают постоянное взаимодействие между генетической экспрессией, функцией мозга, нейроповеденческими аспектами и окружающей средой (см. Anderson, 2001). Раннее повреждение мозга может повлиять на развитие, изменяя выражение генетической уязвимости, которая взаимодействует с другими характеристиками ребенка, такими как когнитивные способности и поведение, а также его окружение.С этой точки зрения, общий опыт, такой как раннее событие гипоксии, приводящее к неврологической дисфункции, может прямо или косвенно влиять на развитие, приводя к различным путям развития у детей. Поведенческая корректировка в повседневной жизни — это один из аспектов развития детей с историей NE, которому до сих пор уделялось мало внимания. С точки зрения динамического развития NE, вероятно, повлияет на поведенческий результат, но вопрос в том, приводит ли это влияние к ненормальному функционированию и существуют ли систематические паттерны поведенческих аномалий.Немногочисленные исследования, которые были выполнены до сих пор, обнаружили повышенный уровень гиперактивности у детей с умеренной НЭ, но не у детей с легкой НЭ (Marlow et al., 2005; Moster, Lie, & Markestad, 2002; Robertson & Finer, 1988). ). Кроме того, в одном исследовании сообщалось о неожиданно высокой доле детей с НЭ средней и тяжелой степени, у которых развилось расстройство аутистического спектра (Badawi et al., 2006). Однако в последнем исследовании причины НЭ не ограничивались ПА.

    В отличие от отсутствия исследований поведенческого развития после NE, растет количество литературы о влиянии NE на структуру мозга.У этой группы детей были обнаружены различные паттерны повреждения мозга, связанные с неблагоприятным развитием (Ferriero, 2004; Miller et al., 2005;). Некоторые из этих поражений головного мозга представляют интерес при изучении поведенческого развития после НЭ. Одной из структур мозга, которая очень чувствительна к гипоксически-ишемическому повреждению, является гиппокамп (Azzarelli, Caldemeyer, Phillips, & Demyer, 1996; Maneru et al., 2003). Уменьшение объема гиппокампа было связано с дефицитом памяти, и, кроме того, была обнаружена связь с риском психических расстройств.Некоторые исследователи предположили, что объем гиппокампа играет роль в ассоциации между ПА и уязвимостью к развитию шизофрении (Boog, 2004; de Haan et al., 2006; van Erp et al., 2002;). Кроме того, дисфункция гиппокампа и уменьшение объема были связаны с развитием аутизма (DeLong, 1992; Nicolson et al., 2006). Еще одна релевантная взаимосвязь между мозгом и поведением, которая была предложена, — это взаимосвязь между перинатальным повреждением полосатого тела и риском СДВГ (Toft, 1999; Zappitelli, Pinto, & Grizenko, 2001).Исследования на животных показали, что нейроны полосатого тела особенно уязвимы к воздействию ПА (Mallard et al., 1995), а в экспериментах на животных с PA были обнаружены доказательства гиперактивности и импульсивности (Adriani et al., 2006; Weitzdoerfer, Pollak, И Любец, 2004). Кроме того, ретроспективные исследования детей с СДВГ выявили более высокий процент пре-, пери- и послеродовых инсультов по сравнению с здоровыми детьми (Zappitelli et al., 2001).

    В заключение, проведенные исследования указывают на серьезный риск развития НЭ после ПА.Известно, что риск отрицательного исхода очень высок после тяжелого НЭ. Относительно мало известно о результатах поведенческого развития детей с легкой и средней степенью НЭ. В настоящем исследовании мы стремились изучить этот поведенческий результат в школьном возрасте поэтапно. Во-первых, мы изучили поведенческое функционирование в повседневной жизни, то есть преобладание конкретных проблемных форм поведения. Во-вторых, мы исследовали наличие клинических психиатрических диагнозов (также называемых «психиатрическими классификациями» или «психопатология») и наличие определенных паттернов психопатологии.

    Мы ожидали, что у детей с НЭ средней степени будет больше проблемного поведения и более высокая распространенность психопатологии, чем у детей с НЭ легкой степени, которые, в свою очередь, будут демонстрировать больше проблемного поведения и психопатологии, чем дети без НЭ.

    Методы

    Участников

    Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Университетского медицинского центра в Утрехте. Участники этого исследования были взяты из отделения интенсивной терапии новорожденных (NICU) детской больницы Вильгельмина в Нидерландах в период с 1993 по 1997 год.Большинство детей были направлены в отделение интенсивной терапии из местной больницы, когда им потребовалась искусственная вентиляция легких. В дополнение к развитию NE в течение первых дней жизни, пациенты должны были соответствовать как минимум трем из следующих критериев: (1) признаки дистресс-синдрома плода (поздние замедления роста плода или окрашивание мекония), (2) оценка по шкале Апгар. ниже семи через 5 минут, (3) артериальный pH пуповины ниже 7,10, (4) задержка начала спонтанного дыхания, (5) полиорганная недостаточность (Cowan et al., 2003).Из-за различий в характере травм головного мозга, наблюдаемых у недоношенных и родившихся детей с НЭ (Volpe, 2001), гестационный возраст (GA) был ограничен 37–42 неделями. Критерии исключения: незрелость (масса тела при рождении ниже 10-го процентиля), врожденные или приобретенные хронические заболевания и пороки развития центральной нервной системы, которые, как известно, связаны с задержкой развития. Был взят тщательный материнский анамнез. Ни одна из матерей не использовала психоактивные вещества в дородовой период.Дети были классифицированы как легкие NE (NE1), когда их симптомы длились менее 24 часов. NE1 характеризовался повышенной активностью, раскованными рефлексами Моро и растяжения, симпатическими эффектами и нормальной ЭЭГ. Умеренный NE (NE2) характеризовался притуплением сознания, гипотонией, сильным дистальным сгибанием и мультифокальными припадками. Основное различие между NE1 и NE2 заключалось в наличии судорог у новорожденных. У всех младенцев была непрерывная запись ЭЭГ в течение первых 72 часов, поэтому судороги выявлялись не только клинически, но и электрографически.Это сделало различие между степенью I и II более надежным, чем обычно сообщается в литературе. Из первоначальных 170 подходящих детей 46 умерли в неонатальном периоде и 5 пришлось исключить (1 из-за врожденного синдрома и 4 из-за незрелости). Семь семей переехали, и их невозможно было отследить. Родители остальных 112 детей получили письменное приглашение принять участие в последующем исследовании, и впоследствии с ними связались по телефону. Родители 87 детей дали письменное информированное согласие.Остальные родители отказались от участия своего ребенка, потому что посчитали экзамен слишком сложным для своего ребенка или для себя. Шесть детей не смогли пройти адекватное тестирование с помощью выбранных инструментов из-за серьезных двигательных или сенсорных проблем или общей задержки в развитии. Выборка пациентов, которые в конечном итоге участвовали в наблюдении, состояла из 81 ребенка с историей NE1 ( N = 34) или NE2 ( N = 47). Пятьдесят три сравниваемых ребенка (CO), сопоставимых по возрасту и полу, были набраны из школ пациентов и других школ в районе Детской больницы Вильгельмина в Утрехте.Дополнительными критериями исключения для группы сравнения были: любые пре- или перинатальные осложнения, вспомогательные инструментальные роды, направление к педиатру или госпитализация в первый месяц жизни.

    Средний возраст составлял 120,3 месяца в группе CO ( SD = 5,8), 118,8 месяцев в группе NE1 ( SD = 6,3) и 117,4 месяца в группе NE2 ( SD = 6,5) [ F (2, 131) = 2,645, p, = 0,075]. Три группы не различались по полу [χ 2 (2) =.060, p. = 0,971]. Мальчики были немного перепредставлены во всех группах (CO: 29/53; NE1: 19/34; NE2: 25/47). Для определения социально-экономического статуса уровень образования матери измерялся по пятибалльной шкале (1. отсутствие образования или начальной школы, 2. низшее техническое или профессиональное образование, 3. неполное среднее образование, 4. высшее среднее образование, 5. высшее образование. образование, например, университет) (Kunst et al., 2005). Уровень материнского образования был самым высоким в группе CO (CO: среднее = 4,2, медиана = 4,0; NE1: среднее = 3.5, медиана = 4,0; NE2: среднее значение = 3,7, медиана = 4,0; H (2) = 6,537, p = 0,038).

    Меры

    Поведенческое функционирование

    Родители и классный руководитель заполнили голландскую адаптацию Контрольного списка поведения детей (CBCL) (Verhulst, van der Ende, & Koot, 1996) и Teacher s Report Form (TRF) соответственно. . CBCL и TRF — это стандартизированные анкеты проблемного поведения ребенка за последние 6 месяцев.Эти анкеты предоставляют баллы, которые указывают на проблемы в нескольких конкретных областях функционирования, а также общий балл проблемы, который указывает, достигает ли проблемное поведение клинических уровней, что означает, что такое же количество проблем может быть обнаружено у детей с психопатологией в соответствии с системами классификации для психиатрические диагнозы, такие как хорошо известное диагностическое статистическое руководство (DSM). Анкеты оценивались с помощью компьютеризированной программы оценки Assessment Data Manager (ADM, версия 6.5). Голландская версия CBCL имеет приемлемую надежность и валидность (Evers, Van Vliet-Mulder, & Groot, 2000). Родители одного ребенка с легкой НЭ не смогли заполнить анкету из-за языковых трудностей. Один учитель ребенка с легкой степенью НЭ и семь учителей детей сравнения не вернули анкету.

    Второй опросник для родителей, детей s Опросник социального поведения (CSBQ, на голландском языке: Visk) (Hartman, Luteijn, Serra, & Minderaa, 2006), был использован для описания широкого спектра социальных проблемных форм поведения, которые может быть связано с повсеместными нарушениями развития.CSBQ — это вопросник из 49 пунктов. Общая оценка складывается из шести шкал: «Поведение / эмоции не оптимально настроены на социальную ситуацию», «Снижение контактов и социального интереса», «Трудности в понимании социальной информации», «Проблемы с ориентацией во времени, месте или деятельности. , »« Стереотипное поведение »и« Страх перед переменами и сопротивление им ». CSBQ обладает достаточной надежностью и достоверностью (Hartman et al., 2006). Внутренняя согласованность ( α Кронбаха) составляет 0,94, межклассовая надежность (коэффициент внутриклассовой корреляции) составляет.86, а надежность повторного тестирования (Pearson r ) составляет 0,9. Hartman et al. оценили валидность конструкции путем выполнения комбинированного факторного анализа субшкал CSBQ и CBCL. Образцы факторных нагрузок, которые были обнаружены, показали, что CSBQ имеет хорошую конвергентную и дивергентную достоверность. Из-за языковых проблем родители одного ребенка с NE1 и одного с NE2 не смогли заполнить эту анкету.

    Психиатрические классификации / Психопатология

    Мы исследовали распространенность психиатрических классификаций с помощью Графика диагностических интервью для детей Национального института психического здоровья, версия IV — голландский перевод (DISC-IV) (Ferdinand & van der Ende, 1998).Это хорошо структурированное интервью для получения классификаций DSM-IV. Психолог (M.H.) использовал версию для родителей (DISC-IV-P), чтобы опросить одного из родителей. Родители четверых детей с легкой формой NE не смогли пройти собеседование, в одном случае из-за языковых проблем, а в трех случаях не удалось назначить встречу в сроки, указанные в данном исследовании. DISC-IV состоит из семи модулей, из которых мы выбрали три из-за временных ограничений и ожидаемой диагностической распространенности: «Тревожные расстройства», «Расстройства настроения» и «Деструктивные расстройства».”Классификации назначались, если исходный отчет соответствовал всем диагностическим критериям с использованием оценочных алгоритмов DISC-IV. Для упрощения анализа и облегчения преобразования в категории диагнозов DSM-IV отдельные диагнозы были сгруппированы в более широкие категории. «Тревожные расстройства» включали социальную фобию, тревогу разлуки, специфическую фобию, паническое расстройство, агорафобию и генерализованное тревожное расстройство. Вторая категория, «расстройства настроения», включала большую депрессию, дистимию и (гипо) манию.Мы считали СДВГ отдельной диагностической категорией, а ODD и CD вместе образовали категорию «Деструктивные расстройства». Этот выбор основан на разнице между дефицитом внимания и гиперактивным / импульсивным поведением, с одной стороны, и поведением, связанным с ODD или CD, с другой. Первые не являются результатом преднамеренного сопротивления ребенка (Matthys, 1996), и поэтому их можно отличить от вторых. Поскольку DISC-IV не включает модуль для оценки симптомов общих расстройств развития, мы использовали точку отсечения, основанную на общей оценке CSBQ, чтобы решить, присутствовала ли психопатология в этой области.Мы использовали недавно пересмотренные нормы для типично развивающихся голландских детей ( N = 582), чтобы создать точку отсечения для выявления детей в исследуемой выборке, которые показали аномально высокий уровень социальных проблем, подобных тем, которые обнаруживаются при распространенных нарушениях развития (Hartman CA : личное сообщение, 2007).

    Интеллектуальное функционирование

    Детский IQ был оценен для предоставления информации об общих интеллектуальных способностях. Использовалась голландская версия шкалы интеллекта Векслера для детей-III (WISC-III Nl: Kort et al., 2005). Для оценки IQ использовались субтесты «Сходство», «Словарь», «Шаблоны блоков» и «Сборка объектов» (Sattler, 1988).

    Статистический анализ

    Из-за групповых различий, обнаруженных в возрасте и образовательном уровне матери, мы исследовали связь этих переменных с поведенческими переменными, чтобы определить, следует ли включать возраст и образование матери в качестве ковариат. Корреляции с непрерывными переменными CBCL, TRF и CSBQ были измерены с помощью Спирмена r s и Пирсона r соответственно.Логистический регрессионный анализ использовался для проверки того, насколько возраст и образование матери достоверно предсказывали исход по дихотомическим переменным DISC и CSBQ.

    Для изучения поведенческого функционирования средние группы сравнивались по всем шкалам CBCL и TRF, а также по общему баллу CSBQ. Анализ CBCL и TRF включал восемь шкал синдромов, «широкополосные» шкалы «интернализация» и «экстернализация» и общий балл проблем. Когда были обнаружены общие различия между группами, были проведены апостериорные тесты, чтобы определить, какие группы конкретно отличаются друг от друга.Следующим шагом было изучение распространенности психопатологии согласно DSM-IV среди трех групп. Процент классификаций DISC-IV и процент детей, набравших баллы выше 95-го процентиля норм CSBQ (показатель всеобъемлющего расстройства развития), были описаны для групп отдельно. Для статистического анализа использовался SPSS 12.0.2. Значение p <0,05 считалось статистически значимым, и при необходимости применялись поправки с несколькими тестами.Все анализы были двусторонними. Распределение баллов непрерывных переменных было исследовано для каждой группы, чтобы определить, следует ли применять параметрический или непараметрический статистический анализ. Нормальность распределения и однородность дисперсий можно предположить для широкополосных шкал «Интернализация» и «Экстернализация», а также для оценки общих проблем как CBCL, так и TRF. Различия в этих переменных между группами проверяли с использованием одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) и апостериорных тестов Tukey HSD.Когда нельзя было предположить нормальность и однородность дисперсий или когда группы детей сравнивались в соответствии с уровнями переменных порядковой шкалы измерений, применялись тесты Краскела – Уоллиса. За ними последовали U-тесты Манна – Уитни. Анализы хи-квадрат ( х 2 ) использовались для проверки различий между группами в процентном соотношении детей, получивших классификацию DSM-IV (DISC-IV), а также в процентах детей, набравших баллы выше клинического критерия отсечения. CBCL и TRF и выше 95-го процентиля норм для типично развивающихся детей CSBQ, а также процентное соотношение мальчиков и девочек в исследуемой выборке.Величина эффекта (Pearson’s r ) была рассчитана для апостериорных парных сравнений (Field, 2005). Согласно общепринятым критериям, r = 0,10 считалось малым эффектом, r = 0,30 средним эффектом и r = 0,50 большим эффектом (Cohen, 1988).

    Результаты

    Ковариаты . Возраст существенно не коррелировал с оценками по CBCL и TRF и не предсказывал исход по DISC и CSBQ. Поэтому анализы не корректировались на возраст.Уровень образования матери не предсказывал исход по DISC и CSBQ и не имел значимой связи с непрерывными поведенческими переменными, за исключением социальных проблем CBCL ( r s = –17, p = 0,047) и внимания проблемы ( r s = –17, p = 0,049). Однако замена анализов Крускала – Уоллиса на эти исходные переменные на ANCOVA с материнским образованием в качестве ковариаты, однако, существенно не изменила результаты.

    Интеллектуальное функционирование . Среднее оценочное значение IQ значительно отличалось между всеми группами [ F (2, 130) = 22,897, p <0,001] (CO: M = 109,0, SD = 12,0; NE1: M = 98,10, SD = 12,29; NE2: M = 86,5, SD = 21,7).

    Поведенческое поведение: общее проблемное поведение . Показатели CBCL и TRF представлены в таблицах I и II. В целом, группа сравнения получила самые низкие баллы за задачи.В TRF три группы значительно различались по шкале общих проблем [ F, (2, 123) = 8,928, p, <0,001]. При апостериорных тестах у группы NE2 оказалось значительно больше проблем, чем у группы CO ( p <0,001, r = 0,448). Группа NE1 получила более высокие баллы, чем группа CO, но ниже, чем у группы NE2. Однако эти различия не были значительными.

    Таблица I.

    Поведенческое функционирование: рейтинги учителей (TRF)

  • 92
  • 53,9 (6,892) 911 .001
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 46 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    TRF
    Тревожный / депрессивный 52.9 (4,9) 55,7 (7,0) 56,5 (6,6) . 005 .030 .002 .435
    Снятый / опущенный 53,6 (5,3) 55,8 (7,8) 55,911
    Соматические жалобы 50,8 (2,2) 54,8 (8,6) 53,6 (6,2) 0,03
    Социальные проблемы1 (4,5) 55,6 (7,8) 57,6 (7,5) <0,001 .011 <0,001 .108
    4,0) 55,5 (9,0) 54,4 (6,7) 0,06
    Проблемы с вниманием 51,6 (2,7) .247 <.001 .041
    Нарушение правил 51,7 (3,1) 53,6 (6,2) 53,6 (5,2)
  • 93
  • .
    Агрессивное поведение 52,9 (4,1) 54,9 (8,7) 55,7 (6,6) ,14 .0 (7,8) 53,1 (11,1) 53,2 (10,5) 0,02
    Проблемы экстернализации 48,7 (7,3) 50,4 () 911,692 911 .06
    Всего проблем 46,7 (7,6) 51,4 (11,7) 54,6 (8,1) <.001 3 9.001 .269
  • 92
  • 53,9 (6,892) 911 .001
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 46 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    TRF
    Тревожный / депрессивный 52.9 (4,9) 55,7 (7,0) 56,5 (6,6) . 005 .030 .002 .435
    Снятый / опущенный 53,6 (5,3) 55,8 (7,8) 55,911
    Соматические жалобы 50,8 (2,2) 54,8 (8,6) 53,6 (6,2) 0,03
    Социальные проблемы1 (4,5) 55,6 (7,8) 57,6 (7,5) <0,001 .011 <0,001 .108
    4,0) 55,5 (9,0) 54,4 (6,7) 0,06
    Проблемы с вниманием 51,6 (2,7) .247 <.001 .041
    Нарушение правил 51,7 (3,1) 53,6 (6,2) 53,6 (5,2)
  • 93
  • .
    Агрессивное поведение 52,9 (4,1) 54,9 (8,7) 55,7 (6,6) ,14 .0 (7,8) 53,1 (11,1) 53,2 (10,5) 0,02
    Проблемы экстернализации 48,7 (7,3) 50,4 () 911,692 911 .06
    Всего проблем 46,7 (7,6) 51,4 (11,7) 54,6 (8,1) <.001 3 9.001 .269
    Таблица I.

    Поведенческие функции: рейтинги учителей (TRF)

    1

    ,61193 2,7) 7 (3,1) 92
  • 93
  • 93
  • 93
  • 93
  • 93
  • . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 46 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    TRF
    Анксиус / депрессия 52,9 (4,992) 911 711 911 911 911 911 911 911,0 005 .030 .002 .435
    Снято / опущено 53,6 (5,3) 55.8 (7,8) 55,9 (6,2) ,17
    Соматические жалобы 50,8 (2,2) 54,8 (8,6) 53,6 (6,21192)
    Социальные проблемы 52,1 (4,5) 7,8 (55,6) 57,6 (7,5) <0,001 0,011 2 .108
    Проблемы мышления 51,7 (4,0) 55,5 (9,0) 54,4 (6,7) .06 53,9 (6,8) 54,9 (5,2) .001 .247 <.001 .041
    Поведение на нарушение правил 53,6 (6,2) 53,6 (5,2) ,20
    Агрессивное поведение 52,9 (4,1) 54,9 (8,792) 54,9 (8,792) .14
    Внутренние проблемы 48,0 (7,8) 53,1 (11,1) 53,2 (10,5) 0,02 48.7 (7,3) 50,4 (10,7) 53,0 (8,6) 0,06
    Всего проблем 46,7 (7,6) 51,4 (111192) <.001 .063 <.001 .269
  • 92
  • 53,9 (6,892) 911 .001
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 46 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    TRF
    Тревожный / депрессивный 52.9 (4,9) 55,7 (7,0) 56,5 (6,6) . 005 .030 .002 .435
    Снятый / опущенный 53,6 (5,3) 55,8 (7,8) 55,911
    Соматические жалобы 50,8 (2,2) 54,8 (8,6) 53,6 (6,2) 0,03
    Социальные проблемы1 (4,5) 55,6 (7,8) 57,6 (7,5) <0,001 .011 <0,001 .108
    4,0) 55,5 (9,0) 54,4 (6,7) 0,06
    Проблемы с вниманием 51,6 (2,7) .247 <.001 .041
    Нарушение правил 51,7 (3,1) 53,6 (6,2) 53,6 (5,2)
  • 93
  • .
    Агрессивное поведение 52,9 (4,1) 54,9 (8,7) 55,7 (6,6) ,14 .0 (7,8) 53,1 (11,1) 53,2 (10,5) 0,02
    Проблемы экстернализации 48,7 (7,3) 50,4 () 911,692 911 .06
    Всего проблем 46,7 (7,6) 51,4 (11,7) 54,6 (8,1) <.001 3 9.001 .269
    Таблица II.

    Поведенческое функционирование: родительские рейтинги (CBCL + CSBQ)

    ,08 911 55,9 (6,9)
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 53 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    CBCL
    Анксиус / депрессия 53,9 (592,7) 911,81193
    Отменено / депрессия 53.9 (5,2) 56,2 (6,4) 56,3 (6,9) 0,08
    Соматические жалобы 53,9 (5,1) 57,5 ​​(8,992) .12
    Социальные проблемы 53,4 (5,2) 56,0 (6,7) 56,6 (8,4)
    54.0 (5,7) 59,8 (9,0) 57,1 (8,8) .004 .001 .059 .12
    Проблемы с вниманием92 57,7 (10,3) ,09
    Поведение при нарушении правил 5,7 (53,5) 54,3 (6,5)
    Агрессивное поведение 53.1 (5,7) 54,7 (6,6) 56,3 (8,6) ,19
    Устранение проблем 48,7 (10,3) 53,7 () 53,7 () 911 .12
    Проблемы экстернализации 47,1 (10,6) 49,1 (11,3) 51,1 (11,8) .20 47.0 (11,7) 52,2 (12,0) 52,3 (12,2) 0,05
    Общий балл CSBQ b 9,2 (9,1) 911 19,2 (17,9) .003 .012 .002 .541
    911 911 Социальные сети проблемы ,3
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 53 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    CBCL
    Тревожный / депрессивный 53.9 (5,7) 56,8 (8,6) 54,0 (5,0) ,28
    Отключено / в депрессии 53,9 (5,2) 56,2 56,2 ) .08
    Соматические жалобы 53,9 (5,1) 57,5 ​​(8,9) 55,8 (5,8) .12 53.4 (5,2) 56,0 (6,7) 56,6 (8,4) 0,08
    Проблемы с мышлением 54,0 (5,7) 59,8 () .004 .001 .059 .12
    Проблемы с вниманием 54,0 (5,9) 55,9 (6,9) 9,7
    Нарушение правил 53.5 (5,7) 54,3 (6,5) 54,3 (5,6) 0,70
    Агрессивное поведение 53,1 (5,7) 54,7 (911,6) 911,69 .19
    Внутренние проблемы 48,7 (10,3) 53,7 (11,0) 51,2 (11,6) .12 47.1 (10,6) 49,1 (11,3) 51,1 (11,8) ,20
    Всего проблем 47,0 (11,7) 52,2 (121192) 52,2 (121192) .05
    Общий балл CSBQ b 9,2 (9,1) 15,2 (13,4) 19,2 (17,9) .00 .002 .541
    Таблица II.

    Поведенческое функционирование: родительские рейтинги (CBCL + CSBQ)

    ,08 911 55,9 (6,9)
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 53 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    CBCL
    Анксиус / депрессия 53,9 (592,7) 911,81193
    Отменено / депрессия 53.9 (5,2) 56,2 (6,4) 56,3 (6,9) 0,08
    Соматические жалобы 53,9 (5,1) 57,5 ​​(8,992) .12
    Социальные проблемы 53,4 (5,2) 56,0 (6,7) 56,6 (8,4)
    54.0 (5,7) 59,8 (9,0) 57,1 (8,8) .004 .001 .059 .12
    Проблемы с вниманием92 57,7 (10,3) ,09
    Поведение при нарушении правил 5,7 (53,5) 54,3 (6,5)
    Агрессивное поведение 53.1 (5,7) 54,7 (6,6) 56,3 (8,6) ,19
    Устранение проблем 48,7 (10,3) 53,7 () 53,7 () 911 .12
    Проблемы экстернализации 47,1 (10,6) 49,1 (11,3) 51,1 (11,8) .20 47.0 (11,7) 52,2 (12,0) 52,3 (12,2) 0,05
    Общий балл CSBQ b 9,2 (9,1) 911 19,2 (17,9) .003 .012 .002 .541
    911 911 Социальные сети проблемы ,3
    . CO . NE1 . NE2 . . Post hoc; п. **
    .
    . N = 53 . N = 33 . N = 47 . р * . CO-NE1 . CO-NE2 . NE1-NE2 .
    . Среднее значение a (стандартное отклонение) . Среднее (СО) . Среднее (СО) . . . . .
    CBCL
    Тревожный / депрессивный 53.9 (5,7) 56,8 (8,6) 54,0 (5,0) ,28
    Отключено / в депрессии 53,9 (5,2) 56,2 56,2 ) .08
    Соматические жалобы 53,9 (5,1) 57,5 ​​(8,9) 55,8 (5,8) .12 53.4 (5,2) 56,0 (6,7) 56,6 (8,4) 0,08
    Проблемы с мышлением 54,0 (5,7) 59,8 () .004 .001 .059 .12
    Проблемы с вниманием 54,0 (5,9) 55,9 (6,9) 9,7
    Нарушение правил 53.5 (5,7) 54,3 (6,5) 54,3 (5,6) 0,70
    Агрессивное поведение 53,1 (5,7) 54,7 (911,6) 911,69 .19
    Внутренние проблемы 48,7 (10,3) 53,7 (11,0) 51,2 (11,6) .12 47.1 (10,6) 49,1 (11,3) 51,1 (11,8) ,20
    Всего проблем 47,0 (11,7) 52,2 (121192) 52,2 (121192) .05
    Общий балл CSBQ b 9,2 (9,1) 15,2 (13,4) 19,2 (17,9) .00 .002 .541

    Поведенческое функционирование: оценка учителями конкретного проблемного поведения . Тестирование значимости оценок трех групп по синдромным шкалам TRF дало следующие результаты. Группы существенно различались по шкалам «Тревога / депрессия» [ H (2) = 10,500, p = 0,005], «Социальные проблемы» [ H (2) = 20,194, p <0,001 ] и «Проблемы с вниманием» [ H (2) = 14.553, p. = 0,001]. Группа NE2 получила самые высокие баллы по этим шкалам, за ней следуют группа NE1 и группа CO. При ретроспективном тестировании оценки детей с NE2 значительно отличались от оценок в группе CO по всем трем шкалам ( p значений; тревога / депрессия: p = 0,002, r = 0,325, социальные проблемы. : p <0,001, r = 0,466 и проблемы с вниманием: p <0,001, r = 0,396).Кроме того, шкала социальных проблем показала значительную разницу между NE1 и группой CO ( p = 0,011, r = 0,285).

    Поведенческое функционирование: родительские оценки конкретного проблемного поведения . CBCL показал значимые групповые различия по шкале синдрома «Проблемы с мышлением» [ H (2) = 11,109, p = 0,004]. По этой шкале группа NE1 показала самые высокие баллы за проблемы. Последующие тесты показали, что эта группа показала значительно более высокие баллы проблем, чем группа CO ( p =.001, r = 0,354). Группа NE2 существенно не отличалась от группы NE1 и CO по этой шкале.

    Общая оценка CSBQ значительно различалась между группами [ H (2) = 11,498, p = 0,003]. При апостериорных тестах группы NE2 и NE1 имели значительно больше проблем, чем группа сравнения (NE2-CO: p = 0,002, r = 0,310; NE1-CO: p =. 012, r = 0,273). Между группами NE2 и NE1 не было значительных различий.

    Психиатрические классификации / психопатология . Что касается психиатрических классификаций, процент детей, получивших одну или несколько классификаций по любому из кластеров DISC-IV, и процент детей, набравших баллы выше 95-го процентиля норм CSBQ, представлены в Таблице III. Восемнадцать (38,3%) детей с NE2 получили одну или несколько классификаций DISC-IV по сравнению с шестью (20,0%) детьми с NE1 и 12 (22,6%) детьми с CO [ χ 2 (2) = 4.202, p. = 0,122]. Восемь (17,0%) детей из группы NE2, трое (8,8%) детей из группы NE1 и двое детей из группы CO (3,8%) набрали баллы выше пороговой точки CSBQ [ χ 2 (2) = 5,030. , p. = 0,081].

    Таблица III.

    Психиатрические классификации (диагнозы DISC-IV и социальные проблемы: выше P95 в CSBQ)

    Расстройство настроения (0) Любой диагноз DISC-IV
    . CO . NE1 . NE2 . .
    . ( N = 53) . [ N = 30 (DISC-IV)] . [ N = 47 (DISC-IV)] . п. .
    . . [ N = 33 (CSBQ)] . [ N = 46 (CSBQ)] . .
    DISC-IV
    Любое тревожное расстройство 6 (11,3) 4 (13,3) 9 (19,1) .53 77
  • 92
  • 0 (0) 1 (2,1) .41
    ADHD 7 (13,2) 3 (10.0) 7 (14,9) 0,82
    Любое деструктивное расстройство (ODD или CD) 3 (5,7) 4 (13,3) 7 (14,9) ,29 77
    12 (22,6) 6 (20,0) 18 (38,3) .12
    > P95 CSBQ 2 (3,8) 3 (8,8) 8 ( 17.0) .08
    Расстройство настроения (0)
    . CO . NE1 . NE2 . .
    . ( N = 53) . [ N = 30 (DISC-IV)] . [ N = 47 (DISC-IV)] . п. .
    . . [ N = 33 (CSBQ)] . [ N = 46 (CSBQ)] . .
    DISC-IV
    Любое тревожное расстройство 6 (11,3) 4 (13,3) 9 (19,1) .53 77
  • 92
  • 0 (0) 1 (2,1) .41
    ADHD 7 (13.2) 3 (10,0) 7 (14,9) 0,82
    Любое деструктивное расстройство (ODD или CD) 3 (5,7) 4 (13,3) 7 (14,9) .29
    Любой диагноз DISC-IV 12 (22,6) 6 (20,0) 18 (38,3) .12
    > P95 CSBQ 2 (3,8) 8,8) 8 (17,0) .08
    Таблица III.

    Психиатрические классификации (диагнозы DISC-IV и социальные проблемы: выше P95 в CSBQ)

    Расстройство настроения (0) ,7
    . CO . NE1 . NE2 . .
    . ( N = 53) . [ N = 30 (DISC-IV)] . [ N = 47 (DISC-IV)] . п. .
    . . [ N = 33 (CSBQ)] . [ N = 46 (CSBQ)] . .
    DISC-IV
    Любое тревожное расстройство 6 (11,3) 4 (13,3) 9 (19,1) .53 77
  • 92
  • 0 (0) 1 (2.1) .41
    ADHD 7 (13,2) 3 (10,0) 7 (14,9) ,82
    Любое деструктивное расстройство (ODD или CD) 3 ) 4 (13,3) 7 (14,9) ,29
    Любой диагноз DISC-IV 12 (22,6) 6 (20,0) 18 (38,3) .12
    > P95 CSBQ 2 (3.8) 3 (8,8) 8 (17,0) 0,08
    Расстройство настроения (0) ,7
    . CO . NE1 . NE2 . .
    . ( N = 53) . [ N = 30 (DISC-IV)] . [ N = 47 (DISC-IV)] . п. .
    . . [ N = 33 (CSBQ)] . [ N = 46 (CSBQ)] . .
    DISC-IV
    Любое тревожное расстройство 6 (11,3) 4 (13,3) 9 (19,1) .53 77
  • 92
  • 0 (0) 1 (2.1) .41
    ADHD 7 (13,2) 3 (10,0) 7 (14,9) ,82
    Любое деструктивное расстройство (ODD или CD) 3 ) 4 (13,3) 7 (14,9) ,29
    Любой диагноз DISC-IV 12 (22,6) 6 (20,0) 18 (38,3) .12
    > P95 CSBQ 2 (3.8) 3 (8,8) 8 (17,0) .08

    Для сравнения представлен процент детей, получивших баллы в клиническом диапазоне по шкале общих проблем CBCL и TRF. ниже. Граница была установлена ​​на уровне 90-го процентиля. По TRF 5/47 (10,6%) детей с NE2, 3/33 (9,1%) детей с NE1 и 0/46 (0%) детей с CO имели баллы выше клинического порога [ χ 2 (2) = 4.990, p. = 0,082]. По шкале CBCL 10/47 (21,3%) детей с NE2, 6/33 (18,2%) детей с NE1 и 4/53 (7,5%) детей с CO имели баллы выше клинического порога [ χ 2 (2) = 4,015, p, = 0,134].

    Обсуждение

    Общие выводы

    Это исследование было направлено на изучение поведенческих результатов в школьном возрасте у детей с легкой или средней степенью НЭ. Сначала мы изучили поведенческое функционирование в повседневной жизни.В целом дети с НЭ, особенно дети с НЭ средней степени, демонстрировали более проблемное поведение, чем группа сверстников. Если посмотреть на конкретные области поведенческого функционирования, как у детей с легкой, так и со средней степенью НЭ были выявлены более высокие уровни социальных проблем. Кроме того, у детей со средним НЭ наблюдалось более тревожное / депрессивное поведение и проблемы с вниманием, а у детей с легкой НЭ были более высокие уровни проблем с мышлением.

    Мы ожидали найти связь между степенью NE и поведенческим результатом.В целом, значительно повышенные уровни проблемного поведения были обнаружены у детей с умеренной НЭ, но не у детей с легкой НЭ. Однако в определенных поведенческих областях дети с легкой НЭ также показали более высокие оценки проблемного поведения. Кроме того, ни один из показателей в этом исследовании не выявил значительных различий между двумя группами пациентов. Эта картина исходов предполагает, что более тонкие эффекты развития NE после PA можно увидеть как у детей с легкой, так и умеренной NE.Потенциальные проблемы в поведенческом функционировании более легкие, но не отсутствуют при легкой НЭ, в отличие от общего вывода о том, что долгосрочные негативные эффекты ограничиваются умеренными и тяжелыми случаями НЭ.

    В дополнение к поведенческому поведению в повседневной жизни, в этом исследовании изучались исходы развития после НЭ на уровне психиатрической классификации / психопатологии. Скрининг DISC-IV по классификациям DSM-IV и отсечка CSBQ (как признак распространенных нарушений развития) не выявили каких-либо систематических различий между группами в процентном соотношении детей, которые достигли критериев классификации DSM-IV.Эти результаты предполагают, что NE, хотя это состояние влияет на общий уровень поведенческой адаптации, не приводит к увеличению частоты или специфическим паттернам психопатологии. Таким образом, мы можем сделать вывод из этого исследования, что NE не приводит к поведенческим расстройствам в возрасте 10 лет, и, таким образом, общий клинический прогноз легкой и средней степени тяжести NE хороший. Однако мы хотим быть осторожными с этим выводом, потому что мы обнаружили тонкие эффекты как легкой, так и умеренной НЭ на определенные области повседневного поведенческого функционирования.Это указывает на то, что NE как перинатальное состояние оказывает влияние на развитие, которое длится, по крайней мере, до среднего школьного возраста. Мы утверждаем, что эти результаты следует рассматривать в более широкой перспективе, то есть в контексте долгосрочного воздействия NE на другие области развития, такие как общий интеллект, схоластические способности и конкретные когнитивные навыки, такие как память и обучение. Относительно небольшие недостатки, которые существуют в этих когнитивных областях в результате перинатального состояния, могут взаимодействовать с незначительными изменениями в поведенческом функционировании и со временем приводить к клинически значимым проблемам.

    Текущие результаты предыдущих исследований

    В исследованиях Робертсона и Файнера (1988) и Марлоу и др. (2005) на основании анкет родителей и / или учителей сообщалось о более высоких показателях гиперактивности у детей с умеренной НЭ. Moster et al. (2002) сообщили о высоком уровне диагнозов, связанных с СДВГ, в группе детей с НЭ, но авторы не представили описание диагностического процесса и не указали степень НЭ. В нашем исследовании классификации СДВГ не чаще встречались у пациентов с НЭ, чем в нормальной контрольной группе, в соответствии с критериями DISC-IV.Однако на уровне поведенческого функционирования у детей с умеренной НЭ были обнаружены относительно высокие уровни проблем с вниманием. Итак, хотя уровень патологии не достигнут, похоже, есть уязвимость для симптомов, которые способствуют синдрому СДВГ. В другом предыдущем исследовании сообщалось о повышенном уровне расстройств аутистического спектра у детей с НЭ средней и тяжелой степени гетерогенной этиологии (Badawi et al., 2006). Диагнозы в этом исследовании были основаны на клиническом заключении медицинских работников.Наше исследование выявило более высокий уровень социальных проблем при систематическом скрининге (CSBQ) у детей со средней степенью НЭ и в меньшей степени у детей с легкой НЭ. Хотя CSBQ измеряет симптомы социальных нарушений, которые могут быть обнаружены при распространенных нарушениях развития, одни только эти результаты, безусловно, не подтверждают вывод о том, что РАС более распространены среди детей с НЭ.

    Ограничения

    Кто-то может возразить, что последствия наших выводов следует рассматривать с осторожностью из-за некоторых ограничений исследования.Во-первых, результаты этого исследования основаны на долгосрочном развитии детей, родившихся более десяти лет назад. С тех пор были введены новые методы лечения детей с неонатальной энцефалопатией после перинатальной асфиксии, которые могут изменить их прогноз. Гипотермия, как системная (для всего тела), так и избирательная (охлаждение головы), применяется для предотвращения возникновения вторичного энергетического сбоя после первоначального асфиксического инсульта. Недавние исследования показали, что переохлаждение может увеличить выживаемость и снизить риск развития умеренной или тяжелой инвалидности (Jacobs, Hunt, Tarnow-Mordi, Inder & Davis, 2007).Это довольно новое лечение может также повлиять на частоту и тяжесть более легких нарушений развития, таких как поведенческие проблемы. Следовательно, долгосрочное развитие детей, лечившихся от гипотермии, может отличаться от результатов, представленных в этом исследовании.

    Во-вторых, репрезентативность нашей группы сравнения может быть поставлена ​​под сомнение. В этой группе мы обнаружили, казалось бы, высокую распространенность — 22,6% по любой психиатрической классификации. Возможно, мы привлекли несколько нерепрезентативную выборку «нормальных» детей для сравнения, потому что нам пришлось полагаться на добровольцев.Такая систематическая ошибка выборки, если она действительно присутствует, могла бы привести к недооценке относительных проблем в группах NE1 и NE2 и, следовательно, усилила бы озабоченность, поднятую в этом исследовании по поводу поведенческого исхода после NE. Однако такая, казалось бы, высокая распространенность психиатрических классификаций в типично развивающихся выборках не является чем-то необычным. Verhulst, van der Ende, Ferdinand и Kasius (1997) обнаружили психиатрический диагноз у 21,8% национальной выборки голландских подростков, используя тот же метод (DISC), что свидетельствует о том, что группа сравнения в текущем исследовании не является нетипичной.Интерпретируя результаты, полученные с помощью DISC, следует иметь в виду, что классификации DISC не соответствуют напрямую диагнозам DSM. «Полные диагностические критерии» DISC, которые мы использовали, не включают критерий функционального нарушения в результате психиатрических симптомов. Verhulst et al. (1997) обнаружили, что включение такого критерия снизило процент подростков с расстройством с 21,8% до 5,9%. Тем не менее, относительно высокая частота в нашей группе сравнения симптомов DISC, связанных с тревогой, СДВГ и деструктивными поведенческими расстройствами, только подчеркивает важность групповых различий, которые мы обнаружили на TRF, в частности более высоких показателей тревожного / депрессивного поведения и проблем с вниманием. в группе умеренного НЭ по сравнению с группой сравнения.Таким образом, хотя мы не обнаружили повышенного количества детских психиатрических диагнозов, это исследование свидетельствует о риске развития поведенческих проблем после NE.

    Третье ограничение этого исследования связано с выбранным нами методологическим выбором. Хотя было показано, что общее интеллектуальное функционирование связано с поведенческими проблемами (Dekker, Koot, van der Ende, & Verhulst, 2002), в настоящем исследовании мы решили не корректировать различия IQ. Поскольку нашей основной целью было изучить влияние NE на развитие, корректировка IQ будет адекватной только в том случае, если NE выборочно влияет на тех новорожденных, которые генетически предрасположены к тому, чтобы стать менее умными детьми.В этом случае IQ был бы смешанной переменной, которая могла бы объяснить наблюдаемые различия в поведенческих проблемах. Современная медицинская литература не дает никаких доказательств этого. Мы действительно знаем, что дети, которые страдали NE, в среднем демонстрируют более низкие общие интеллектуальные способности, чем здоровые сверстники, и что тяжесть NE отрицательно связана с IQ. Таким образом, в этом исследовании IQ не является смешивающей переменной, а, скорее, другим представлением влияния NE на последующие результаты развития, которые мы стремимся измерить.

    Сводка

    И легкая, и умеренная НЭ отрицательно сказываются на повседневном поведенческом функционировании в возрасте 9–10 лет. Учителя и родители считают поведение детей с НЭ более проблемным, что связано с разнообразием поведенческих сфер: повышенным уровнем проблем с мышлением, тревогой и депрессией, проблемами регуляции внимания и социальными проблемами. Однако такое проблемное поведение не ведет к увеличению количества детских психиатрических диагнозов или к определенным паттернам психопатологии.Эти данные свидетельствуют о том, что, несмотря на положительный клинический прогноз, как дети с умеренной, так и легкой степенью НЭ уязвимы с точки зрения развития и могут получить пользу от постоянного наблюдения в течение всего детства. В контексте динамических моделей человеческого развития можно ожидать диффузных проблем, связанных с NE. Эти модели утверждают, что начальное поражение ЦНС может привести к проявлению генетической уязвимости. Кроме того, при продолжающемся развитии несколько незначительных нарушений в различных областях развития могут взаимодействовать и приводить к кумулятивным проблемам, которые выражаются в паттерне глобальной дисфункции.Результаты этого исследования указывают на риск тонких, размытых проблем в поведенческом функционировании с особой уязвимостью регуляции мысли, эмоций, внимания и социальных навыков. Социальная дисфункция может быть вероятным результатом этого динамичного кумулятивного процесса. Социальное поведение можно считать очень требовательным, поскольку оно основано на адаптивном поведении, основанном на тонкой, сложной обработке информации и последующем регулировании поведения во время продолжающегося социального взаимодействия.

    Необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить открытие, что NE оказывает незначительное негативное влияние на поведенческое функционирование, и определить, действительно ли этот эффект является глобальным или могут быть обнаружены специфические паттерны дисфункции.

    Финансирование

    Фонд принцессы Беатрикс (MAR03-0122).

    Конфликт интересов : Не объявлен.

    Благодарности

    Авторы благодарят доктора Катарину Хартман за предоставление голландских норм CSBQ.

    Список литературы

    ,,,,,.

    Реакция на новизну, социальное поведение и самоконтроль у крыс, подвергшихся неонатальной аноксии: модулирующие эффекты обогащенной среды

    ,

    Psychopharmacology

    ,

    2006

    , vol.

    184

    (стр.

    155

    165

    )

    Американский колледж акушерства и гинекологии: Целевая группа по неонатальной энцефалопатии.

    ,

    Неонатальная энцефалопатия и церебральный паралич: определение патогенеза и патофизиологии

    ,

    2003

    Вашингтон, округ Колумбия

    Американский колледж акушерства и гинекологии

    ,,,. ,

    Нейропсихология развития. Клинический подход

    ,

    2001

    Нью-Йорк

    Psychology Press

    ,,,.

    Гипоксико-ишемическая энцефалопатия в зонах первичной миелинизации: исследование нейровизуализации и ПЭТ

    ,

    Детская неврология

    ,

    1996

    , vol.

    14

    (стр.

    108

    116

    ),,,,, и др.

    Аутизм после энцефалопатии новорожденных: больше, чем совпадение?

    ,

    Медицина развития и детская неврология

    ,

    2006

    , vol.

    48

    (стр.

    85

    89

    ),,,,, и др.

    Неврологические и перцептивно-моторные исходы в возрасте 5–6 лет у детей с неонатальной энцефалопатией: взаимосвязь с МРТ головного мозга новорожденных

    ,

    Neuropediatrics

    ,

    2002

    , vol.

    33

    (стр.

    242

    248

    ).

    Акушерские осложнения и последующая шизофрения у подростков и молодых взрослых детей: есть ли связь?

    ,

    Европейский журнал акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии

    ,

    2004

    , vol.

    114

    (стр.

    130

    136

    ). ,

    Статистический анализ мощности для наук о поведении

    ,

    1988

    Хиллсдейл, Нью-Джерси

    Эрлбаум

    ,,,,, et al.

    Происхождение и время поражения головного мозга у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией

    ,

    Lancet

    ,

    2003

    , vol.

    361

    (стр.

    736

    742

    ),,,,,.

    Мозг и когнитивно-поведенческое развитие после асфиксии при доношенных родах

    ,

    Наука о развитии

    ,

    2006

    , vol.

    9

    (стр.

    350

    358

    ),,,.

    Эмоциональные и поведенческие проблемы у детей и подростков с умственной отсталостью и без нее

    ,

    Журнал детской психологии и психиатрии

    ,

    2002

    , vol.

    43

    (стр.

    1087

    1098

    ).

    Аутизм, амнезия, гиппокамп и обучение

    ,

    Neuroscience and Biobehavioral Reviews

    ,

    1992

    , vol.

    16

    (стр.

    63

    70

    ),,.,

    Documentatie van tests en testresearch в Нидерландах [Документация тестов и исследований в Нидерландах]

    ,

    2000

    Амстердам

    Van Gorcum & Comp. B.V

    , г. ,

    Расписание диагностических интервью DISC-IV для детей [голландский перевод NIMH-DISC-IV]

    ,

    1998

    Роттердам, Нидерланды

    Afdeling Kinder- en Jeugdpsychiatrie

    .

    Неонатальная травма головного мозга

    ,

    Медицинский журнал Новой Англии

    ,

    2004

    , vol.

    351

    (стр.

    1985

    1995

    ). ,

    Обнаружение статистики с помощью SPSS

    ,

    2005

    Лондон

    Публикации SAGE

    ,,,.

    Уточнение опросника социального поведения детей (CSBQ): инструмент, который описывает различные проблемы, наблюдаемые при более легких формах PDD

    ,

    Journal of Autism and Developmental Disorders

    ,

    2006

    , vol.

    36

    (стр.

    325

    342

    ),,,,.

    Охлаждение новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией

    ,

    Кокрановская база данных систематических обзоров

    ,

    2007

    Выпуск 4

    ,,,,, et al. ,

    WISC-III Nl .: Шкала интеллекта Векслера для детей. Обработка en verantwoording. [Руководство]

    ,

    2005

    Амстердам

    Harcourt Test Publishers

    ,,,,,.

    Ontwikkeling en toepassing van indicatoren van sociaal -conomische status binnen het Gezondheidsstatistisch Bestand [Разработка и применение индикаторов социально-экономического статуса]

    ,

    Centraal Bureau voor de Statistiek & Afdeling Maatschappelijke Gezondmus3000, UMC8000, 9000, UMC ,,.

    Повторяющиеся эпизоды окклюзии пуповины у плодов овцы приводят к преимущественному повреждению полосатого тела и повышают чувствительность сердца к дальнейшим воздействиям

    ,

    Pediatric Research

    ,

    1995

    , vol.

    37

    (стр.

    707

    713

    ),,,,, и др.

    Остаточная атрофия гиппокампа у доношенных новорожденных, подвергшихся асфиксии

    ,

    Journal of Neuroimaging

    ,

    2003

    , vol.

    13

    (стр.

    68

    74

    ),,,.

    Нейропсихологические и образовательные проблемы школьного возраста, связанные с неонатальной энцефалопатией

    ,

    Архив детских, фетальных и неонатальных болезней

    ,

    2005

    , vol.

    90

    (стр.

    F380

    F387

    ). ,,.

    Oppositioneel-opstandige en antisociale gedragsstoornissen [Оппозиционно-вызывающие и антисоциальные поведенческие расстройства]

    ,

    Kinder- en Jeugdpsychiatrie, Deel 1: Psychopathologie en behandeling

    ,

    1996

    Assen

    .

    181

    201

    ),,,,, и др.

    Паттерны черепно-мозговой травмы при доношенной неонатальной энцефалопатии

    ,

    Педиатрический журнал

    ,

    2005

    , vol.

    146

    (стр.

    453

    460

    ),,.

    Совместная ассоциация оценок по шкале Апгар и ранних неонатальных симптомов с незначительными нарушениями в школьном возрасте

    ,

    Архив болезней детского, фетального и неонатального возраста

    ,

    2002

    , vol.

    86

    (стр.

    F16

    F21

    ),,,,, и др.

    Выявление и картирование аномалий гиппокампа при аутизме

    ,

    Психиатрические исследования Neuroimaging

    ,

    2006

    , vol.

    148

    (стр.

    11

    21

    ),.

    Образовательная готовность выживших после неонатальной энцефалопатии, связанной с асфиксией при рождении, в сроке

    ,

    Journal of Developmental and Behavioral Pediatrics

    ,

    1988

    , vol.

    9

    (стр.

    298

    306

    ),,.

    Успеваемость в школе выживших после неонатальной энцефалопатии, связанной с асфиксией при рождении, в семестре

    ,

    Педиатрический журнал

    ,

    1989

    , vol.

    114

    (стр.

    753

    760

    ),.

    Энцефалопатия новорожденных, вызванная дистрессом плода. Клиническое и электроэнцефалографическое исследование

    ,

    Архив неврологии

    ,

    1976

    , т.

    33

    (стр.

    696

    705

    ). ,

    Оценка детей

    ,

    1988

    Сан-Диего

    J.M. Sattler Publisher Inc

    .

    Пренатальная и перинатальная травма полосатого тела: гипотетическая причина синдрома дефицита внимания с гиперактивностью?

    ,

    Детская неврология

    ,

    1999

    , т.

    21

    (стр.

    602

    610

    ),,,,, и др.

    Вклад генетического риска и гипоксии плода в объем гиппокампа у пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством, их здоровых братьев и сестер и здоровых неродственных добровольцев

    ,

    American Journal of Psychiatry

    ,

    2002

    , vol.

    159

    (стр.

    1514

    1520

    ),,,.

    Долгосрочные когнитивные и поведенческие последствия неонатальной энцефалопатии после перинатальной асфиксии: обзор

    ,

    Европейский журнал педиатрии

    ,

    2007

    , vol.

    166

    (стр.

    645

    654

    ),,,.

    Распространенность диагнозов DSM-III-R в национальной выборке голландских подростков

    ,

    Архив общей психиатрии

    ,

    1997

    , vol.

    54

    (стр.

    329

    336

    ),,.

    Обработка CBCL / 4-18 [Руководство CBCL / 4-18]. Роттердам: Afdeling Kinder- en Jeugdpsychiatrie, Sophia Kinderziekenhuis / Academisch Ziekenhuis Rotterdam / Erasmus Universiteit Rotterdam

    .,

    Неврология новорожденных

    ,

    1996

    Филадельфия

    Сондерс

    ,,.

    Перинатальная асфиксия у крыс оказывает пожизненное влияние на морфологию, когнитивные функции и поведение

    ,

    Семинары по перинатологии

    ,

    2004

    , vol.

    28

    (стр.

    249

    256

    ),,.

    Пре-, пери- и послеродовая травма у субъектов с синдромом дефицита внимания и гиперактивности

    ,

    Canadian Journal of Psychiatry

    ,

    2001

    , vol.

    46

    (стр.

    542

    548

    )

    © Автор 2009. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества педиатрической психологии. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    .

    Адвокаты в Лонг-Айленд по перинатальной энцефалопатии

    Когда ребенку не хватает кислорода при рождении, это может быстро вызвать повреждение мозга. Один из наиболее распространенных типов повреждения мозга, вызванного потерей кислорода, называется «гипоксически-ишемическая энцефалопатия» или ГИЭ.Также диагностируется перинатальная энцефалопатия, перинатальная асфиксия, неонатальная энцефалопатия или асфиксия при рождении. Как бы то ни было, ГИЭ является ведущей причиной смерти или тяжелых нарушений у младенцев.

    Как юрист по родовым травмам может помочь

    Если ваш ребенок страдает перинатальной энцефалопатией, это могло быть вызвано халатностью врача во время дородового ухода, родов, родов или послеродового ухода. Адвокат Лонг-Айленда по травмам при родах в адвокатском бюро Cohen & Jaffe, LLP готов помочь.Наша юридическая фирма может попросить наших медицинских специалистов просмотреть вашу медицинскую карту, чтобы определить, есть ли у вас жизнеспособный судебный процесс о врачебной халатности. Наши юристы по гипоксически-ишемической энцефалопатии в Нью-Йорке помогли многим семьям получить компенсацию за пожизненные потребности и проблемы своих детей.

    Вы можете получить компенсацию за предотвратимое ГИЭ, церебральный паралич или другую родовую травму, вызванную кислородным голоданием, которая была вызвана врачебной халатностью. Свяжитесь с адвокатом по родовым травмам на Лонг-Айленде сегодня, чтобы получить бесплатную оценку вашего дела.Наша юридическая фирма занимается делами о родовых травмах для семей на Лонг-Айленде. Se Habla español .

    Что такое гипоксико-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ)?

    Гипоксически-ишемическая энцефалопатия или ГИЭ — это повреждение головного мозга, вызванное кислородным голоданием. Его название описывает это — гипоксический (недостаток кислорода), ишемический (ограниченный приток крови к мозгу), энцефалопатия (поражающий мозг).

    Кислородная недостаточность, которая приводит к ГИЭ, может возникнуть до рождения, в процессе родов, вскоре после рождения или в детстве, например, при почти утоплении или случайном удушении.Мозг может восстановиться после коротких периодов нехватки кислорода. Но недостаток кислорода убивает клетки мозга, и, если он длится слишком долго, нанесенный ущерб может быть необратимым, если не смертельным.

    Недостаток кислорода, который приводит к ГИЭ при родах, может быть вызван:

    • Плацентарная недостаточность
    • Разрыв матки
    • Отслойка плаценты
    • Настоящие пупочные узлы
    • Компрессия пуповины
    • Выпадение пуповины
    • Нарушения свертывания крови у матери
    • Кровоизлияние у плода
    • Чрезвычайно низкое кровяное давление матери
    • Травма во время родов
    • Тромбы плацентарные
    • Плечевая дистоция
    • Разрыв аневризмы
    • Остановка сердца
    • События, близкие к СВДС.

    Если во время родов имелись признаки асфиксии (кислородного голодания), медсестра или врач могут использовать такие диагностические инструменты, как шкала Сарната, которая определяет степень тяжести ГИЭ в зависимости от того, как выглядит ребенок; визуализирующие тесты, такие как ЭЭГ для измерения мозговых волн, УЗИ или МРТ для изучения мозга; и / или проверка уровней газов в пуповинной крови. Дисфункция органов вскоре после рождения, особенно сердца, легких, почек, печени и крови, является потенциальным признаком ГИЭ.Судороги в первые 24 часа жизни также могут указывать на возможность гипоксически-ишемической энцефалопатии.

    Ребенка с признаками ГИЭ можно лечить с помощью терапевтической гипотермии или охлаждения, которые, как было показано, во многих случаях снижают смертность и инвалидность. Охлаждение может осуществляться по всему телу или через охлаждающий колпачок на голове.

    Ребенку также может потребоваться медицинское вмешательство для поддержки его или ее органов или для лечения судорог.

    Возможные осложнения ГИЭ

    Гипоксически-ишемическая энцефалопатия чаще всего встречается у доношенных детей, хотя встречается также и у недоношенных.

    Время и степень асфиксии могут определить, какая область мозга повреждена. Пораженная область мозга в значительной степени влияет на симптомы у ребенка.

    Младенцы, пережившие ГИЭ, могут страдать от:

    • Эпилепсия — неврологическое расстройство, характеризующееся внезапными повторяющимися эпизодами сенсорного нарушения, потерей сознания или судорогами
    • Задержки в развитии — позднее достижение основных этапов роста, таких как сидение, подтягивание, движение, ходьба, разговор
    • Нарушение моторики — потеря функции одной или нескольких конечностей, включая мышечную слабость, плохую выносливость, отсутствие мышечного контроля или паралич
    • Задержка нервного развития — позднее проявление эмоций, самоконтроль, память, способность к обучению
    • Когнитивные нарушения — проблемы с запоминанием, обучением, концентрацией, принятием решений.

    При постановке диагноза ГИЭ описывается как легкий, средний или тяжелый. Обычно тяжесть поражения от ГИЭ не может быть полностью определена, пока ребенку не исполнится 3–4 года.

    Повреждение головного мозга, вызванное ГИЭ, является необратимым, но физиотерапия и трудотерапия могут помочь ребенку обрести силу и некоторый контроль над мышцами. Эпилептические припадки можно контролировать с помощью лекарств.

    Могу ли я подать иск по поводу родовой травмы ГИЭ?

    Родовые травмы, такие как ГИЭ, могут возникнуть из-за того, что лечащий акушер, акушерская медсестра или другой член родильной бригады не смогли распознать медицинскую проблему, не следовали общепринятым практикам, запаниковали при возникновении чрезвычайной ситуации или просто не смогли должным образом наблюдать за будущей матерью и ее ребенком.

    Медицинская халатность — это ошибка со стороны одного или нескольких поставщиков медицинских услуг, работа которых не соответствует принятым стандартам лечения и приводит к причинению вреда пациенту.

    Для подачи иска о врачебной халатности от имени ребенка, страдающего ГИЭ, необходимо иметь возможность продемонстрировать:

    • Отношения между врачом и пациентом. Вы должны иметь возможность доказать, что медицинский работник, которого вы обвиняете в злоупотреблении служебным положением, лечил вашего ребенка. Иногда это называют установлением «обязанности проявлять осторожность».«Обычно это не проблема.
    • Медицинский работник проявил халатность . Мало того, что при доставке что-то пошло не так. Есть риски при родах. Факты должны свидетельствовать о том, что поставщик медицинских услуг не сделал чего-либо или предпринял какие-то действия, которые достаточно квалифицированный и внимательный профессионал не сделал бы в такой же ситуации.
    • Медицинская халатность или ошибка причинили вред . Доказательства должны показывать связь между халатностью медицинского работника или предотвратимой ошибкой и травмой ребенка.Кроме того, травма должна подлежать компенсации, а это значит, что ее можно компенсировать денежной выплатой. Например, денежная премия может быть использована для оплаты экстренного послеродового лечения ребенка с ГИЭ.
    • Ваше дело заслуживает возмещения убытков. Претензии по поводу врачебной халатности сложны и дороги в рассмотрении. Должна быть высокая вероятность того, что присяжные вернут вознаграждение, покрывающее десятки тысяч долларов, необходимых для предъявления иска, включая гонорары адвокатов, и предоставят вам деньги.Например, очень легкий случай ГИЭ может не соответствовать этому тесту. Однако, если ожидается, что нарушения у ребенка в результате ВИЭ негативно повлияют на его или его способность выполнять основные жизненные задачи, вам следует проконсультироваться с поверенным по врачебной халатности по вашему делу.

    В адвокатском бюро Cohen & Jaffe, если мы считаем, что ваше дело обосновано, нашим первым шагом будет помочь вам получить медицинскую карту вашего и вашего ребенка. Затем у нас был бы знакомый медицинский работник, который просмотрел бы медицинские карты, возможно, начиная с акушерской медсестры.По мере того как мы получаем обратную связь, в которой ставится под сомнение медицинское лечение, полученное вами и / или вашим ребенком, мы будем привлекать дополнительных медицинских специалистов для изучения ваших записей.

    Рассмотрение вашего иска о HIE

    Если обзоры этих независимых медицинских специалистов предполагают, что у вас есть обоснованные претензии, мы будем активно заниматься вашим делом, подав судебный иск от вашего имени. При подготовке к судебному разбирательству мы рассчитаем стоимость текущих и будущих медицинских расходов вашего ребенка. Длительный вред ГИЭ может означать, что вашему ребенку потребуются годы или целая жизнь особого ухода, включая вспомогательные устройства, терапию и специальное образование.

    Наши юристы по травмам при родах работают со многими профессионалами в области медицины и экономики, чтобы предвидеть потребности и спрогнозировать расходы, которые должны быть покрыты в качестве компенсации для вас.

    При прогнозировании будущих затрат следует принимать во внимание потери родителей из-за дополнительного времени вне работы, которое они проводят в качестве опекуна ребенка, а также из-за их эмоциональной боли и страданий. Компенсация также будет связана с болью, страданиями и потенциальными денежными потерями ребенка из-за меньших возможностей участия в детстве и потенциально ограниченных возможностей в области образования, занятости, свиданий и брака как в юности, так и во взрослом возрасте.

    Если мы сможем подать иск от имени вашей семьи, наши юристы встретятся с юристами, представляющими нерадивого врача, и постараются договориться об урегулировании. Иногда нам удается достичь внесудебного урегулирования, которое покрывает ваши потребности и избавляет вас от суровых испытаний. Если мы не сможем прийти к мировому соглашению, мы будем готовы подготовить и представить убедительное дело в суде.

    Если вашему ребенку был поставлен диагноз гипоксически-ишемическая энцефалопатия, ему или ей могут потребоваться годы или целая жизнь особого ухода.Наши юристы по травмам при родах могут работать с несколькими профессионалами, чтобы изучить медицинскую помощь, которую получили вы и ваш ребенок, и, если врачебная халатность привела к ГИЭ у вашего ребенка, спрогнозировать затраты, которые вам необходимо возместить, чтобы обеспечить ваше финансовое восстановление и стабильность в будущем.

    Мы рассматриваем иски о родовых травмах на основе непредвиденных обстоятельств. Сострадательный юрист по перинатальной асфиксии из адвокатского бюро Cohen & Jaffe, LLP в Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, может бесплатно передать ваше дело нашим медицинским экспертам на рассмотрение.Если мы подаем претензию от вашего имени, плата за услуги адвоката не взимается, если только мы не взыскиваем за вас компенсацию. Наша команда также может помочь вам с такими проблемами, как поиск врачей, специалистов или других ресурсов, которые помогут вам и вашему ребенку.

    Чтобы организовать бесплатную консультацию, позвоните нашему поверенному по HIE в Нью-Йорке или свяжитесь с нами онлайн сегодня.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *