Рубрика

Особенности применения лекарственных растений: Страница не найдена — Евразийский Союз Ученых

Содержание

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

      1

23242526272829

3031     

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Метки

Настройки
для слабовидящих

ОСОБЕННОСТИ ЭКСПЕРТИЗЫ «ПОЛЬЗА/РИСК» ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТИТЕЛЬНЫХ ПРЕПАРАТОВ: АНАЛИЗ РЕГИСТРАЦИОННЫХ ДОСЬЕ | Оленина

1. Григорян ЭР. Методический подход к оптимизации ассортимента лекарственных растительных препаратов, используемых в условиях санаторно-курортного реабилитационного комплекса Кавказских Минеральных Вод: дис. … кандидат фармакологических наук. Пятигорск; 2015.

2. Миронов АН, Сакаева ИВ, Саканян ЕИ, Корсун ЛВ, Мочикина ОА. Современные подходы к вопросу стандартизации лекарственного растительного сырья. Ведомости Научного центра экспертизы средств медицинского применения 2013;(2):52–6.

3. Федеральный закон Российской Федерации от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств».

4. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 августа 2017 г. № 558н «Об утверждении правил проведения экспертизы лекарственных средств для медицинского применения и особенности экспертизы отдельных видов лекарственных препаратов для медицинского применения (референтных лекарственных препаратов, воспроизведенных лекарственных препаратов, биологических лекарственных препаратов, биоаналоговых (биоподобных) лекарственных препаратов (биоаналогов), гомеопатических лекарственных препаратов, лекарственных растительных препаратов, комбинаций лекарственных препаратов) форм заключений комиссии экспертов».

5. Методические рекомендации по доклиническому изучению лекарственных средств, разрабатываемых на основе природного сырья. В кн.: Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Ч. 1. М.: Гриф и К; 2012. С. 829– 33.

6. Планирование доклинических и клинических исследований лекарственных средств растительного происхождения. В кн.: Руководство по экспертизе лекарственных средств. Т. 3. М.: Полиграф-Плюс; 2014. С. 179–216.

7. Межгосударственный стандарт ГОСТ 33044–2014. Принципы надлежащей лабораторной практики. М.: Стандартинформ; 2014.

8. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 01.04.2016 № 199н «Об утверждении Правил надлежащей лабораторной практики».

9. Общая фармакопейная статья 1.4.1.0018.15 Настои и отвары. Государственная фармакопея Российской Федерации. XIII изд. Т. 2. М.; 2015. Available from: http://www.femb.ru/feml

10. Крепкова ЛВ, Бортникова ВВ, Сокольская ТА. Некоторые аспекты токсикологического изучения лекарственных препаратов, созданных на основе лекарственного растительного сырья. Фундаментальные исследования 2013;(9–2):256–8.

11. Дополнение № 1. Рекомендуемый объем изучения фармакологической активности и токсикологических свойств лекарственных средств природного происхождения в зависимости от инновационности. В кн.: Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Ч. 1. М.: Гриф и К; 2012. С. 834–7.

12. Дополнение № 2. Особенности доклинического изучения новой лекарственной формы, разрабатываемой из лекарственного растительного сырья, — сырье растительное порошок в фильтрпакетах. В кн.: Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Ч. 1. М.: Гриф и К; 2012. С. 838–41.

13. ГОСТ Р 52379–2005. Надлежащая клиническая практика. М.: Стандартинформ; 2005.

14. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 1 апреля 2016 г. № 200н «Об утверждении правил надлежащей клинической практики».

15. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 июля 2017 г. № 409н «Об утверждении порядка формирования регистрационного досье на лекарственный препарат и требований к документам в его составе, требований к объему информации, предоставляемой в составе регистрационного досье, для отдельных видов лекарственных препаратов для медицинского применения и порядка представления документов, из которых формируется регистрационное досье на лекарственный препарат для медицинского применения в целях его государственной регистрации».

16. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21 сентября 2016 г. № 724н «Об утверждении требований к инструкции по медицинскому применению лекарственных препаратов».

17. Лякина МН, Ковалева ЕЛ, Николаева ОБ, Крутикова НМ, Оленина НГ, Колганов ЛА. Группировочные наименования лекарственных растительных средств: необходимость введения, рациональность формирования. Ведомости Научного центра экспертизы средств медицинского применения 2016;(3):9–11.

Лекарственные растения в официальной и народной медицине | Творческая работа учащихся на тему:

 

Творческая работа

«Лекарственные  растения в

                                     официальной и народной медицине»

Содержание

Введение…………………………………………………………………………….3

1.Медицина – древнейшая наука…………………………………………………..4

2.Траволечение - старейший приём народной медицины………………………..5

3.Особенности использования  лекарственных растений

     в народной  медицине……………………………………………………………9

4. Новые подходы к лечению лекарственными растениями. Фитотерапия……10

5. Лекарственные растения в официальной медицине…………………………..12

6.За  и против……………………………………………………………………….13

7. Вместе эффективнее……………………………………………………………..15

Заключение………………………………………………………………………….17

Литература…………………………………………………………………………..19

Введение

Флора Земли - огромная, неиссякаемая кладовая лекарственных средств. Общее количество лекарственных растений насчитывается более 12-и тысяч видов...

Испокон веков наши предки лечились травами, копился громадный опыт человечества, который во многом оказался утерянным, и долгие годы широко использовался лишь в народной медицине.  Наука и общество в XX- XXI веках с новой силой принялись не только за лечение лекарственными растениями, но и за изучение воздействия трав на организм человека, чтобы расширить возможности официальной медицине.

Здоровье- это самое дорогое, что есть у человека.

И ошибка в выборе средств  лечения может стоить дорого.

В связи с выше сказанным, тема «Лекарственные растения в официальной и народной медицине» является весьма актуальной в настоящее время.

Для раскрытия темы выберем следующую цель:

Изучить и сравнить, особенности,  широту и необходимость использования лекарственных растений в официальной и народной медицине.

Достигать поставленную цель  будем через решения следующих  задач:

-необходимо выяснить, что такое народная медицина и  что отличает её от официальной;

-изучить историю по применению лекарственных растений  в медицине;

-рассмотреть особенности  применения лекарственных растений  в официальной и народной медицине;

-выяснить, насколько эффективно о безопасно использовать лекарственные растения для лечения.

Перед началом работы по решению поставленных задач выдвинем гипотезу.

Гипотеза:

Очевидно, что применение лекарственных растений в медицине имеет глубокие корни. Используемые приёмы  и методы лечения с применением лекарственных

растений  достаточно эффективны  при условии  правильного применения

и дозировке.  Они безопаснее, чем синтетические лекарственные препараты. Поэтому они  широко применяются  не только в народной медицине, но и всё больше завоёвывают популярность среди специалистов официальной медицине.

  1. Медицина – древнейшая наука

Медицина - одна из древнейших наук, истоки которой восходят к заре человечества. Она усовершенствовалась по мере развития общества. С появлением же письменности, стали создаваться разнообразные произведения врачевательного  характера. В письменном наследии древних народов Египта и Греции, Рима и Ирана, Индии и Тибета, Средней Азии и других стран медицинские памятники занимают почетное место.

В современном мире существует два понятия медицины:

Официальная (традиционная)  и народная (нетрадиционная).

Под официальной медициной  понимают в основном лечение с применением приёмов и методов, требующих применение промышленно изготовленных лекарств.

Термин "народная медицина" в его современной трактовке обозначает совокупность всех видов так называемой нетрадиционной медицины, объединяющей, в основном, восточные медицинские школы, целительство (знахарство) и лечение с помощью приемов и методов, не требующих применение промышленно изготовленных лекарств.[1]

Методы народной медицины включают в себя такие разделы как:

* Ароматерапия (лечение запахами)

* Закаливание организма

* Массаж, в том числе точечный (акупунктура)

* Правильное питание (в том числе, раздельное)

* Саморегуляция (аутотренинг)

* Траволечение

и другие .[1]

  1. Траволечение - старейший приём народной медицины

Траволечение  является одним из наиболее старейших приёмов  лечение в народной медицине.

Траволечение — это такой вид терапии, в котором находят применение растительное сырье и продукты его переработки. Это основная часть так называемой природной медицины, причем наиболее древняя и документированная с научной точки зрения. Можно без преувеличения утверждать, что траволечение возникло вместе с человеческой цивилизацией.

Лекари древнейших народов мира, в том числе шумерийцы  использовали растения. Из стеблей и корней растений  они изготавливали порошки и настои. Они считали, что груши и фиги обладают целебными свойствами, а молодые побеги ивы и сливового дерева, иглы сосны и пихты, высушенные и растертые, применяли в качестве компонента припарок и компрессов.

    Следовательно, уже не менее 80 веков назад люди применяли для лечения простейшие лечебные препараты из растений.

Знания шумерийцев  за две тысячи лет до нашей эры использовали  в Древнем Вавилоне и Ассирии. Где были известны такие лекарственные растения, как ромашка (широко применяемая и в наши дни), полынь, солодка, календула, подорожник, укроп. .[1]

    Часть глиняных табличек, обнаруженных в библиотеке ассирийского царя Ассурбанипала (VII век до н. э.), содержит описание лекарственных средств, с указанием  заболеваний, при которых они применяются, и способа употребления. В столице Ассирии Ниневии был сад лекарственных растений.

    Сведения вавилонян и ассирийцев о целебных свойствах растений были заимствованы египтянами.     Исследования записей, сделанных на папирусах, изготовлявшихся в Египте из одноименного растения, указывают, что египтяне еще за 4000 лет до н. э. составили некоторое подобие фармакологии с описанием применявшихся тогда лекарственных растений.

Знаменитый «Папирус Эберс» (по фамилии обнаружившего и опубликовавшего

его немецкого египтолога и писателя Г. Эберса, 1837-1898) приводит свыше 900 рецептов, в большинстве своем содержащих растительное сырье. В «Папирусе» описываются признаваемые по сей день лекарственными средствами чеснок, льняное семя и мята.

    В Египте применялись не только дикорастущие, но и культивируемые лекарственные растения. Так, клещевина, из которой добывается касторовое масло, разводилась за 2600 лет до н. э. .[1]

Опыт египтян в лечении растениями внимательно изучали врачи Древней Греции.      Первое дошедшее до нас обстоятельное сочинение о лекарственных растениях, в котором приведено научное обоснование их применения, принадлежит крупнейшему мыслителю, врачу Древней Греции, одному из родоначальников современной научной медицины Гиппократу (460 - 377 гг. до н. э.). В нем он описал 236 лекарственных растений, которые применялись тогда в медицине. Сам Гиппократ в своей лечебной практике использовал свыше 200 лекарственных растений и применял их без переработки.

    Другой выдающийся труд по лекарственным растениям принадлежит знаменитому врачу своего времени греку Диоскориду (I век н. э ), считающийся отцом европейской фармакогнозии, в своем классическом труде “Materia medica” (“Лекарственные вещества”) он обобщил все, что было известно в его время о лекарственных средствах растительного, животного и минерального происхождения, описал свыше 600 видов лекарственных растений, снабдив описания рисунками растений и указав их применение.

    В Древнем Риме медицина развивалась под сильным влиянием греческой. В народной медицине римлян, судя по описаниям римских писателей и ученых Катона старшего (III - II века до н. э.) и Плиния старшего (I век н. э.), также широко использовались дикорастущие, а позднее и сельскохозяйственные растения. Плиний старший в своем сочинении “Естественная история” описал около 1000 видов растений, главным образом лекарственных.

        В древнеримской медицине выделился как крупнейший врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (130 - 200 гг. н. э.). Автор многих сочинений по медицине и фармации, он описывает 304 лекарственных средства растительного, 80 животного и 60 - минерального происхождения. .[1]

    Гален отверг  взгляды Гиппократа на растения и указал, что в растительном сырье наряду с полезными веществами содержатся ненужные, а порою и вредные. Он старался извлечь из растений полезные вещества, используя их в виде таких лекарственных форм, как настои, отвары, настойки Его методы широко вошли во врачебную практику Гален подобно Диоскориду был авторитетом в медицине почти до XIX века, так называемые галеновые препараты носят его имя и в настоящее время.

    В IX веке в Италии в Салерно возникла медицинская школа - наследница античной медицины, просуществовавшая до середины XIX века. Преподавателем школы Арнольдом из Виллановы был написан известный труд “Салернский кодекс здоровья” в 102 стихах, в которых упоминаются о лечебном применении 54 растений.

        Наряду с применением растений народами Древнего Востока лечение растениями широко применялось и в странах Восточной Азии: в Китае, Индии, Японии, Корее и др.

    Возникновение медицинской науки в Китае относят к 3216 г. до н. э., когда легендарный император Шень-Нун закончил свою работу по медицине. Основные лекарственные вещества в этом труде были растительного происхождения, и он был назван “Бэн-Цао”, что означает в переводе на русский язык травник. (Все последующие книги о лекарственных растениях в Китае назывались травниками.)    [2]

    Известный фармаколог, живший в XVI веке, Ли Шичжень после 27 лет работы обобщил в своем монументальном труде “Бэн-цао-ган-му” (“Основы фармакологии”) опыт, накопленный китайскими врачами за предшествующие века. В 52 томах своего произведения он описал 1892 лекарственных средства,

главным образом растительного происхождения. Он дал не только описания растений, но и способы, время сбора, методы приготовления и употребления растений для лечения. Им описано также фитонцидное действие чеснока, лука и других растений.  

        Арсенал лекарственных средств, применяемых в китайской медицине, насчитывает более 2000 названий, в том числе лекарственных средств растительного происхождения (различные корни, травы, цветы, плоды или кора дерева) более 1500.  [2]

В связи с тем, что сбор дикорастущих лекарственных растений не мог удовлетворить возросшего спроса еще в танскую эпоху - 618 - 909 гг. н. э., в Китае возникает культивирование лекарственных растений.

           Ряд растений, применяемых китайской фитотерапией, являются общими и для европейской: мать-и-мачеха - цвет и листья, подорожник большой - семена, ландыш майский - корень, чеснок - стебель, пустырник сибирский - трава, чернобыльник - трава, шиповник - корень, ревень лекарственный - корень, лопух большой - семена, шалфей - корень и др.

    Издавна использовались растения для лечения и в Индии, растительный мир которой чрезвычайно богат и разнообразен.

    Древнейшей санкритской медицинской книгой Индии, составленной до новой эры, считается “Яджур-веда” (“Наука о жизни”). Книга эта несколько раз перерабатывалась и дополнялась. Наиболее известной переработкой является сочинение индийского врача  Сушрута, приведшего сведения о 700 лекарственных растениях.  Лечебные средства, упоминавшиеся в “Яджур-веда”, до сих пор используются в индийской медицине и некоторые из них - в медицине других стран. [1]

  Примерно за 3000 лет до н. э. возникла Тибетская медицина на основе е более древней индийской медицины.

Своеобразна зарекомендовала себя в области траволечения  и Африканская медицина.

        Известный естествоиспытатель и путешественник Lourens Grin приводит интересные данные о народной медицине Африки, в частности о растительном масле  чаульмугра, которым лечат больных проказой. Пользуются известностью африканские травы от головной боли, смола акации - гуммиарабик - как успокаивающее средство и другие лекарственные растения.

    Этнографы, изучавшие быт отдельных племен Центральной и Южной Африки, аборигенов Австралии, индейцев Амазонки, установили, что, по-видимому, не было на земле такого племени, которое, как бы примитивна ни была его общественная организация и материальная культура, не знало бы лекарственных растений. [1]

В Древней Руси применение растений для лечебных целей нашло свое отражение в замечательном памятнике древнерусской культуры «Изборнике Святослава» (1073 г.). В этой рукописи встречается описание растений, которые в то время использовали для получения лекарственных средств.

    Таким образом, можно сделать вывод, что  лечение растениями дошло до наших дней из глубины веков. Лекарственные растения использовались для лечения,  всеми народами мира независимо от времени и места их обитания.

3.  Особенности использования  лекарственных растений в народной медицине

Основные способы применения лекарственных растений в народной медицине: внутренний и наружный.

Внутрь применяют растения в виде водных настоев, отваров, экстрактов, спиртовых настоек, чаев и травяных сборов, выжатого сока и порошка из высушенных частей растений.

 Наружно травы применяют в виде ванн, обертываний, примочек, компрессов, прикладывания частей растений к больным местам.

Настои получают путем настаивания на воде измельченного лекарственного сырья. Для приготовления настоев используют цветки, листья и стебли.

Готовят настои двумя способами - горячим и холодным.

При горячем способе отмеренное по объему измельченное сырьё заливают кипятком, ставят на водяную баню или в горячую духовку на 15-20 минут. При приготовлении холодным способом отмеренное по объему, измельченное растительное сырьё помещают в эмалированную или стеклянную посуду, заливают необходимым количеством остуженной кипяченой воды, закрывают крышкой и настаивают.

Отвары имеют много общего с настоем, но готовятся из более плотных и твердых частей растения - корней, корневищ и коры.

Экстракты получают путем выпаривания в закрытой посуде отваров или настоев, чаще - до половины первоначально взятого объема.

Настойки получают путем настаивания лекарственного сырья на 40-70% спирте.

Чаи и сборы состоят из смеси нескольких видов лекарственных растений, используют для приготовления настоев, отваров, настоек, компрессов, ванн.

Соки готовят из свежего сырья - ягод, плодов, зеленых частей растений, клубней или корнеплодов без кипячения. [3]

4. Новые подходы к лечению лекарственными растениями. Фитотерапия

В ходе накопления человечества знаний о  свойствах растений и с   формированием медицины как науки,  изменяется и отношение  к применению в лечении лекарственных растений.

Как говорилось выше, ещё Гален старался извлечь из растений полезные вещества. В современную эпоху  с новой силой развивалось стремление к удалению из растений излишних, индифферентных, балластных веществ и получению очищенных, более действенных во всех случаях, по мнению представителей этого направления, чем всё растение. Дальнейшее развитие научных знаний привело к тенденции выделения из растений индивидуальных, совершенно чистых действующих веществ, как обладающих постоянством

действия и поддающихся более точной дозировке.

    Почин в последнем направлении использования лекарственных растений принадлежит швейцарскому врачу и химику Парацельсу (1483 - 1541), который все явления, происходящие в здоровом и больном организме, сводил к химическим процессам. По его утверждению, человеческий организм представляет собой химическую лабораторию. Болезни, по его мнению, возникают из-за отсутствия в организме некоторых химических веществ, которые при лечении и надо вводить в виде лекарств. [1]

    Вместе с тем Парацельс широко использовал наблюдения народной медицины. Он считал, что если природа произвела болезнь, то она подготовила и средство для исцеления от нее, которое должно находиться в местности, окружающей больного. По этой причине он был против применения иноземных лекарственных растений.

    Развитие химии привело к осуществлению в XIX веке мечты Парацельса. Из растений были выделены чистые действующие вещества.

    После Гиппократа научная медицина с течением времени все реже прибегала к использованию готовых природных растительных средств лечения. Так постепенно  с развитием науки и  промышленности,  в области  траволечения  наметилось разделение медицины на официальную и нетрадиционную.  На границах этих направлений зародилась новая область медицины - «фитотерапия», ознаменовавшая новый подход в применении лекарственных растений.

Принято считать, что фитотерапия - область народной (или альтернативной) медицины, занимающейся лечением травами. Однако и участковый врач на приеме запросто присовокупит пару примочек из лекарственных трав к списку традиционных препаратов. Поэтому фитотерапия, скорее, грань, соединяющая официальную и нетрадиционную медицину.

В труде болгарского доктора Георги Арнаудова “Лекарственная терапия”, предназначенном для врачей, в каждой группе заболеваний включены

специальные разделы по фитотерапии.

    В Праге в 1952 г. открыт Научно-исследовательский институт лекарственных растений, в задачу которого входит улучшение качества растений, определение терапевтических свойств отечественной флоры, научная организация сбора лекарственных растений.

Примерно в это же время начинают издаваться специальные справочники, сборники по лекарственным растениям с научными комментариями.

Но если у  всех  народов  общее  число растений, которые использует народная медицина, доходило до трех тысяч. То официальной  же медицине число растений причисляемых  к  лекарственным,  не   превышает   500.   [4]

Так  в ходе обособления официальной  медицины, формировался и новый подход к применению лекарственных растений.

5.Лекарственные растения в официальной медицине

Ещё Гиппократ считал, что лекарственные вещества содержатся в природе в оптимальном виде и что лекарственные растения в необработанном виде или в виде соков оказывают лучшее действие на человеческий организм.

Однако, в официальной медицине стали чаще использовать не сами растения, а препараты на их основе.

Готовые препараты на основе растительного лекарственного сырья, представляют собой разнообразные лекарственные формы, содержащие экстракты лекарственных веществ, эфирные масла, а также выделенные биологически активные вещества растений.

Все они стандартизованы, то есть их терапевтическая активность определена по конкретному веществу и находится в определенных рамках значений.

Это отличает лекарственных форм на основе растительного сырья, применяемых в домашних условиях — настоев и отваров, их нельзя назвать стандартизованными, концентрация активных веществ в лекарственной форме может значительно колебаться, во-первых, вследствие исходного качества

сырья, во-вторых, из-за правильности/неправильности приготовления.

Лекарственные средства на основе растительного сырья проходят те же стадии разработки, производства и появления на фармацевтическом рынке, что и синтетические лекарственные средства. Однако общая стоимость процесса производства может быть даже выше из-за особенностей основной субстанции — лекарственного растительного сырья:  выращивание, обработка (сбор, сушка, хранение, стандартизация), очистка – всё требует значительных технических и финансовых затрат. [6]

Растительный экстракт используется в изготовлении фармацевтических средств: лекарственных препаратов, настоек, сиропов, масел, суппозиториев и мазей, а также некоторых других лекарственных форм на основе растительного сырья.

В настоящий момент отечественную номенклатуру составляет 309 видов лекарственного растительного сырья, заготовляемого от 351 вида растений. Из них 27 видов ЛРС используют в РФ только в качестве источников для промышленного производства ЛС или вспомогательных веществ. [6]

В научных источниках приводятся данные ,что с 1990 г. по настоящее время (почти 20-летний период) число официальных видов ЛР и ЛРС, выросло практически втрое. Это отражает современные мировые тенденции — увеличение потребления ЛС природного происхождения.

6.За  и против

Как  было показано выше - рост лекарственных препаратов на растительной основе увеличивается.  Значит  ли это, что методы нетрадиционного лечения уходят из нашей жизни?

    В ходе истории человечество не только накопило  большой, интересный и полезный опыт по фитотерапии,  но и сформировало различные взгляды на применение лекарственных растений.

Профессор Фармацевтического института в Париже R. Paris в предисловии к

книге “Лекарственные растения”, написанной известным ученым Trouard Riolle, пишет, что лекарственные растения имеют ряд преимуществ перед химическими медикаментами. Будучи природными, они, следовательно, лучше переносятся организмом. Растения имеют меньше побочных действий, их можно длительно применять и поэтому их действие лучше, чем химических. Лечение растениями доступно каждому, что имеет немаловажное значение при хронических заболеваниях и при массовом употреблении населением.    

Несмотря  на это, долгое время наблюдалась тенденция «забывания» о лечении растениями  не потому, что нашлись какие-то научные возражения, а потому,

как мне кажется, что применение  синтетических лекарственных препаратов проще, быстрее, и как видится на первый взгляд эффективней; а само производство дает большие выгоды.

Тем немение, лекарственные травы - это лекарства и тоже очень сильные.  Иногда даже обычная чашка крепкого травяного чая может вызвать такие явления, как: понос, рвоту, усиленное сердцебиение.

 Есть так же мнения, что применение лекарственных трав связано с дополнительным риском, которого не бывает при приеме лекарств.

Многие специалисты указывают на то, что лекарственные травы могут содержать вредные добавки аллергенов в виде частей насекомых, пыльцы цветов и такие яды, как олово и мышьяк.

Эту  проблему, по их мнению,  решает химический синтез: большинство из веществ для медицинского применения, первоначально выделенные из растений, стали получать синтетическим путем.

Но статистика  ставит под сомнение такое решение проблемы.

Проведенных в последние годы фармакоэпидемиологических исследований убедительно свидетельствует о том, что проблема безопасности лекарств становится не только проблемой национальной безопасности отдельных стран, но и прорастает в серьезную глобальную проблему. Количество смертей, связанных с применением лекарств, исчисляется сотнями тысяч.

Миллионы людей получают тяжелые, подчас необратимые осложнения при лекарственной терапии. С этих позиций острый интерес представляют проблемы безопасности лечения лекарственными  трава. [5]

7. Вместе эффективнее

 Интересно, мнение специалистов, которые считают что применение лекарственных трав  - это мостик между традиционными лекарствами и высоконаучной, эмпирически обоснованной классической медициной. Этот мостик с каждым годом становится все прочнее во всем мире, в том числе и в нашей стране, где усиливается ориентация на традиционные лекарственные средства, главным образом на лекарственные травы, которые все больше начинают цениться среди больных и врачей.

В официальной медицине растительные препараты стали назначать во взрослой и детской практике, в качестве вспомогательных симптоматических средств используются в схемах лечения различных заболеваний.

Стоит отметить, что в некоторых случаях растительные лекарственные средства считаются препаратами выбора, и только в случае их неэффективности назначаются синтетические лекарственные средства. Это утверждение справедливо для растительных седативных, слабительных, желчегонных, тонизирующих, отхаркивающих и ряда других препаратов.

Правда  в народной медицине для повышения эффективности действия лекарственных растений часто употребляется не одно, а сочетание нескольких растений, так  как замечено, что действующие начала одного растения  освобождаются  для  своей  работы  или стимулируются  какими-то  веществами  другого   растения,   по   сути,   не являющегося,  может  быть,  непосредственно  лекарственным.   Это,   безусловно,   надо   учитывать   при   изучении эффективности применения народных лекарственных растений.

Поэтому  при   сложных заболеваниях эффект лечения  решает  не  одно  растительное  лекарство,  а взаимодействие  их.

Очень широкое применение растительные препараты находят в детской практике, особенно при простудных заболеваниях. Бытует мнение, что именно растительные средства совершенно безвредны даже для маленьких детей. Медицинские работники обязаны развеивать это заблуждение, поскольку лекарственные средства на основе растительного сырья хоть и обладают высоким профилем безопасности, но имеют, как и любое лекарственное средство, свои противопоказания, которые могут проявиться при неадекватном применении препарата.

  Хотя верно, что лекарственные растения оказывают, как правило, на организм более мягкое и многостороннее действие по сравнению с аллопатическими препаратами.  На ранних стадиях заболевания растительные средства могут оказаться ведущими, способными предотвратить дальнейшее развитие болезни и смягчить ее проявление в будущем. В разгар заболевания в первую очередь необходимо использовать весь арсенал современных химиотерапевтических средств, учитывая их преимущество перед растительными с точки зрения силы воздействия и эффективности. Растительные препараты на этом этапе могут послужить в качестве средств дополнительной терапии для снижения токсичности и усиления эффекта основного лечения. В период выздоровления, по мере стихания заболевания, растительные препараты должны все больше вытеснять сильнодействующие синтетические, заменяя их полностью к концу процесса лечения. Особенно возрастает роль лекарственных растений при хронических заболеваниях, так как они могут применяться в течение длительного времени. Улучшение при применении фитотерапии обычно наступает через 2-3 недели, однако стойкий эффект наблюдается лишь при длительном и регулярном применении в течении не менее полугода, а иногда и больше.

Для поддержания лечебного эффекта требуется проводить повторные курсы. [7]

   Не следует забывать, что эффективность определяется количеством действующих веществ в растительном сырье. Количество действующего вещества трудно узнать в каждом конкретном случае. Оно будет разным в зависимости от места сбора сырья, времени года, суток, погоды и т.д. Даже если мы в точности соблюдали все правила заготовки сырья, условия хранения, способы приготовления лекарственных сборов, все-таки концентрация действующих веществ не будет стандартной, а значит, эффективность может быть, соответственно, большей или меньшей. [4]

Так же нужно понимать, что лечение травами в любом случае безопасно, не совсем правомочно. Так как в настоящее время немало книг по фитотерапии, написанных авторами, не имеющими ни своего практического опыта, ни медицинского образования. Слепое перепечатывание материалов из "старинных" справочников без проверки и переосмысления опасно. Ко всему прочему с ходом времени изменилась структура, проявления, течение заболеваний. Изменился язык, терминология. Все это может порождать путаницу и, в результате, ошибки. Цена этих ошибок - потеря здоровья, а иногда жизни. На наш взгляд, очевидно, что траволечение никогда не заменит официальную аллопатическую медицину и наоборот. Но они всегда будут удачно дополнять  друг друга,  выполняя свою главную задачу- помощь людям.

Заключение

Несомненно, сегодня интерес к фитотерапии, в общем, и к лекарственным препаратам на основе растительного сырья в частности, растет. Фитотерапия при рациональном и научном подходе можно считать одной из самых безопасных методик лечения острых и хронических заболеваний, притом условии, что лечением занимается дипломированный врач, а не сам пациент.

В нашей стране традиционно сильно доверие к траволечению,  

большую роль играет  в этом тот факт, что на территории Татарстана, России  произрастает огромное количество лекарственных растений, широко известных и доступных для применения.

Вот лишь малая часть диких лекарственных растений произрастающих в Муслюмовском районе:

Ландыш майский, душица, мать-и-мачеха, полыни, подорожник, ромашка аптечная, пижма, шиповник, зверобой, шалфей и др.

Каждый  год  наши жители и гости собирают этот природный дар. Значит, живёт народная медицина. Помогает людям - веками накопленный опыт траволечения.  

Всё выше сказанное подтверждает нашу гипотезу о том, что применение лекарственных растений в медицине имеет глубокие корни; а используемые приёмы  и методы лечения с применением лекарственных растений достаточно эффективны при условии правильного применения и дозировке.

Кроме этого лекарственные препараты растительного происхождения  безопаснее, чем синтетические. Поэтому за ними будущее не только  в народной, но официальной медицине.

Литература

  1. Лисицын Ю.П. История медицины. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008.

2.Цзинь Синь-чжун. Китайская народная медицина. М.: Знание, 1959.

  1. Знахарь. Энциклопедия народной медицины. М.: Знахарь, 2006.

 4.Середин Р.М. Лекарственные растения и их применения.              Ставрополь,1973.

5.http://medkorr.ru/oficialnaja-fitoterapija-i-fitofarmakologija-v-rossii/

 (Есть ли будущее у официальной фитотерапии и фитофармакологии в России?)

6..http://medkniga.info/Rastitelnie_preparati/Rastitelnie_preparati_1.html  (растительные препараты)

7. http://www.provisor.com.ua/archive/2010/N06/fitot_0610.php

(будущее официальной фитотерапии)

Фитотерапия — лечение травами. Запись к врачу-фитотерапевту

Лекарственные растения испокон веков использовались для укрепления здоровья, поддержания нормальной работы организма и восстановления после тяжелых болезней. Многие из них прошли длительную проверку временем и составляют бесценный фонд современных методик фитотерапии.

Преимущества фитотерапии

Главным эффектом фитотерапии или лечения травами является мобилизация собственных защитных сил организма, направленных на исцеление. При этом воздействие происходит максимально мягко, поскольку:

  • травы не обладают токсичностью многих фармакологических лекарственных средств;
  • побочные действия и аллергические реакции на травы возникают в 8-10 раз реже, чем на производные химического синтеза;
  • фитосборы можно принимать длительное время в отличие от традиционных лекарств;
  • дары природы действуют мягче, ведь они биологически ближе к организму человека, чем медикаментозные препараты;
  • при длительном применении трав организм перестраивается и начинает работать в другом, более здоровом режиме, который сохраняется и после проведенного курса фитотерапии.

Как проходит лечение?

В медицинском центре «Новорождение» приём ведет высокопрофессиональный потомственный акушер-гинеколог, в течение всей врачебной деятельности совмещаюший работу в официальной медицине и фитотерапию.

Наш доктор — ученица травника Гордеева М. В., соавтор книги «Лекарственные растения в гинекологии», участник полевых экспедиций, фитотерапевт с более чем 20-летним опытом работы в траволечении, блестяще знающий травы и особенности их применения при различных состояниях.

На первичном приеме врач-фитотерапевт:

  • собирает общий анамнез (особенно анамнез по материнской линии), а при необходимости проводит осмотр и взятие мазков;
  • назначает индивидуальный травяной сбор, который предусматривает как решение основной проблемы, так и общее оздоровление организма, либо готовые лекарственные сборы и препараты из трав;
  • объясняет способ и режим приема;
  • составляет индивидуальную натуропатическую программу лечения.

Вторичные приемы проводятся фитотерапевтом для оценки эффективности траволечения, проведения или назначения дополнительного обследования, коррекции травяного сбора в зависимости от состояния пациента.

Сколько времени занимает курс фитотерапии?

Восстановление здоровья с помощью трав, особенно при наличии хронических заболеваний, требует длительного времени. В среднем курс фитотерапии занимает полгода. Это время необходимо для того чтобы организм смог перестроиться и максимально мобилизовал собственные защитные силы.

Гинекологические заболевания, которые лечатся с помощью трав

  • разные нарушения менструального цикла
  • отсутствие овуляции
  • недостаточность лютеиновой фазы
  • гиперпролактинемия
  • предменструальный синдром (ПМС)
  • бесплодие различной этиологии
  • климактерический синдром
  • постменопаузальные нарушения
  • мастопатия
  • эндометриоз
  • гиперпластические процессы эндометрия
  • миома матки
  • воспалительные заболевания женских половых органов, в том числе и хронические (кольпиты различной этиологии, бактериальный вагиноз, эндометрит, воспалительные заболевания придатков).

Травы с успехом применяются и во время реабилитации после перенесенных онкогинекологических заболеваний (рак половых органов, молочных желез), а также в составе комплексного лечения при химиотерапии и антигормональной терапии. Используются они и для профилактики повторного возникновения либо распространения онкологического процесса.

Противопоказания

Как таковых противопоказаний для фитотерапии не существует. Даже при беременности всегда можно подобрать необходимые лекарственные растения. Единственным противопоказанием может быть поливалентная аллергия, при которой специфическая реакция возникает на определенные травы или в определенное время года (например, во время цветения).

Мы понимаем, что в современном мире аллергизация и иммунизация чаще всего являются ответом организма на загрязнение окружающей среды и ухудшение качества продуктов питания. Фитотерапия, как и другие методы натуротерапии, при грамотном использовании способна оздоровить и очистить организм любого человека, включая аллергиков. Но работа с этой группой пациентов требует более тщательного подбора лекарственных растений и постепенного включения их в схему лечения. А еще, скорее всего, потребуется консультация диетолога.

Экологические особенности и возможности применения лекарственных растений городских зон и естественных природных территорий



Лекарственные растения — это обширная группа растений, органы или части которых используют для получения лекарственных средств, применяемых в медицине и ветеринарии с лечебной или профилактической целью. С древних времён люди изучали мир растений вокруг себя и многие из них использовали для лечения различных недугов и болезней [5]. Первоначально лечение лекарственными травами составляло основу народной медицины. Самым древним упоминанием о лекарственных травах является табличка, написанная в III тысячелетии до нашей эры, в которой на 145 строках на шумерском языке даны прописи 15 рецептов с использованием лекарственных растений. Врачи того времени использовали для лечения горчицу, пихту, сосну, чабрец, иву, плоды сливы, груши и инжира. В манускриптах вавилонских лекарей встречаются упоминания о целебных свойствах солодки, дурмана, белены и льняного семени [6, 10].

Очень широко использовали лекарственные травы в Китае, Индии и Тибете. Китайская медицина применяла более 1500 различных лекарственных растений и основное место среди них занимали астрагал, женьшень, имбирь, кизил, корица, лимонник, лук, мандарин, примула, солодка, спаржа, чеснок, шлемник и многие другие. Древняя индийская медицина, основы которой были изложены в I веке до н. э. в «Аюрведе», описывала применение более 800 растений, которые и в наши дни считают лекарственными. С III века нашей эры в Индии стали не только собирать лекарственные растении, но и специально выращивать их для получения лекарств. В известном трактате по тибетской медицине «Чжудши» раздел, посвящённый лекарственным растениям, насчитывает более 400 видов трав. В труде Авиценны «Канон врачебной науки» приведено описание использования более 900 растений [3]. В XVI-XVII лекарственные растения стали обобщать. За последние двести лет многие растения, которые раньше считали ядовитыми, сейчас используют для получения сильнодействующих лекарств [6].

По данным Международного союза охраны природы (IUCN) на начало 2010 года в мире описано около 320 тысяч различных растений. При этом лишь 21 тысяча видов в настоящее время отнесена к лекарственным и применяется в официальной или народной медицине [10]. В наши дни лекарственные растения принято разделять на 2 группы: 1) официальные лекарственные растения, которые приняты к использованию; 2) лекарственные растения народной медицины, активные компоненты которых мало изучены [6]. Важно помнить, что применение лекарственных растений для лечения болезней недопустимо без участия врачей. В России дикорастущие лекарственные травы отнесены к пищевым лесным ресурсам, но их сбор и широкое применение с встречает сложности экологического плана [2, 4, 7].

Цель работы изучить спектр лекарственных растений города Челябинска и водоохраной зоны озёра Чебаркуль и оценить их экологическую безопасность по степени загрязнения и показателям радиации.

Материалы и методы исследования. Входе исследования частоты встречаемости и видового состава лекарственных растений улиц и парка г. Челябинска и водоохраной зоны озера Чебаркуль в течение весенне-летних сезонов 2014–2019 годов был проведён поиск, идентификация и фотосъёмка растений. К первой исследуемой зоне (зона города) были отнесены места озеленения дворов и улиц ряда районов г. Челябинска. Второй исследуемой зоной (зона-парк) была выбрана территория городского парка им А. С. Пушкина г. Челябинска. Третьей зоной (зона озеро) была выбрана лесная территория водоохраной зоны (300 м) озёра Чебаркуль. Идентификацию вида лекарственных растений проводили с использованием иллюстрированных энциклопедий [2, 5, 6, 8, 10].

Для оценки возможности заготовки и практического использования лекарственных растений проводили анализ частоты встречаемости растений в природных условиях и оценку степени загрязнённости поверхности растений пылевыми частицами. При определении частоты встречаемости лекарственных деревьев и трав в ходе исследований ежедневно проводили подсчёт количества растений каждого из опознанных видов, произрастающих в пределах двух исследуемых территорий на условно избранной площади 0,1–0,2 км 2 . В каждой из выделенных зон было проведено не менее 50–60 измерений частоты встречаемости растений в течение 5 весенне-летних сезонов.

Для оценки степени поверхностного загрязнения растений определяли наличие и выраженность видимого налёта пыли на листьях и изменение окраски поверхности влажного ватного тампона (ватная палочка) после однократного линейного соприкосновения с наружной (верхней) поверхностью листа растения. При подборе растений в группы сравнения придерживались следующих правил:

1) оценивали только растущие травянистые лекарственные растения,

2) видимые признаки пыли оценивали на листьях растений, расположенных выше 10 см и ниже 80 см от уровня земли;

3) наличие сухой поверхности листовой пластинки;

4) пробу с влажным тампоном выполняли путём однократного линейного (4–5 см длиной) касания тампона с верхней стороной листовой пластинки;

5) для оценки использовали растения, растущие на расстоянии 1–1,5 метров от края тротуара или тропинки.

Оценка поверхностного загрязнения растений не проводилась, и они не входили в исследуемые группы в следующих случаях: 1) низкий рост растения и наличие только прикорневой розетки листьев; 2) наличие внешних признаков загрязнения землёй или химическими веществами (грязь, краска, известь, зола, помёт птиц и т. д.), 3) на момент оценки наличие влажной поверхности листа после полива или дождя; 4) наличие паутины на листьях, 5) растения с механическими повреждениями стеблей и листьев.

Для удобства сравнения полученных результатов оценки была разработана шкала визуальной условной оценки запылённости (шкала ВУОЗ), измеряемая в условных единицах (0–10 баллов (см. табл. 1)

Таблица 1

Шкала условной визуальной оценки запылённости растений

Видимая пыль на поверхности листа

Интенсивность следов пыли на влажном тампоне

после обработки листовой пластинки (цветовая шкала)

нет следов пыли на тампоне

едва заметный след

бледно-серый след

светло-серый след

тёмно-серый отчётливый след

интенсивный тёмный след

толстый слой пыли

цветовая шкала окраски следов пыли на тампоне

пыль не видна

0 баллов

1 балл

пыль едва заметна

2 балла

3 балла

тонкий налёт пыли

4 балла

5 баллов

серый налёт пыли изменяет цвет листа

6 баллов

7 баллов

слой пыли сильно маскирует цвет листа

8 баллов

9 баллов

слой пыли не даёт определить цвет листа

10 баллов

Для оценки радиационной безопасности заготовки и практического применения лекарственных растений производили измерение таких показателей радиации, как мощность эквивалентной (мкЗв/ч) и экспозиционной дозы (мкР/ч) [1, 4, 9]. Для оценки уровня радиации использовали индикатор радиоактивности РАДЭКС РД1503 (рис. 1).

Рис. 1. Внешний вид индикатора радиоактивности РАДЭКС РД1503

При исследовании показателей радиации растительного сырья в г. Челябинске было собрано 42 образца листьев растений в зоне город (n=33) и зоне парк (n=9) и 26 образцов растений в зоне озёр. При этом каждый из образцов включал не менее 5,0 растительного сырья. Измерения каждого из показателей радиации выполняли в течение 4–8 стандартных, 40 секундных, циклов измерения прибора [1]. При оценке уровня полученных показателей учитывали их физическое значение. Показатель мощности экспозиционной дозы отражает ионизационную способность гамма-излучения в воздухе и отражает риск возникновения неблагоприятных последствий ионизирующего излучения на организм человека. В соответствии с современными нормами радиации в естественной среде безопасный уровень экспозиционной дозы составляет 10–11 мкР/ч, а эквивалентной дозы — до 0,15 мкЗв/ч. Опасным для здоровья считают уровни этих доз выше 30 мкР/ч и 0,4–0,6 мкЗв/ч [1, 9].

В ходе работы для фотосъёмки растений использовали фотокамеру CANON IXUS 175. При статистическом анализе полученных данных использовали методы описательной статистики, рассчитывали критерий Стьюдента и хи-квадрат, с уровнем значимости различий показателей менее 5 %.

Результаты исследований. При изучении частоты встречаемости лекарственных растений в трёх исследуемых зонах всего было опознано 133 вида растений. При этом в зоне городских дворов отмечали произрастание 45 видов (34 %), в зоне городского парка — 32 видов (24 %), а в зоне озёр — 126 видов (95 %) из опознанных нами лекарственных растений. Среди растений преобладали лекарственные травы и цветы, которые составили 78 % от всех опознанных растений, а доля кустарников и деревьев, обладающих целебными свойствами, составила 10–12 % (табл. 2).

Таблица 2

Встречаемость, типы и виды лекарственных растений различных территорий Челябинской области

Типы и

виды растений

Всего растений (n=133)

Частота встречаемости лекарственных растений от числа всех опознанных

зона — город (n=45)

зона — парк

(n=32)

зона — озёро (n=126)

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Все типы произрастающих растений:

травянистые

104

78 %

32

31 %*

19

18 %*

102

96 %

кустарники

13

10 %

6

46 %*

4

31 %*

12

92 %

деревья

16

12 %

7

44 %*

9

56 %*

12

75 %

1. Декоративные растения:

все растения:

36

27 %

21

58 %*

13

36 %

30

83 %

- травянистые

21

58 %

13

62 %*

-

-

19

90 %

- кустарники

6

17 %

3

50 %

4

67 %*

3

50 %

- деревья

9

25 %

5

56 %*

9

100 %*

8

89 %

2. Дикорастущие растения:

все растения:

97

73 %

24

25 %

19

20 %

96

99 %*

- травянистые

83

86 %

19

23 %

15

18 %

83

100 %*

- кустарники

7

7 %

-

-

1

14 %

6

86 %*

- деревья

7

7 %

5

71 %*

3

43 %*

7

100 %

3. «Сорные» травы

59

44 %

25

42 %

12

20 %

59

100 %

Примечание: *- р<0,05 — достоверное отличие частоты встречаемости растений в исследуемых зонах.

Приведённые данные говорят о достаточном многообразии лекарственных растений приозёрных территорий и указывает на большие возможности заготовки растительного сырья для практического применения.

Среди всех 133 видов лекарственных растений декоративные составили 27 % (n=36), а дикорастущие — 73 % (n=97). Ряд декоративно-хозяйственных растений города включал: дурман индейский, золотарник канадский, клещевина, лабазник вязолистный, ландыш майский, липа, мальва, мускари армянский, настурция и пион (рис. 2).

Рис. 2. Декоративные лекарственные растения города

Наиболее часто встречающимися кустарниками были рябина, сирень и шиповник майский, боярышник кроваво-красный (рис. 3).

Рис. 3. Виды кустарников, обладающих целебными свойствами

Среди декоративных трав и цветов наиболее частыми были: бархатцы, будра плющевидная, вербейник обыкновенный, календула, колокольчик репчатовидный, хмель обыкновенный, чистотел большой (рис. 4).

Рис. 4. Виды декоративных лекарственных трав и цветов

В тоже время в приозёрной зоне встречали естественное произрастание таких декоративных и культивируемых растений, как амарант метельчатый, арония, василёк синий, вереск, жимолость обыкновенная, калина, картофель, малина, облепиха крушиновидная, туя западная, хрен (рис. 5).

Рис. 5. Декоративные лекарственные растения приозёрной зоны

Среди повсеместно распространённых растений чаще были травы и цветы (рис. 6).

Рис. 6. Широко распространённые дикорастущие лекарственные растения

Чаще всего среди таких широко распространённым растениям были: бодяк полевой, борщевик, вьюнок полевой, герань луговая, горец птичий, зверобой продырявленный, земляника лесная, кипрей, клевер луговой и ползучий, крапива жгучая, глухая и двудомная, лапчатка гусиная, лебеда раскидистая, лопух, льнянка, одуванчик, окопник лекарственный, пастушья сумка, подорожник большой и средний, полынь горькая, пырей ползучий, ромашка душистая, синяк обыкновенный, цикорий и щитовник.

Среди кустарников и деревьев, встречающихся и в городе, и естественных природных условиях загородных зон были берёза, ель, ива, кедр, крушина ломкая, сосна и тополь.

Среди 97 дикорастущих видов растений 59 видов лекарственных трав и цветов произрастали только в условиях загородных территорий. В число таких растений входили: аконит, багульник, бедренец камнеломка, болиголов крапчатый, василёк шероховатый, василистник малый, вероника длиннолистная, вех, виснага морковевидная, горец змеиный и перечный, донник белый и жёлтый, дудник лесной, желтушник раскидистый, золотарник обыкновенный, колокольчик скученный, короставник, костяника, кровохлёбка, купена, лютик, мак, мокрица, осот, очиток пурпурный, пастернак, пижма, подмаренник, полынь обыкновенная, пустырник, расторопша пятнистая, репейничек аптечный, сныть, солодка голая, термопсис, тысячелистник, чина луговая, чистец лесной, чистяк весенний и ястребинка волосистая (рис. 7).

Рис. 7. Некоторые загородные дикорастущие лекарственные травы и цветы

Вблизи береговой линии и по заболоченным местам исследуемых приозёрных территорий встречались водные и «болотные» лекарственные растения, такие как горец земноводный, зюзник европейский (болотная крапива), кубышка жёлтая, пикульник, ряска маленькая, хвощ полевой, череда поникшая и чистец болотный (рис. 8).

Рис. 8. Водные и «болотные» лекарственные растения приозёрных зон

При оценке возможности практического использования лекарственных растений важно не только наличие растений на той или иной территории, но и количество растений одного вида, которое позволит выполнить их заготовку. Мы учитывали тот факт, что для практического использования нужно не менее 5–10 растений одного вида. При анализе результатов оказалось, что среди всех 133 видов растений на одной условно избранной площади, равной 0,1–0,2 км 2 , в 71 % случаев произрастали более 5 растений, а в 29 % их число было менее 5 растений. Количество растений, встречающихся в приозёрной зоне, позволяет выполнить сбор и использование в лечебных целях 70–83 % видов лекарственных растений, в тоже время в условиях городских дворов такая возможность сохраняется для 62 % декоративных и 29–47 % видов дикорастущих растений (p<0.05).

Полученные данные говорят о том, что технические возможности заготовки лекарственных растений в приозёрной зоне был в 2,4 раза выше, чем в зоне города. Но в тоже время в современном городе практическое использование лекарственных растений встречают ряд препятствий, таких как малое количество экземпляров растений одного вида, наличие в воздухе большого количества вредных для здоровья выбросов химических веществ заводов, тепловых станций и автомобилей с оседанием видимых пылевых частиц и других загрязнений на лиственном покрове растений.

При оценке степени поверхностного загрязнения пылевыми частицами 38 растений дворовых территорий, 28 растений городского парка и 72 растений приозёрной зон, с использованием разработанной нами шкалы визуальной условной оценки загрязнения (ВУОЗ), средний балл по этой шкале в зоне городских дворов и улиц составил 2,80,3 балла, в зоне парка — 1,20,1 а в зоне озёр — 0,40,06 балла (p<0,05) (табл. 3).

Таблица 3

Качественные и количественные показатели загрязнения поверхности листьев лекарственных растений в исследуемых зонах

Показатели

Результаты исследования проб

зона — город (n=38)

зона — парк

(n=28)

зона — озеро

(n=72)

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Оценка по шкале ВУОЗ /балл

2,8 0,3

1,2 0,1

0,4 0,06

встречаемость оценки

0 баллов

-

-

7

25 %

49

68 %*

1 балл

14

36 %

11

39 %

19

26 %*

встречаемость оценки

2 балла

12

32 %

8

29 %

5

7 %*

3–4 балла

6

16 %

2

7 %*

-

-

5–6 баллов

2

5 %

-

-

-

-

7–8 баллов

2

5 %

-

-

-

-

9–10 баллов

2

5 %

-

-

-

-

Примечание: *- р<0,05 — достоверное отличие показателей в двух группах.

Отсутствие видимых загрязнений у 25 % растений парка и 68 % растений, произрастающих в условиях приозёрных зон, сохраняет наиболее высокую возможность для их заготовки и использования с лечебной целью. Оставшиеся 31 % лекарственных растений городских дворов и 7 % растений парка отличало более значительное загрязнение лиственного покрова, что исключало любую возможность их заготовки и применения с лечебной целью.

При оценке возможности использования растений с учётом показателей радиации минимальный уровень эквивалентной дозы излучения был на территории городского парка (0,13 мкЗв /ч), а в городских дворах (0,15 мкЗв/ч) и приозёрных территориях (0,17 мкЗв/ч), он оказался достоверно выше. При этом уровень экспозиционной дозы на территории трёх зон исследования был сопоставим в области городских дворов (16 мкР/ч) и парка (17 мкР/ч), и находился на более высоком уровне в загородной зоне (21 мкР/ч).

При сравнении показателей уровня радиации в 1 сутки, собранные в городе пробы растений отличались нормальным уровнем показателей эквивалентной (0,1–0,13 мкЗв/ч) и умеренным превышением безопасного уровня экспозиционной (11–15 мкР/ч) доз излучения. Пробы растений из зоны парка отличались умеренным превышением безопасного уровня показателей радиации, составляя 0,13–0,17 мкЗв/ч и 11–15 мкР/ч. А растительные пробы загородных территорий имели более существенное увеличение показателей радиации, равное 0,16–0,19 мкЗв/ч и 17–20 мкР/ч.

При повторном исследовании уровня показателей радиации на 7 сутки высушивания растений уровень эквивалентной дозы излучения образцов не превышал безопасного уровня для растительных проб всех трёх исследуемых зон и составлял от 0,08 мкЗв/ч до 0,15 мкЗв/ч. В отличие от этого уровень экспозиционной дозы в процессе высушивания растений снизился до принятого безопасного уровня в образцах городских кустарников (11 мкР/ч) и трав (9–11 мкР/ч). Уровень экспозиционной дозы излучения для остальных образцов растений города и для всех растительных проб приозёрной области остался повышенным и составил 12–19 мкР/ч (табл. 4).

Таблица 4

Показатели уровня радиации воздуха и растительных проб

Объект измерения показателей

Средний уровень мощности доз за 160 секунд

эквивалентная (мкЗв/ч)

экспозиционная (мкР/ч)

город

( n= 32)

парк

( n= 17)

озеро

( n= 26)

город

( n= 32)

парк

( n= 17)

озеро

( n= 26)

На местности

0,15±0,01

0,13±0,01*

0,17 0,02*

16±0,6

17±0,5

21 0,6*

Пробы растений в 1 сутки после сбора:

- деревья

0,130,01

0,160,02*

0,190,02*

150,5

170,2*

200,4*

- кустарники

0,120,01

0,170,03*

0,160,01*

130,4

160,1*

170,3*

- травы и цветы

0,10,01

0,130,01*

0,160,01*

110,4

150,2*

170,3*

Пробы растений на 7 сутки после сбора (высушенные):

- деревья

0,130,01

0,130,01*

0,130,01*

120,2

120,5

150,3*

- кустарники

0,110,02

0,120,01*

0,150,01*

110,1

130,5*

180,4*

- травы и цветы

0,080,01

0,110,01*

0,130,01*

90,2

110,3*

190,3*

Примечание: *- р<0,05 –отличие показателей радиации в трёх зонах, заливкой обозначены клетки таблицы с показателями выше принятой границы безопасного уровня радиации.

В ходе исследований была выявлена особенность динамики экспозиционной дозы излучения растительных проб кустарников и травянистых растений приозёрной зоны, которые в процессе высушивания имели тенденцию к росту уровня показателя, в то время как в остальных пробах наблюдали постепенное снижение уровня этого показателя радиации. Согласно данным литературы более высокий уровень показателей радиации растений и местности может быть обусловлен радоном, источником которого являются открытые водоёмы и подземные грунтовые воды [1, с. 89; 9, с. 256]. Это объясняет более высокий уровень излучения и исследуемых показателей в приозёрной зоне, но не позволяет исключить наличие примесей иных источников радиации в растениях загородной зоны, так как в процессе высушивания и обезвоживания растительного сырья отмечается рост уровня экспозиционной дозы радиоактивного излучения. Эти факты требуют дальнейшего исследования и уточнения, а также при всех иных положительных результатах проведённого исследования ставят под сомнение безопасность применения лекарственных растений приозёрных областей с лечебной целью без предварительного исследования уровня радиации растительного сырья.

Выводы:

  1. Среди всего разнообразия растительности зелёных зон г. Челябинска и прибрежных территорий озёра Чебаркуль было опознано 133 вида лекарственных растений, 58 % из которых произрастали в городе и 95 % встречались в условиях приозёрной территории, при этом в городе чаще встречали лекарственные травы (62 %), а в приозёрной зоне росли 94–100 % всех идентифицированных видов лекарственных растений, что говорит о многообразии флоры приозёрных территорий и о большей возможности для заготовки лекарственного сырья.
  2. При оценке степени загрязнения лиственного покрова растений более 60 % лекарственных растений, произрастающих в приозёрной зоне, и 25 % растений городских парков не имеют видимых признаков загрязнения и могут быть использованы для заготовки и применения с лечебной целью.
  3. При оценке радиационной безопасности применения лекарственных растений наименьшие показатели уровня экспозиционной и эквивалентной доз излучения были получены в образцах лекарственных трав и цветов, собранных в городских дворах и парке, а лиственный покров деревьев и кустарников из парка и приозёрной лесной территории имели показатели радиации, превышающие принятые современные безопасные уровни.
  4. В процессе высушивания растительного сырья отмечали существенное снижение исходного уровня показателей эквивалентной дозы излучения в сочетании с высоким уровнем экспозиционной дозы излучения для ряда растений города и приозёрной зоны, что сохраняет опасность применения таких растений с лечебной целью и требует обязательного предварительного контроля уровня радиации свежего и высушенного растительного сырья.

Литература:

  1. Бадрутдинов О. Р., Тюменев Р. С. Радиационная безопасность и дозиметрия — Казань: Издательство КГУ, 2009. — 44 с.
  2. Березина Н. А. Экология растений: учебное пособие — М.: Издательский центр «Академия», 2009. — 400 с.
  3. Ефремов А. П. Лекарственные растения и грибы средней полосы России: полный атлас — определитель — М.: Фитон XXI, 2014. — 504 с.
  4. Илонова В. А. Откуда родом пыль? — М.: «Санитарное просвещение», 1996. — 116 с.
  5. Ильина Т. А. Большая иллюстрированная энциклопедия лекарственных растений — М.: ЭКСМО, 2009. — 304 с.
  6. Лекарственные растения: справочное пособие / под ред. Н. И. Гринкевич, И. А. Баландина, В. А. Ермакова и др. — М: Высшая школа, 1991. — 398 с.
  7. Львович Н. К. Жизнь в мегаполисе. — М.: Наука, 2006. — 254 с.
  8. Рабинович М. И. Лекарственные растения Южного Урала — Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1990. — 304 с.
  9. Сапожников Ю. А., Алиев Р. А., Калмыков С. Н. Радиоактивность окружающей среды — М.: Бином, 2006. — 286 с.
  10. Цицилин А. Н. Лекарственные растения: атлас-справочник — М.: Издательство «Э», 2015. — 288 с.

Основные термины (генерируются автоматически): растение, приозерная зона, балл, зона, растительное сырье, экспозиционная доза, показатель радиации, трава, лечебная цель, челябинск.

Перспективы использования фитопрепаратов в современной фармакологии Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФИТОПРЕПАРАТОВ В СОВРЕМЕННОЙ ФАРМАКОЛОГИИ

УДК 615.322 DOI: 10.17816/RCF15256-63

© Т.В. Самбукова, Б.В. Овчинников, В.П. Ганапольский, А.Н. Ятманов, П.Д. Шабанов

ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ, Санкт-Петербург

Для цитирования: Самбукова Т.В., Овчинников Б.В., Ганапольский В.П., и др. Перспективы использования фитопрепаратов в современной фармакологии // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. - 2017. - Т. 15. - № 2. - С. 56-63. с1о1: 10.17816/ЯСР15256-63

Поступила в редакцию 20.04.2017 Принята к печати 31.05.2017

Ключевые слова:_

фитопрепарат; лечение; профилактика; фармакология здорового человека.

Резюме_

Актуальность. В последние годы популярность фитотерапии, несмотря на большие успехи в создании химических лекарств, возрастает. Интерес к природным целительным веществам и препаратам, создаваемым на их основе, увеличивается благодаря как уникальным свойствам фитопрепаратов, так и стремительно развивающимся технологиям исследований в биологии, медицине и производстве лекарственных препаратов. Методология. Проведен анализ и структурирование источников литературы, содержащих сведения о раститель-

ных лекарственных средствах. Результаты. Фитопрепараты обладают следующими преимуществами: низкая токсичность при достаточно высокой эффективности; широкий спектр терапевтического действия; комплексный органопротекторный эффект; гармонизирующее воздействие на все органы и системы организма; минимальное количество побочных эффектов; относительная дешевизна по сравнению с синтетическими препаратами; возможность приготовления в домашних условиях. Фитотерапия нашла применение в качестве первичной и вторичной профилактики различных заболеваний, оздоровления и реабилитации широких слоев населения в условиях воздействия негативных факторов окружающей среды, в качестве средства повышения адаптационных резервов здорового организма, в спортивной медицине.

PROSPECTS FOR PHYTOPREPARATIONS (BOTANICALS) USE IN MODERN PHARMACOLOGY

© T.V. Sambukova, B.V. Ovchinnikov, V.P. Ganapolskii, A.N. Yatmanov, P.D. Shabanov Kirov Military Medical Academy, St Petersburg, Russia

For citation: Sambukova TV, Ovchinnikov BV, Ganapolskii VP. Prospects for phytopreparations (botanicals) use in modern pharmacology. Reviews on Clinical Pharmacology and Drug Therapy. 2017;15(2):56-63. doi: 10.17816/RCF15256-63

Received: 20.04.2017 Accepted: 31.05.2017

♦ Keywords: herbal; treatment; prevention; pharmacology healthy person.

♦ Abstract. Relevance. In recent years, the popularity of phytotherapy, despite the great success in the development of chemical medicines, is increasing. Interest in the natural healing substances and preparations created on their basis has increased due to both the unique properties of phytopreparations and the rapidly developing technologies of research in biology, medicine and the production of medicines. Methodology. The analysis and structuring of the content of literature sources containing information on

herbal medicines was carried out. Results. Herbal preparations (botanicals) have the following advantages: low toxicity at a sufficiently high efficiency; wide range of therapeutic effects; integrated organoprotective effect; harmonizing effect on all organs and systems of the body; minimal side effects; the relative cheapness compared with synthetic drugs; the possibility of cooking in the home. Herbal medicine has been applied as a primary and secondary prevention of various diseases, recovery and rehabilitation of the general population under the impact of negative environmental factors as a means of improving the health of adaptive reserves of the organism, in sports medicine.

Фитотерапйя (от др.-греч. ф-uTÖv «растение» и берале'т «терапия») представляет собой метод лечения заболеваний человека, основанный на использовании лекарственных растений и комплексных препаратов из них. В русскоязычной литературе нередко используется термин «траволечение» как синоним термина «фитотерапия», хотя понятие «фитотерапия» значительно шире. По современным представлениям, мир растений, помимо трав, включает растительноподобные организмы (водоросли, грибы, миксомицеты) и высшие растения (травы, кустарники, деревья). Все перечисленные представители мира растений обладают лекарственными свойствами. В медицине раздел, изучающий лечение природными веществами, включая растения и растительные экстракты, называется фармакогнозией [2].

Фитотерапия является одной их древнейших наук. Ее история началась более шести тысяч лет назад [5]. Уже на самых ранних стадиях развития человечества травы были не только источником питания людей, но и средством лечения болезней. Установлено, что народы Древнего мира использовали около 21 тыс. видов трав [5].

Первые доказательства применения трав в качестве лекарств были обнаружены в результате археологических раскопок номов Древнего Шумера. Шумерские лекари знали, что многие растения обладают целебными свойствами и использовали их. Раскопки на территории Древнего Египта дали миру 10 медицинских папирусов, в том числе Эберса (XVI в. до н. э.), где было много прописей с применением множества лекарственных растений.

В древних странах, особенно в Индии и Китае, травами умели лечить многие заболевания, включая доброкачественные и даже злокачественные опухоли [5].

Фитотерапия была распространена по всему миру, в том числе и на Руси. В имуществе первого русского царя Ивана Грозного находилось несколько книг по траволечению. Одна из них, «Травник» 1534 года издания, — перевод труда, напечатанного в Любеке в 1492 г. Книга являлась справочником по лечению лекарственными растениями, камнями и другими природными материалами. Предполагают, что она была переведена с немецкого личным врачом Василия III Николем Булевым (Николаем Немчиным) [2]. С 1720 г. по инициативе Петра I в Астрахани были заведены первые губернские «аптекарские огороды» и открыта государственная аптека, являющаяся центром заготовки лекарственного сырья для всей страны [5].

Выдающиеся отечественные медики Сергей Петрович Боткин и Николай Иванович Пирогов высоко оценивали возможности фитотерапии и внесли большой вклад в ее развитие [5]. В нашей стране в 1998 г. коллективом специалистов ученых и практиков при активном участии выдающегося военного

фармаколога Василия Михайловича Виноградова был выпущен практически первый капитальный труд по клинической фитотерапии [18].

ОСОБЕННОСТИ ДЕЙСТВИЯ ФИТОПРЕПАРАТОВ

Растения служат главным первичным источником пищи и энергии для всех других форм жизни на Земле. Они содержат эволюционно сложившийся комплекс веществ, включающий нативные протеины, эфирные масла, микроэлементы, витамины, витаминоиды и многие другие вещества, вступающие в сложные взаимодействия. Поэтому, несмотря на выраженный фармакологический эффект «действующих веществ» фитопрепаратов, в конечном счете их общий терапевтический эффект складывается из суммы множественных воздействий всех компонентов растения на органы и функциональные системы организма человека. Например, показано, что максимальным антигипоксическим эффектом обладал только комплекс действующих веществ растения, а изолированные соединения всегда значительно уступали ему по активности [7]. В связи с этим показательно, что методики переработки растений для получения фитопрепаратов традиционно ориентированы на сохранение всего комплекса активных веществ растения в наиболее простых и приближенных к естественным формам, а не на выделение действующего вещества. Таким образом, фитопрепараты — это уникальные средства терапевтического воздействия на живой организм, представляющие собой многокомпонентные комплексы биологически активных веществ. Благодаря этому у фитопрепаратов более широкий спектр действия по сравнению не только с синтетическими препаратами, но и активными веществами, выделенными из растений [13]. Кроме того, многие растения содержат химические вещества, действие которых направлено на различные патологические процессы. Так, одно лекарственное растение может заменить несколько синтетических средств и использоваться в лечении заболеваний различных органов и систем, как основного, так и сопутствующего заболевания [13]. Таким образом, разносторонняя направленность действия, поливалентность фитотерапии является ее важным достоинством.

Растения синтезируют ароматические вещества, большинство из которых составляют фенолы и их кислород-замещающие производные, такие, как танины, полезные для поддержания здоровья людей и животных. Многие из них, в частности алкалоиды, представляют собой защитные механизмы растений против микроорганизмов, насекомых и травоядных животных [2]. Некоторые биологически активные соединения растений активны в отношении штаммов вирусов, даже тех, которые с течением времени адаптировались к антибиотикам. Поэтому фитопре-

параты, как правило, обладают выраженным иммуностимулирующим действием (эффектом) [5].

Растения и животные близки по химической природе, и поэтому препараты растений легко включаются в биохимические процессы животных организмов [6]. Биологическое родство между активными веществами растений и физиологически активными веществами млекопитающих сложилось эволюци-онно [13]. Сродство растительных веществ к тканям организма млекопитающих играет существенную роль в характере реализации их фармакологического действия [26].

Фитопрепараты, в отличие от синтетических лекарств, оказывают мягкое умеренное и естественное (физиологичное) воздействие на организм, обладают постепенно, но стойко развивающимся терапевтическим эффектом [6, 13].

Фитопрепараты имеют малое число противопоказаний или практически не имеют их [13]. При приеме фитопрепаратов побочные эффекты, случаи непереносимости, проявления лекарственной болезни наблюдаются сравнительно редко [18]. Так, побочные реакции от применения фитопрепаратов встречаются в 5 раз реже, чем при использовании других лекарственных средств. Фитопрепараты обладают сравнительно низкой токсичностью [13]. Благодаря этим качествам натуральные препараты относительно безопасны.

Вместе с тем фитопрепараты высокоэффективны, так как обладают высокой биологической активностью [13].

Фитопрепараты в отличие от синтетических лекарств не вызывают привыкания [13], обладают более высокой биодоступностью благодаря родству веществ растений человеческому организму [6, 18].

Препараты различных растений хорошо совмещаются между собой, часто усиливая действие друг друга (явление синергизма) [13]. Видимо, поэтому многокомпонентные растительные сборы обладают более выраженным положительным клиническим действием; применение сборов дает возможность достичь максимального терапевтического эффекта.

Также фитопрепараты обладают хорошей совместимостью с синтетическими препаратами, позволяя, при их разумном сочетании, существенно повышать терапевтический эффект лечения [13]. Способ применения фитопрепаратов перорально или наружно делает удобным их использование [13]. Преимуществами фитопрепаратов являются также возможность простого приготовления в домашних условиях, дешевизна и доступность ежегодно возобновляемого природного сырья [13].

Благодаря особенностям своего действия фитопрепараты используются для лечения детей младшего возраста, женщин в период беременности и грудного вскармливания [13, 21]. Эти же качества фитопрепаратов делают возможным их продолжительное применение, особенно при лечении хронических заболеваний [13].

Подчеркивается, что лекарственные растения наиболее эффективны при функциональных расстройствах организма, легких формах заболеваний, для повышения лечебного эффекта специфической терапии, в ходе поддерживающего лечения [21].

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ФИТОТЕРАПИИ

В последние годы популярность фитотерапии, несмотря на большие успехи в создании синтетических лекарств, возрастает. Интерес к природным целительным веществам и препаратам, создаваемым на их основе, не ослабевает благодаря уникальным свойствам фитопрепаратов и стремительно развивающимся технологиям исследований в биологии, медицине и, в частности, в фармацевтике [16].

Одной из причин повышения внимания к фитотерапии является возрождение интереса к натур-фармации вообще. Возникло и развивается новое клиническое направление — биоинформационная медицина. Ее возникновению способствовало накопление фактов позитивного взаимовлияния различных форм жизни. Растения представляются первоисточниками большинства биоактивных веществ. Всем растениям присущи жизнеобеспечивающие свойства: антисептическое, регенеративное, дренажное и противовоспалительное. Разностороннее влияние компонентов растений на организм человека объясняется их информационно-регулирующей активностью [16].

Сегодня фитотерапия существенно расширяет рамки своей компетенции. Например, развиваются новые подходы в фитотерапии тяжелых хронических болезней и онкологических заболеваний. Это обусловлено как экспериментальными исследованиями факторов, вызывающих заболевания (нарушения иммунитета, аллергии, воспаления и т. д.), более глубоким пониманием процессов возникновения заболеваний, так и разработкой современных технологий в их лечении [24].

Развитие современных аналитических технологий дает возможность получения данных о химических компонентах фитопрепаратов, являющихся основой понимания механизмов их действия на клеточном уровне [24]. Основными компонентами лекарственных препаратов растительного происхождения, как считается, являются алкалоиды, ан-трахиноны, каротиноиды, флавоноиды, гликозиды, фенольные соединения фенилпропаноидов, экди-стероиды [3, 19, 26].

Так, например, показано, что фитоэкдистерои-ды — структурные аналоги гормонов линьки беспозвоночных — повышают неспецифическую сопротивляемость организма к неблагоприятным факторам среды, физическим и психическим нагрузкам и стрессу. Сейчас обоснована перспектива использования фитоэкдистероидов в составе

биологически активных добавок к пище и продуктов функционального питания в спорте, восстановительной медицине, гериатрии [3].

Как предполагают, в результате синергического взаимодействия сахаров и фенольных соединений формируется некая интегративная редокс-систе-ма, представляющая собой механизм повышения толерантности растительных клеток к действию факторов, вызывающих стресс [25]. Этот механизм может лежать в основе фармакологических стресс-протекторных эффектов препаратов из растительного сырья.

Выявлено, что в составе растений присутствуют биологически активные соединения, характерные почти исключительно для животных организмов. Этими соединениями в основном являются медиаторы центральной нервной системы, гормоны и ферменты, а также регуляторы обмена веществ: адреналин, ацетилхолин, гистамин, серотонин, пепсин и др. Роль данных веществ в животных организмах и их лекарственная ценность достаточно хорошо изучены [4].

Показано, что целый ряд лекарственных растений представляют интерес как перспективные источники адаптогенных, ноотропных, анксиолитиче-ских, иммуномодулирующих, гепатопротекторных, антиоксидантных, антидепрессантных, тонизирующих препаратов. Данные группы препаратов являются эффективными корректорами функциональных состояний, затрудняющих жизнедеятельность практически здорового человека в обычных и экстремальных условиях [11, 14].

За последние 15-20 лет в области фармакогнозии произошли качественные изменения технических возможностей изучения химического состава лекарственных растений и лекарственных растительных средств. Этому способствовало обогащение данной науки современными спектральными и другими физико-химическими методами. Внедрение тонкослойной хроматографии, газожидкостной хроматографии, высокоэффективной жидкостной хроматографии, ядерно-магнитно-ре-зонансной-спектроскопии и других методов открыло новые возможности для внедрения научно обоснованных технологий получения лекарственных средств, в том числе на основе фенилпропаноидов и флавоноидов, а также совершенствования стандартизации фитопрепаратов [8].

Одним из важных аспектов возрождения интереса к фитопрепаратам и успешного развития этого направления фармакологии на современном этапе является применение инновационных технологий выделения биологически активных веществ лекарственных растений, обусловливающих более высокую эффективность современных фитопрепаратов [8]. Современный этап разработки лекарственных препаратов из растительного сырья характеризуется высокой насыщенностью инновационными методами исследования

и производства фармакологических препаратов. Привлечение инновационных технологий позволило значительно повысить фармакологическую эффективность как давно существующих на рынке препаратов, так и новых [8, 16].

В настоящее время интенсивно разрабатываются подходы к оценке инновационности лекарственных препаратов. Рассматриваются подходы к разработке «шкалы суммарной инновационности» лекарственных препаратов, что связывают с необходимостью создания единой системы их оценки по данному комплексному параметру [15].

Высококачественные современные растительные препараты полностью отвечают нормам качества, эффективности и безопасности, максимально полно усваиваются организмом, не нагружая его балластными или токсическими соединениями и не вызывая аллергических реакций, обычно хорошо переносятся людьми различных возрастных категорий, имеют минимум побочных действий и противопоказаний. Современные технологии с использованием высокочистых растительных экстрактов позволяют производить препараты, содержащие строго определенную дозу действующего вещества, что облегчает расчет физиологической и терапевтической дозы для индивидуального потребителя [6].

Одновременно с внедрением новых технологий производства препаратов разрабатываются методологические основы выбора растительных объектов в качестве источников фитопрепаратов. Они включают системный подход с привлечением современных технологий, основанных на синергии математических методов, информационных технологий и фармакогностических знаний, позволяющих минимизировать трудовые и временные затраты и автоматизировать скрининг, исследование новых растительных объектов и создание на их основе лекарственных препаратов с научно обоснованной терапевтической эффективностью [12].

Важным звеном на пути продвижения лекарственных препаратов из растительного сырья на фармацевтический рынок являются вопросы стандартизации. Исследования последних лет показали, что для травы зверобоя содержание суммы флавоноидов в пересчете на рутин должно быть не менее 2 %, в отличие от такового показателя в ГФ СССР XI издания, который составляет 1,5 % [17]. Предложены новые подходы к химической стандартизации сырья лекарственных растений и фитопрепаратов, а также разработаны методики качественного и количественного анализа с использованием стандартных образцов фармакологически активных химических элементов растений [21]. Расширение рынка лекарств растительного происхождения связывают не только с оптимизацией подходов к их стандартизации, но и с совершенствованием методов анализа и оценки фармакологической активности, безопасности и стабильности [23].

Очень важно, что сегодня большое внимание уделяется проблемам качества фармакологической активности и эффективности препаратов лекарственных растений. При этом обращается внимание на то, что при внедрении новых препаратов необходимо решать вопросы по разработке методов стандартизации, включающих качественную и количественную оценку биологически активных веществ, а также оптимальных лекарственных форм лекарственных средств [1].

В поле зрения специалистов находятся и вопросы безопасности препаратов, содержащих лекарственные растения. Рассматривается проблема токсичности лекарственных растений, обусловленная как экзогенными факторами (пестициды, токсичные металлы), так и эндогенными токсичными соединениями [1]. Подчеркивается, что актуальность проблемы токсичности лекарств растительного происхождения обостряется в связи с тем, что большинство из них доступно пациентам без рецепта [27].

Вместе с тем за рубежом вызывает беспокойство недостаточная информированность населения о свойствах, показаниях и противопоказаниях к применению лекарств растительного происхождения, получивших в последние годы широкое распространение на фармацевтическом рынке. Например, в информационных материалах, доступных потребителю, отсутствуют сведения о возможной опасности для здоровья сочетанного применения фармакопейных препаратов и растительных лекарств [22].

Следует отметить, что, несмотря на технологические достижения и усилия, прилагаемые в области создания новых веществ, число новых лекарств из растений, достигших рынка, остается небольшим [10].

В Российской Федерации фитопрепаратам отведена большая роль в реализации стратегии лекарственного обеспечения населения на период до 2025 г. Так, одной из актуальных задач современной фармации, в том числе фармакогнозии, представляется создание и внедрение импортозамещающих лекарственных средств. Целесообразность создания импортозамещающих препаратов растительного происхождения обоснована результатами физико-химических, спектральных и фармакологических исследований фенольных соединений, фенилпро-паноидов и флавоноидов, содержащихся в лекарственных растениях. Отмечается, что наибольший интерес вызывают препараты, обладающие адаптогенными, тонизирующими, ноотропными, антидепрессантными, анксиолитическими, имму-номодулирующими, гепатопротекторными и анти-оксидантными свойствами, а также препараты, повышающие устойчивость организма к действию патогенных факторов [1].

Преподавание фитотерапии в России проводится на кафедре фитотерапии ФПКМР Российского университета дружбы народов, где на протяжении

13 лет осуществляется последипломная подготовка врачей, включающая четыре раздела: теоретический; практический; организация фитотерапии в условиях санатория, поликлиники, стационара, медицинского центра; организуются заседания общества фитотерапевтов и/или конференции. В Санкт-Петербурге в рамках Санкт-Петербургского Общества терапевтов имени С.П. Боткина успешно работает секция фитотерапевтов.

НАПРАВЛЕНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФИТОПРЕПАРАТОВ У ПРАКТИЧЕСКИ ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ

Уже в древние времена растения, помимо больных, использовали и здоровые люди. Так, фитопрепараты принимали воины для того, чтобы уменьшить отрицательные воздействия высоких нагрузок и ускорить восстановление энергетического потенциала организма [20].

В настоящее время во многих странах бурно развивается новая область фармакологии — фармакология здорового человека. Ее цель — создание лекарств для здоровых людей, лекарств, которые бы не лечили, а делали здорового человека еще здоровее, еще работоспособнее [20]. Фитотерапия, наряду с профилактикой болезней, способна повышать адаптационные резервы здорового организма [13].

Сегодня обосновывается целесообразность использования фитопрепаратов в целях сохранения и укрепления здоровья человека, а также оздоровления и реабилитации широких слоев населения, находящегося в условиях негативного воздействия факторов окружающей среды. Давно известно, что предупредить развитие заболеваний проще и дешевле, чем лечить уже развившиеся болезни. Фитотерапия становится одним из наиболее действенных инструментов профилактического направления медицины, который способен предупреждать развитие болезней [13]. Фитотерапии как методу профилактического направления медицины придается большое значение на курортах РФ в качестве первичной и вторичной профилактики распространенных заболеваний [9]. В Белоруссии активно практикуется фитотерапия как часть богатого арсенала средств народной медицины. Открытие новых свойств лекарственных растений дает возможность более широкого и эффективного их использования для оздоровления населения в условиях современного города [10].

Фитотерапия предлагает решение вопроса улучшения качества образования подрастающего поколения, ставшего государственной проблемой, посредством улучшения состояния их здоровья. Психика, а за ней и иммунная система подростка в переходном периоде (период гормональной перестройки), зачастую не выдерживает предлагаемых

нагрузок; у подростков резко увеличивается число психических и иммунных заболеваний [12].

Фитопрепараты применяются в спорте. Применение фитопрепаратов в спорте имеет немалую историю. Так, гладиаторы знаменитого Большого Цирка в Риме (VI в. до н. э.) использовали растительные стимуляторы для того, чтобы не чувствовать усталости и боли. Во II в. до н. э. греческие атлеты принимали семена кунжута, некоторые виды психотропных грибов для улучшения своих результатов. В Средние века норманнские воины-«берсеркеры» одурманивали себя перед битвой настоем мухомора и некоторых других психотропных грибов, что приводило их в состояние агрессивности и делало нечувствительными к боли и утомлению. Еще 300-400 лет назад африканские племена обнаружили, что, если растереть тело экстрактом определенных растений, человек впадает в возбужденное состояние, у него увеличивается работоспособность, притупляется чувство страха. Как свидетельствуют испанские средневековые хроники, природные стимуляторы широко применяли майя и ацтеки для поднятия боевого духа воинов. Древние японские летописи также упоминают о тайных снадобьях, используемых самураями для победы над врагами [20].

В наши дни применение фитопрепаратов в спорте широко распространено во всем мире. Так, современная китайская спортивная медицина использует как древние знания, так и ультрасовременные научные разработки. Следует отметить, что в Китае применение лекарственных растений не теряет своего значения и в лечении болезней, несмотря на то что количество синтетических лекарств резко возросло. Доля растительных препаратов на китайском рынке лекарственных средств остается довольно значительной и приближается к половине всех используемых препаратов [20].

Растительные средства употребляются британскими спортсменами. Это позволяет им обрести повышенную силу и выносливость. Группой британских ученых было установлено, что прием препарата, состоящего из экстрактов знаменитого женьшеня и листьев дерева гингко, способен значительно повышать производительность умственного труда. Изучая влияние экстрактов этих растений на концентрацию внимания и скорость распознавания информации у добровольных участников эксперимента, психологи из Нортумбрийского университета (Великобритания) пришли к выводу, что оптимальным стимулирующим эффектом обладает именно строго рассчитанная комбинация женьшеня и гингко [20].

Для спортивной медицины оказались весьма ценными такие особенности действия фитопрепаратов, как цельность и комплексность, многосторонность действия, селективность, органотропность; практически отсутствие побочных эффектов за исключением, может быть, аллергической неперено-

ТОМ 2017/15/2

симости к каким-либо компонентам растений [20]. Российские специалисты считают, что с помощью фиторецептур можно отказаться от синтетических фармакопрепаратов; если применение фитопрепаратов сопровождать сбалансированной диетой, назначением пищевых добавок, то использование «допинга» не понадобится [20].

ВЫВОДЫ

Фитотерапия — одно из древнейших направлений медицины — доказала, что лечение заболеваний с помощью лекарственных растений эффективно. Сегодня фитотерапия — это раздел медицины, который называют фармакогнозией. Интерес к лечению травами как среди врачей, так и среди пациентов неуклонно растет. Повышению интереса к фитотерапии способствовало возрождение на-турфармации вообще, в рамках которой возникло и развивается новое клиническое направление — биоинформационная медицина.

В современной лечебной практике фитопрепаратам все чаще отдается предпочтение, что обусловлено присущими им многими положительными свойствами. Среди таких свойств первостепенное значение имеют низкая токсичность при достаточно высокой эффективности, широкий спектр терапевтического действия, комплексный органопро-текторный эффект, гармонизирующее воздействие на все органы и системы организма, минимум побочных эффектов, относительная дешевизна по сравнению с синтетическими препаратами, возможность приготовления в домашних условиях. Фитопрепараты, назначенные своевременно, позволяют восстановить суточные биоритмы, снизить развитие соматической патологии, вызванной психогенными факторами, улучшить качество жизни, в условиях дезадаптации смягчить отрицательное воздействие на организм человека стрессовых и неблагоприятных экологических и производственных факторов.

Качество современных препаратов из лекарственных растений постоянно улучшается благодаря широкому применению в их производстве инновационных технологий, начиная с выбора растительного сырья, выделения биологически активных веществ лекарственных растений и заканчивая методами производства препаратов и их стандартизации.

Фитотерапия нашла применение в качестве первичной и вторичной профилактики различных заболеваний, как мера по оздоровлению и реабилитации широких слоев населения в условиях воздействия негативных факторов окружающей среды, в качестве средства, повышающего адаптационные резервы здорового организма, в спортивной медицине.

ЛИТЕРАТУРА (REFERENCES)

1. Булаев В.М., Ших Е.В., Сычев Д.А. Безопасность и эффективность лекарственных растений. - М.: Практ. мед., 2013. - 271 с. [Bulaev VM, Shih EV, Sychev DA. Bezopasnost' i jeffektivnost' lekarstvennyh rastenij. Moscow: Prakticheskaya meditsina; 2013. 271 p. (In Russ.)]

2. Википедия. Фитотерапия. (Электронный ресурс). [Vi-kipedija. Fitoterapija. URL: (In Russ.)]. Available at: http:// ru.wikipedia.org/wiki/.

3. Володин В.В., Матаев С.И. Экдистероидсодержащие растения — источники новых адаптогенов // Вестн. биотехнол. и физ.-хим. биол. - 2011. - Т. 7. - № 2. -С. 52-59. [Volodin VV, Mataev SI. Jekdisteroidsoder-zhashhie rastenija - istochniki novyh adaptogenov. Vestnik biotekhnologii i fiziko-khimicheskoi biologii. 2011;7(2):52-59. (In Russ.)]

4. Головкин Б.Н. Параллели фитохимии с химией животных организмов // Бюл. Гл. ботан. сада РАН. - 2012. -Т. 198. - № 1. - С. 69-70. [Golovkin BN. Paralleli fitohimii s himiej zhivotnyh organizmov. Bjuletten Glavnogo bo-tanicheskogo sada RAN. 2012;198(1):69-70. (In Russ.)]

5. Карпеев А.А. Очерки истории фитотерапии // Традиц. мед. - 2012. - № 2. - С. 51-58. [Karpeev AA. Ocherki istorii fitoterapii. Traditsionnaya meditsina. 2012;(2): 51-58. (In Russ.)]

6. Кривошеева Е.М., Фефелова Е.В., Кохан С.Т. Спектр фармакологической активности растительных адаптогенов // Фундам. исслед. - 2011. - № 6. - С. 85-88. [Krivosheeva EM, Fefelova EV, Kohan ST. Spektr farma-kologicheskoj aktivnosti rastitel'nyh adaptogenov. Funda-mentalnye issledovaniya. 2011;(6):85-88. (In Russ.)]

7. Лесиовская Е.Е., Саватеева Т.Н., Сивак К.В. Анти-гипоксанты растительного происхождения перспективные универсальные стресс-протекторы // Психофармакология и биологическая наркология. -2007. - Т. 7 (Спец. вып. Ч. 1). - С. 1767. [Lesiovskaja EE, Savateeva TN, Sivak KV. Antihipoksanty rastitel'nogo proishozhdenija perspektivnye universal'nye stress-pro-tektory. Psihofarmakologija i biologicheskaja narkologija. 2007;7(Suppl., Part 1):1767. (In Russ.)]

8. Мануйлов Б.М. Биологически активные вещества лекарственных растений. Основы их действия, современные технологии выделения и разработка лекарственных фитопрепаратов в стоматологии. Основы лечения, оздоровления и профилактики современными фитопрепаратами. Материалы 25-й и 26-й Всероссийских научно-практических конференций Стоматологической ассоциации России. - М., 2011. -С. 134-137. [Manujlov BM. Biologicheski aktivnye vesh-hestva lekarstvennyh rastenij. Osnovy ih dejstvija, sovre-mennye tehnologii vydelenija i razrabotka lekarstvennyh fitopreparatov v stomatologii. Osnovy lechenija, ozdoro-vlenija i profilaktiki sovremennymi fitopreparatami. (Conference proceedings) Materialy 25 i 26 Vserossijskih nauchno-prakticheskih konferencij Stomatologicheskoj associacii Rossii. Moscow; 2011. P. 134-137. (In Russ.)]

9. Мальчуковский Л.Б., Поволоцкая Н.П., Мальчуков-ский И.Л. Развитие фитотерапии на курортах Кав-

казских Минеральных Вод для первичной и вторичной профилактики распространенных заболеваний. Актуальные аспекты фитотерапии на Северном Кавказе: материалы межрегиональной конф. - Анапа,

2012. - С. 85-87. [Mal'chukovskij LB, Povolockaja NP, Mal'chukovskij IL. Razvitie fitoterapii na kurortah Kavka-zskih Mineralnyh Vod dlja pervichnoj i vtorichnoj profilaktiki rasprostranennyh zabolevanij. (Conference proceedings) Aktual'nye aspekty fitoterapii na Severnom Kavkaze. Anapa; 2012. P. 85-87. (In Russ.)]

10. Малышко М.А., Корсун Е.В. Фитотерапия в современной жизни Минска // Современные проблемы фитотерапии и травничества: Материалы 3-го Международного съезда фитотерапевтов и травников. - М.,

2013. - С. 169-174. [Malyshko MA, Korsun EV. Fitoterapija v sovremennoj zhizni Minska. (Conference proceedings) Sovremennye problemy fitoterapii i travnichestva. Materialy 3 Mezhdunarodnogo s'ezda fitoterapevtov i travnikov. Moscow; 2013. P. 169-174. (In Russ.)]

11. Медведев В.И., Зюбан А.Л. Фармакологическое управление функциональным состоянием. Физиология трудовой деятельности. - СПб.: Наука, 1993. - С. 365-382. [Medvedev VI, Zjuban AL. Farma-kologicheskoe upravlenie funkcional'nym sostojaniem. Fiziologija trudovoj dejatel'nosti. Saint Petersburg: Nau-ka; 1993. P. 365-382. (In Russ.)]

12. Митрофанова И.Ю., Яницкая А.В., Бутенко Д.В. Методологические основы выбора растительных объектов в качестве источников фитопрепаратов // Фундам. исслед. - 2012. - № 10. - Ч. 2. - С. 405-408. [Mitro-fanova IJu, Janickaja AV, Butenko DV. Metodologicheskie osnovy vybora rastitel'nyh ob'ektov v kachestve istoch-nikov fitopreparatov. Fundamental'nye issledovaniya. 2012;10(part 2):405-408. (In Russ.)]

13. Николаева И.Г. Разработка и стандартизация средств растительного происхождения, обладающих адапто-генной активностью: Автореф. дис. ... д-ра фармацевт. наук. - Улан-Удэ, 2012. - 48 с. [Nikolaeva IG. Razrabotka i standartizacija sredstv rastitel'nogo proishozhdenija, obladajushhih adaptogennoj aktivnost'ju: [dissertation] Ulan-Udje; 2012. 48 p. (In Russ.)]

14. Новиков В.С., Шустов Е.Б., Горанчук В.В. Коррекция функциональных состояний при экстремальных воздействиях. - СПб.: Наука, 1998. - 544 с. [Novikov VS, Shustov EB, Goranchuk VV. Korrekcija funkcional'nyh sostojanij pri jekstremal'nyh vozdejstvijah. Saint Petersburg: Nauka; 1998. 544 p. (In Russ.)]

15. Омельяновская В.В., Сура М.В., Свешникова Н.Д. Новые лекарственные препараты: как оценить ин-новационность? // Педиатр. фармакол. - 2011. -Т. 8. - № 4. - С. 30-35. [Omel'janovskaja VV, Sura MV, Sveshnikova ND. Novye lekarstvennye preparaty: kak ocenit' inovacionnost'? Pediatricheskaya farmakologiya. 2011;8(4):30-35. (In Russ.)]

16. Павелковская Г.П., Ушакова Л.Ю. Биотехнологии и фитопрепараты. Экология и здоровье: материалы науч. конф. - Калининград: Изд-во Балтийского федерального университета им. И. Канта, 2012. - С. 92-94. [Pavelkovskaja GP, Ushakova LJu. Biotehnologii i fitopre-

paraty. (Conference proceedings) Jekologija i zdorov'e. Kaliningrad: Izdatel'stvo Baltijskogo federal'nogo univer-siteta im. I. Kanta; 2012: P. 92-94. (In Russ.)]

17. Правдивцева О.Е., Куркин В.А. Исследование в области стандартизации травы зверобоя // Современные проблемы фитотерапии и травничества: Материалы 3-го Международного съезда фитотерапевтов и травников. - М., 2013. - С. 200-202. [Pravdivceva OE, Kur-kin VA. Issledovanie v oblasti standartizacii travy zvero-boja. Sovremennye problemy fitoterapii i travnichestva. (Conference proceedings) Materialy 3 Mezhdunarod-nogo s'ezda fitoterapevtov i travnikov. Moscow; 2013. P. 200-202. (In Russ.)]

18. Виноградова Т.А., Гажев Б.Н., Виноградов В.М., Мартынов В.К. Практическая фитотерапия. - М.; СПб.: Нева, Олма-Пресс, Валери СПД; 1998. - 640 с. [Vinogradova TA, Gazhev BN, Vinogradov VM, Mar-tynov VK. Prakticheskaja fitoterapija. Moscow; Saint Petersburg: Neva, Olma-Press, Valeri SPD; 1998. 640 p. (In Russ.)]

19. Жигачева И.В., Бурлакова Е.Б., Генерозова И.П., Шугаев А.Г. Роль адаптогенов в регуляции биоэнергетических функций митохондрий в условиях стресса // Биол. мембраны. - 2013. - Т. 30. - № 4. - С. 313. [Zhi-gacheva IV, Burlakova EB, Generozova IP, Shugaev AG. Rol' adaptogenov v reguljacii biojenergeticheskih funkcij mitohondrij v uslovijah stressa. Biologicheskie membra-ny. 2013;30(4):313. (In Russ.)]

20. Фитотерапия в спорте (электронный ресурс). [Fitoterapija v sporte. (In Russ.)]. Available at: http://santegra. eto-ya.com/2011/02/06/fitopreparaty-v-sporte/.

21. Яременко К.В. Адаптогены в фитотерапии. 1-й Российский фитотерапевтический съезд: сб. науч. тр. -М., 2008. - С. 363-364. [Jaremenko KV. Adaptogeny v fitoterapii. (Conference proceedings) 1 Rossijskij fitotera-pevticheskij s'ezd: sbornik nauchnykh trudov. Moscow; 2008. P. 363-364. (In Russ.)]

22. Ernst EJ. Informing the public responsibly about herbal medicine. Diet Suppl. 2009;6(1 ):9-12. doi: 10.1080/19390210802687213.

23. Klein T, Longhini R, Bruschi ML, Mello JCP. Fitoterapicos: Urn mercado promissory. Rev cienc farm basica e apl. 2009;30(3):241-248.

24. Mrozikiewicz PM. Molecular mechanisms in phytotherapy. Acta Biochim Pol. 2007;54(Suppl4):144.

25. Bolouri-Moghaddam MRa, Le Roy K, Xiang Li, et al. Sugar signalling and antioxidantnetwork connections in plant cells. FEBS Journal. 2010;277(9):2022-2037. doi: 10.1111/j.1742-4658.2010.07633.x.

26. Tillotson Al. Constituents and tissue affinities in herbal medicine. J Diet Suppl. 2008;5(3):238-247. doi: 10.1080/19390210802414253.

27. Asiri Yousif A, Al-Dhawailie AAS, Al-Yahya M, Rafatullah S. Pharmacovigilance in herbal medicine: A paradigm to drug toxicitymonitoring in conventional health care. Hung Med J. 2008;2(3):351-363. doi: 10.1556/HMJ.2.2008.3.3.

♦ Информация об авторах

Татьяна Валентиновна Самбукова — канд. биол. наук, старший научный сотрудник НИЛ (медико-психологической коррекции и реабилитации) НИО (медико-психологического сопровождения) НИЦ Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург.

Борис Владимирович Овчинников — д-р мед. наук, профессор, начальник НИЛ (профессионального психологического здоровья) НИО (медико-психологического сопровождения) НИЦ Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург.

Вячеслав Павлович Ганапольский — д-р мед. наук, начальник НИО (Обитаемости), НИЦ Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург. Алексей Николаевич Ятманов — канд. мед. наук, начальник НИЛ (военной психофармакологии) НИО (медико-психологического сопровождения) НИЦ Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург. Петр Дмитриевич Шабанов — д-р мед. наук, профессор, заведующий кафедрой фармакологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург. E-mail: [email protected]

♦ Information about the authors

Tatyana V. Sambukova — Candidate of Biological Sciences, Senior Researcher of the Research Laboratory (medical and psychological correction and rehabilitation) Scientific Research Department (medical and psychological support) Research Center of the Military Medical Academy, St Petersburg, Russia. Boris V. Ovchinnikov — Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of the Research Laboratory (Professional Psychological Health) Scientific Research Department (medical and psychological support) Research Center of the Military Medical Academy, St Petersburg, Russia.

VyacheslavP. Ganapol'sky — Doctor of Medical Sciences, Head

of the Research Department (Habitability) Research Center of the

Military Medical Academy, St Petersburg, Russia.

AlexeiN. Yatmanov — PhD, Head of the Research Laboratory

(military psychopharmacology) Scientific Research Department

(medical and psychological support) Research Center of the

Military Medical Academy, St Petersburg, Russia.

PetrD. Shabanov — Doctor of Medical Sciences, Professor, Head

of the Department of Pharmacology Military Medical Academy,

St Petersburg, Russia. E-mail: [email protected]

Применение препаратов лекарственных трав для лечения инсомнии | Корабельникова

1. Ковальзон В. М., Вербицкий Е. В. // Современные проблемы физиологии и экологии морских животных. Апатиты: Изд-во ММБИ/КНЦ РАН. 2003. С. 15–20.

2. Вейн А. М. Расстройства сна, основные патогенетические механизмы, методы коррекции // Расстройства сна. — СПб, 1995С. 6–12.

3. Левин Я. И., Вейн А. М. Проблемы инсомнии в общемедицинской практике // Рус. Мед. Журн. — 1996. — № 3. — С. 16–19.

4. International classification of sleep disorders: Diagnostic and coding manual. 2nd ed. Westchester, Illinois: American Academy of Sleep Medicine, 2005. 298 p.

5. Левин Я. И. Сомнология: сон, его структура и функции; инсомния // РМЖ. 2007. № 15. С. 1130.

6. Kripke D. F., Garfinkel L., Wingard D. L. et al. Mortality associated with sleep duration and insomnia // Arch. Gen. Psychiatry. 2002. Vol. 59. № 2. P. 131–136.

7. Chen F. P., Jong M. S., Chen Y. C., Kung Y. Y., Chen T. J., Chen F. J., Hwang S. J. Prescriptions of Chinese herbal medicines for insomnia in Taiwan during 2002. Evid-Based. Complement. Altern. Med., 2011.

8. Wheatley D. Medicinal plants for insomnia: a review of their pharmacology, efficacy and tolerability. J. Psychopharmacol., 2005, 19, 414–421.

9. Биологически активные вещества лекарственных растений / Георгиевский В. П., Комиссаренко II.Ф., Дмитрук С. Е. — Новосибирск: Наука, Сиб. отделение, 1990. — 333 с.

10. Виноградова Т. А., Гажёв Б. Н. и др. Практическая фитотерапия / М.: «ОЛМА-ПРЕСС»; СПб.: Издательский Дом «Нева», «Валери СПД», 1998. — 640 с.

11. Мазнев Н. И. Энциклопедия лекарственных растений. 3-е изд., испр. и доп. — М.: Мартин 2004. — 496 с.

12. Муравьева Д. А., Самылина И. А., Яковлев Г. П. Фармакогнозия: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 2002. — 656 с.

13. Перевозченко И. И. Лекарственные растения в современной медицине. — К.: О-во «Знание» УССР, 1990. — 48 с.

14. Попов В. И. и др. Лекарственные растения / В. И. Попов, Д.К, Шапиро, И. К. Данусевич. — 2-е изд. перераб. и доп. — Мн.: Полымя, 1990. — 304 с.

15. Shi Y, Dong JW, Zhao JH, Tang LN, Zhang JJ. Herbal Insomnia Medications that Target GABAergic Systems: A Review of the Psychopharmacological Evidence / Curr Neuropharmacol. 2014; 12 (3): 289–302.

16. Воробьева О. В. Стресс–индуцированные психовегетативные реакции // РМЖ. 2005. № 12. С. 798.

17. Ockert, W. A new dawn in the sleep disorders pipeline? Nat. Rev. Drug Discov., 2012, 11, 595–596.

18. Bateson, A. N. Further potential of the GABA receptor in the treatment of insomnia. Sleep Med., 2006, 7, S 3–S 9.

19. Ружкнкова Н. В. Основы фитотерапии. — Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005.

20. Kemper K. J. Valerian (Valeriana officinalis) / K. J. Kemper // Longwood Herbal Task Force, 1999. — 25 p.

21. Yuan C. S. The gamma-aminobutyric acidergic effects of valerian and valerenic acid on rat brainstem neuronal activity / C. S. Yuan [et al.] // Anesth. Analg. — 2004. — Vol. 98, № 2. — P. 353–358.

22. Benke D. GABA-A receptors as in vivo for the anxiolytic action of valerenic acid, a major constituent of valerian root extracts / D. Benke [et al.] // Neuropharmacology. — 2009. — № 56. — P. 174–181.

23. Khom S. Valerenic acid potentiates and inhibits GABA(A) receptors: Molecular mechanism and subunit / S. Khom [et al.] // Neuropharmacology. — 2007. — № 34. — Р. 45–49.

24. Dietz B. M. Valerian extract and valerenic acid are partial agonists of the 5-HT5a receptor in vitro / B. M. Dietz [et al.] // Brain. Res. Mol. — 2005. — Vol. 138, № 2. — P. 191–197.

25. Shinomiya K. Effects of valerian exstract on the sleep-wake cycle in sleep-disturbed rats / K. Shinomiya [et al.] // Acta Med. Okayama. — 2005. — Vol. 59, № 3. — P. 89–92.

26. Donath F. Critical evaluation of the effect of valerian extract on sleep structure and sleep quality / F. Donath [et al.] // Pharmacopsychiatry. — 2000. — № 33. — P. 47–53.

27. Schulz H. The effect of valerian extract on sleep polygraphy in poor sleepers: a pilot study / H. Schulz [et al.] // Pharmacopsychiatry. — 1994. — № 27. — P. 147–151.

28. Donath F. Critical evaluation of the effect of valerian extract on sleep structure and sleep quality / F. Donath [et al.] // Pharmacopsychiatry. — 2000. — № 33. — P. 47–53.

29. Bent S. Valerian for sleep: a systematic review and meta-analysis / S. Bent [et al.] // Am. J. Med. — 2006. — Vol. 119, № 12. — P. 1005–1012.

30. Hrastinger A. Is there clinical evidence supporting the use of botanical dietary supplements in children? / A. Hrastinger [et al.] // J. Pediatr. — 2005. — № 146. — P. 311–317.

31. Schulz H. The quantitative EEG as a screening instrument to identify sedative efects of single doses of plant extracts in comparison with diazepam / H. Schulz [et al.] // Phytomedicine. — 1998. — № 5. — P. 449–458.

32. Carnat A. P. The aromatic and polyphenolic composition of lemon balm (Melissa Officinalis L. subsp. Officinalis) tea / A. P. Carnat [et al.] // Pharm. Acta. Helvetiae. — 1998. — № 72. — P. 301–305.

33. Hohmann J. Protective effects of the aerial parts of Salvia Officinalis, Melissa Officinalis and Lavandula angustifolia and their constituents against enzyme-dependent and enzyme-independent lipid peroxidation / J. Hohmann [et al.] // Planta Med. — 1999. — № 65. — P. 576–578.

34. Дикевич Е. А., Иванова Д. М. Применение препаратов растительного происхождения при лечении соматоформных расстройств // РМЖ. 2008. № 26. С. 1801.

35. Gundermann KJ, Godehardt E, Ulbrich M. Efficacy of a herbal preparation in patients with functional dyspepsia: a meta–analysis of double-blind, randomized, clinical trials. Advances in Therapy 2003; 1: 43.

36. de Sousa AC, Alviano DS, Blank AF, et al. Melissa officinalis L. essential oil: antitumoral and antioxidant activities. J Pharm Pharmacol 2004; 56 (5): 677–81.

37. ESCOP Monographs / European Scientific Cooperative on Phytotherapy. — 2nd Ed. — Exeter, 2003. —568 р.

38. do Vale T. G. Central effects of citral, myrcene and limonene, constituents of essential oil chemotypes from Lippia alba / T.G. do Vale [et al.] // Phytomedicine. — 2002. — Vol. 9, № 8. — P. 709–714.

39. Dressing H. Insomnia: are valerian / balm combination of equal value to benzodiazepine? / H. Dressing [et al.] // Therapiewoche. — 1992. — № 42. — P. 726–736.

40. Blaschek W. Hagers. Handbuch der pharmazeutischen Praxis. Folgeband 2: Drogen A-K / W. Blaschek. — 5th ed. — Berlin, Springer-Verlag, 1998. — 909 p. 37.

41. Bisset N. G. Herbal drugs and phytopharmaceuticals / N. G. Bisset. — Boca Raton, FL, CRC Press, 1994. — 302 p. 38.

42. Bruneton J. Pharmacognosy, phytochemistry, medicinal plants / J. Bruneton. — Paris, Lavoisier, 1995. — 928 p. 39.

43. Samuelsson G. Drugs of Natural Origin. A textbook of Pharmacognosy / G. Samuelsson. — 5-threvised edition. — London, 2004. — 620 p.

44. Nolen H. W. Menthol-ß-D-Glucuronide: A Potential Prodrug for Theatment of the Irritable Bowel Syndrome / W. Harold, D. R. Friend // Pharmaceutical Research. — 2010. — Vol. 11, № 12. — Р. 1385–1390.

45. Al-Mofleh I. Antisecretagogue, antiulcer and cytoprotective effects of Peppermint Mentha piperita L. in laboratory animals / I. Al-Mofleh [et al.] // J. Med. Sci. — 2006. — Vol. 6, № 6. — P. 930–936.

46. Gomes P. B. Anxiolytic-like effect of monoterpene 1,4-cineol in mice / P. B. Gomes [et al.] // Pharmacology Biochemistry and Behavior. — 2010. — № 96. — P. 287–293.

47. Данилов С. А. Пустырник: фитохимические особенности и новые грани фармакологических свойств / С. А. Данилов, С. Ю. Штрыголь, С. И. Степанова // Провизор. — 2011. — № 9. — С. 27 30.

48. Романенко Е. А., Кошевой О. Н., Комиссаренко А. Н. Исследование фенольных соединений спиртового экстракта травы пустырника. Новые лекарственные препараты: Экспресс-информация. 1983. — N 10. С. 18–22.

Некоторые важные лекарственные растения в Нигерии

Обзор
Nat Prod Ind J, том: 12 (3)

Oladeji O *

Кафедра чистой и прикладной химии, Технологический университет Ладок Акинтола, Нигерия

* Для переписки:
Оладеджи О., Кафедра чистой и прикладной химии, Технологический университет Ладок Акинтола, П.M.B 4000, Огбомосо, Нигерия, Тел .: +2348065950608; Электронная почта: [электронная почта защищена]

Поступила: 01.08.2016; Принята к печати: 01 августа 2016 г .; Опубликовано: 30 августа 2016 г.

Образец цитирования: Оладеджи О. Характеристики и роль лекарственных растений: некоторые важные лекарственные растения в Нигерии. Nat Prod Ind J. 2016; 12 (3): 102

Абстрактные

Натуральные продукты, полученные из растений для лечения болезней, доказали, что природа стоит на золотом знаке, демонстрируя взаимосвязь между человеком и окружающей его средой.Исследования и использование фитотерапии в лечении болезней увеличивается с каждым днем. До развития и цивилизации британцев в Нигерии лекарственные растения традиционно считались терапевтическим средством для лечения таких заболеваний, как брюшной тиф, холера, корь, гонорея. Однако знания о лекарственных травах для лечения заболеваний ограничиваются в основном практикующими травниками или учеными-растениями, которые верят, что лекарственные травы потеряют свою силу, если они будут раскрыты другим людям.Хотя некоторые травы могут иметь лечебные свойства, иногда лекарственный препарат вызывает определенные побочные эффекты. В связи с этим в настоящем исследовании основное внимание уделяется знаниям о лекарственном использовании растений и научным исследованиям для подтверждения их лечебной ценности.

Ключевые слова

Натуральные продукты; Лекарственные растения; Лечебные ценности; Болезни; Эффективность

Введение

Растение является важным источником лекарств и играет ключевую роль в мировом здоровье [1].Известно, что лекарственные травы или растения являются важным потенциальным источником терапевтических или лечебных средств. Использование лекарственных растений играет ведущую роль в системе здравоохранения во всем мире. Это предполагает использование лекарственных растений не только для лечения болезней, но и в качестве потенциального материала для поддержания хорошего здоровья и условий. Многие страны мира, то есть две трети населения мира, зависят от лекарственных трав для оказания первичной медико-санитарной помощи. Причины этого заключаются в их лучшей культурной приемлемости, лучшей совместимости и приспособляемости с человеческим телом, а также в меньших побочных эффектах.Судя по записям, большинство используемых препаратов содержат экстракты растений. Некоторые содержат активные ингредиенты (биоактивные компоненты или вещества), полученные из растений. Благодаря недавним исследованиям лекарственные средства растительного происхождения были обнаружены на основе изучения лечебных, терапевтических, традиционных методов лечения и, в особенности, народных знаний коренных народов, и некоторые из этих утверждений и убеждений людей незаменимы, несмотря на недавний прогресс в науке и технологиях. Некоторые из лекарств, которые, как считается, получают из растений, - это аспирин, атропин, артимесинин, колхицин, дигоксин, эфедрин, морфин, физостигмин, пилокарпин, хинин, хинидин, резерпин, таксол, тубокурарин, винкристин и винбластин.В Нигерии нельзя игнорировать важность лекарственных растений; поэтому будет важно изучить характеристики и роль фитохимических веществ в некоторых лекарственных растениях, обычно используемых в Нигерии.

Краткое описание лекарственных растений

Лекарственные растения могут быть определены как растения, которые обычно используются для лечения и профилактики определенных заболеваний и заболевания, которые обычно считаются вредными для человека [2].Эти растения являются либо «дикими растениями», либо спонтанно растет в самоподдерживающихся популяциях в естественных или полуестественных экосистемах и может существовать независимо прямых человеческих действий или контрастирующие «виды одомашненных растений» те, которые возникли в результате действий человека, таких как как селекция или разведение, и их существование зависит от управления [3].

Лекарства на травах зарекомендовали себя как основное лекарство в традиционной медицине.Они широко использовались в врачебные практики с древних времен. Это побуждает к развитию практики использования лекарственных растений. Причины из-за их биомедицинских преимуществ, а также места в культурных верованиях во многих частях мира в развитии мощных лечебные средства. В течение 1950-1970 гг. На фармацевтический рынок США было выведено около 100 новых препаратов на основе заводов. включая дезерпидин, ресеннамин и винкристин, которые получены из высших растений.

Лекарственные растения предоставили человечеству широкий спектр сильнодействующих лекарств для облегчения или искоренения инфекций и страдающих от них. болезней, несмотря на развитие синтетических лекарств, некоторые лекарственные препараты растительного происхождения по-прежнему сохраняли свое значение и актуальность. Во всем мире растет употребление препаратов на растительной основе [4]. Были записи об авансах, сделанных в В современной (синтетической) медицине все еще существует большое количество недугов или инфекций (заболеваний), от которых еще нет подходящих лекарств быть найденным.Это вызвало острую необходимость в разработке более безопасных лекарств (как для человека, так и для окружающей его среды) для лечения воспалительные расстройства, диабет, заболевания печени и желудочно-кишечные расстройства. Благодаря недавним исследованиям травяных растений или медицине произошли большие изменения в фармакологической оценке различных растений, используемых в традиционных системах медицины. Следовательно, растения можно охарактеризовать как основной источник лекарств, а не только как отдельные активные ингредиенты для распространяться в стандартизированной лекарственной форме, а также в качестве лекарственного сырья для населения.Современные лекарства и лечебные травы дополнительно используются в программах здравоохранения в нескольких развивающихся странах, таких как страны Африки, Азия и некоторая часть Европы. Из-за различного воздействия на травяные растения, растительные продукты попадают на поверхность во всем мире из-за убежденность в том, что многие лекарственные травы не оказывают воздействия на здоровье и окружающую среду. Страх масс в Применение синтетических или современных лекарств всегда сопровождается их единичными или множественными побочными эффектами или воздействием на здоровье [5,6].

Важные свойства фитохимических веществ

Использование растений для лечения болезней старо, как вид человека. Популярные наблюдения за использованием и эффективностью лекарственные растения значительно способствуют раскрытию их терапевтических свойств, поэтому они часто прописаны, даже если их химический состав не всегда полностью известен. Например, используется сенна алата. Традиционно в Нигерии лечат бактериальные и грибковые инфекции [6,7].Они также показали разную степень антибактериального и противогрибковые действия против болезнетворных микроорганизмов.

Было обнаружено, что флавоноиды проявляют большую противогрибковую и антибактериальную активность против некоторых патогенных грибов человека и бактерии [8]. Лечебная сила лекарственного растения обусловлена ​​наличием некоторых биологически активных компонентов. Эти биоактивные компоненты устанавливаются с помощью фитохимического скрининга, такого как фитохимические тесты и тонкослойная хроматография [9].

Лекарственные растения содержат большое количество вторичных метаболитов или соединений, таких как дубильные вещества, терпноиды, алкалоиды, флавоноиды; это определяет терапевтическую активность растений, особенно антимикробную активность [10]. Похожий Фитохимические компоненты, такие как флавоноиды и дубильные вещества, также оказались активными в отношении патогенных бактерий, таких как Bacillus cereus, Staphylococcus aurous и других [11]. Содержащиеся в лекарственных растениях дубильные вещества делают его полезным для производства антисептического мыла, которое обычно используется для купания или очистки поверхностей кожи.В литературе было документально подтверждено, что фитохимические вещества могут быть токсичными для мицелиальных грибов, дрожжей и бактерий [12], а также ингибировать вирусную обратную транскриптазу [13]. Сообщалось, что сапонины являются основными компонентами, действующими как вторичный противогрибковый метаболит. Обнаружено, что широкий спектр физиологической активности сапонинов, стероидов, фенолов и дубильных веществ является более преобладающим и, следовательно, может быть ответственным за противомикробное действие [14].

Танины обладают вяжущими свойствами, которые ускоряют заживление ран и воспаленных слизистых оболочек благодаря их физиологическим свойствам, таким как антиоксидантные, противомикробные и противовоспалительные свойства.Лечебные свойства лекарственных растений могут быть связаны с наличием дубильных веществ. Известно, что они обладают вяжущими, противовоспалительными, антидиарейными, антиоксидантными и антимикробными свойствами [14]. Сапонины традиционно использовались в детергентах, пестицидах и моллюсках в дополнение к их промышленным применениям, таким как пенообразование и поверхностно-активные вещества. Они помогают контролировать сердечно-сосудистые заболевания и контролировать уровень холестерина у людей [13].

Характеристика лекарственных растений Нигерии

В Западной Африке, в основном в Нигерии, лекарственные растения проявили отличительные особенности в области лечения травами.В Нигерии насчитывается около 1000 лекарственных растений, и большая часть их медицинской деятельности еще не исследована. Их медицинская деятельность может иметь решающее значение в лечении настоящих или будущих проблем со здоровьем. Некоторые лекарственные растения могут дополнять, повреждать или нейтрализовать их возможное негативное воздействие на организм, и они известны как синергические лекарственные растения; некоторые используются при лечении сложных случаев, например, онкологических заболеваний, они известны как официальные лекарственные растения; некоторые обладают способностью предотвращать появление некоторых заболеваний за счет уменьшения побочного эффекта синтетического лечения, они известны как профилактические лечебные травы.

Проблемы или проблемы, с которыми сталкивается использование лекарственных растений в Нигерии

Несмотря на недавний прогресс в области фитотерапии, одна из самых сложных проблем, с которыми приходится бороться при переводе традиционных травяных практик в традиционную «западную» медицину, - это индивидуализация рецептов, содержащих несколько травяных и других ингредиентов. Кроме того, промышленность в развивающихся странах сталкивается с проблемами при разработке лекарственных растений.

Одной из этих проблем является отсутствие информации о социальных, биохимических и экономических выгодах, которые может дать промышленное использование лекарственных растений.Кроме того, мало стимулов для стандартизации продуктов, мало информации о рыночном потенциале и торговых возможностях этих лекарственных растений. Это приводит к недостаточному или меньшему использованию реального потенциала этих заводов.

Роль лекарственных растений в традиционном лечении в Нигерии

Фармакологическое лечение болезней началось давно с использования трав [2]. Методы народного исцеления во всем мире обычно используют травы как часть своей традиции.Некоторые из этих традиций кратко описаны ниже, приводя некоторые примеры множества важных практик исцеления во всем мире, в которых для этой цели использовались травы. Это также является следствием традиционного убеждения, что синергетическая комбинация нескольких активных компонентов в некоторых растительных препаратах ответственна за их благотворное действие [15].

Методы народного исцеления во всем мире обычно используют травы как часть своей традиции. Некоторые из этих традиций кратко описаны ниже, приводя некоторые примеры множества важных практик исцеления во всем мире, в которых для этой цели использовались травы.Это также является следствием традиционного убеждения, что синергетическая комбинация нескольких активных компонентов в некоторых растительных препаратах ответственна за их благотворное действие [15].

Внедрение препаратов растительного происхождения в современную медицину было связано с использованием материалов растительного происхождения в качестве местного лекарства в традиционной системе медицины [16]. Было обнаружено, что некоторые растения обладают значительными антибактериальными, противогрибковыми, противораковыми, антидиуретическими, противовоспалительными и антидиабетическими свойствами [14,17-20].Некоторые другие применения лекарственных трав включают нейтрализацию яда с помощью лупеола ацетата, выделенного из экстракта корня Hemidesmus indicus [21], лечение гипертонии и снижение уровня сахара в крови серпентином, выделенным из корня Rauwolfia serpentine , лечение болезни Ходжкина. , хориокарцинома, неходжкинские лимфомы, лейкоз у детей, рак яичек и шеи от винбластина, выделенного из Catharanthus rosesus [22], лечение острого лимфоцитарного лейкоза на поздних стадиях болезни Ходжкина у детей, лимфосаркомы, рака шейки матки и молочной железы.Лекарства на основе растений используются для лечения психических заболеваний, кожных заболеваний, туберкулеза, диабета, желтухи, гипертонии и рака.

Лечебное значение некоторых местных лекарственных растений в Нигерии

Лекарственное растение содержит химические соединения, определяющие их терапевтическую активность. Исследователи показали, что разные растения содержат разные биоактивные компоненты в разных концентрациях. Чем выше количество важного фитохимического вещества в лекарственных растениях, тем выше терапевтическая эффективность или лекарственное значение растений.В Нигерии есть более 300 известных лекарственных растений; хотя применение варьируется от растений к растениям, культуры и веры людей, погоды и других факторов, многие из этих растений не имеют широкого распространения; некоторые хорошо растут в тропических лесах, а другие - в регионах саванн. В некоторых частях Нигерии, особенно известно, что папайя ( Carica papaya ) используется для лечения язвы; другая часть использовала его для лечения запоров, катара, абортов и кашля. Ниже рассматривается общая важность некоторых лекарственных растений и фитохимических веществ некоторых избранных растений в Нигерии:

Alternanthera nodiflora

• Ботаническое название: Alternanthera nodiflora

• Местное название: Dagunro (Yoruba)

• Обычное название: Джойвидс или пальто Джозефа

• Фитохимические составляющие: Алкалоиды, каротиноиды, флавоноиды, терпеноиды, флобатанины, фенолы, сапонины [23,24].

• Лекарственное применение: В основном они используются как болеутоляющее. Листья измельчают до мелкого порошка, а затем смазывают белым пальмовым маслом, которое затем наносят на пораженную часть тела.

Каланхоэ гената

• Ботаническое название: Kalanchoe genata

• Местное название: Odundun (Yoruba), onwa (Ibo),

• Общее название: Чудо-растение, Hand-life plant

• Фитохимические компоненты: Алкалоиды, флавоноиды, фенольные соединения, дубильные вещества [25,26].

• Лекарственное применение: Применяются для лечения сотрясения мозга. Свежие листья размягчаются при нагревании, а затем отжимаются для получения жидкого содержимого. Затем смесь смешивали с пальмовым маслом и принимали внутрь или массировали пораженную часть тела.

Кассия алата / Сенна алата

• Ботаническое название: Cassia alata или ( Senna alata )

• Местное название: Асунвон (Йоруба), огала (Ибо),

• Общее название: Свеча, акапуло

• Фитохимические составляющие: флавоноидов; антрахиноны; дубильные вещества; стероиды; сапонины; фенольные соединения, гликозиды [8,14,27-30].

• Лекарственное средство: Используется для лечения запора. Высушенные листья измельчают и добавляют мелкодисперсный порошок сульфата калия-алюминия и вводят перорально.

Strophanthus hispidus

• Ботаническое название: Strophanthus hispidus

• Местное название: Isa (Yoruba), kwankwani (Hausa), Sagere, isagere, isagira

• Обычное название: Яд для стрел

• Фитохимические составляющие: Флавоноиды, дубильные вещества; стероиды; сапонины, гликозиды, флобатаннины, углеводы [31-33].

• Лекарственное средство: Часто используется для лечения кашля. Образец листьев измельчали ​​и смешивали небольшое количество хлорида натрия. Ежедневно принимают внутрь с пальмовым вином.

Pupalia lappacea

• Ботаническое название: Pupalia lappacea

• Местное название: Emi-agbo (Yoruba), ose (Ibo), marin-kusu (Hausa)

• Фитохимические составляющие: флавоноидов; антрахиноны; сапонины; фенолы, гликозиды [34-37].

• Лекарственное применение: Часто используется для лечения бесплодия у женщин. Образец измельчали ​​и смешивали с фруктами, сушеными зернами белки и кукурузы. Около трех чайных ложек принимают внутрь с жидкой пищей.

Nicotiana tabacum

• Ботаническое название: Nicotiana tabacum

• Местное название: Эве таба (йоруба), ан были (ибо), таба (хауса)

• Общее название: Табак

• Фитохимические составляющие: Алкалоиды; флавоноиды; антрахиноны; дубильные вещества; стероиды; сапонины; гликозиды; терпены [38-42].

• Лекарственное применение: Для лечения судорог. Листья измельчают, чтобы собрать сок, и его добавляют в воду для купания.

Карика папайя

• Ботаническое название: Carica papaya

• Местное название: Ибепе (Йоруба), оджо (Ибо), гванда (хауса)

• Общее название: Pawpaw

• Фитохимические составляющие: флавоноидов; антрахиноны; дубильные вещества; стероиды; сапонины; фенольные соединения, гликозиды [36,37,43-45].

• Лекарственное средство: Они часто используются в качестве лекарства от запора, катара, аборта и кашля. Листья кипятят с медом в воде 5 ч и дают остыть; это принимается перорально для лечения катара и кашля.

Byrsocarpus coccineus

• Ботаническое название: Byrsocarpus coccineus

• Местное название: (Йоруба), (Ибо), (Хауса)

• Общее название: Schellent

• Фитохимические составляющие: флавоноидов; антрахиноны; дубильные вещества; стероиды; сапонины, гликозиды [32,37].

• Лекарственное применение: Часто используются для лечения боли в горле и зубной боли. Сок получают из листьев и наносят на пораженный участок с помощью ваты на пораженный участок зуба.

Заключение

Знания о лекарственных травах для сложного лечения заболеваний ограничиваются в основном практикующими травниками или учеными-растениями, верящими в то, что лекарственные травы потеряют свою силу, если будут раскрыты другим людям.Хотя некоторые травы могут иметь лечебные свойства, иногда лекарственные препараты вызывают определенные побочные эффекты. Особое значение лекарственных растений в лечении болезней связано с их фитохимическими свойствами. Исследование показало, что все лекарственные растения (в Нигерии) содержат биоактивные компоненты, известные как фитохимические вещества. Следовательно, терапевтическое или лекарственное применение этих растений может быть связано с присутствием биоактивных компонентов.

Благодарность

Автор высоко оценивает усилия профессора Аделово, Ф.E. из кафедры чистой и прикладной химии, LAUTECH, Огбомошо, Нигерия, за ее вклад во время исследования.

Список литературы

  1. Сандберг Ф., Корриган Д. Природные средства правовой защиты. Их происхождение и использование. Абингдон: Тейлор и Фрэнсис; 2001.
  2. Schulz V, Hänsel R. Tyler VE. Рациональная фитотерапия. Руководство для врача по фитотерапии. 4-е изд. Берлин: Springer-Verlag; 2001. с. 306.
  3. Каликсто JB. Эффективность, безопасность, контроль качества, маркетинговые и нормативные руководства для лекарственных средств растительного происхождения (фитотерапевтические агенты).Braz J Med Biol Res. 2000; 33 (2): 179-89.
  4. Bhat KKP. Информационные базы данных по лекарственным растениям. В: Недревесные лесные товары. Лекарственные растения для сохранения и здравоохранения, Рим: Продовольственная и сельскохозяйственная организация; 1995.
  5. Angell M, Kassirer JP. Альтернативная медицина - риски непроверенных и нерегулярных средств. N Engl J Med. 1998; 339 (12): 839-41.
  6. Smet PA. Следует ли лицензировать продукты, подобные лекарственным травам, в качестве лекарств? BMJ. 1995; 310 (6986): 1023-4.
  7. Indu B, Crozier A. Растительные фенолы и здоровье человека: биохимия, питание и фармакология. Нью-Джерси: Уайли; 2010. с. 446-67.
  8. Owoyale JA, Olatunji GA, Oguntoye SO. Противогрибковое и антибактериальное действие спиртового экстракта листьев Senna alata. J Appl Sci Environ Mgt. 2005; 9 (3): 105-7.
  9. Wuthi SP. Противогрибковая активность экстрактов Senna alata с использованием различных методов экстракции. J Health Res. 2010; 24 (3): 117-22.
  10. Эванс WC, Trease GE. Фармакогнозия Треза и Эванса. 6-е изд. Китай: У. Б. Сондерс; 2002.
  11. Кумар А., Шукла Р., Сингх П. и др. Оценка эфирного масла Thymus vulgaris L. как безопасного ботанического консерванта против грибкового заражения пищевых продуктов после сбора урожая. Innov Food Sci Emerg. 2008; 9 (4): 575-80.
  12. Эванс WC. Фармакогнозия Треза и Эванса. 15 изд. Лондон: издательство Saunders; 2002. с. 585.
  13. Онвулири ФК.Антимикробные исследования экстрактов Acalypha wllkesiana L. на микроорганизмы, связанные с раневыми и кожными инфекциями. West Afr J Bio Sci. 2004: 15-9.
  14. Суле В.Ф., Оконько И.О., Джозеф Т.А. и др. Противогрибковая активность сенны обыкновенной in-vitro. Неочищенный экстракт листьев. Res J Biol Sci. 2010; 5 (3): 275-84.
  15. Таиз Л., Зейгер Э. Физиология растений. 3-е изд. Калифорния: Издательство Benjamin Publishing Company; 1991.
  16. Иголи Дж.О., Огаджи О.Г., Иголи Н.П. и др.Практика народной медицины среди народа Игеде в Нигерии. Часть II. Afr J Trad CAM. 2003; 10 (4): 1-10.
  17. Тимоти С.Ю., Ламу Ф.В., Рода А.С. и др. Острая токсичность, фитохимия и антибактериальная активность водных и этанольных экстрактов листьев Cassia alata L. Int Res J Pharma. 2012; 3 (6): 73-6.
  18. Oladeji SO. Тонкослойный хроматографический анализ флавоноидов и общих фенолов в метанольных и этанольных экстрактах Senna alata (L.) Roxb. (Fabales: Fabaceae).Brazil J Biol Sci. 2016; 3: 221-5.
  19. Adelowo FE, Oladeji SO. Спектрофотометрический анализ фенольных соединений Senna alata. Am J Adv Sci Res. 2016; 3 (2): 246-53.
  20. Midawa SM. Кожные ранозаживляющие свойства спиртовых экстрактов листьев Senna alata L. (Fabaceae). J Biol Sci. 2010; 2: 63-8.
  21. Chatterjee IC, Gomesan A. Растительные фенольные соединения. Великобритания J Ethnopharmacol. 2006; 6: 38-43.
  22. Фарнсворт Н.Р., Буньяпрафатсара Н.Тайское лекарственное растение: рекомендовано для системы первичной медико-санитарной помощи. Бангкок: Компания Prachachon; 1992.
  23. Ogu GI, Tanimowo WO, Nwachukwu PU, et al. Противомикробные и фитохимические вещества экстрактов корня Cyathuta prostate (L) Blume против некоторых патогенов. J Intercult Ethnopharmacol. 2012; 1 (1): 35-43.
  24. Фека П.Д., Мохаммед С.И., Шайбу М.А. и др. Фитохимический скрининг и антимикробная эффективность экстрактов Alternanthera nodiflora. Bayero J Pure Appl Sci.2013; 6 (2): 101-4.
  25. Макинде А.А., Иголи Дж.О., Амаль Л.Т. и др. Противомикробная активность Cassia alata. Afr J Biotechnol. 2007; 6 (13): 1509-10.
  26. Сайто Х. Регулирование лекарственных трав в Японии. Pharmacol Res. 2000; 41 (5): 515-9.
  27. Oladeji SO, Adelowo F, Odelade KA. Масс-спектроскопический и фитохимический скрининг фенольных соединений в экстракте листьев Senna alata (L.) Roxb. (Fabales: Fabaceae). Brazil J Biol Sci. 2016; 3 (5): 209-19.
  28. Ayyanar M , Ignacimuthu S. Фармакологические действия Cassia auriculata L. и Cissus quadrangularis wall. Краткий обзор. J Pharmacol Toxicol. 2008; 3 (3): 213-32.
  29. Донатус Е.О., Фред ООН. Каннабиноидный алкалоид дронабинол с антимикробной активностью из Cassia alata Linn. Der Chemica Sinica. 2010; 2: 247-54.
  30. Уша В. Предварительная фитохимическая оценка экстракта листьев пяти видов кассии. J Chem Pharm Res.2011; 3 (5): 574-83.
  31. Ojiako OA, Igwe CU. Исследование гипогликемии с изменением во времени этанола и хлороформных экстрактов Strophanthus hispidus. Растения J Herbs Spices Med. 2009; 15 (1): 1-8.
  32. Edeoga HO, Okwu DE, Mbaebie BO. Фитохимические составляющие некоторых нигерийских лекарственных растений. Afr J Biotechnol. 2005; 4 (7): 685-88.
  33. Prohp TP, Onoagbe IO. Определение фитохимического состава коры стебля триплохитона склероксилона. Int J Appl Biol Pharma Technol.2012; 3 (2): 68-75.
  34. Rajpant KS, Rao KS. Структурные исследования и исследования развития варианта Cannibal у Pupalia lappacea. Энн Бот Фенничи. 1999; 36: 137-41.
  35. Burtis M, Buear F. Антиоксидантная активность эфирного масла Nigella sativa. Phytother Res. 2000; 14 (5): 323-8.
  36. Elekwa I, Monanu MO, Anosike EO. Влияние водных экстрактов корней Zanthoxylum macrophylla на мембранную стабильность эритроцитов человека разных генотипов. Биокемистри.2005; 17 (1): 7-12.
  37. Onah JO, Akubue PI, Okhide GB. Кинетика обращения предварительно серповидных эритроцитов водным экстрактом семян Cajanus cajan. Phytother Res. 2002; 16 (8), 748-50.
  38. Akindele AJ, Adeyemi OO. Противовоспалительная активность водных экстрактов листьев Byrsocarpus coccineus. Фитотерапия. 2007; 78 (1): 25-8.
  39. Ахмед Э., Нур Б., Мохамед И. и др. Антиплазмодная активность некоторых растений. Некоторые лекарственные растения, используемые в суданской народной медицине.Environ Health Insights. 2010; 4: 1-6.
  40. Baskeran C, Ratha V, Kanimoz D. Фитохимический и антимикробный анализ Murraya koenigii. Int J Res Ayurveda Pharm. 2000; 2 (6): 1807-10.
  41. Nkirote CK, Kathenya IJ, Michael O. Антиоксидантные и противодиабетические свойства конденсированных танинов в ацетонном экстракте отобранных сырых и обработанных местных пищевых ингредиентов из Кении. J Food Sci. 2011; 76 (4): 560-7.
  42. Тиджани И.М., Белло И., Алию А. и др.Фитохимическое и антибактериальное исследование экстракта корня Cochlospermum tinctoricm. Res J Med Plant. 2009; 3 (1): 16-22.
  43. .
  44. Sofowora EA, Isaac-Sodeye WA, Ogunkoya LO. Выделение и характеристика противозепщающего средства из корня Fagara zanthoxyloides. Llyodia. 1975; 38 (2): 169-71.
  45. Ekeke GI, Shode FO. Фенилаланин является преобладающим противозачаточным агентом в экстракте семян Cajanus cajan. Planta Med. 1990; 56 (1): 41-3.
  46. Sofowora EA, Sodeye AI.Выделение и характеристика противозепщающего средства из корня Fagara zanthoxyloides. Труды симпозиума Фэгара и красная кровяная тельца. 1979; п. 79-87.

Сохранение и устойчивое использование лекарственных растений: проблемы, успехи, перспективы | Китайская медицина

Поиск литературы

Мы провели систематический поиск литературы в базах данных ISI Web of Science, PubMed и CNKI, используя поисковые термины (например, «лекарственное растение», «лекарственное средство на травах», «лекарственное средство на травах», «ароматическое растение» и «Китайская медицина») и комбинации ключевых слов (напр.грамм. «Сохранение in-situ», «сохранение ex-situ», «устойчивое использование» и «практика выращивания»), чтобы найти выдержки из соответствующих статей (рис. 1). Поиск литературы охватывал период с января 2000 г. по декабрь 2014 г., и языки были ограничены английским и китайским. Мы тщательно просмотрели все полученные тезисы, чтобы найти статьи, подходящие по критериям включения (таблица 1). Что касается литературы, посвященной сохранению и / или устойчивому использованию лекарственных растений, мы взяли полные статьи из полнотекстовых баз данных (ScienceDirect, Wiley, Biomed, Springer, Medline, Scopus, Elsevier, Highwire, Mcgill, Cogprints, Emedicine, Nature and Science. онлайн).В результате первоначального поиска было собрано 673 реферата, включая исследовательские статьи, обзоры, комментарии и письма. После систематического скрининга 231 человек соответствовал критериям включения. Из них были получены полные копии 106 статей для дальнейшей оценки. Кроме того, мы извлекли 25 неиндексированных, но релевантных цитат из справочных списков найденных статей, чтобы дополнить вышеуказанный поиск и обеспечить полный поиск литературы.

Рис.1

Схема выбора литературы

Таблица 1 Критерии включения и исключения для выбора исследования

Разнообразие лекарственных растений, используемых во всем мире

Более одной десятой разновидностей растений используется в лекарствах и товарах для здоровья, причем используется более 50 000 видов.Однако распространение лекарственных растений в мире неоднородно [15, 16]. Например, Китай и Индия имеют наибольшее количество используемых лекарственных растений - 11 146 и 7500 видов, соответственно, за ними следуют Колумбия, Южная Африка, США и еще 16 стран с процентным содержанием лекарственных растений от 7% в Малайзии до 44% в Индии по сравнению с их общим количеством видов растений [16–19] (рис. 2). Некоторые семейства растений не только имеют большее количество лекарственных растений, но также имеют более высокую долю находящихся под угрозой исчезновения видов, чем другие [15].Лишь часть лекарственных растений, страдающих от генетической эрозии и разрушения ресурсов, занесена в список находящихся под угрозой [20, 21].

Рис. 2

Количество и процентное содержание лекарственных растений в разных странах. светлых полосок указывают количество видов лекарственных растений, а темных точек указывают процент лекарственных растений по сравнению с общим количеством видов растений. Источники данных: Rafieian-Kopaei [16], Hamilton [17], Marcy et al.[18] и Srujana et al. [19]

Факторы, связанные с редкостью видов лекарственных растений

Редкость видов используется для оценки риска исчезновения лекарственных растений и определения тех видов, которым угрожает наибольший риск исчезновения, до начала работ по сохранению [22]. Необходимо определить, насколько редок каждый вид и чем редкие виды отличаются друг от друга. Не все лекарственные растения одинаково влияют на уборочные нагрузки [23, 24].Чрезмерная эксплуатация, неизбирательный сбор, неконтролируемая вырубка лесов и разрушение среды обитания - все это влияет на редкость видов, но этого недостаточно для объяснения восприимчивости или устойчивости отдельных видов к давлению урожая. Множественные биологические признаки коррелируют с риском исчезновения, такие как специфика среды обитания, диапазон распространения, размер популяции, видовое разнообразие, скорость роста и репродуктивная система (таблица 2; рис. 3).

Таблица 2 Резюме оригинальных исследований по сохранению и устойчивому использованию лекарственных растений Фиг.3

Факторы, влияющие на восприимчивость или устойчивость лекарственных растений в ответ на давление сбора. Факторы включают диапазон распространения, специфику среды обитания, размер популяции, видовое разнообразие, скорость роста и репродуктивную систему. Темная линия указывает на менее восприимчивые характеристики лекарственных растений, а пунктирная линия указывает на более восприимчивые характеристики, способствующие редкости лекарственных растений

Стратегии сохранения

Ресурсы лекарственных растений собираются во все возрастающих объемах, в основном из диких популяций.Действительно, в последние десятилетия спрос на ресурсы дикой природы в Европе, Северной Америке и Азии увеличивался на 8–15% в год [8, 9]. Существует порог, ниже которого репродуктивная способность видов необратимо снижается [25, 26]. Были разработаны различные наборы рекомендаций, относящиеся к сохранению лекарственных растений, такие как обеспечение сохранения как in situ, так и ex situ (таблица 2) [15, 27]. Природные заповедники и дикие питомники являются типичными примерами сохранения медицинской эффективности растений в их естественной среде обитания, в то время как ботанические сады и семенные банки являются важными парадигмами для сохранения ex-situ и будущих пересадок [28, 29] (рис.4). Географическое распространение и биологические характеристики лекарственных растений должны быть известны для проведения природоохранных мероприятий, например чтобы оценить, должно ли сохранение видов происходить в природе или в питомнике.

Рис. 4

Схема методических систем сохранения лекарственных растений

Сохранение in situ

Большинство лекарственных растений являются эндемичными видами, и их лечебные свойства обусловлены главным образом наличием вторичных метаболитов, которые реагируют на стимулы в естественной среде и могут не проявляться в условиях культивирования [22, 29].Сохранение целых сообществ in situ позволяет нам защищать местные растения и поддерживать естественные сообщества вместе с их сложной сетью взаимоотношений [30]. Кроме того, сохранение in situ увеличивает количество разнообразия, которое может быть сохранено [31], и укрепляет связь между сохранением ресурсов и устойчивым использованием [32]. Усилия по сохранению in-situ во всем мире сосредоточены на создании охраняемых территорий и использовании подхода, ориентированного на экосистемы, а не на виды [33].Успешное сохранение in-situ зависит от правил, норм и потенциального соответствия лекарственных растений средам произрастания [25, 34].

Природные заповедники

Деградация и разрушение местообитаний является основной причиной потери ресурсов лекарственных растений [35]. Природные заповедники - это охраняемые территории важных природных ресурсов, созданные для сохранения и восстановления биоразнообразия [36, 37]. По всему миру создано более 12 700 охраняемых территорий, из них 13.2 млн. Км 2 , или 8,81% поверхности суши Земли [38]. Сохранение лекарственных растений путем защиты ключевых естественных местообитаний требует оценки вклада и экосистемных функций отдельных местообитаний [39].

Питомники дикой природы

Невозможно обозначить каждое естественное место обитания диких растений в качестве охраняемой территории из-за соображений стоимости и конкурирующего землепользования [25, 40]. Дикий питомник создается для выращивания и одомашнивания исчезающих лекарственных растений на охраняемой территории, в естественной среде обитания или на небольшом расстоянии от естественного произрастания растений [4, 20, 41].Хотя популяции многих диких видов находятся под сильным давлением из-за чрезмерной эксплуатации, деградации среды обитания и инвазивных видов, дикие питомники могут обеспечить эффективный подход к сохранению in situ лекарственных растений, которые являются эндемичными, исчезающими и пользующимися спросом [27, 42] .

Сохранение ex-situ

Сохранение ex-situ не всегда четко отделено от сохранения in-situ, но оно является эффективным дополнением к нему, особенно для чрезмерно эксплуатируемых и находящихся под угрозой исчезновения лекарственных растений с медленным ростом, низкой численностью и высокой восприимчивостью к болезням при повторной посеве [4, 43, 44].Сохранение ex-situ направлено на культивирование и натурализацию находящихся под угрозой исчезновения видов, чтобы обеспечить их дальнейшее выживание, а иногда и на производство большого количества посадочного материала, используемого для создания лекарств, и часто это незамедлительные действия, предпринимаемые для сохранения ресурсов лекарственных растений [45, 46]. Многие виды ранее диких лекарственных растений могут не только сохранять высокую активность при выращивании в садах вдали от естественных мест обитания, но и могут отбирать репродуктивные материалы и хранить их в семенных банках для последующей повторной посадки [4].

Ботанические сады

Ботанические сады играют важную роль в сохранении ex-situ [43], и они могут поддерживать экосистемы для увеличения выживания редких и исчезающих видов растений [38]. Хотя живые коллекции обычно состоят только из нескольких особей каждого вида и поэтому имеют ограниченное использование с точки зрения генетической консервации [47], ботанические сады обладают множеством уникальных особенностей. Они включают большое разнообразие видов растений, выращиваемых вместе в общих условиях, и часто содержат таксономически и экологически разнообразную флору [48].Ботанические сады могут сыграть дополнительную роль в сохранении лекарственных растений посредством разработки протоколов размножения и выращивания, а также осуществления программ одомашнивания и селекции сортов [49].

Банки семян

Банки семян предлагают лучший способ хранения генетического разнообразия многих лекарственных растений ex situ, чем через ботанические сады, и рекомендуются для помощи в сохранении биологического и генетического разнообразия видов диких растений [50, 51]. Самым примечательным банком семян является проект «Банк семян тысячелетия» в Королевском ботаническом саду в Великобритании [51].Банки семян обеспечивают относительно быстрый доступ к образцам растений для оценки их свойств, предоставляя полезную информацию для сохранения оставшихся естественных популяций [50, 51]. Сложные задачи банка семян заключаются в том, чтобы вернуть виды растений обратно в дикую природу и как активно содействовать восстановлению диких популяций [50].

Практика культивирования

Хотя дикорастущие ресурсы лекарственных растений широко считаются более эффективными, чем культивируемые, выращивание в домашних условиях является широко используемой и общепринятой практикой [30, 52, 53].Выращивание дает возможность использовать новые методы для решения проблем, возникающих при производстве лекарственных растений, таких как токсичные компоненты, загрязнение пестицидами, низкое содержание активных ингредиентов и неправильная идентификация ботанического происхождения [54]. Культивирование в контролируемых условиях роста может улучшить выход активных соединений, которые почти всегда являются вторичными метаболитами, и обеспечивает стабильность продукции (Таблица 3). Практики выращивания предназначены для обеспечения оптимального уровня воды, питательных веществ, дополнительных добавок и факторов окружающей среды, включая температуру, свет и влажность, для получения повышенных урожаев целевых продуктов [27, 55].Более того, более интенсивное культивирование способствует сокращению урожая лекарственных растений, способствует восстановлению их природных ресурсов и снижает их цены до более разумного диапазона [4, 13, 20] (рис. 5).

Таблица 3 Преимущества и недостатки диких ресурсов по сравнению с культурными видами лекарственных растений Рис. 5

Изменение цен и объемов урожая при переходе от дикорастущего к выращиванию лекарственных растений.По мере того как ресурсы дикой природы сокращаются из-за чрезмерного вылова, цена на сырье соответственно возрастает. Таким образом, выращивание становится экономически целесообразным для стабилизации цен и восстановления ресурсов лекарственных растений. Источники данных: Hamilton [4], Larsen и Olsen [13], Schippmann et al. [20], Chan et al. [56] и Schippmann et al. [67]

Надлежащая сельскохозяйственная практика (GAP)

Надлежащая сельскохозяйственная практика (GAP) для лекарственных растений была сформулирована для регулирования производства, обеспечения качества и содействия стандартизации лекарственных трав [56].Подход GAP обеспечивает высококачественные, безопасные и экологически чистые растительные лекарственные средства (или сырые лекарственные препараты) за счет применения имеющихся знаний для решения различных проблем [57]. GAP включает комплексные элементы, такие как экологическая среда производственных участков, зародышевая плазма, культивирование, сбор и качественные аспекты обнаружения пестицидов, макроскопическая или микроскопическая аутентификация, химическая идентификация биоактивных соединений и проверка металлических элементов [58]. Многие страны активно продвигают внедрение GAP.Например, китайские власти продвигают GAP для выращивания широко используемых лекарственных растений в регионах, где эти лекарственные растения традиционно выращиваются [27, 33].

Органическое сельское хозяйство привлекает все большее внимание из-за его способности создавать интегрированные, гуманные, экологически и экономически устойчивые системы производства лекарственных растений [59, 60]. Цели органического земледелия лекарственных растений включают производство материала более высокого качества и высокой продуктивности, а также обеспечение сохранения и устойчивого использования этих растений (Таблица 4).Определяющей характеристикой органического земледелия является отказ от использования синтетических удобрений, пестицидов и гербицидов, которые не разрешены в соответствии со многими действующими стандартами органической сертификации в Европе и Северной Америке [59]. Органическое земледелие безвредно для окружающей среды и полагается на возобновляемые ресурсы фермы для поддержания биологических процессов лекарственных растений и экологического баланса среды обитания [56, 59]. Использование органических удобрений непрерывно обеспечивает почву питательными веществами и улучшает стабильность почвы, значительно влияя на рост лекарственных растений и биосинтез основных веществ.Например, при внесении органических удобрений урожай биомассы Chrysanthemum balsamita был увеличен, а содержание эфирного масла в нем было высоким по сравнению с маслами, не содержащими органических удобрений [61]. Органическое земледелие лекарственных растений приобретает все большее значение в долгосрочном развитии и устойчивости лекарственных растений [60].

Таблица 4 Характеристики и преимущества органического земледелия лекарственных растений

Устойчивое использование

Для лекарственных растений с ограниченной численностью и медленным ростом разрушительный сбор урожая обычно приводит к истощению ресурсов и даже исчезновению видов [13, 62].Следовательно, следует учитывать устойчивое использование лекарственных растений и формулировать передовые методы сбора урожая. Сбор корней и цельных растений более разрушителен для лекарственных растений (например, трав, кустарников и деревьев), чем сбор их листьев, цветов или почек (Таблица 5). Для травяных препаратов, сделанных из цельных растений или корней, использование их листьев в качестве лечебного средства может быть доброй альтернативой. Например, Wang et al. [63] обнаружили, что экстракты из стеблей и корней листьев женьшеня обладают сходной фармакологической активностью, но стебель листьев женьшеня имеет то преимущество, что является более устойчивым ресурсом.

Таблица 5 Чувствительность видов к чрезмерному вылову в отношении используемых форм жизни и частей растений

Перспективы

Развитие генной инженерии привело к возможности крупномасштабного биосинтеза натуральных продуктов, а достижения в культуре тканей и ферментации лекарственных растений открыли новые возможности для крупномасштабного и высокоэффективного производства желаемых биологически активных соединений. . Культура тканей (включая культуру растительных клеток и трансгенных волосистых корней) является многообещающей альтернативой для производства редких и ценных вторичных метаболитов, имеющих медицинское значение [64].Микроразмножение через инкапсуляцию пропагул в ткани может не только облегчить хранение и транспортировку, но также способствует более высокой скорости регенерации [62]. Когда количества нормальных семян недостаточно для размножения, возможной альтернативой является технология синтетических семян, определяемая как искусственно инкапсулированные соматические зародыши (или другие ткани) для культивирования in vitro или ex vitro [65, 66]. Кроме того, селекционные улучшения могут быть выполнены с использованием подходов на основе молекулярных маркеров, применяемых на генетическом уровне, и время, необходимое для разведения, может быть значительно сокращено [62, 64, 65].

Традиционное использование лекарственных растений на юге центральной части Зимбабве: обзор и перспективы | Журнал этнобиологии и этномедицины

  • 1.

    Гельфанд М., Драммонд Р. Б., Мави С., Ндемера Б.: Традиционный практикующий врач в Зимбабве: его принципы практики и фармакопея. 1985, Гверу: Mambo Press

    Google ученый

  • 2.

    Каннингем А.Б.: Исследование торговли травами в Натале / Квазулу.1988, Питермарицбург: Отчет о расследовании № 29 Институт природных ресурсов

    Google ученый

  • 3.

    Хостеттманн К., Марстон А., Нджоко К., Вольфендер Дж. Л.: Потенциал африканских лекарственных растений как источника лекарств. Curr Organic Chem. 2000, 4: 973-1010. 10.2174 / 1385272003375923.

    CAS Google ученый

  • 4.

    Камбизи Л., Афолаян А.Дж .: Этноботаническое исследование растений, используемых для лечения заболеваний, передающихся половым путем (Njovhera) в районе Гуруве, Зимбабве.J Ethnopharmacol. 2001, 77: 5-9. 10.1016 / S0378-8741 (01) 00251-3.

    CAS PubMed Google ученый

  • 5.

    Мукамури Б. Использование лекарственных растений в городских и сельских районах Зимбабве. Зимбабве Sci News. 1998, 32: 42-45.

    Google ученый

  • 6.

    Герхардт К., Немарундве Н: Посадка местных деревьев и управление ими: уроки района Чиви, Зимбабве.Человеческие ценности в сельском хозяйстве. 2006, 23: 231-243. 10.1007 / s10460-005-6109-2.

    Google ученый

  • 7.

    Шоко Т.: Традиционная медицина и целительство Каранга. Afr J Trad CAM. 2007, 4: 501-509.

    Google ученый

  • 8.

    Марой А: Этноботаническое исследование лекарственных растений, используемых людьми в общинном районе Нхема, Зимбабве. J Ethnopharmacol. 2011, 136: 347-354. 10.1016 / j.jep.2011.05.003.

    PubMed Google ученый

  • 9.

    Чигора П., Масоча Р., Мутенхери Ф .: Роль местных медицинских знаний (IMK) в лечении болезней в сельских районах Зимбабве: пример общинных земель Мутирикви. J Устойчивое развитие Африки. 2007, 9: 26-43.

    Google ученый

  • 10.

    Мабого ДЕН: этноботаника Вхавенды. Магистерская диссертация. 1990, Претория: Университет Претории

    Google ученый

  • 11.

    Deutschländer MS, Lall N, Van De Venter M: Виды растений, используемые при лечении диабета народными целителями Южной Африки: перечень. Фармацевтическая биол. 2009, 47: 348-365. 10.1080 / 138802002959.

    Google ученый

  • 12.

    Van Wyk B-E, Van Oudtshoorn B, Gericke N: лекарственные растения Южной Африки. 2009, Претория: Briza Publications Pretoria

    Google ученый

  • 13.

    Chitemerere TA, Mukanganyama S: In vitro антибактериальная активность выбранных лекарственных растений из Зимбабве. Африканский J Pl Sci Biotech. 2011, 5: 1-7.

    Google ученый

  • 14.

    Wauthoz N, Balde A, Balde ES, Van Damme M, Duez P: Этнофармакология коры Mangifera indica L. и фармакологические исследования ее каина C-глюкозилксантона, мангиферина. Int J Biomed Pharmaceut Sci. 2007, 1: 112-119.

    Google ученый

  • 15.

    Mølgaard P, Nielsen SB, Rasmussen DE, Drummond RB, Makaza N, Andreassen J: Антигельминтный скрининг зимбабвийских растений, традиционно используемых против шистосомоза. J Ethnopharmacol. 2001, 74: 257-264. 10.1016 / S0378-8741 (00) 00377-9.

    PubMed Google ученый

  • 16.

    Paiva PMG, Gomes FS, Napoleão TH, SA RA, Correia MTS, Coelho LCBB: Антимикробная активность вторичных метаболитов и лектинов растений. Текущие темы исследований, технологий и образования в прикладной микробиологии и микробной биотехнологии.Под редакцией: Мендес-Вилас А. 2010, Бразилия: Formatex, 396-406.

    Google ученый

  • 17.

    Реа А.И., Шмидт Дж.М., Сетцер В.Н., Сибанда С., Тейлор С., Гвебу Е.Т.: Цитотоксическая активность Ozoroa insignis из Зимбабве. Фитотерапия. 2003, 74: 732-735. 10.1016 / j.fitote.2003.08.007.

    CAS PubMed Google ученый

  • 18.

    Ojewole JAO, Mawoza T, Chiwororo WDH, Owira PMO: Sclerocarya birrea (A.Rich) Hochst. [Марула] (Anacardiaceae): обзор его фитохимии, фармакологии и токсикологии, а также его этномедицинского использования. Фито. Res. 2010, 24: 633-639.

    CAS Google ученый

  • 19.

    Стаффорд Г.И., Егер А.К., Ван Стаден Дж .: Африканские психоактивные растения. Африканские натуральные растительные продукты: новые открытия и проблемы в химии и качестве. Отредактировано: Ho C-T, Juliani HR, Simon J. 2009, Вашингтон, округ Колумбия: Серия симпозиумов ACS, Американское химическое общество, 323-346.

    Google ученый

  • 20.

    Mdee LK, Yeboah SO, Abegaz BM: Rhuschalcones II-VI, пять новых бихалконов из корневой коры Rhus pyroides . J Nat Prod. 2003, 66: 599-604. 10.1021 / np020138q.

    CAS PubMed Google ученый

  • 21.

    Dushimemaria F, Mumbengegwi DR, Du Preez I, Bock R: Качественный фитохимический скрининг и in vitro антимикробные эффекты растительных экстрактов Searsia tenuinervis.J Res Microbes. 2012, 1: 88-95.

    Google ученый

  • 22.

    Munodawafa T, Chagonda LS, Viol I, Muchuweti M, Moyo SR: Общее содержание фенолов и антиоксидантная активность некоторых традиционных зимбабвийских лекарственных растений. Лекарственные растения 111. Под редакцией: Говил Дж. Н., Сингх В. К.. 2010, Хьюстон: Studium Press LLC, 363-373.

    Google ученый

  • 23.

    Patel S: Продовольственный, фармацевтический и промышленный потенциал рода Carissa: обзор.2012, Биотехнология: Rev Environ Sci

    Google ученый

  • 24.

    Мави С: Лекарственные растения и их использование в Зимбабве. Знания коренных народов и их использование в южной части Африки. Под редакцией: Норман Х., Снайман И., Коэн М. 1996 г., Претория: Совет по исследованиям в области гуманитарных наук, 67-73.

    Google ученый

  • 25.

    Марой А: Традиционные домашние сады и средства к существованию в сельской местности в Нхема, Зимбабве: устойчивая система агролесоводства.Int J Sust Develop World Ecol. 2009, 16: 1-8. 10.1080 / 135045005895.

    Google ученый

  • 26.

    Schmelzer GH: Catharanthus roseus (L.) G. Don. Растительные ресурсы тропической Африки 11 (1): Лекарственные растения 1. Под редакцией: Schmelzer GH, Gurib-Fakim ​​A. 2008, Wageningen: Prota Foundation, 153-158.

    Google ученый

  • 27.

    Hassan KA, Brenda AT, Patrick V, Patrick OE: In vivo противодиарейная активность спиртового экстракта листьев Catharanthus roseus Linn.(Apocyanaceae) у крыс линии Вистар. African J Pharm and Pharmacol. 2011, 5: 1797-1800.

    Google ученый

  • 28.

    van de Venter M, Roux S, Bungu LC, Louw J, Crouch NR, Grace MO, Maharaj V, Pillay P, Sewnarian P, Bhagwandin N, Folb P: антидиабетический скрининг и оценка 11 растений, традиционно используемых в Южной Африке. J Ethnopharmacol. 2008, 119: 81-86. 10.1016 / j.jep.2008.05.031.

    PubMed Google ученый

  • 29.

    Msonthi JD, Magombo D: Лекарственные травы при малярии и их использование. Хамдард Медикус. 1983, 20: 94-100.

    Google ученый

  • 30.

    Хассан Х.С., Ахмаду А.А., Хассан А.С.: Обезболивающее и противовоспалительное действие экстракта корня спаржи африканской спаржи . Afr J Trad CAM. 2008, 5: 27-31.

    Google ученый

  • 31.

    Takawira-Nyenya R, Stedje B: этноботанические исследования рода Sansevieria Thunb.(Asparagaceae) в Зимбабве. Этно Рес Аппликат. 2011, 9: 421-443.

    Google ученый

  • 32.

    Hedberg I, Staugard F: Традиционные лекарственные растения: традиционная медицина в Ботсване. 1989, Габороне: издательство Ipeleng Publishers

    Google ученый

  • 33.

    Случай O: Оценка экстрактов лекарственных растений конопли в качестве естественных антибиотиков и фитотерапевтических средств для иммуномодуляции. Магистерская диссертация.2005, Кейптаун: Университет Западного Кейптауна

    Google ученый

  • 34.

    Алиеро А.А., Джимо Ф.О., Афолаян А.Д.: Антиоксидантные и антибактериальные свойства Sansevieria hyacinthoides . Int J Pure Appl Sci. 2008, 2: 103-110.

    Google ученый

  • 35.

    Botes L, van der Westhuizen FH, Loots DT: Фитохимический состав и антиоксидантная способность двух Aloe greatheadii var.экстракты давьяна. Молекулы. 2008, 13: 2169-2180. 10.3390 / молекулы130

    .

    CAS PubMed Google ученый

  • 36.

    Jodanus N: Brachylaena обесцвечивает DC. 2003 г., http://www.plantzafrica.com/plantab/brachylaendiscol.htm,

    Google ученый

  • 37.

    Becker JV, van der Merwe MM, Van Brummelen AC, Pillay P, Crampton BG, Mmutlane EM, Parkinson C, Van Heerden FR, Crouch NR, Smith PJ, Mancama DT, Maharaj VJ: In vitro антиплазмодиальная активность Dicoma anomala subsp.gerrardii (Asteraceae): идентификация его основного активного компонента, исследования взаимосвязи структура-активность и профилирование экспрессии генов. Малар Дж. 2011, 10: 295-10.1186 / 1475-2875-10-295.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 38.

    Bussmann RW, Sharon D, Díaz DP, Barocio Y: Перуанские растения canchalagua ( Schkuhria pinnata (Lam.) Kuntze), Hercampuri ( Gentianella alborosea (Gilg. Gentianella bicolor (ср.) J. Pringle) оказались эффективными при лечении угрей. Арнальдоа. 2008, 15: 149-152.

    Google ученый

  • 39.

    Jimoh FO, Adedapo AA, Afolayan AJ: Сравнение питательной ценности, антиоксидантной и антибактериальной активности Sonchus asper и Sonchus oleraceus . Rec Nat Prod. 2011, 5: 29-42.

    CAS Google ученый

  • 40.

    Параскева М.П., ​​Ван Вуурен С.Ф., Ван Зил Р.Л., Давидс Х., Вилджоен А.М.: Биологическая активность in vitro отдельных видов южноафриканских коммифор.J Ethnopharmacol. 2008, 119: 673-679. 10.1016 / j.jep.2008.06.029.

    CAS PubMed Google ученый

  • 41.

    Bosch CH: Maytenus heterophylla (Eckl. & Zeyh.) Н. Робсон. Растительные ресурсы тропической Африки 2: овощи. Под редакцией: Grubben GJH, Denton OA. 2004, Вагенинген: Фонд Прота, 380-381.

    Google ученый

  • 42.

    Да Силва Дж., Таниса М., Роша Дж., Серрано Р., Гомес ЕТ, Сеподес В: Противовоспалительный эффект in vivo и токсикологический скрининг экстрактов Maytenus heterophylla и Maytenus senegalensis .Hum Exp Toxicol. 2000, 30: 693-700.

    Google ученый

  • 43.

    Peni J, Elinge CM, Yusuf H, Itodo AU, Agaie BM, Mbongo AN, Chogo E: Фитохимический скрининг и антибактериальная активность экстракта стебля Parinari curatellifolia . J Med Plant Res. 2010, 4: 2099-2102.

    Google ученый

  • 44.

    More G, Tshikalange TE, Lall N, Botha F, Meyer JJM: Антимикробная активность лекарственных растений против микроорганизмов полости рта.J Ethnopharmacol. 2008, 119: 473-477. 10.1016 / j.jep.2008.07.001.

    CAS PubMed Google ученый

  • 45.

    Dibwe DF, Awale S, Kadota S, Tezuka Y: Damnacanthal из конголезского лекарственного растения Garcinia huillensis обладает сильной преимущественной цитотоксичностью в отношении клеток PANC-1 рака поджелудочной железы человека. Phytother Res. 2012, 26: 1920-1926. 10.1002 / ptr.4672.

    CAS PubMed Google ученый

  • 46.

    Магадула Дж. Дж., Сулеймани ХО: Цитотоксическая и анти-ВИЧ активность некоторых видов танзанийской гарцинии. Танзания J Health Res. 2010, 12: 1-7.

    Google ученый

  • 47.

    Wilkins-Ellert MH: Cucumis anguria L. Растительные ресурсы тропической Африки 2: Овощи. Под редакцией: Grubben GJH, Denton OA. 2004, Вагенинген: Фонд Прота, 238-242.

    Google ученый

  • 48.

    Cai L, Wei GX, van der Bijl P, Wu CD: намибийская жевательная палочка, Diospyros lycioides , содержит антибактериальные соединения против патогенов полости рта. J. Agric Food Chem. 2000, 48: 909-914. 10.1021 / jf9

    4.

    CAS PubMed Google ученый

  • 49.

    Mujuru L: Diospyros lycioides Desf. Растительные ресурсы Тропической Африки 16: Волокна. Под редакцией: Бринк М., Ачиган-Дако Э.Г. 2012, Вагенинген: Фонд Прота, 126-129.

    Google ученый

  • 50.

    Адении Б.А., Оделола Х.А., Осо Б.А.: Антимикробный потенциал Diospyros mespiliformis (Ebenaceae). Afr J Med Sci. 1996, 25: 221-224.

    CAS Google ученый

  • 51.

    Pretorius JC, Magama S, Zietsman PC: Очистка и идентификация антибактериальных соединений из листьев Euclea crispa subsp crispa (Ebenaceae).S Afr J Bot. 2003, 69: 579-586.

    CAS Google ученый

  • 52.

    Сами А., Оби С.Л., Бессонг П.О., Намрита Л.: Профили активности четырнадцати выбранных лекарственных растений из сельских сообществ Венда в Южной Африке против пятнадцати клинических видов бактерий. Afr J Biotech. 2005, 4: 1443-1451.

    Google ученый

  • 53.

    Molotja GM, Ligavha-Mbelengwa MH, Bhat RB: Противогрибковая активность экстрактов корней, коры, листьев и почвы Androstachys johnsonii Prain.Afr J Biotech. 2011, 10: 5725-5727.

    Google ученый

  • 54.

    Нгуейма Т.А., Брюсотти Дж., Какчаланза Дж., Финзи П.В.: Род Bridelia: фитохимический и этнофармакологический обзор. J Ethnopharmacol. 2009, 124: 339-349. 10.1016 / j.jep.2009.05.019.

    Google ученый

  • 55.

    Madureira AM, Ramalhete C, Mulhovo S, Duarte A, Ferreira M-JU: Антибактериальная активность некоторых африканских лекарственных растений, традиционно используемых против инфекционных заболеваний.Фармацевтическая биол. 2012, 50: 481-489. 10.3109 / 13880209.2011.615841.

    Google ученый

  • 56.

    Tabuti JRS: Flueggea virosa (Roxb. Ex Willd.) Voigt. Растительные ресурсы тропической Африки 11 (1): Лекарственные растения 1. Под редакцией: Шмельцер Г.Х., Гуриб-Факим А. 2008, Вагенинген: Prota Foundation, 305-308.

    Google ученый

  • 57.

    Ramalhete C, Lopes D, Mulhovo S, Rosário VE, Ferreira MJU: Противомалярийное действие некоторых растений, традиционно используемых в Мозамбике.Семинар «Plantas Medicinais e Fitoterapêuticas nos Trópicos». IICT / CCCM, 29, 30 и 31 de Outubro de. 2008 г., http://www2.iict.pt/archive/doc/C_Ramalhete_wrkshp_plts_medic.pdf,

    Google ученый

  • 58.

    Диксон Р.А., Хоутон П.Дж., Хайлендс П.Дж., Гиббонс С.Антимикробные, модифицирующие резистентность эффекты, антиоксидантная активность и активность по улавливанию свободных радикалов Mezoneuron benthamianum Baill., Securinega virosa Roxb. & Willd.и Microglossa pyrifolia Lam. Phytoth Res. 2006, 20: 41-45. 10.1002 / ptr.1799.

    CAS Google ученый

  • 59.

    Moshi MJ, Kapingu MC, Uiso FC, Mbwambo ZH, Mahunnah RLA: Некоторые фармакологические свойства водного экстракта корней Securinega virosa . Фармацевтическая биол. 2000, 38: 214-221.

    CAS Google ученый

  • 60.

    Рагунатан М., Соломон М.: Изучение духовных средств лечения в православных сельских церквях и традиционной лечебной практики в районе Гондар-Зурия, Северо-Западная Эфиопия.2009 г., http://www.emanuscript.in/sample_1.pdf,

    Google ученый

  • 61.

    Mmushi TJ: Скрининг, выделение и очистка биологически активных соединений с антибактериальной активностью против Mycobacterium smegmatis. Магистерская диссертация. 2011, Мангвенг: Университет Лимпопо

    Google ученый

  • 62.

    Илаварасан Дж., Маллика М., Венкатараман С. Противовоспалительная и улавливающая свободные радикалы активность экстракта корня Ricinus communis .J Ethnopharmacol. 2006, 103: 478-480. 10.1016 / j.jep.2005.07.029.

    PubMed Google ученый

  • 63.

    Jena J, Gupta AK: Ricinus communis Linn: фитофармакологический обзор. Int J Pharm Pharmaceut Sci. 2012, 4: 25-29.

    Google ученый

  • 64.

    Mulaudzi RB, Ndhlala AR, Kulkarni MG, Finnie JF, Van Staden J: Антимикробные свойства и фенольный состав лекарственных растений, используемых народом венда при состояниях, связанных с венерическими заболеваниями.J Ethnopharmacol. 2011, 135: 330-337. 10.1016 / j.jep.2011.03.022.

    CAS PubMed Google ученый

  • 65.

    Аму С.О., Арему А.О., Мойо М., Ван Стаден Дж.: Антиоксидантные и ингибирующие ацетилхолинэстеразу свойства лекарственных растений длительного хранения. BMC Complement Altern Med. 2012, 12: 87-10.1186 / 1472-6882-12-87.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 66.

    Адедапо А.А., Софидия М.О., Масика П.Дж., Афолаян А.Дж.: Противовоспалительное и обезболивающее действие водного экстракта коры стволовой коры Acacia karroo у экспериментальных животных. Basic Clin Pharmacol Toxicol. 2008, 103: 397-400. 10.1111 / j.1742-7843.2008.00317.x.

    CAS PubMed Google ученый

  • 67.

    Nielsen TRH, Kuete V, Jäger AK, Meyer JJM, Lall N: Антимикробная активность выбранных южноафриканских лекарственных растений.BMC Compl Altern. Med. 2012, 12: 74-10.1186 / 1472-6882-12-74.

    Google ученый

  • 68.

    Каванга V: Cassia abbreviata Oliv. Растительные ресурсы тропической Африки 11 (1): Лекарственные растения 1. Под редакцией: Schmelzer GH, Gurib-Fakim ​​A. 2008, Wageningen: Prota Foundation, 144-146.

    Google ученый

  • 69.

    Коннелли М.П., ​​Фабиано Э., Патель И.Х., Киньянджуй С.М., Мберу Е.К., Уоткинс В.М.: Противомалярийная активность сырых экстрактов малавийских лекарственных растений.Ann Trop Med Parasitol. 1996, 90: 597-602.

    CAS PubMed Google ученый

  • 70.

    Leteane MM, Ngwenya BN, Muzila M, Namushe A, Mwinga J, Musonda R, Moyo S, Mengestu YB, Abegaz BM, Andrae-Marobela K: Недавно обнаруженные старые растения: Cassia sieberiana DC и Cassia abbreviata Oliv. Экстракты оливкового корня подавляют репликацию in vitro ВИЧ-1c в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC) с помощью различных механизмов действия.J Ethnopharmacol. 2012, 141: 48-56. 10.1016 / j.jep.2012.01.044.

    PubMed Google ученый

  • 71.

    Lemmens RHMJ: Dalbergia melanoxylon Guill. & Perr. Растительные ресурсы Тропической Африки 7 (1): Древесина 1. Под редакцией: Луппе Д., Отенг-Амоако А.А., Бринк М. 2008 г., Вагенинген: Фонд Прота, 202-207.

    Google ученый

  • 72.

    Gundidza M, Gaza N: Антимикробная активность экстрактов Dalbergia melanoxylon .J Ethnopharmacol. 1993, 40: 127-130. 10.1016 / 0378-8741 (93) -С.

    CAS PubMed Google ученый

  • 73.

    Wanjala CC, Majinda RR: Новый стильбеновый гликозид из Elephantorrhiza goetzei . Фитотерапия. 2001, 72: 649-655. 10.1016 / S0367-326X (01) 00295-7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 74.

    Omer MEA, Al Magboul AZ, El Egami AA: Суданские растения, используемые в фольклорной медицине: скрининг на антибактериальную активность.Часть IX. Фитотерапия. 1998, 69: 542-545.

    Google ученый

  • 75.

    Танигучи М., Кубо I: Открытие этноботанического препарата на основе испытаний знахаря в африканской саванне: скрининг растений Восточной Африки на противомикробную активность II. J Nat Prod. 1993, 56: 1539-1546. 10.1021 / np50099a012.

    CAS PubMed Google ученый

  • 76.

    Nguyen PH, Le TV, Thuong PT, Dao TT, Ndinteh DT, Mbafor JT, Kang KW, Oh WK: цитотоксическая активность и ингибирующая активность PTP1B из Erythrina abyssinica .Bioorg Med Chem Lett. 2009, 19: 6745-6749. 10.1016 / j.bmcl.2009.09.108.

    CAS PubMed Google ученый

  • 77.

    Okeleye BI, Samie A, Bessong PO, Mkwetshana NF, Green E, Clarke AM, Ndip RN: Неочищенный этилацетатный экстракт коры ствола Peltophorum africanum (Sond, Fabaceae), обладающий in vitro ингибирующая и бактерицидная активность в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori. J Med Plant Res.2010, 4: 1432-1440.

    Google ученый

  • 78.

    Игходаро О.М., Агунбиад С.О., Омоле Дж.О., Кути О.А.: Оценка химических, питательных, антимикробных и антиоксидантно-витаминных профилей листьев Piliostigma thonningii (нигерийские виды). Res J Med Plants. 2012, 6: 537-543. 10.3923 / rjmp.2012.537.543.

    CAS Google ученый

  • 79.

    Сами А., Хаусин А., Лалл Н., Мейер Дж. Дж .: Неочищенные экстракты и очищенные соединения из Pterocarpus angolensis и эфирное масло Lippia javanica : их цитотоксичность in vitro и активность против выбранные бактерии и Entamoeba histolytica .Ann Trop Med Parasitol. 2009, 103: 427-439. 10.1179 / 136485909X435111.

    CAS PubMed Google ученый

  • 80.

    Кота Г.К., Картикеян М., Каннан М., Раджасекар: Flacourtia indica (Burm. F.) Merr: фитофармакологический обзор. Int J Res Pharmaceut Biomed Sci. 2012, 3: 78-81.

    Google ученый

  • 81.

    Marini-Bettolo GB, Patamia M, Nicoletti M, Galeffi C, Messana I: Исследования африканских лекарственных растений ii.Hypoxosie, новый глюкозид необычной структуры от Hypoxis obtusa Burch. Тетраэдр. 1982, 38: 1683-1687. 10.1016 / 0040-4020 (82) 80147-6.

    CAS Google ученый

  • 82.

    Msonthi JD, Toyota M, Marston A, Hostettmann K: фенольный гликозид из Hypoxis obtusa . Фитохим. 1990, 29: 3977-3979. 10.1016 / 0031-9422 (90) 85384-Р.

    CAS Google ученый

  • 83.

    Аках П.А., Одо К.И.: Гепатопротекторный эффект фракций растворителей стебля Hoslundia opposita Vahl (Lamiaceae) против повреждения печени крыс, вызванного тетрахлорметаном и парацетамолом. Int J Green Pharm. 2010, 4: 54-58. 10.4103 / 0973-8258.62159.

    Google ученый

  • 84.

    Watt JM, Breyer-Brandwijk MG: Лекарственные и ядовитые растения южной и восточной Африки. 1962, Лондон: E&S Livingstone

    Google ученый

  • 85.

    Gundidza GM, Deans SG, Svoboda KP, Mavi S: Антимикробная активность эфирного масла из Hoslundia opposita . Cent Afr J Med. 1992, 38: 290-293.

    CAS PubMed Google ученый

  • 86.

    Эль-Ансари М.А., Обабл Е.А., Фарраг АРХ, Шараф М., Хавас Ю.В., Солиман Г.М., Эль-Сид GS: Фитохимические и фармакологические исследования Leonotis leonurus . Pharm Biol. 2009, 47: 894-902. 10.1080 / 13880200

    2428.

    CAS Google ученый

  • 87.

    Nyamoita MG: Соединения против личинок Vitex schiliebenii и Vitex payos. Магистерская диссертация. 2011, Найроби: Университет Кеньятта

    Google ученый

  • 88.

    Батиста Р., Джуниор А.С., Де Оливейра А.Б.: Противомалярийные средства растительного происхождения: новые направления и эффективные фитомедицины. Часть II. неалкалоидные натуральные продукты. Молекулы. 2009, 14: 3037-3072. 10.3390 / modules14083037.

    CAS PubMed Google ученый

  • 89.

    Hoet S, Pieters L, Muccioli GG, Habib-Jiwan JL, Opperdoes FR, Quetin-Leclercq J: Антитрипаносомная активность тритерпеноидов и стеролов из листьев Strychnos spinosa и родственных соединений. Продукты J Nat. 2007, 70: 1360-1363. 10.1021 / np070038q.

    CAS Google ученый

  • 90.

    Орва С., Мутуа А., Киндт Р., Джамнадасс Р., Энтони С. База данных агролесоводства: справочник по деревьям и руководство по выбору версии 4.0.2009 г., http://www.worldagroforestrycentre.org/sea/products/afdbases/af/asp/SpeciesInfo.asp?SpID=272,

    Google ученый

  • 91.

    Чавес Д., Чай Н.-Б., Чагведера Т. Е., Гао К., Фарнсворт Н. Р., Корделл Г. А., Пеццуто Дж. М., Кингхорн А. Д.: Новые стильбены, выделенные из корневой коры Ekebergia benguelensis . Tetrahedron Lett. 2001, 42: 3685-3688. 10.1016 / S0040-4039 (01) 00560-3.

    Google ученый

  • 92.

    Jonker SA, Nkunya MHH, Mwamtobe L, Geenevase J, Koomen G-J: новый кумарин и полигидроксисквалены из Ekebergia benguelensis . Nat Prod Lett. 1997, 10: 245-248. 10.1080 / 10575639708043736.

    CAS Google ученый

  • 93.

    Анселл С.М., Тейлор ДАХ: Лимоноиды из семян Entandrophragma caudatum . Фитохим. 1988, 27: 1218-1220. 10.1016 / 0031-9422 (88) 80311-Х.

    CAS Google ученый

  • 94.

    Grosvenor PW, Gothard PK, McWilliams NC, Supriono A, Gray DO: Лекарственные растения из провинции Риау, Суматра, Индонезия, часть i: использование. J Ethnopharmacol. 1995, 45: 75-95. 10.1016 / 0378-8741 (94) 01209-И.

    CAS PubMed Google ученый

  • 95.

    Aiyelero OM, Ibrahim ZG, Yaro AH: Обезболивающие и противовоспалительные свойства экстракта листьев метанола Ficus ingens (Moraceae) на грызунах. Нигерийский J Pharm Sci.2009, 8: 79-86.

    Google ученый

  • 96.

    Eldeen IMS, Elgorashi EE, Van Staden J: Антибактериальные, противовоспалительные, антихолинэстеразные и мутагенные эффекты экстрактов, полученных из некоторых деревьев, используемых в традиционной медицине Южной Африки. J Ethnopharmacol. 2005, 102: 457-464. 10.1016 / j.jep.2005.08.049.

    CAS PubMed Google ученый

  • 97.

    Lumbile AU, Mogotsi KK: Ficus sur Forssk.Растительные ресурсы Тропической Африки 7 (1): Древесина 1. Под редакцией: Луппе Д., Отенг-Амоако А.А., Бринк М. 2008 г., Вагенинген: Фонд Прота, 285-288.

    Google ученый

  • 98.

    Olusesan AG, Ebele OC-L, Onwuegbuchulam ON, Olorunmola EJ: Предварительная антибактериальная активность in vitro этанольных экстрактов Ficus sycomorus Linn. и Ficus platyphylla Del. (Moraceae). Afr J Microbiol Res. 2010, 4: 598-601.

    Google ученый

  • 99.

    Sandabe UK, Onyeyili PA, Chibuzo GA: Фитохимический скрининг и влияние водного экстракта стволовой коры Ficus sycomorus L. (Moraceae) на мышечную активность лабораторных животных. J Ethnopharmacol. 2006, 103: 481-483. 10.1016 / j.jep.2005.08.025.

    CAS PubMed Google ученый

  • 100.

    Monera TG, Maponga CC: Распространенность и характер употребления Moringa oleifera среди ВИЧ-положительных пациентов в Зимбабве: перекрестное исследование.J Public Health Afr. 2012, 3: 22-24.

    Google ученый

  • 101.

    Goyal BR, Agrawal BB, Goyal RK, Mehta AA: Фитофармакология Moringa oleifera Lam: обзор. Natural Prod Radiance. 2007, 6: 347-353.

    Google ученый

  • 102.

    Molefe-Khamanga DM, Mooketsi NA, Matsabisa MG, Kensley RM: Качественные фитохимические исследования экстрактов растворителей из Myrothamnus flabellifolius .Интернет Int J Med Pl Res. 2012, 1: 1-5.

    Google ученый

  • 103.

    Motlhanka DMT, Mathapa G: Антиоксидантная активность сырых экстрактов лекарственных растений, используемых больными диабетом в Восточной Ботсване. J Med Plant Res. 2012, 6: 5460-5463.

    Google ученый

  • 104.

    Van Wyk BE, Viljoen AM, Klepser ME, Ernst EJ, Keele D, Roling E, Van Vuuren S, Demirci B, Baúer KHC: Состав и антимикробная активность эфирного масла воскрешающего растения Myrothamnus Фабеллифолиус .S Afr J Bot. 2002, 68: 100-105.

    Google ученый

  • 105.

    Bruneton J: Фармакогнозия: фитохимия, лекарственные растения. 1999, Лондон: Intercept Ltd

    Google ученый

  • 106.

    Topco G, Yapar G, Turkmenistan Z, Goren GC, Oksuz S, Schilling JK, Kingston DGI: Антипролиферативная активность яичников, направленная на выделение тритерпеноидов из плодов Eucalyptus camaldulensis Dehnh.Phytochem Lett. 2011, 4: 421-425. 10.1016 / j.phytol.2011.05.002.

    Google ученый

  • 107.

    Бабайи Х., Коло И., Окогун Дж. И., Иджа УДЖ: антимикробная активность метанольных экстрактов Eucalyptus camaldulensis и Terminalia catappa против некоторых патогенных микроорганизмов. Биокемистри. 2004, 16: 106-111.

    Google ученый

  • 108.

    Gutiérrez RMP, Mitchell S, Solis RV: Psidium guajava : обзор его традиционного использования, фитохимии и фармакологии.J Ethnopharmacol. 2008, 117: 1-27. 10.1016 / j.jep.2008.01.025.

    PubMed Google ученый

  • 109.

    Lozoya X, Bercerril G, Martinez M: Модель внутрипросветной перфузии in vitro подвздошной кишки морской свинки как модель исследования антидиарейных свойств гуавы ( Psidium guajava ). Arch Invest Med (Мексика). 1990, 21: 155-162.

    CAS Google ученый

  • 110.

    Jaiarj P, Khoohaswan P, Wongkrajang Y, Peungvicha P, Suriyawong P, Saraya MLS, Ruangsomboon O: Противокашлевые и противомикробные действия Psidium guajava Linn. листовой экстракт. J Ethnopharmacol. 1999, 67: 203-212. 10.1016 / S0378-8741 (99) 00022-7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 111.

    Jaiarj P, Wongkrajang Y, Thongpraditchote S, Peungvicha P, Bunyapraphatsara N, Opartkiattikul N: экстракт листьев гуавы и местный гемостаз.Phytother Res. 2000, 14: 388-391. 10.1002 / 1099-1573 (200008) 14: 5 <388 :: AID-PTR638> 3.0.CO; 2-K.

    CAS PubMed Google ученый

  • 112.

    Цянь Х, Нихоримбере V: Антиоксидантная сила фитохимических веществ из листьев Psidium guajava . J Zhejiang Univ Sci. 2004, 5: 676-683. 10.1631 / jzus.2004.0676.

    CAS PubMed Google ученый

  • 113.

    Махафола Т.Дж., Элофф Дж.Н.: Пять видов Ochna обладают высокой антибактериальной активностью и более десяти антибактериальных соединений.S Afr J Sci. 2012, 108: Ст. # 689, http://dx.doi.org/10.4102/sajs.v108i1/2.689

    Google ученый

  • 114.

    Майкай В.А., Кобо П.И., Майкай Б.ВО. Антиоксидантные свойства Ximenia americana . Afr J Biotech. 2010, 9: 7744-7746.

    Google ученый

  • 115.

    Mulaudzi RB, Ndhlala AR, Kulkarni MG, Van Staden J: Фармакологические свойства и способность связывать белок фенольных экстрактов некоторых лекарственных растений Venda, используемых против кашля и лихорадки.J Ethnopharmacol. 2012, 143: 185-193. 10.1016 / j.jep.2012.06.022.

    CAS PubMed Google ученый

  • 116.

    Маркс Дж .: Исследование цитотоксического потенциала водных экстрактов Dicerocaryum zanguebarium и Urginea sanguinea in vitro. Магистерская диссертация. 2005, Претория: Университет Претории

    Google ученый

  • 117.

    Ojewole JA: Обезболивающее, противовоспалительное и гипогликемическое действие Securidaca longepedunculata (Fresen.) Водный экстракт коры корня [Polygalaceae]. Inflammopharmacol. 2008, 16: 174-181. 10.1007 / s10787-007-0016-7.

    CAS Google ученый

  • 118.

    Gundidza M, Sibanda M: Антимикробная активность Ziziphus abyssinica и Berchemia disolor . Cent Afr J Med. 1991, 37: 80-83.

    CAS PubMed Google ученый

  • 119.

    Chin YW, Mdee LK, Mbwambo ZH, Mi Q, Chai HB, Cragg GM, Swanson SM, Kinghorn AD: пренилированные флавоноиды из корневой коры Berchemia discolor , танзанийского лекарственного растения.J Nat Prod. 2006, 69: 1649-1652. 10.1021 / np060418w.

    PubMed Central CAS PubMed Google ученый

  • 120.

    Olajuyigbe OO, Afolayan AJ: Противомикробная активность этанольного неочищенного экстракта коры Ziziphus mucronata Willd. subsp. mucronata Willd. Afr J Pharm Pharmacol. 2012, 6: 724-730.

    Google ученый

  • 121.

    Christabel PH, Nishaa S, Vishnupriya M, Sasikumar JM, Gopalakrishnan VK: Исследования антиоксидантов in vitro и поглощающий потенциал мякоти и кожуры Prunus persica i.фрукты на различных системах растворителей. World J Pharm Res. 2012, 1: 1371-1386.

    Google ученый

  • 122.

    Kim Y, Koo B, Gong D, Lee Y, Ko J, Kim C: Сравнительный эффект Prunus persica L. BATSCH-водный экстракт и такрин (9-амино-1,2,3, 4-тетрагидроакридина гидрохлорид) на концентрацию внеклеточного ацетилхолина в гиппокампе крыс. J Ethnopharmacol. 2003, 87: 149-154. 10.1016 / S0378-8741 (03) 00106-5.

    CAS PubMed Google ученый

  • 123.

    Orwa C, Mutua A, Kindt R, Jamnadass R, Simons A: База данных агролесоводства: справочник по деревьям и руководство по выбору версии 4.0. 2009 г., http://www.worldagroforestrycentre.org/sea/products/afdbases/af/asp/SpeciesInfo.asp?SpID=17989,

    Google ученый

  • 124.

    Халилу М.Э., Абубакар А., Гарба М.К., Исах А.А.: Антимикробные и предварительные фитохимические исследования метанольного экстракта коры корня Crossopteryx febrifuga (Rubiaceae).J Appl Pharm Sci. 2012, 2: 66-70.

    Google ученый

  • 125.

    Салаву О.А., Чиндо Б.А., Тиджани А.Ю., Адзу Б: болеутоляющее, противовоспалительное, жаропонижающее и антиплазмодиальное действие метанольного экстракта Crossopteryx febrifuga . J Med Plant Res. 2008, 2: 213-218.

    Google ученый

  • 126.

    Де Бур HJ, Kool A, Broberg A, Mziray WR, Hedberg I, Levenfors JJ: Противогрибковая и антибактериальная активность некоторых лечебных трав из Танзании.J Ethnopharmacol. 2005, 96: 461-469. 10.1016 / j.jep.2004.09.035.

    PubMed Google ученый

  • 127.

    Мбуква Э., Чача М., Маджинда RRT: Фитохимические составляющие Vangueria infausta : их радикальное улавливание и антимикробное действие. Arkivoc. 2007, 9: 104-112.

    Google ученый

  • 128.

    Arias BÁ, Ramón-Laca L: Фармакологические свойства цитрусовых и их древнее и средневековое использование в Средиземноморском регионе.J Ethnopharmacol. 2005, 97: 89-95. 10.1016 / j.jep.2004.10.019.

    PubMed Google ученый

  • 129.

    Chen YK, Li XS, Yang GY, Chen ZY, Hu QF, Miao MM: Фенольные соединения из Nicotiana tabacum и их биологическая активность. J Asian Nat Prod Res. 2012, 14: 450-456. 10.1080 / 10286020.2012.669578.

    CAS PubMed Google ученый

  • 130.

    Швец С.А., Гуцу О.Н., Кинтия ПК: Стероидные гликозиды из Nicotiana tabacum L.семена и их биологическая активность. Adv Exp Med Biol. 1996, 405: 247-257. 10.1007 / 978-1-4613-0413-5_22.

    CAS PubMed Google ученый

  • 131.

    Matu EN: Solanum incanum L. Растительные ресурсы Тропической Африки 11 (1): Лекарственные растения 1. Под редакцией: Schmelzer GH, Gurib-Fakim ​​A. 2008, Wageningen: Prota Foundation, 525-528 .

    Google ученый

  • 132.

    Manase MJ, Mitaine-Offer AC, Pertuit D, Miyamoto T, Tanaka C, Delemasure S, Dutartre P, Duchamp O, Mirjolet JF, Lacaille-Dubois MA: Solanum incanum и S. heteracanthum как источники биологически активных стероидных гликозидов: подтверждение их синонимии. Фитотерапия. 2012, 83: 1115-1119. 10.1016 / j.fitote.2012.04.024.

    CAS PubMed Google ученый

  • 133.

    Kapoor BBS, Acharya S, Mishra R: Антимикробный скрининг некоторых лекарственных растений пустыни Раджастан.3-я Международная конференция по биологии, окружающей среде и химии IPCBEE, том 46. Сингапур: IACSIT Press. 2012 г., http://www.ipcbee.com/vol46/023-ICBEC2012-G20009.pdf,

    Google ученый

  • 134.

    Jaspers WJMM, Bashir AK, Zwaving JH, Malingré TM: Исследование Grewia bicolor Juss. J Ethnopharmacol. 1986, 17: 205-211. 10.1016 / 0378-8741 (86) -1.

    CAS PubMed Google ученый

  • 135.

    Ghisalberti EL: Lantana camara L. (Verbenaceae). Фитотерапия. 2000, 71: 467-486. 10.1016 / S0367-326X (00) 00202-1.

    CAS PubMed Google ученый

  • 136.

    Маненже Н.Дж., Потгитер Н., Ван Ри Т.: Состав и антимикробная активность летучих компонентов Lippia javanica . Фитохимия. 2004, 65: 2333-2336. 10.1016 / j.phytochem.2004.07.020.

    CAS PubMed Google ученый

  • 137.

    Burkill HM: Полезные растения Западной Тропической Африки. 1995, Кью: Королевский ботанический сад

    Google ученый

  • 138.

    Коне В.М., Атиндеху К.К., Терро С., Хостеттманн К., Траоре Д., Доссо М.: Традиционная медицина в Северном Кот-д’Ивуаре: скрининг 50 лекарственных растений на антибактериальную активность. J Ethnopharmacol. 2004, 93: 43-49. 10.1016 / j.jep.2004.03.006.

    PubMed Google ученый

  • 139.

    Malhotra S, Singh AP: Лечебные свойства имбиря ( Zingiber officinale Rosc.). Сияние натурального продукта. 2003, 2: 296-301.

    Google ученый

  • 140.

    Али Б.Х., Бланден Г., Танира М.О., Неммар А: Некоторые фитохимические, фармакологические и токсикологические свойства имбиря ( Zingiber officinale Roscoe): обзор недавних исследований. Food Chem Toxicol. 2008, 46: 409-420. 10.1016 / j.fct.2007.09.085.

    CAS PubMed Google ученый

  • 141.

    Flatie T, Gedif T, Asres K, Gebre-Mariam T: этномедицинское обследование этнической группы Берта, зона Ассоса, региональный штат Бенишангуль-Гумуз, средний запад Эфиопии. J Ethnobiol Ethnomed. 2009, 5: 14-10.1186 / 1746-4269-5-14.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 142.

    Рибейро А., Ромейрас М.М., Таварес Дж., Фариа М.Т.: Этноботаническое исследование в деревне Канхане, округ Массингир, Мозамбик: лекарственные растения и традиционные знания.J Ethnobiol Ethnomed. 2010, 6: 33-10.1186 / 1746-4269-6-33.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 143.

    Ван Вуурен С.Ф., Найду Д.: Антимикробное исследование растений, традиционно используемых на юге Африки для лечения инфекций, передаваемых половым путем. J Ethnopharmacol. 2010, 130: 552-558. 10.1016 / j.jep.2010.05.045.

    CAS PubMed Google ученый

  • 144.

    Зоняне С., Ван Вуурен С.Ф., Макунга Н.П .: Фармакологический и фитохимический анализ смеси лекарственных растений, которая используется в традиционной медицине в Западной Капской провинции. Доклад, представленный на 38-й ежегодной конференции Южно-Африканской ассоциации ботаников, 15-18 января 2012 г., 2012 г., Претория: Университет Претории, 124-

    Google ученый

  • 145.

    Буссманн Р.В., Шарон Д.: Традиционное использование лекарственных растений в Северном Перу: отслеживание двух тысяч лет культуры исцеления.J Ethnobiol Ethnomed. 2006, 2: 47-10.1186 / 1746-4269-2-47.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 146.

    Holmstedt BR, Bruhn JG: Этнофармакология: вызов. Этноботаника, Эволюция дисциплины. Под редакцией: Schultes RE, Von Reis S. 1995, Portland: Dioscorides Press, 338-343.

    Google ученый

  • 147.

    Lemmens RHMJ: Albizia antunesiana Хармс.Растительные ресурсы тропической Африки 7 (1): Древесина 1. Под редакцией: Луппе Д., Отенг-Амоако А.А., Бринк М. 2007 г., Вагенинген: Фонд Прота, 45-46.

    Google ученый

  • 148.

    Takawira-Nyenya R: Pterocarpus angolensis DC. Растительные ресурсы тропической Африки 3: красители и дубильные вещества. Отредактировано: Jansen PCM, Cardon D. 2005, Wageningen: Prota Foundation, 126-130.

    Google ученый

  • Границы | Анализ лекарственных растений: историческое и региональное обсуждение новых сложных методов

    Введение

    Лекарственные растения были источником исцеления в местных сообществах по всему миру на протяжении тысяч лет.Тем не менее, он по-прежнему имеет современное значение как метод первичной медико-санитарной помощи примерно для 85% населения мира (Pešić, 2015) и как ресурс для открытия лекарств, из которых получают 80% всех синтетических лекарств (Bauer and Brönstrup, 2014). . Одновременно за последние несколько сотен лет наблюдается значительный рост внедрения, развития и продвижения анализа растительных веществ. Люди выявляют и выбирают лекарственные растения и продукты питания на основе органолептической оценки пригодности и качества в течение тысяч лет, но это только в течение последних семи десятилетий с момента изобретения основных аналитических методов, т.е.g., бумажная хроматография, которая претерпела быстрое развитие от взгляда, осязания и запаха до использования сложных инструментов. Хотя эта механизация чувств появилась относительно недавно, исторически концептуальное расширение выстраивалось на протяжении всей научной революции, вовне, к вселенной и внутрь, до уровня ниже распознаваемого человеческим глазом, что привело к развитию некоторых из самых ранних аналитических инструментов, помогающих чувства, телескоп и микроскоп.С момента открытия новых микроскопических миров на структурном, химическом и атомном уровнях чувствительность и диапазон человеческого восприятия расширились и расширились.

    Быстрый прогресс особенно очевиден, учитывая, что концепция лаборатории была формально сформирована в Европе только в начале 1600-х годов. Во-первых, как расширение рабочих кабинетов философов, врачей и ученых, он становится пространством для изучения природы и сбора эмпирических данных (Wilson, 1997), где исследования могут проводиться в удобное для аналитика время, а не в определенное время, когда дневной свет или погода разрешена.Это был небольшой, но важный шаг к более формализованным аналитическим расследованиям.

    В современном анализе появились отдельные методы, такие как бумажная хроматография и гораздо более ранняя колориметрия. За этим последовал более широкий диапазон и более широкое применение этих методов, пока не появились ранние расстановки переносов, такие как LC-UV, что в последнее время привело к появлению нескольких комбинаций приборов с несколькими переносами, использующих аналитические преимущества, присущие каждой отдельной технике. Появление дефисных аналитических методов во многих аспектах аналогично органолептическому синтезу, который происходит при выборе лекарственного растения; просмотр, обоняние и дегустация, чтобы использовать комбинации различных органов чувств, увеличивая точки отсчета / статистические степени свободы, чтобы повысить вероятность правильного определения и оценки его качества.Появление и применение этих разделенных через дефис методов стало возможным и полезным только по мере развития компьютерных систем и инструментов управления данными, позволяющих быстро и избирательно синтезировать информацию из большого количества генерируемых инструментальных и аналитических сигналов данных.

    Вероятно, самое большое влияние в последнее время на продвижение анализа растительных материалов (и, возможно, анализа в целом), тем не менее, заключается в том, как большие объемы данных могут быть собраны, ассимилированы и более значимо использованы в удобочитаемых формах.Подобно историческим достижениям в области комбинаторных инструментов с переносом через дефис, теперь появились комбинаторные методы обработки данных, такие как дактилоскопия, метаболомное профилирование и алгоритмы распознавания образов, что еще больше расширило аналитические возможности, сократив время оператора и необходимые знания. Эта тенденция еще больше ускорила темпы развития аналитических методов и привела к увеличению темпов и возможностей связанных с ними исследований. В этой статье мы анализируем тенденции публикаций и фармакопейные разработки, чтобы лучше понять роль и развитие аналитических методов.С момента их первоначального открытия и разработки, с особым вниманием к Китаю, азиатской стране с глубокими культурными и давними историческими корнями в медицине растений, до более современных разработок и приложений.

    Тенденции публикаций

    Растущий интерес к исследованиям и анализу лекарственных растений отражается в количестве недавних публикаций, которые увеличились более чем в три раза с 4686 публикаций в 2008 году до 14884 в 2018 году. одно только текущее десятилетие превосходило по численности все, вместе взятые, до 2000 года, поскольку включенные записи базы данных начались в 1800 году (рис. 1).

    Рисунок 1 Тенденция публикаций по анализу растительных веществ с момента начала поиска в 1800 году. Поиск по ключевым словам проводился с использованием комбинации «лекарственное растение» ИЛИ «фитотерапия» И «анализ», выбранных для максимального количества перенастроенных записей после изучения списка аналогичной тематики и сочетания таких ключевых слов, как «фотохимический анализ», «традиционная медицина» и «травы». В поиск были включены базы данных Web of Science или collection, KCI- Korean Journal, MEDLINE ® , Russian Science Citation index и SciELO Citation index.

    Наибольшая доля публикаций, цитируемых в текущих базах данных за последние 10 лет для отчетов об анализе лекарственных растений, относится к дисциплинам фармакологии и фармации (Рисунок 2). За ними следуют науки о растениях, биохимическая молекулярная биология и исследования в области сельского хозяйства, которые вместе составляют почти 70% от общего числа публикаций.

    Диаграмма 2 Публикации по анализу растительных веществ по дисциплинам, 2008–2018 гг. (169 917 записей).

    Региональные тенденции - последние 10 лет

    Большинство (около 58%) публикаций по анализу лекарственных растений за последние 10 лет вышло в совокупности из материкового Китая, Индии, США и Южной Кореи (рис. 3).Это может быть выражением сильных традиций лекарственных растений в Азии в дополнение к доминирующему присутствию США в качестве международного потребителя растительных продуктов (Hu et al., 2013). Основные регионы Восточной Азии, в частности Китай, Япония, Южная Корея, вместе с Тайванем, составляют более половины от общего числа цитирований (55%). Это может свидетельствовать о быстром экономическом прогрессе и технологическом потенциале этих стран. Крупнейший вкладчик вносит Китай, за последние 10 лет его доминирующее положение в области научных исследований увеличилось на 15%.Это влияние также проявляется в эффекте растущего участия Китая в содействии развитию фармакопей во всем мире и в качестве лидера в области анализа китайских лекарственных растений (рис. 3).

    Рисунок 3 Публикации по анализу трав по регионам, 2008–2018 гг.

    Регулирование и меняющийся аналитический ландшафт

    С точки зрения регулирования, фармакопейные требования являются центральной точкой отсчета для анализа лекарственных растений.Хотя на международном уровне существует множество фармакопей, наиболее полной из них, относящейся к лекарственным растительным материалам, является Китайская фармакопея (ChP). Текущая ЧП, представленная в 2015 году, является 10-й итерацией, представленной в трех томах, и включает 5608 препаратов, что в 10 раз больше, чем в ее первом издании в 1953 году. Более половины текущих монографий (Hamid-Reza et al., 2013, 598) относятся к ХМ, в частности, включая сырые растения, ломтики, травяные смеси и масла. Заметным включением в текущую версию по сравнению с предыдущей версией является добавление 400 травяных смесей (Qian et al., 2010).

    Монографии фармакопеи - их влияние и проблемы

    Хотя в последнее время ХП играет все большую роль в влиянии на анализ лекарственных растений, на разработку ХП сильно повлияли западные фармакопеи. Исторически идентификация, приготовление и анализ лекарственных растений основывались на классических текстах, таких как Shengnong Bencao Jing (Shengnong Materia Medica, 25–220 CE), где категория и качество 365 растений и 113 рецептов оценивались по вкусу.Считалось, что органолептическое ощущение горечи, сладости, солености и даже нейтрального вкуса указывает на функцию и применение лекарства. Пожалуй, наиболее влиятельной китайской фармацевтической монографией является Bencao Gangmu (Compendium of Materia Medica, 1368–1644 гг. и качество.

    Однако основной предшественник современного формата нынешней Китайской фармакопеи был напечатан в 1930-х годах с 670 лекарствами.Даже на этом раннем этапе доминирующие в то время западные державы, такие как Великобритания, Германия, Америка и Япония, столкнулись с проблемами в понимании и формировании консенсуса в отношении признания, классификации и обеспечения качества китайских медицинских материалов. В это время возникла трудность с обеспечением материалами для больниц, более западных по типу «научно управляемых». Первоначально, хотя Япония приняла перевод немецкой фармакопеи в 1886 году, китайцы могли последовать ее примеру, используя Британскую фармакопею, которая в 1927 году была переведена на китайский язык совместными усилиями Лондонской и Британской торговых палат.Однако сначала нужно было устранить некоторые разногласия между четырьмя оккупантами.

    Многие технологические требования, необходимые для производства и поддержания фармакопейных стандартов, требуемых американцами, были за пределами возможностей и технологических возможностей китайцев в то время. Америка недавно напечатала китайский перевод своей Фармакопеи Соединенных Штатов (10 -е издание ), опубликованной в 1926 году. Предполагалось, что строгие американские стандарты для аконита, дигиталиса, адреналина и инсулина будут контролироваться новыми или иностранными обученными фармацевтами (Read , 1930).В китайскую версию были включены такие препараты, как линименты, содержащиеся в фармакопеях Великобритании и США. Сиропы, такие как сиропы кодеина и глюкозы и настойки каннабиса, были созданы под британским влиянием. Иностранным жителям Китая было трудно принимать местную пищу, и они заявили, что «очень нуждаются в средствах для кишечника». Поэтому были включены препараты того времени, альбумин, аспидий и эметин. Вакцины от дифтерии, столбняка и оспы поддерживались в соответствии с инструкциями USP.

    Немецкие химики уже приобрели репутацию в области выделения химических соединений, многие из которых использовались в медицине и уже были включены в Японскую фармакопею, таких как щавелевая кислота, пирогалловая кислота и бром. Таким образом, существующие немецко-японские аналитические методы обычно использовались для этих областей, которые составляли около 25% новой Китайской фармакопеи. В то время как для материалов растительного и животного происхождения было включено больше аналитических методов и препаратов, полученных из Великобритании и США.

    Соглашение о правильном переводе и названии химических соединений также оказалось проблематичным, например при попытке разрешить разногласия между немецко-латинскими и англо-американскими описаниями, такими как «natrium chloratum» и «sodii chloridum». Общие элементы латиноамериканского общего языка способствовали общему пониманию европейцев и американцев; однако перевод на китайский был затруднительным. Потенциально более простым путем было бы принятие названий и описаний японской фармакопеи, часто имеющих тот же азиатский (ханьцзы) характер, что и в Китае, однако этому сопротивлялись из-за сильных националистических настроений в то время в материковом Китае (Read, 1930).

    Хотя японцы предпочитали прямые иностранные фонетические транслитерированные термины для лекарств, около 60 оригинальных китайских записей materia medica сохранились в японской фармакопее, включая записи для камфары, имбиря, алоэ, кардамона и звездчатого аниса.

    Трудности с идентификацией растений и общим наименованием не ограничивались Азией. В период начала 1900-х годов европейской и американской политической экспансии в Европе предпринимались попытки каталогизировать многоязычные термины для подобных растений, такие как публикация «иллюстрированного многоязычного словаря названий растений» на латыни, арабском, армянском, английском, французском и других языках. Немецкий, итальянский и турецкий языки (Bedevian, 1936), каталогизация 3657 растений на восьми языках.

    Хронология развития фармакопеи в Китае

    1900–1949

    Публикации о лекарственных растениях в начале 1900-х годов, до образования Китайской Народной Республики в 1949 году, находились под сильным влиянием предшествующей «эпохи исследований». Многие научные общества были созданы исследователями, их коллегами и инвесторами в качестве форумов для обмена знаниями и признания прав собственности на открытия и открытия (Fyfe and Moxham, 2016). Рост моды на «джентльменов-ученых», занятых академическими занятиями, поддержал писательское мастерство.В это время многие публикации были сосредоточены на идентификации и классификации этнических / местных лекарственных растений, таких как лекарственные растения ацтеков, все еще используемые в современной Мексике (Braubach, 1925; Heinrich et al., 2014), алгонкины из современной Канады, ( Speck, 1917), микронезийцы (Сент-Джон, 1948), вавилоняне и ассирийцы (Jastrow, 1914), индейские племена (Castetter et al., 1935), Персия (Garrison, 1933) и Индия (Chopra, 1933). ). Также появились публикации на английском языке, описывающие историю и использование китайской медицины в контексте западных ортодоксов (Chan, 1939).

    После 1949 г.

    Периоды достижений в исследованиях ТКМ после 1949 г. до наших дней были описаны как происходящие в три определенных этапа, продолжительностью около 20 лет каждый. Первый был 1950–1970 гг., Возник в результате быстрого развития традиционной китайской медицины в университетах, научных исследованиях и больницах Китая в то время. Второй этап проходил в период 1980–2000-х годов, когда мы видим создание юридических, экономических и научных сетей. Третий этап, с 2000 года по настоящее время, определяется акцентом на разъяснение научной основы и научной клинической практики традиционной китайской медицины с использованием междисциплинарного и глобального сотрудничества (Xu et al., 2013).

    1950–1969

    Политический контекст

    Этот период последовал сразу за образованием Китайской Народной Республики и ознаменовался ростом национализма и политического самоанализа. Международные отношения охладились, и более тесные связи с Советским Союзом были официально укреплены с помощью советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимопомощи в 1950 году. Фармакопея Китайской Народной Республики (ChP) на китайском языке запущена в 1953 году.Он содержит 531 монографию и в основном сохраняет информацию о предыдущем предшественнике, опубликованном в 1930-х годах, собранном под влиянием иностранных источников. Он направил как идентификацию, так и количественную оценку синтетических наркотиков и лекарств в одном выпуске. Были перечислены некоторые сырые растительные материалы, но без аналитических подробностей. На международном уровне после Второй мировой войны добрая воля способствовала развитию чувства сотрудничества и сотрудничества. Это также нашло отражение в публикации Всемирной организации здравоохранения международной фармакопеи (Ph.Int), выпущенный Всемирной организацией здравоохранения в 1951 г., выпущен в двух томах. Он содержит 344 монографии и 84 теста с целью предоставить согласованный международный справочник по фармакопейным методам. Первая Европейская фармакопея Ph. Eur. был произведен в 1967 году с более европейской направленностью, но сочетал в себе многие общие элементы давно существующей Британской фармакопеи и Фармакопеи Соединенных Штатов.

    Исследования и аналитические разработки лекарственных растений

    Объем научных публикаций в 1950-х годах был различным, но наиболее цитируемые тенденции публикаций касались идентификации видов растений с помощью электронной микроскопии (Watson, 1958), использования методов окрашивания тканей растений (Bergeron and Singer, 1958; Fernstrom, 1958), а также использование растительных экстрактов для колориметрического анализа (Holt and Withers, 1958; Lillie, 1958).Аналитическая традиция экстракции, очистки и разделения химических компонентов растений, например, алкалоидов, зародилась в 19--м и -м веках, но в этот период становилась все более сложной (Svoboda et al., 1959). Исследования токсичности в то время все еще оставались базовыми, подвергая мышей воздействию растительных экстрактов, используя подсчет смертности, биопсию органов и методы клеточной станции, например исследования токсичности кверцетина, подофиллотоксина и экстракта подофиллина (Leiter et al., 1950) и индуцированные поражения печени экстрактами пирролизидиновых алкалоидов (Schoental, 1959).

    Химический скрининг растений на предмет их лечебного действия в различных химических и клинических испытаниях представлен (Farnsworth, 1966), а также их использование в дериватизированных формах для лечения воспаления нервов (Jancso et al., 1967) и в исследованиях метаболизма человека ( Плетчер, 1968). Исследования по использованию лекарственных растений для их потенциального использования в лечении рака стимулировались первым выделением паклитаксела из тихоокеанского тиса, Taxus brevifolia Nutt.

    Старые базовые хроматографические методы, которые уже использовались, оставались широко используемыми аналитическими методами, например, бумажная хроматография, применяемая для анализа обыкновенной метлы [ Cytisus scoparius (L.) Link.] (Jaminet, 1959) и лекарственных растений. контроль качества (Париж и Вьехо, 1955). Разделение алкалоидов, например in Duboisia myoporoides R. Br. (Hills and Rodwell, 1951) оставался общим интересом и анализ других важных метаболитов, включая сциллирозид красного кальмара, Drimia maritima. (L.) Stearn (Dybing et al., 1954). В этот же период было проведено исследование антибактериальной активности Cannabis sativa L. (Krejci, 1958).

    Большая часть исследований лекарственных растений того периода касалась экстракции и выделения отдельных соединений из растений. Базовые колориметрические тесты, УФ-видимая и инфракрасная спектроскопия и бумажная хроматография ранее поддерживали этот тип анализа. Спектроскопические методы, такие как спектрометрия в УФ-видимом диапазоне с помощью диаграммных самописцев, использовались с 1920-х годов (Hardy, 1938).Они все чаще использовались для количественных исследований, таких как анализ глюкозидов в грецких орехах и мониторинг химического состава растений в зависимости от сезонных колебаний (Даглиш, 1950).

    Однако 1950–1970-е годы были золотым периодом для развития аналитических технологий. Время, когда достигли совершеннолетия методы масс-спектрометрии (МС), спектроскопии ядерного магнитного резонанса (ЯМР) и газовой хроматографии (ГХ). Масс-спектрометрия, которая была изобретена в конце 1800-х годов и использовалась в более аналитической форме в течение 1910-х годов, теперь вступила в относительно более продвинутую эпоху.В период 1950–1970 годов была разработана технология ионной ловушки, за которую Демельт и Пол позже получили Нобелевскую премию. Группы Перселла и Блоха в Гарвардском и Стэнфордском университетах, соответственно, разработали методы ЯМР и в 1952 году также получили Нобелевскую премию (по физике). В 1952 году Арчер Джон Портер Мартин и Ричард Синдж также разделили Нобелевскую премию (по химии) за изобретение распределительной хроматографии, основы современной газовой хроматографии. Разделение газа и жидкости решило проблему разделения молекул на основе сахара, которые имели тенденцию связываться с традиционными стационарными фазами, такими как диоксид кремния и летучие соединения, такие как летучие масла, которые теряются в результате испарения во время сбора, подготовки и анализа.ГХ была впервые применена для разделения 17 трудно разделимых растительных гликозидов из широкого диапазона химических классов, включая фенольные, кумарин, изокумарин, изофлавон, антрахинон, цианогенные, изотиоцианат и монотерпен (Furuya, 1965), 15 видов валерианы. сесквитерпеноиды в валериановых растительных маслах (Furuya, Kojima, 1967), а также экстракция и анализ розового масла (Минков, Трандафилов, 1969).

    Публикации включали хорошо применявшиеся примеры, в которых спектральные данные в видимом, ультрафиолетовом (УФ) и инфракрасном (ИК) диапазонах были объединены для выяснения структурных характеристик растений, подвергающихся химической деградации, например.g., стереохимическая дискриминация компонентов лигнина павловнина и изопауловнина из Paulownia tomentosa Steud. (Takahashi, Nakagawa, 1966), алкалоиды Orchidaceae (Lüning et al., 1967) и терпеноиды Zanthoxylum rhetsa DC (Mathur et al., 1967).

    MS также использовался бок о бок с ЯМР, что привело к структурному выяснению основных метаболитов, например, к характеристике алкалоидов папаверрубина опия и их N -метильных производных в роду Papaver (Brochmann-Hanssen и другие., 1968), анализ трех новых производных куместана из корня солодки, Glycyrrhiza spp. (Shibata and Saitoh, 1968), а также выделение и очистка полипренолов из листьев Aesculus hippocastanum L. (лошадь каштан) (Wellburn et al., 1967).

    До этого времени Китай играл очень незначительную роль в международных исследованиях и разработках, и в последующий период ситуация существенно изменилась.

    1970–1989

    Политический контекст

    В 1971 году самоанализ Китая от эпохи Мао вернулся к более внешнему международному взаимодействию с «Китайской Народной Республикой» (КНР), избранной в качестве постоянного члена Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.Это последовало за расширением политических отношений американского правительства с КНР после президентского визита Ричарда Никсона, который стал катализатором фазы «открытия для Запада» в истории Китая. Это открытие началось в 1978 году, организованное временным лидером Дэн Сяопином, который инициировал поддержку широких экономических реформ. На местном уровне это проявлялось в том, что людям в Китае было разрешено принимать личные экономические решения, а жестко управляемые коммуны распадались. На смену сельским рынкам пришли открытые, что привело к резкому увеличению международной торговли, что поддержало желание Сяопина финансировать экономический рост за счет иностранных инвестиций.В контексте медицины стремление Китая смотреть вовне было подчеркнуто более десяти лет назад профессором анатомии Лондонского университетского колледжа Дерриком Джеймсом, когда британская делегация посетила Китай в 1954 году и в своей последующей статье в журнале Lancet описал намерение Китая внедрить более научный подход. , модернизированный ТКМ (Джеймс, 1955).

    По мере расширения международной торговли из Китая, увеличивалась и торговля лекарственными растениями из Азии, а вместе с ней расширялся доступ китайских ученых к современным аналитическим приборам.Внутри страны к середине 1980-х было сформировано 25 колледжей китайской медицины в научном и современном стиле с почти 30-кратным увеличением больничных коек TCM до 2,5 миллионов с момента образования государства в 1949 году (Cai, 1988).

    Регуляторные и фармакопейные разработки

    Создание в 1985 году Государственного управления традиционной китайской медицины Китая положило начало официальной организации исследований и разработок ТКМ на национальном и международном уровнях, посеяв семена формальных совместных глобальных связей, которые станут основой для будущее международных китайских исследований лекарственных растений.Стремление Китая к обеспечению международных связей также проявилась в публикации в 1997 году первой в КНР Фармакопеи на китайском и английском языках, ChP, 4 th edition, что положило начало новой тенденции 5-летнего цикла публикации.

    Исследования и аналитические разработки лекарственных растений

    Новые инвестиции и сотрудничество в области НИОКР в этот период во всем мире представлены скачком в изощренности и сложности опубликованных исследований, с переходом от фундаментальных к более продвинутым биохимическим исследованиям и большему упору на них. стратегии болезней и диагностики, например, при раке и инфекционных заболеваниях.Наиболее часто цитируемые статьи этого времени включают передовые биомедицинские исследования форсколина из корней Plectranthus barbatus Andrews как дитерпенового активатора в метаболизме нуклеотидов. Несмотря на то, что использовалось базовое биохимическое оборудование, колориметрические методы и спектрометрические ферментативные анализы, очевидно более сложное понимание метаболитов растений (Seamon et al., 1981).

    Это также очевидно при исследовании лектинов как молекул распознавания клеток и их участия в широком спектре молекулярных процессов и потенциальных патологий, например.g., в регуляции метаболизма, вирусных и бактериальных инфекционных процессах (Sharon and Lis, 1989). Помимо растений, играющих роль фитохелантов в комплексообразовании с тяжелыми металлами (Grill et al., 1985 и Grill et al., 1987), солодка была изучена более глубоко с использованием концептуально нового подхода к оценке минерально-кортикоидной активности солодки и кортикоидов. его роль в удержании натрия (Stewart et al., 1987) и способность его флавоноидов улавливать радикалы (Hatano et al., 1988).

    Появилась осведомленность о растениях, играющих роль в развитии рака как с причинными, так и с лечебными эффектами, и был опубликован широко цитируемый обзор потенциальных причин рака пищевода в Китае.Особые опасения были связаны с влиянием роста грибов и связанных с ними нитрозаминов из-за плохих условий хранения (Mingxin et al., 1980). Это было предшественником более поздних исследований афлатоксинов, которые, как сейчас признано, вызывают серьезные проблемы со здоровьем, связанные с плохим хранением и обработкой. С терапевтической точки зрения интерес к противолейкозным и противоопухолевым средствам, например, к Taxus brevifolia Nutt. стволовая кора, впервые исследованная несколько десятилетий назад, продолжилась и в конечном итоге привела к внедрению совершенно нового терапевтического подхода (Wani et al., 1971).

    В этот период на западе было сообщено об одном из знаменательных открытий в истории лекарственных растений. Противомалярийный эффект артемизинина, полученного из Artemisia annua L., за который китайский ученый Youyou Tu позже получил Нобелевскую премию по медицине (Klayman, 1985), описал концептуальный сдвиг в подходе к лечению малярии, иллюстрируя оба изменения. в подходе от использования препаратов на основе хинолина, к которым паразиты проявляли повышенную устойчивость, и прокладывая путь для разработки новых классов препаратов e.грамм. с потенциалом в противовирусном и противоопухолевом лечении (Su and Miller, 2015).

    1990–2008

    Политический контекст

    Этот период в Китае в значительной степени характеризовался экономическим, политическим и академическим успехом, который реализовал прежние устремления Дэн Сяопина посредством целенаправленного планирования и жесткой административной хватки трех последовательных президентов (председателей) и государственное управление. Необычно высокопроизводительная экономика, производящая более 10% устойчивой валовой внутренней прибыли (ВВП), создала стабильную основу для успешного вступления Китая во всемирную торговую организацию в 2001 году, ознаменовав его приход на мировую арену в качестве компетентной экономической державы и переходный период. к рыночной экономике (Morrison, 2013).Однако это привело к проблемам с семьями и окружающей средой.

    На местном уровне, когда коммуны в последние десятилетия распались, система «домашней ответственности» была адаптирована как своего рода контракт, который гарантировал сельскохозяйственным семейным хозяйствам обеспечение определенного уровня производства продуктов питания (и трав) (Ash, 1988 ). Это гарантировало, что уровни сельскохозяйственного производства были оптимизированы для имеющихся земель. Поскольку теперь семьям было разрешено продавать выращенные продукты на открытом рынке, что отражало национальную экономическую тенденцию, продукты питания и лекарственные травы стали приобретать более отчетливые финансовые атрибуты.Это в сочетании с массовой миграцией сельских рабочих в быстро развивающиеся промышленные города вдали от сельских домов без достаточного количества продуктов местного производства в городских окрестностях создало ситуацию широкого спроса и предложения, что привело к новым цепочкам добавленной стоимости для пищевых продуктов и лекарственных растительных продуктов, а также к потенциальной мотивации. за замену или фальсификацию этих продуктов.

    Регуляторные и фармакопейные разработки

    По мере того, как происходила индустриализация, происходило и загрязнение окружающей среды, с увеличением объема и концентрации сырья и отходов, представляющих больший потенциал для загрязнения лекарственного растительного сырья.КНР на данном этапе пережила период длительной политической стабильности. Экономическая политика стала более гибкой, а управление стало играть все более регулирующую роль по сравнению с предыдущим, более жестким правоприменением. Регулирование и тестирование безопасности медицинских изделий привело к дальнейшему руководству путем выпуска четырех дополнительных томов КП на китайском и английском языках, кульминацией которых стало издание 8 в 2005 году, в котором перечислено 3217 монографий, что почти вдвое больше, чем в издании 1990 года.В этот период уверенность Китая возросла и распространилась на аспекты регулирования и руководства, при этом ЧП пережила самый большой скачок в аналитической сложности и скорости изменений на сегодняшний день. Издание 1990 года стало значительным шагом в принятии и внедрении современных инструментальных аналитических методов для стандартного тестирования растительных веществ. Начиная с издания 1985 года, были введены специальные идентификационные тесты с использованием в основном тонкослойной хроматографии (ТСХ). Теперь были включены хроматограммы неочищенных и тестовых образцов, которые потребовались для тестирования.Базовая идентификация была расширена и теперь требует количественного анализа, где впервые были включены высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ) и ГХ, а ТСХ расширена для анализа содержания. Более инструментальные методы заменили старые, такие как введение спектрофотометрического определения содержания алкалоидов берберина, которые были проанализированы гравиметрически в предыдущих изданиях. Количественная оценка перешла от измерения более простых маркерных компонентов к более конкретным активным соединениям, таким как антрохинон из He Shou Wu, Polygonum multiflorum Thunb [теперь Reynoutria multiflora (Thunb.) Молденке]. В издание 2000 г. были включены анализы на содержание остатков хлорорганических пестицидов для Gan Cao, Glycyrrhiza uralensis Fisch. бывший DC. и Хуан Ци, Astragalusmbranaceus Fisch. ex Bunge (Кви, 2002). Еще один скачок произошел в издании 2005 года с расширением признания ВЭЖХ-МС, ЖХ-МС-МС, молекулярных маркеров ДНК и химического дактилоскопирования, заложив основу для фармакопейных тенденций 21 -го -го века, а также для ХП в качестве центральной глобальной системы. влияние для анализа лекарственных растений.

    Исследования и аналитические разработки лекарственных растений

    Осуществление инвестиций во внешние академические связи на этапе «открытия» и внутренняя поддержка ныне сформированных структур TCM в рамках государственных инициатив предыдущих десятилетий были подтверждены результатами публикации в этот период , с шестикратным увеличением производства по сравнению с предыдущим эквивалентным 20-летним периодом. Большая часть результатов этого времени продемонстрировала утонченность мысли о влиянии растительных соединений на людей как целостной системе, а не более своеобразное мышление о путях метаболизма, существовавшее в предыдущие годы.Он также показывает огромное внимание к получению больших наборов данных, особенно по известным метаболитам, и широкому исследованию известных эффектов. Экстракты цельных растений и комбинации метаболитов, а не отдельные, стали основной темой, так же как и влияние лекарственных растений на здоровье в долгосрочной перспективе и профилактическую медицину. Это вызвало возрождение интереса к анализу лекарственных растений как источника соединений свинца для открытия лекарств.

    Роль лекарственных растений в анализе ишемической болезни сердца становится актуальной на этом этапе, т.е.g., долгосрочные исследования пожилых людей, демонстрирующие снижение риска смерти от длительного приема флавоноидов через ингибирование окисления липопротеинов низкой плотности (Hertog et al., 1993). За это время появились более сложные количественный анализ и дифференциация, такие как ВЭЖХ листьев шелковицы, содержащих четыре разновидности флавоноидов (включая рутин и кверцетин), и их антиоксидантные свойства (Zhishen et al., 1999). Профилактика риска флавоноидной ишемической болезни сердца и роль рака были продвинуты благодаря характеристике и анализу, изученным в широком спектре фруктов, семян, масел, вин и чая (Миддлтон и др., 2000). Повышение осведомленности о силе и эффективности лекарств и лекарственных растений стало очевидным, как и в исследованиях и анализе влияния фтора на связывание и активность лекарств (Purser et al., 2008). Исследования рака также продемонстрировали дальнейшие успехи за счет объединения предыдущих результатов о связывании рецепторов с достижениями в области экстракции ДНК, методов амплификации и методов клонирования. Ресвератрол стал основной областью интереса из-за его химиопротекторного действия (Jang et al., 1997).

    Многие из наиболее цитируемых публикаций этих двух десятилетий были подробными обзорами, в которых были собраны результаты предыдущих исследований отдельных растений.

    21

    st Century

    Растущее влияние Китая было отмечено в 2011 году, когда Государственная администрация Китая по ТКМ (SATCM) установила официальные отношения с Европейской директивой по качеству лекарственных средств (EDQM) для обмена опытом и знаниями в дополнение к повышение стандартов тестирования в Китае и Европе через сотрудничество. Сюда входит перевод исторических документов TCM, информации, касающейся подготовки продуктов, процесса и источников. Европа, рассматриваемая как совокупность, имеет приблизительно 16% -ное представительство в результатах исследований последних десятилетий, что выше, чем в США.Европейская фармакопея (Ph Eur) управляет CHM, разрешая импорт CHM в страны, подписавшие Европейскую фармакопейную конвенцию. В настоящее время 43 CHM включены в 8-е издание Ph Eur, 34 из Рабочей группы Ph Eur TCM, 21 из которых включены в виде полных монографий (Wang and Franz, 2015). Новые монографии Ph Eur CHM разрабатываются частично на основе ЧП. Этому способствовала рабочая группа по TCM (Ph Eur WP), и она была официально представлена ​​в 2005 году.В него вошли 38 стран-членов с делегацией ЕС (представитель DG Health & Food Safety и Европейского агентства по лекарственным средствам). Дополнительные наблюдатели состоят из 27 стран / регионов / организаций [включая 7 европейских стран, Тайваньское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (TFDA) и Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ)] (EDQM, 2017). ВОЗ, участвуя в PhEur, также возглавила усилия по разработке гармонизированной международной фармакопеи (ВОЗ, 2018).

    Монографии по лекарственным растениям в Ph Eur разработаны на основе стандартных западных монографий по лекарственным средствам с акцентом на химические и физические испытания, в то время как монографии в ChP сформированы из переработанных старых традиционных текстов.

    По мере того, как фармакопейные монографии расширяются и развиваются, также увеличивается диапазон и сложность аналитических методов и аналитического оборудования, необходимых для удовлетворения нормативных требований и ожиданий в отношении качества.

    Эти новые тенденции в исследованиях и фармакопейные директивы проложили путь к развитию широкого спектра аналитических методов, в основном сосредоточенных на использовании жидкостной хроматографии (ЖХ), ГХ, МС и известных спектрофотометрических методов в УФ / видимом диапазоне.

    Мы представляем некоторые из этих аналитических методов и приводим примеры их применения в анализе лекарственных растений и лекарственных растительных продуктов.

    Аналитическое оборудование, аттестованные и новые методы

    Высокоэффективная жидкостная хроматография

    ВЭЖХ - один из наиболее развитых и широко используемых аналитических методов. Он построен на базе исторических знаний, накопленных на основе опыта ТСХ и оптической химии. Элементы хроматографии ВЭЖХ основаны на аналогичных принципах ТСХ / ВЭТСХ, где разделение компонентов зависит от селективного сродства к стационарным носителям и жидким фазам.

    Обнаружение использует систему фотоумножителя, способную обнаруживать отдельные длины волн света, диапазон (спектр) и / или несколько одновременных длин волн в различных итерациях, объединенные в закрытую автоматизированную систему инструментов с инжекторами проб; это значительно повысило точность и воспроизводимость хроматографии по сравнению с более старыми хроматографическими методами.Широкое использование ВЭЖХ сделало ее более доступной для лабораторий. Не требуется высокой квалификации оператора; он надежен и чувствителен к обнаружению низкого уровня и особенно используется для количественного определения компонентов (активных веществ и примесей).

    ВЭЖХ, применяемая к растительным продуктам, хорошо разработана и успешно применяется для анализа сложных смесей подобных соединений как для разделения отдельных соединений, так и для дифференциации видов лекарственных растений.Высокое разрешение этого метода способствовало развитию концепции характерного «отпечатка пальца», разработанного для лекарственных растений и растительных продуктов для облегчения идентификации и аутентификации, например, Li et al. (2010) продемонстрировали дифференциацию одного и того же типа лекарственного средства растительного происхождения от 40 различных производителей, одновременно разделив девять маркерных химических соединений (берберин, алоэ-эмодин, реин, эмодин, хризофанол, байкалин, байкалеин, вогонозид и вогонин).

    Высокоэффективная тонкослойная хроматография

    ВЭТСХ стала обычным дополнением к разделу методов в новых монографиях, заменив широко используемые тесты ТСХ; оказалось, что это надежный и воспроизводимый метод анализа, который дает важную информацию о качестве состава растительного вещества.

    Некоторые преимущества этого метода включают невысокую стоимость и относительно простой метод тестирования. Для этого не требуются передовые методы подготовки проб или высокий уровень знаний.Количество образцов относительно невелико, и это более чувствительный метод по сравнению с ВЭЖХ, хорошо подходящий для обнаружения загрязняющих веществ. Однако некоторые недостатки заключаются в том, что воспроизводимость зависит от множества внешних факторов, и, хотя она более чувствительна, чем ВЭЖХ, она не способна в достаточной степени обнаруживать соединения при очень низких концентрациях (PPB), где LC-MS (или HPTLC-MS) может быть более подходящим. ВЭТСХ основывается на том же принципе, что и ТСХ, и использует аналогичные пластинки для ТСХ и подвижные фазы, хотя требуются относительно небольшие количества растворителей по сравнению со стандартной ТСХ.Процесс добавления образца на планшеты (нанесение пятен) стал более воспроизводимым и точным за счет распыления образца на планшет с образованием полосы соединения, а не пятна. Коэффициенты удерживания для отдельных соединений более воспроизводимы благодаря контролируемой влажности во время развития. Дериватизация аналитических пластин выполняется в основном машиной, а визуализация фиксируется современными системами камер, подключенными к мощному программному обеспечению. Программное обеспечение позволяет выполнять дальнейшие манипуляции с изображениями для оптимизации визуализации, что было бы очень сложно с химической точки зрения.Другое преимущество состоит в том, что систему ВЭТСХ можно легко подключить к сканирующему денситометру; это не только позволяет проводить более точную количественную работу, но и экспортировать данные для многомерного анализа. Вероятно, что в будущем большее количество монографий с требованиями ТСХ будет обновлено до ВЭТСХ.

    Газовая хроматография

    Газовая хроматография для анализа лекарственных растений в основном используется для анализа соединений с более высокой летучестью, например, соединений, содержащихся в эфирных маслах, и более летучих примесей, например.г., пестициды. В то время как одинарная колоночная хроматография ГХ и ее производные, разделенные дефисом, использовались в течение многих лет, в 1991 году была представлена ​​двухмерная ГХ или ГХ x ГХ, где элюенты стандартного разделения улавливаются и рециркулируются для следующего цикла разделения. Это обеспечивает не только более высокое разрешение и лучшее разделение, но также возможность удалять нежелательные или мешающие соединения, чтобы можно было воздействовать на более конкретные области разделения (Liu and Philips, 1991). Это положило начало многомерной газовой хроматографии (MDGC) и развитию модулей и систем клапанов, которые улавливают, контролируют и отводят потоки проб.Эти улучшения распространяются на системы терморегулирования и клапанов, позволяющие увеличить тепловой поток и разделить поток (Bahaghighat et al., 2019). Одна из ключевых проблем ГХ - введение пробы в газовый поток. Исторически сложилось так, что отжим, кипячение и более поздняя перегонка травяных материалов использовались для сбора и производства летучих соединений, таких как масла. Однако присущая нестабильность летучих компонентов и потерь, а также плохое извлечение этих веществ представляли трудности.Эту ситуацию отчасти удалось преодолеть благодаря достижениям в методах экстракции, таких как микроволновая экстракция без растворителей, например, для масел кожуры цитрусовых [Citrus sinensis (L.) Osbeck]. Для получения высоких показателей извлечения с помощью этого метода не требуются растворители или вода, и он обеспечивает высокоэффективное и совместимое введение пробы без необходимости использования мешающих растворителей (Aboudaou et al., 2018). Этот метод извлечения пробы, широко известный как анализ свободного пространства для ГХ, претерпел множество итераций (Gerhardt et al., 2018). Сейчас он настолько развит, что все чаще используется для обнаружения бактерий и микроорганизмов, например, у видов Commiphora (Rubegeta et al., 2018).

    Методы микроэкстракции необходимы для введения небольших объемов пробы в газовый поток ГХ. Методики извлечения с помощью иглы имеют преимущество автоматизации, простоты взаимодействия с другими инструментами и совместимости с миниатюризацией. Достижения в области твердофазной динамической экстракции (SPDE), экстракции в трубке (ITEX) и экстракции игольчатой ​​ловушкой (NTE) улучшили использование этих методов для природных и травяных соединений (Kędziora-Koch and Wasiak, 2018), e.g., SPDE и ITEX для остатков пестицидов в сушеных травах (Rutkowska et al., 2018), ароматических соединений травяной мяты в коммерческом вине (Picard et al., 2018) и летучих веществ в китайской травяной формуле Baizhu Shaoyao San (Xu et al. ., 2018).

    Сверхкритическая жидкостная хроматография

    Другой метод жидкостной хроматографии, основанный на работе с низковязкими (сверхкритическими) жидкостями под давлением, часто с диоксидом углерода, - это сверхкритическая жидкостная хроматография (SFC). С момента своего появления на рынке Клеспером в 1962 году он добился больших успехов, главным образом благодаря усовершенствованию его изначально проблемной аппаратуры (Desfontaine et al., 2015). Его главное преимущество перед другими методами заключается в том, что он полезен для разделения сложных компонентов, характерных для природных соединений. Выбор правильных условий для фаз и модификаторов мобильных SFC может быть точно настроен в широком диапазоне полярностей от неполярной до полярной, что позволяет использовать широкий выбор разделения (Gao et al., 2010). Ранний анализ натуральных продуктов с помощью SFC был, когда он был впервые расставлен дефисом с помощью газовой хроматографии (King, 1990). Недавно он был более полно разработан для анализа ряда природных соединений в растительных веществах, в частности, с упором на терпены, фенолы, флавоноиды, алкалоиды и сапонины.Это было достигнуто с помощью переноса на MS, диодно-матричные детекторы, SFC-ELSD, в дополнение к разработке новых стационарных фаз, таких как цианопропил, пентафторфенил (PFP) и имидазолил. Примером этого является разделение кумаринов в бент Angelica dahurica (Hoffm.). & Hook.f. ex Franch. & Sav. корни и антрахиноны в корне ревеня (Pfeifer et al., 2016).

    Спектроскопия в ближнем инфракрасном диапазоне

    Несмотря на то, что спектроскопия в ближнем инфракрасном диапазоне (NIR) обычно используется в промышленности с 1990-х годов, она не была предпочтительным методом для анализа лекарственных растений, в основном из-за перекрывающихся пиков, затрудняющих интерпретацию данных и, следовательно, никогда не использовалась. стал предпочтительным прибором в лаборатории контроля качества, так же как и ВЭЖХ и ТСХ.Однако с добавлением нового вычислительного программного обеспечения NIR вновь становится доступным и полезным аналитическим методом, используемым при анализе лекарственных растений, и особенно популярен китайскими компаниями в рутинном анализе контроля качества благодаря своей способности быстро дифференцировать между видами и предоставляют количественную информацию о содержании метаболитов (Li et al., 2013; Zhang and Su, 2014).

    Как и данные ВЭТСХ и ЯМР, NIR также предоставляет возможность для многомерного анализа и, по-видимому, способен разрешить очень небольшие вариации в содержании метаболитов.Утверждается, что более традиционные методы ТСХ или ВЭЖХ могут быть более субъективными на этапе интерпретации данных и требуют высокого уровня навыков оператора, а также что NIR больше подходит для анализа большого объема в обычной лаборатории контроля качества (Wang and Yu, 2015). . Однако это частично было решено за счет внедрения полностью автоматизированных систем, доступных для анализа ВЭТСХ, и включения сканирующего денситометрического оборудования, которое снижает потребность в интерпретации оператором. Основными преимуществами NIR, по-видимому, являются сохранение целостности образца, необходимость в небольшой пробоподготовке и отсутствие необходимости в растворителях, и было показано, что он хорошо сравним с ВЭЖХ для дифференциации видов и количественного определения метаболитов (Chan et al., 2007). Вероятно, главный недостаток NIR по сравнению с другими методами, и особенно с TLC, HPTC, LC-MS, заключается в его чувствительности, и некоторые отчеты предполагают, что этот метод может быть подходящим только для обнаружения соединений, которые существуют в концентрации выше 0,1% (Lau et al. др., 2009). Другое соображение заключается в том, что изменение данных NIR зависит как от химических, так и от физических свойств образца, причем физические свойства, например, размер частиц, оказывают большее влияние на изменение, чем химические.Следовательно, перед тем, как может быть проведен многомерный анализ, необходима некоторая предварительная обработка спектральных данных, например, для уменьшения фонового шума, светорассеяния и, следовательно, для улучшения любых химических вариаций в наборе образцов (Chen et al., 2008). Некоторые преимущества NIR, безусловно, очевидны, хотя он может не подходить для всех ситуаций и всех типов образцов. С момента своего первого внедрения технология сделала огромный скачок вперед, и теперь ей необходимо более широко зарекомендовать себя как полезный инструмент для анализа качества лекарственных растений.

    Перенесенные через дефис методы

    Комбинации методов с современными разработками в области метаболомного анализа и компьютерных программ распознавания образов открывают более широкий спектр приложений для анализа лекарственных растений. Тандемные комбинации аналитического оборудования, такого как МС с ВЭЖХ, оказались продуктивным путем к расширению применения аналитических лекарственных растений. Не только для идентификации и снятия отпечатков пальцев, но и для дальнейшей химической характеристики отдельных соединений e.г., Лю и др. (2011) охарактеризовали спектр алкалоидных компонентов в китайской траве Ку Шэнь ( Sophora flavescens Aiton). Были продемонстрированы дополнительные комбинации и изменения МС и ЯМР в сочетании с ВЭТСХ, такие как обнаружение ингибиторов ацетилхолинэстеразы в гальбане в поисках природных продуктов-кандидатов в лекарственные препараты (Hamid-Reza et al., 2013) и масс-спектроскопия (МС). ВЭТСХ-МС показана для Ilex vomitoria Aiton с использованием пробоотборного зонда после ВЭТСХ в сочетании с МС с ионной ловушкой с электрораспылением (Ford and Van Berkel., 2004) и Hydrastis canadensis L., с химической ионизацией HPLTLC-MS при атмосферном давлении (Van Berkel et al., 2007).

    Аналитические комбинации, включая ESI-IT-TOF / MS-HPLC-DAD-ESI-MS, были продемонстрированы для анализа структуры кумарина в Angelica polymorpha Maxim. корни (Liu et al, 2011) и методы мультифенирования, такие как квадрупольная ловушка SPE-LC-MS / MS-ABI, были использованы для анализа шести основных флавонов у Scutellaria baicalensis Georgi (Fong et al., 2014) и 38 сапонинов в корнях Helleborus niger L. с помощью LC-ESI-IT-MS (Duckstein et al., 2014).

    Объединение разделяющей способности ВЭТСХ или ВЭЖХ с возможностями анализа ЯМР и МС дает значительные преимущества для анализа сложных образцов в сложных матрицах, таких как кровь, почва и растения. Однако каждый метод также имеет присущие ему недостатки. Поскольку МС является сложным, дорогим и трудоемким, требующим высокого уровня аналитических навыков, он может не подходить для общей лаборатории обеспечения качества.Хотя мощная, обширная разработка методов и обработка данных после анализа требуются при применении к природным соединениям с широким сложным составом в отличие от более простых синтезированных фармацевтических ингредиентов. Точно так же ЯМР также дорог и чувствителен к вариациям в подготовке и составе образцов. Он не полностью применим ко всем образцам природных соединений, и сигналы, полученные при ЯМР-анализе, часто перекрываются, что затрудняет анализ данных для отдельных соединений. Однако относительная скорость, обширный вывод информации и понимание общего состава лекарственных растений как с помощью МС, так и ЯМР значительно перевешивают недостатки.Эти методы позволяют обнаруживать соединения в аналитическом диапазоне частей на миллиард (MS) и позволяют получать подробные отпечатки метаболитов с разной полярностью (ЯМР), поэтому для исследований и для более крупных компаний они являются весьма применимым аналитическим оборудованием.

    Метаболомика

    Фармакопейные методы фокусируются на аутентификации и качестве растительных материалов; однако метаболомика позволяет нам выйти за рамки аутентификации и более подробно рассмотреть широкий спектр вторичных метаболитов.Объединяя аналитические данные с многомерным программным обеспечением, это позволяет нам разрабатывать статистические модели, чтобы в первую очередь различать виды, а также получить лучшее представление о типичном составе метаболитов для конкретного вида. Преимущество этого состоит в том, что с его помощью можно получить информацию о любом лабораторном тесте или клиническом вмешательстве. Большое внимание уделяется тому, чтобы в любом эксперименте или вмешательстве использовался аутентифицированный растительный материал с депонированным образцом из гербария. Однако требования не требуют использования хорошего представителя вида.Именно здесь метаболомика может предоставить важную информацию - собирая широкий спектр образцов из разных географических местоположений, высот и условий выращивания, она позволяет нам составить карту различий между их метаболитами и подчеркнуть, насколько разнообразен или похож состав метаболитов. При проведении эксперимента у нас есть выбор: использовать образец, который может быть типичным, то есть содержать средний состав, или мы можем рассмотреть составы, которые являются нетипичными, содержат большее количество конкретных метаболитов или даже разные метаболиты.Более того, если конкретный эксперимент дает положительные результаты, и мы хотим воспроизвести данные, метаболомная модель позволяет нам выбирать виды, которые имеют похожий состав.

    Этот подход имеет важные экономические последствия, поскольку подробное понимание метаболомного анализа позволяет нам информировать промышленность о том, как выращивать растения, которые будут иметь лучший состав и, таким образом, помочь поддержать средства к существованию местных фермеров и первичных переработчиков в развивающихся странах, например , Chachacoma ( Senecio nutans Sch.Бип. ) в высокогорных районах Чили, где метаболомика помогла установить оптимальную высоту для выращивания растений с самым высоким содержанием противовоспалительного ацетофенона (Lopez et al., 2015).

    Эта стратегия также применяется при разработке продуктов, где метаболомика может помочь определить качество продуктов на основе содержания в них метаболитов, например, Curcuma longa L. (продукты из куркумы) (Booker et al., 2014), а также помочь предоставить доказательства, которые могут привести к увеличению стоимости продукта и большей уверенности в его качестве и безопасности.

    Наночастицы

    Наночастицы ионы размером 1–100 нм или органические / неорганические молекулы оказались важными при разработке новых аналитических тестов (Tao et al., 2018), занимая аналитические области пространства между ионными размерами и небольшими размерами. молекулы.

    Недавние разработки в области исследований наночастиц привели к усилению внимания к химио-био зондированию, поскольку ДНК стала наиболее часто используемой биологической молекулой для функционализации наночастиц. Наночастицы предоставили множество преимуществ для более последовательного и специфического тестирования, включая обеспечение более воспроизводимой стабильной матрицы для исследований и разработок, более контролируемую и надежную основу для конструирования и конъюгирования с функциональными молекулами, а также широкую гибкость для очистки, выбора и модификации аналиты.Наночастицы были использованы при создании биологического штрих-кода для анализа следов микотоксинов в китайских травах, например. конъюгированные наночастицы с фрагментами ДНК для связывания и нацеливания на китайские лекарственные растения, например, Jue Ming Zi [семена кассии - Senna obtusifolia (L.) HSIrwin & Barneby], Yuan Zhi ( Polygala tenuifolia Willd.) и Bai Zi Рен [ Platycladus orientalis (L.) Franco] (Yu et al., 2018).

    Будущее

    Следующие шаги в развитии аналитики в сочетании с технологическими усовершенствованиями, скорее всего, произойдут в сфере искусственного интеллекта.Нейронные сети уже показали себя многообещающими в сфере бытовой электроники и поисковой оптимизации в Интернете. Алгоритмы самообучения разрабатывались десятилетиями и обладают большим потенциалом для применения самосинтезирующих, автосоздаваемых и самонастраивающихся алгоритмов, которые могут оптимально распознавать и синтезировать аналитические данные в значимые и полезные шаблоны. Это выходит за рамки того, что отдельный человеческий разум мог бы надеяться достичь при жизни, теперь это возможно за секунды с нынешними и еще больше с будущими технологиями.Это расширяет не только человеческий потенциал мышления и наблюдения, но также предсказания и дизайн. Это потенциально может сыграть роль в самостоятельном проектировании аналитического инструментария и его модулей, самооптимизации методов в режиме реального времени, экономии времени, на выполнение которого аналитику, возможно, потребуются недели или месяцы человеческих рабочих часов.

    Самая большая проблема ИИ - его непрозрачность и вычислительная сложность. С самообучающимися системами, уже самогенерирующими кодами и путями, которые одному человеку понадобятся десятилетия, чтобы расшифровать и понять, если это вообще возможно.Это представляет собой серьезную проблему для использования в воспроизводимых, проверенных, ориентированных на качество, регулируемых средах с отслеживанием аудита. Именно здесь природные соединения, такие как растительные вещества, могут играть значительную роль, т.е.данные, полученные от одних и тех же видов растений с переменным составом, могут помочь проверить входные и выходные данные комплексного программного обеспечения для анализа и распознавания. В системах, управляемых ИИ, природные вещества являются идеальными кандидатами для тестирования аналитических характеристик, таких как точность, прецизионность и надежность всей инструментальной системы ИИ.

    Выводы

    Поскольку фармакопейные требования продолжают развиваться, а инструментальные технологии совершенствуются, становится ясно, что мы сможем все глубже и глубже вникать в химический состав лекарственных растений и разрабатывать более совершенные методы обнаружения и количественного определения примесей и загрязняющих веществ. . Однако следует учитывать, что, хотя эти технологические достижения дают нам эту возможность, более традиционный органолептический анализ также предоставляет нам важную сенсорную информацию о качестве лекарственных растений.

    Мы показали появление и историческую важность сложных аналитических методов, используемых в анализе лекарственных растений. Однако любой аналитический подход может дать лишь частичное представление о сложных многокомпонентных препаратах. Таким образом, будущие улучшения в этой области могут полностью зависеть не от разработки все более сложных аналитических методов, а от внедрения передовой практики на всех этапах производства и поставки лекарственных трав.

    Вклад авторов

    AB написал разделы о применении метаболомики, NIR, части введения и заключения.MF написал большую часть инструментария, тенденций в публикациях и истории, часть введения и заключения. MH внесла свой вклад в разработку методологии исследования и оказала помощь в анализе данных.

    Финансирование

    Стипендия MF финансируется Brion Research Group (Sun Ten Pharmaceutical Co) и Herbprime, Великобритания.

    Конфликт интересов

    Стипендия MF финансируется Brion Research Group (Sun Ten Pharmaceutical Co) и Herbprime, Великобритания.

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Ссылки

    Aboudaou, M., Ferhat, M. A., Hazzit, M., Ariño, A., Djenane, D. (2018). Экстракция зеленого эфирного масла из кожуры апельсина (Citrus sinensis L.) без использования растворителей в микроволновой печи: влияние на срок годности ароматизированных жидких цельных яиц во время хранения в коммерческих розничных условиях. [Препринт]. Доступно по адресу: https://www.preprints.org/manuscript/201801.0055/v12018010055 (по состоянию на 15 августа 2018 г.). doi: 10.20944 / preprints201801.0055.v1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bahaghighat, H.Д., Фрей, К. Э., Синовец, Р. Э. (2018). Последние достижения в технологии модулятора для комплексной двумерной газовой хроматографии. Тенденции TrAC в анал. Chem. 113, 379–391. doi: 10.1016 / j.trac.2018.04.016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bauer, A., Brönstrup, M. (2014). Промышленная химия природных продуктов для открытия и разработки лекарств. Натуральный Прод. Реп. 31 (1), 35–60. doi: 10.1039 / C3NP70058E

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бедевиан, А.К. (1936). Иллюстрированный полиглотический словарь названий растений на латинском, арабском, армянском, английском, французском, немецком, итальянском и турецком языках, включая экономические, лекарственные, ядовитые и декоративные растения и обычные сорняки. (Египет: издательство Medbouly Library Press). (Переиздание: 1994 г.)

    Google Scholar

    Бержерон, Дж. А., Сингер, М. (1958). Метахромазия: экспериментальная и теоретическая переоценка. J. Cell Biol. 4 (4), 433–457. doi: 10.1083 / jcb.4.4.433

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Букер, А., Фромменуилер, Д., Джонстон, Д., Умеалайекву, К., Райх, Э., Генрих, М. (2014). Химическая изменчивость в цепочках добавленной стоимости куркумы (Curcuma longa): сравнение спектроскопии ядерного магнитного резонанса и высокоэффективной тонкослойной хроматографии. J. Ethnopharmacol. 152 (2), 292–301. doi: 10.1016 / j.jep.2013.12.042

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браубах, К. (1925). Лекарственные растения ацтеков, которые до сих пор широко используются в Мексике. J. Am. Фармацевтика. Доц. 14 (6), 498–505. doi: 10.1002 / jps.3080140610

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Brochmann-Hanssen, E., Hirai, K., Nielsen, B., Pfeifer, S., Mann, I., Kühn., L. (1968). Алкалоиды опия VI. Выделение N-метил-14-O-десметилепипорфироксина. J. Pharm. Sci. 57 (1), 30–35. doi: 10.1002 / jps.2600570106

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Castetter, E.F., Underhill, R.M., Opler, M.E., Bell, W.Х., Гроув А. Р. (1935). Этнобиологические исследования на юго-западе Америки (Том 1) (Мексика: University of New Mexico Press). doi: 10.1525 / aa.1937.39.3.02a00180

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chan, C.-O., Chu, C.-C., Mok, D. K.-W., Chau, F.-T. (2007). Анализ содержания берберина и общего алкалоида в Cortex Phellodendri методом ближней инфракрасной спектроскопии (NIRS) по сравнению с высокоэффективной жидкостной хроматографией в сочетании со спектрометрическим детектированием в ультрафиолетовом диапазоне. Анал. Chimica Acta 592 (2), 121–131. doi: 10.1016 / j.aca.2007.04.016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чан, Л. (1939). Краткая история китайских трав и медицины. Бык. Торри Бот. Club 66 (8), 563–568. doi: 10.2307 / 2480844

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chen, Y., Xie, M. Y., Yan, Y., Zhu, S. B., Nie, S. P., Li, C., et al. (2008). Дискриминация Ganoderma lucidum по географическому происхождению с помощью спектроскопии диффузного отражения в ближней инфракрасной области и методов распознавания образов. Анал. Chimica Acta 618 (2), 121–130. doi: 10.1016 / j.aca.2008.04.055

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чопра, Р. Н. (1933). «Наркотики коренных народов Индии» в журнале . Их медицинские и экономические аспекты. Местные наркотики Индии. Их медицинские и экономические аспекты (Калькутта: Art Press (1933)). doi: 10.1001 / jama.1933.02740210065038

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Desfontaine, C., Guillarme, D., Francotte, E., Nováková, L.(2015). Сверхкритическая жидкостная хроматография в фармацевтическом анализе. J. Pharm. Биомед. Анальный. 113, 56–71. doi: 10.1016 / j.jpba.2015.03.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Duckstein, S. M., Lorenz, P., Conrad, J., Stintzing, F. C. (2014). Тандемная масс-спектрометрическая характеристика ацетилированных полигидроксигеллебосапонинов, основных стероидных сапонинов в корнях Helleborus niger L. Rapid Commun. В масс-спектрометрии 28 (16), 1801–1812.doi: 10.1002 / rcm.6959

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дайбинг, Ф., Дайбинг, О., Дженсен, К. Б. (1954). Обнаружение сциллирозида в органическом материале. Acta Pharmacol. Toxicol. 10 (2), 93–100. doi: 10.1111 / j.1600-0773.1954.tb01326.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фарнсворт, Н. Р. (1966). Биологический и фитохимический скрининг растений. J. Pharm. Sci. 55 (3), 225–276. doi: 10.1002 / jps.2600550302

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фонг, С., Кау, Ю., Вонг, Ю. К., Цзо, З. (2014). Разработка метода SPE-LC / MS / MS для одновременного количественного определения байкалеина, вогонина, ороксилина А и их глюкуронидов, байкалина, вогонозида и ороксилозида у крыс и его применение для изучения поглощения мозгом и фармакокинетики плазмы. J. Pharm. Биомед. Анализ 97, 9–23. doi: 10.1016 / j.jpba.2014.03.033

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ford, M. J., Van Berkel., G. J. (2004). Усовершенствованная связь тонкослойной хроматографии / масс-спектрометрии с использованием системы ионной ловушки с электрораспылением зонда для отбора проб с поверхности. Rapid Commun. В масс-спектрометре. 18 (12), 1303–1309. doi: 10.1002 / rcm.1486

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фуруя, Т., Кодзима, Х. (1967). Газожидкостная хроматография сесквитерпеноидов валерианы. J. Chromatography A. 29, 341–348. doi: 10.1016 / s0021-9673 (00)

    -1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Furuya, T. (1965). Газожидкостная хроматография растительных гликозидов. J. Chromatography A. 18, 152–156. DOI: 10.1016 / s0021-9673 (01) 80333-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Файф, А., Моксхэм, Н. (2016). Обнародование перед печатью: собрания и публикации в Королевском обществе, 1752–1892 гг. Notes Записи: R. Soc. J. History Sci. 70 (4), 361–379.

    Google Scholar

    Gao, L., Zhang, J., Zhang, W., Shan, Y., Liang, Z., Zhang, L., et al. (2010). Интеграция нормально-фазовой жидкостной хроматографии со сверхкритической жидкостной хроматографией для анализа плодовых тел Ganoderma lucidum. J. Separation Sci. 33 (23–24), 3817–3821. doi: 10.1002 / jssc.201000453

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гарнизон, Ф. Х. (1933). Персидская медицина и медицина в Персии: геомедицинский обзор. Бык. History Med. 1, 129.

    Google Scholar

    Gerhardt, N., Birkenmeier, M., Schwolow, S., Rohn, S., Weller, P. (2018). Отпечатки летучих соединений с помощью спектрометрии ионной подвижности с газовой хроматографией (HS-GC-IMS) в качестве настольной альтернативы профилированию 1H ЯМР для оценки подлинности меда. Анал. Chem. 90 (3), 1777–1785. doi: 10.1021 / acs.analchem.7b03748

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гриль, Э., Виннакер, Э. Л., Зенк, М. Х. (1985). Фитохелатины: основные пептиды высших растений, образующие комплекс с тяжелыми металлами. Science 230 (4726), 674–676. DOI: 10.1126 / science.230.4726.674

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гриль, Э., Виннакер, Э. Л., Зенк, М. Х. (1987). Фитохелатины, класс растительных пептидов, связывающих тяжелые металлы, функционально аналогичны металлотионеинам. Proc. Natl. Акад. Sci. 84 (2), 439–443. doi: 10.1073 / pnas.84.2.439

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hamid-Reza, A., Scherer, U., Kaehlig, H., Hettich, T., Schlotterbeck, G., Reich, E., et al. (2013). Сочетание биоавтографии с ВЭТСХ – МС / ЯМР: быстрое определение ингибиторов ацетилхолинэстеразы из гальбана. Phytochem. Анальный. 24 (4), 395–400. doi: 10.1002 / pca.2422

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харди, А.С. (1938). История создания регистрирующего спектрофотометра. JOSA 28 (10), 360–364. doi: 10.1364 / josa.28.000360

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hatano, T., Kagawa, H., Yasuhara, T., Okuda, T. (1988). Два новых флавоноида и другие составляющие корня солодки: их относительная терпкость и эффект удаления радикалов. Chem. Фармацевтика. Бык. 36 (6), 2090–2097. doi: 10.1248 / cpb.36.2090

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Генрих, М., Фрей Халлер, Б., Леонти, М. (2014). Взгляд на исследования натуральных продуктов и этнофармакологию в Мексике: орел и змея на кактусе опунции. J. Natural Prod. 77 (3), 678–689. doi: 10.1021 / np4009927

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хертог, М. Г., Фескенс, Э. Дж., Кромхаут, Д., Холлман, П. К. Х., Катан, М. Б. (1993). Диетические антиоксидантные флавоноиды и риск ишемической болезни сердца: исследование пожилых людей Zutphen. Ланцет 342 (8878), 1007–1011.doi: 10.1016 / 0140-6736 (93)

    -u

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hills, K. L., Rodwell, C. N. (1951). Вариация алкалоидов клонов северной Duboisia myoporoides R. Br. Aust. J. Biol. Sci. 4 (4), 486–499. doi: 10.1071 / bi9510486

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холт, С. Дж., Уизерс., Р. Ф. Дж. (1958). V. Оценка индигогенных реакций на локализацию эстеразы. Proc. R. Soc. Лондон. Сер.B-Biol. Sci. 148 (933), 520–532. doi: 10.1098 / rspb.1958.0043

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hu, Y., Scherngell, T., Man, S. N., Wang, Y. (2013). Соединенные Штаты по-прежнему доминируют в глобальной сети фармацевтических инноваций? PloS One 8 (11), e77247. doi: 10.1371 / journal.pone.0077247

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jaminet, F. (1959). Сравнительное исследование планиметрических и денситометрических методов количественной бумажной хроматографии.Приложение для определения алкалоидов и аминов генисты (Sarothamnus scoparius L.). Pharm. Acta Helvetiae 34, 571–584.

    Google Scholar

    Jancso, N., Jancsó-Gábor, A., Szolcsanyi, J. (1967). Прямые доказательства нейрогенного воспаления и его предотвращения денервацией и предварительной обработкой капсаицином. руб. J. Pharmacol. Chemother. 31 (1), 138–151. doi: 10.1111 / j.1476-5381.1967.tb01984.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, М., Цай, Л., Удеани, Г. О., Замедление, К. В., Томас, К. Ф., Бичер, К. В. и др. (1997). Химиопрофилактика рака ресвератрола, натурального продукта, полученного из винограда. Наука 275 (5297), 218–220. DOI: 10.1126 / science.275.5297.218

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jastrow, M. (1914). Медицина вавилонян и ассирийцев. Proc. R. Soc. Med. Разд. Hist. Med. 109–176. doi: 10.1177 / 0035

    400701610

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кендзиора-Кох, К., Васиак, В. (2018). Методы игольчатой ​​экстракции с защищенным сорбентом как мощные инструменты подготовки проб к газохроматографическому анализу: тенденции применения. J. Хроматография A. 1565, 1–18. doi: 10.1016 / j.chroma.2018.06.046

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    King, J. W. (1990). Применение капиллярной сверхкритической жидкостной хроматографии - сверхкритической жидкостной экстракции для природных продуктов. J. Chromatogr. Sci. 28 (1), 9–14. DOI: 10.1093 / chromsci / 28.1.9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Krejci, Z. (1958). Препараты-антибиотики из конопли (Cannabis sativa). II. Метод и результаты бактериологических экспериментов и предварительный клинический опыт. Die Pharmazie. 13 (3), 155–166.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Кви, С. Х. (2002). Развитие Китайской фармакопеи. PEFOTS News Pan Eur. Кормили. TCM Sci. 2 (1), 15.

    Google Scholar

    Лау, К.К., Чан, С. О., Чау, Ф. Т., Мок, Д. К. У. (2009). Быстрый анализ Radix puerariae методом ближней инфракрасной спектроскопии. J. Chromatography A. 1216 (11), 2130–2135. doi: 10.1016 / j.chroma.2008.12.089

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лейтер, Дж., Даунинг, В., Хартнелл, Дж. Л., Шир, М. Дж. (1950). Повреждение саркомы 37, вызванное подофиллином, подофиллотоксином, альфа-пельтатином, бета-пельтатином и кверцетином. J. Natl. Cancer Inst. 10, 1273–1293. DOI: 10.1093 / jnci / 10.6.1273

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Li, Y., Wu, T., Zhu, J., Wan, L., Yu, Q., Li, X., et al. (2010). Комбинированный метод с использованием отпечатка пальца ВЭЖХ и количественного анализа для оценки согласованности качества растительного лекарственного препарата, производимого разными производителями. J. Pharm. Биомед. Анальный. 52 (4), 597–602. doi: 10.1016 / j.jpba.2010.01.018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Li, W., Cheng, Z., Wang, Y., Qu, H. (2013). Контроль качества Lonicerae Japonicae Flos с использованием ближней инфракрасной спектроскопии и хемометрии. J. Pharm. Биомед. Анализ 72, 33–39. doi: 10.1016 / j.jpba.2012.09.012

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лилли Р. Д. (1958). Реакция Нильского синего гранул зимогена пептических желез: эффект метилирования и щелочного деметилирования. J. Histochem. Cytochem. 6 (2), 130–132. doi: 10.1177 / 6.2.130

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю, Г., Донг, Дж., Ван, Х., Хаши, Ю., Чен, С. (2011). Характеристика алкалоидов в Sophora flavescens Ait. методом тандемной масс-спектрометрии с высокоэффективной жидкостной хроматографией и ионизацией электрораспылением. J. Pharm. Биомед. Анализ 54 (5), 1065–1072. doi: 10.1016 / j.jpba.2010.12.024

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю, З., Филлипс, Дж. Б. (1991). Комплексная двухмерная газовая хроматография с использованием интерфейса термомодулятора на колонке. J. Chromatogr.Sci. 29 (6), 227–231. doi: 10.1093 / chromsci / 29.6.227

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lopez, N., Booker, A., Simirgiotis, M., León, G., Alfaro-Lira, S., Salas, C.O., et al. (2015). Метаболомическая изменчивость Senecio graveolens (Asteraceae) в высотных популяциях. Planta Med. 81 (16), 72. doi: 10.1055 / s-0035-1565449

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Люнинг, Б., Лундин, К., Гарегг, П. Дж., Хауг, А., Хаген, Г. (1967).Исследования алкалоидов орхидных. VI. Синтез и относительная конфигурация 5,7-диметилоктагидроиндолизинов. Acta Chem. Сканд. 21, 2136–2142. doi: 10.3891 / acta.chem.scand.21-2136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Матхур, Р. К., Рамасвами, С. К., Рао, А. С., Бхаттачарья, С. К. (1967). Терпеноиды - CVIII: выделение оксидодиола из Zanthoxylum rhetsa. Тетраэдр 23 (5), 2495–2498. doi: 10.1016 / 0040-4020 (67) 80086-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миддлтон, Э., Кандасвами, К., Теохаридес, Т. К. (2000). Воздействие растительных флавоноидов на клетки млекопитающих: последствия для воспаления, болезней сердца и рака. Pharmacol. Ред. 52 (4), 673–751.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Минков, Э., Трандафилов, Т. (1969). Стабилизация жидких систем с помощью поверхностно-активных веществ. Солюбилизация и экстракция розового масла. Die Pharmazie 24 (6), 327.

    PubMed Реферат | Google Scholar

    Моррисон, В.М. (2013). Экономический подъем Китая: история, тенденции, вызовы и последствия для Соединенных Штатов (Вашингтон: Исследовательская служба Конгресса:), 22–24.

    Google Scholar

    Париж, Р., Вьехо, Дж. П. (1955). Идентификация простых ягодиц и контроль живых медикаментов для хроматографии на папье. Presse Medicale 63 (39), 833–834.

    Google Scholar

    Пфайфер И., Мурауэр А., Ганзера М. (2016). Определение кумаринов в корнях Angelica dahurica методом сверхкритической жидкостной хроматографии. J. Pharm. Биомед. Анализ 129, 246–251. doi: 10.1016 / j.jpba.2016.07.014

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пикард, М., Франк, К., де Ревель, Г., Маршан, С. (2018). Двойная твердофазная сорбционная экстракция и сорбционная экстракция с мешалкой в ​​сочетании с газовой хроматографией и масс-спектрометрическим анализом обеспечивают подходящий инструмент для анализа ароматических соединений мяты, полученных из лимонена, в красном вине. Анал. Chimica Acta 1001, 168–178. doi: 10.1016 / j.aca.2017.11.074

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pletscher, A.(1968). Метаболизм, перенос и хранение 5-гидрокситриптамина в тромбоцитах крови. руб. J. Pharmacol. Chemother. 32 (1), 1–16. doi: 10.1111 / j.1476-5381.1968.tb00423.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Qian, Z. Z., Dan, Y., Liu, Z., Peng, Y. (2010). Фармакопея Китайской Народной Республики (издание 2010 г.): веха в развитии здравоохранения Китая. Подбородок. Herb. Лекарства 2 (2), 157–160.

    Google Scholar

    Rubegeta, E., Ахмад, А., Камату, Г. П. П., Сандаси, М., Соммерлатте, Х., Вилджоен, А. М. (2018). Анализ свободного пространства, антимикробная и антикворумная активность семи выбранных видов африканских коммифор. South Afr. J. Bot. 122, 522–528. doi: 10.1016 / j.sajb.2018.03.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rutkowska, E., ozowicka, B., Kaczyński, P. (2018). Модификация протокола QuEChERS с множественными остатками для минимизации матричного эффекта и улучшения извлечения для определения остатков пестицидов в сушеных травах с последующей ГХ-МС / МС. Food Anal. Методы 11 (3), 709–724. doi: 10.1007 / s12161-017-1047-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Schoental, R. (1959). Поражения печени у молодых крыс, вскармливаемых грудью матерями, получавшими пирролизидиновые (Senecio) алкалоиды, лазиокарпин и реторсин. J. Pathol. Бактериол. 77, 485–495. doi: 10.1002 / path.1700770220

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Симон, К. Б., Паджетт, В., Дейли, Дж. У. (1981).Форсколин: уникальный дитерпеновый активатор аденилатциклазы в мембранах и в интактных клетках. Proc. Natl. Акад. Sci. 78 (6), 3363–3367. doi: 10.1073 / pnas.78.6.3363

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шибата, С., Сайто, Т. (1968). Химические исследования восточных растительных препаратов. XIX. Некоторые новые составляющие корня солодки. Строение Ликорицидина. Chem. Фармацевтика. Бык. 16 (10), 1932–1936. doi: 10.1248 / cpb.16.1932

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Speck, F.Г. (1917). Медицинские практики северо-восточных алгонкинов, в: Материалы девятнадцатого Международного конгресса американистов. 1917, 303–321.

    Google Scholar

    Сент-Джон, Х. (1948). Отчет о флоре атолла Пингелап, Каролинские острова, Микронезия, и наблюдениях за словарным запасом коренных жителей. Pacific Plant Sci. 2, 96–113.

    Google Scholar

    Стюарт, П., Валентино, Р., Уоллес, А. М., Берт, Д., Шеклтон, К. Л., Эдвардс, К.W. (1987). Минералокортикоидная активность солодки: наступает возрастной дефицит 11-бета-гидроксистероиддегидрогеназы. Ланцет 330 (8563), 821–824. doi: 10.1016 / S0140-6736 (87) -2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Su, X. Z., Miller, L.H. (2015). Открытие артемизинина и Нобелевская премия по физиологии и медицине. Sci. China Life Sci. 58 (11), 1175–1179. doi: 10.1007 / s11427-015-4948-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Свобода, Г.Х., Нойс, Н., Горман, М. (1959). Алкалоиды барвинка розового Linn. (Catharanthus roseus G. Don.) V. Получение и характеристика алкалоидов. J. Am. Фармацевтика. Доц. 48 (11), 659–666. doi: 10.1002 / jps.3030481115

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Такахаши, К., Накагава, Т. (1966). Исследования компонентов лекарственных растений. VIII. Стереохимия павловнина и изопауловнина. Chem. Фармацевтика. Бык. 14 (6), 641–647. DOI: 10.1248 / cpb.14.641

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Tao, Y., Gu, X., Li, W., Cai, B. (2018). Изготовление и оценка наночастиц, связанных с магнитной фосфодиэстеразой-5, в качестве адсорбента для магнитной дисперсионной твердофазной экстракции ингибиторов китайской фитотерапии перед проведением сверхвысокопроизводительного жидкостного хроматографического квадрупольного времяпролетного масс-спектрометрического анализа. J. Хроматография A. 1532, 58–67. doi: 10.1016 / j.chroma.2017.11.062

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Беркель, Г.Дж., Томкинс, Б.А., Кертес, В. (2007). Тонкослойная хроматография / десорбционная масс-спектрометрия с ионизацией электрораспылением: исследование алкалоидов желтокорня. Анал. Chem. 79 (7), 2778–2789. doi: 10.1021 / ac0622330

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, М., Франц, Г. (2015). Роль Европейской фармакопеи (Ph Eur) в контроле качества традиционной китайской фитотерапии в европейских государствах-членах. WJTCM 1, 5–15. DOI: 10.15806 / j.issn.2311-8571.2014.0021

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван П., Ю З. (2015). Аутентификация видов и дискриминация по географическому происхождению лекарственных трав с помощью ближней инфракрасной спектроскопии: обзор. J. Pharm. Анализ 5 (5), 277–284. doi: 10.1016 / j.jpha.2015.04.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вани, М. К., Тейлор, Х. Л., Уолл, М. Е., Коггон, П., Макфейл, А. Т. (1971). Растительные противоопухолевые средства. VI. Выделение и структура таксола, нового противолейкозного и противоопухолевого агента из Taxus brevifolia. J. Am. Chem. Soc. 93 (9), 2325–2327. doi: 10.1021 / ja00738a045

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уотсон, М. Л. (1958). Окрашивание срезов тканей для электронной микроскопии тяжелыми металлами. J. Cell Biol. 4 (4), 475–478. doi: 10.1083 / jcb.4.4.475

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wellburn, A. R., Stevenson, J., Hemming, F. W., Morton, R.A. (1967). Характеристика и свойства кастапренола-11, -12 и-13 из листьев Aesculus hippocastanum (конский каштан). Biochem. J. 102 (1), 313. doi: 10.1042 / bj1020313

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уилсон, К. (1997). Невидимый мир: ранняя современная философия и изобретение микроскопа (Princeton: Princeton University Press).

    Google Scholar

    Xu, Q., Bauer, R., Hendry, B. M., Fan, T. P., Zhao, Z., Duez, P., et al. (2013). Стремление к модернизации традиционной китайской медицины. BMC Дополнение.Альтерн. Med. 13 (1), 132. doi: 10.1186 / 1472-6882-13-132

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xu, Y., Cai, H., Cao, G., Duan, Y., Pei, K., Zhou, J., et al. (2018). Дискриминация летучих веществ в растительной формуле Baizhu Shaoyao San до и после обработки с использованием устройства для улавливания игл с многомерным анализом данных. R. Soc. Open Sci. 5 (6), 171987. doi: 10.1098 / rsos.171987

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Yu, Y.Ю., Чен, Ю. Ю., Гао, X., Лю, Ю. Ю., Чжан, Х. Ю., Ван, Т. Ю. (2018). Технология био-штрих-кода на основе наночастиц для анализа следов афлатоксина B1 в китайских травах. J. Анализ пищевых продуктов и лекарственных средств 26 (2), 815–822. doi: 10.1016 / j.jfda.2017.11.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, C., Su, J. (2014). Применение ближней инфракрасной спектроскопии для анализа и быстрой оценки качества традиционных китайских лекарственных препаратов. Acta Pharm. Грех. Б. 4 (3), 182–192.doi: 10.1016 / j.apsb.2014.04.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhishen, J., Mengcheng, T., Jianming, W. (1999). Определение содержания флавоноидов в шелковице и их улавливающего действия на супероксидные радикалы. Food Chem. 64 (4), 555–559. doi: 10.1016 / s0308-8146 (98) 00102-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лечебные свойства лекарственных растений: оздоровительно-омолаживающий Bi

    Содержание

    Часть 1: Фитохимия лекарственных растений

    1.Антиоксиданты из зеленых листовых овощей: обзор

    Абиола Фатима Аденово, Мухибах Фолашаде Илори и Мутиу Идову Казим

    2. Carpobrotus edulis L. (кислый инжир): фитохимия, фармакология и токсикология

    Фрэнсис Н. Нкеде, Симеон А. Матеречера и Уилфред Отанг-Мбенг

    3. Фитохимия, фармакология и вопросы безопасности эфирных масел: применение в ароматерапии

    Аниндья Сундар Рэй, Суман Кальян Мандал и Чоудхури Хабибур Рахаман

    4.Добыча и терапевтический потенциал эфирных масел: обзор

    Суджата Говиндарадж

    Часть 2: Лечение заболеваний с помощью лекарственных растений

    5. Терапевтический потенциал Ocimum tenuiflorum L .: метаболические и психические расстройства

    Нишикант А. Раут, Дадасахеб М. Кокаре и Гейл Б. Махади

    6. Противомикробные соединения из лекарственных растений: влияние на устойчивость к антибиотикам к патогенам человека

    Olutoyin Omolara Bamigboye и Idowu Jesulayomi Adeosun

    7.Натуральные продукты на растительной основе против болезни Хантингтона: доклинические и клинические исследования

    Banadipa Nanda et al.

    8. Патофизиология и лечение острой горной болезни (AMS)

    Кушал Кумар, Калпана Кумари Барвал и Сунил Кумар Хота

    9. Антигельминтные свойства Allium sativum L .: Влияние на количество яиц в кале западноафриканских карликовых (WAD) баранов

    Азиз Оланреваджу Юсуф и Ганият Абиолаол адунмое

    10.Бурити (Mauritia flexuosa L.) Добавка масла: влияние на окислительный стресс и концентрацию гормонов у самцов крыс Wistar

    Бойтумело Розмари Мосито, Николь Лиза Брукс и Япо Гийом Абуа

    11. Травяные препараты при синдроме поликистозных яичников

    Huma Bader Ul Ain et al.

    12. Роль лекарственных растений во время беременности и родов

    Fanuel Lampiao et al.

    Часть 3: Новые методы исследования лекарственных растений

    13.Omics Technology: новый подход к скринингу традиционных лекарственных средств на растительной основе

    Рохита Мишра, Сатпал Сингх Бишт и Махендра Рана

    14. Автоматическое распознавание и классификация лекарственных растений: обзор

    Олугбенга Кайодэ Огидан и Абиодун Эммануэль Ониле

    15. Доставка растительных метаболитов на основе наночастиц

    Шесан Джон Овонуби, Эммануэль Муквевхо и Нириш Ревапрасаду

    Оценка десяти сильнодействующих африканских лекарственных растений

    Использование лекарственных растений в качестве основного компонента африканской традиционной системы здравоохранения, возможно, является старейшей и наиболее разнообразной из всех терапевтических систем.Во многих сельских районах Африки народные целители, прописывающие лекарственные растения, являются наиболее легкодоступным и доступным медицинским ресурсом, доступным для местного сообщества, а иногда и единственным существующим лечением. Тем не менее, обновленных комплексных сборников перспективных лекарственных растений африканского континента по-прежнему не хватает. Основная цель настоящего обзора - предоставить обновленный обзор 10 многообещающих лекарственных растений африканского биоразнообразия, которые имеют краткосрочный и долгосрочный потенциал для развития в качестве будущих фитофармацевтических препаратов для лечения и / или управления множеством инфекционных и хронических заболеваний. условия.В рамках этого проекта ключевые научные базы данных были исследованы для изучения тенденций в быстро растущем количестве научных публикаций по традиционным африканским лекарственным растениям. В рамках повышения значимости традиционных африканских лекарственных растений были изучены такие аспекты, как традиционное использование, фитохимический профиль, in vitro, , in vivo, и клинические исследования, а также будущие проблемы, связанные с использованием этих растений.

    1.Введение

    Традиционная медицина - это совокупность знаний, навыков и практик, основанных на теориях, убеждениях и опыте, присущих разным культурам, которые используются для поддержания здоровья, а также для предотвращения, диагностики, улучшения или лечения физических и психических заболеваний. психические заболевания [1]. Традиционная медицина, которая была принята другими группами населения (за пределами местной культуры), часто называется дополнительной или альтернативной медициной (CAM) [1, 2].

    Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила, что 80% населения развивающихся стран мира полагается на традиционную медицину для лечения.В течение последних десятилетий в развитом мире также наблюдается тенденция к росту использования КАМ, особенно лечебных трав [3]. Травяные лекарства включают травы, травяные материалы, травяные препараты и готовые травяные продукты, которые содержат части растений или другие растительные материалы в качестве активных ингредиентов. В то время как 90% населения Эфиопии используют лечебные травы для оказания первичной медико-санитарной помощи, опросы, проведенные в таких развитых странах, как Германия и Канада, показывают, что по крайней мере 70% их населения пробовали КАМ хотя бы один раз [2, 3].Вероятно, что глубокие знания о лечебных травах в традиционных культурах, накопленные путем проб и ошибок на протяжении многих веков, наряду с наиболее важными лекарствами, бережно передавались устно от одного поколения к другому. Действительно, современная аллопатическая медицина уходит корнями в эту древнюю медицину, и вполне вероятно, что многие важные новые лекарства будут разработаны и коммерциализированы в будущем на основе африканского биоразнообразия, как это было до сих пор, следуя указаниям, предоставляемым традиционными знаниями. и опыт [2–5].

    Утверждается, что широкое использование традиционной медицины в Африке, состоящей в основном из лекарственных растений, связано с культурными и экономическими причинами. Вот почему ВОЗ призывает африканские государства-члены продвигать и интегрировать традиционные медицинские практики в свои системы здравоохранения [1]. Растения обычно содержат смеси различных фитохимических веществ, также известных как вторичные метаболиты, которые могут действовать индивидуально, аддитивно или совместно для улучшения здоровья. В самом деле, лекарственные растения, в отличие от фармакологических препаратов, обычно содержат несколько химических веществ, работающих вместе каталитически и синергетически, чтобы произвести комбинированный эффект, который превосходит общую активность отдельных компонентов.Комбинированное действие этих веществ приводит к увеличению активности основного лекарственного компонента за счет ускорения или замедления его усвоения в организме. Вторичные метаболиты растительного происхождения могут повышать стабильность активного (ых) соединения (й) или фитохимических веществ, сводить к минимуму частоту нежелательных побочных эффектов и иметь аддитивный, потенцирующий или антагонистический эффект. Было высказано предположение, что огромное разнообразие химических структур, обнаруженных в этих растениях, - это не продукты жизнедеятельности, а специализированные вторичные метаболиты, участвующие во взаимоотношениях организма с окружающей средой, например, аттрактанты опылителей, сигнальные продукты, защитные вещества против хищников и других животных. паразиты, или в устойчивости к вредителям и болезням.Одно растение может, например, содержать горькие вещества, стимулирующие пищеварение и обладающие противовоспалительными соединениями, уменьшающими опухоль и боль, фенольные соединения, которые могут действовать как антиоксиданты и венотоники, антибактериальные и противогрибковые танины, которые действуют как природные антибиотики, мочегонные вещества, которые улучшают выведение продуктов жизнедеятельности и токсинов, а также алкалоидов, улучшающих настроение и дающих чувство благополучия [1–5]. Хотя некоторые могут рассматривать выделение фитохимических веществ и их использование в качестве отдельных химических соединений как лучшую альтернативу, которая привела к замене использования растительных экстрактов, в настоящее время существует мнение, что могут быть некоторые преимущества медицинского использования сырого и / или сырого сырья. или стандартизированные экстракты, в отличие от отдельных отдельных соединений, набирают все большую популярность в научном сообществе.

    2. Африканская традиционная медицина

    Африканская традиционная медицина - старейшая и, возможно, самая разнообразная из всех терапевтических систем. Африка считается колыбелью человечества с богатым биологическим и культурным разнообразием, отмеченным региональными различиями в методах лечения [2, 6]. Африканская традиционная медицина в ее разнообразных формах целостна, затрагивая как тело, так и разум. Традиционный целитель обычно диагностирует и лечит психологическую основу болезни до того, как прописать лекарства, особенно лекарственные растения для лечения симптомов [2, 6–8].Устойчивый интерес к традиционной медицине в системе здравоохранения африканских стран можно оправдать двумя основными причинами. Первая - это недостаточный доступ к аллопатическим лекарствам и западным формам лечения, в результате чего большинство людей в Африке не могут позволить себе доступ к современной медицинской помощи либо потому, что она слишком дорогостоящая, либо из-за отсутствия поставщиков медицинских услуг. Во-вторых, отсутствует эффективное современное лечение некоторых заболеваний, таких как малярия и / или ВИЧ / СПИД, которые, несмотря на глобальное распространение, в непропорционально большей степени затрагивают Африку, чем другие регионы мира.

    Наиболее распространенной традиционной медициной на африканском континенте является использование лекарственных растений. Во многих частях Африки лекарственные растения являются наиболее легкодоступным ресурсом здравоохранения, доступным сообществу. Кроме того, они чаще всего являются предпочтительным вариантом для пациентов. Для большинства из этих людей традиционные целители предлагают информацию, консультации и лечение пациентам и их семьям в индивидуальном порядке, а также имеют представление об окружающей их среде [2, 6, 7].Действительно, Африка обладает огромными ресурсами биоразнообразия, и, по оценкам, она содержит от 40 до 45 000 видов растений, обладающих потенциалом для развития, из которых 5 000 видов используются в медицинских целях. Это неудивительно, поскольку Африка расположена в тропическом и субтропическом климате, и это известный факт, что растения накапливают важные вторичные метаболиты в процессе эволюции как естественное средство выживания во враждебной среде [9]. Из-за тропических условий Африка имеет несправедливую долю сильных ультрафиолетовых лучей тропического солнечного света и многочисленных патогенных микробов, включая несколько видов бактерий, грибов и вирусов, что позволяет предположить, что африканские растения могут накапливать химиопрофилактические вещества больше, чем растения из северного полушария. .Интересно, что Abegaz et al. [10] наблюдали, что из всех проанализированных видов Dorstenia (Moraceae) только африканский вид, Dorstenia mannii Hook.f, многолетнее травянистое растение, растущее в тропических лесах Центральной Африки, обладало большей биологической активностью, чем родственные виды. [9–11].

    Тем не менее, документация о медицинском использовании африканских растений и традиционных систем становится насущной необходимостью из-за быстрой утраты естественной среды обитания некоторых из этих растений из-за антропогенной деятельности, а также из-за эрозии ценных традиционных знаний.Сообщалось, что в Африке около 216 миллионов гектаров лесов, но африканский континент также известен одним из самых высоких темпов вырубки лесов в мире с расчетными потерями от обезлесения в размере 1% в год [7, 12] . Интересно, что на континенте также наблюдается самый высокий уровень эндемизма: Республика Мадагаскар возглавляет список с показателем 82%, и стоит подчеркнуть, что на Африку уже приходится почти 25% мировой торговли биоразнообразием. Тем не менее парадокс заключается в том, что, несмотря на такой огромный потенциал и разнообразие, на африканском континенте имеется лишь несколько лекарств, продаваемых в глобальном масштабе [2, 12, 13].

    В научной литературе появляется все больше публикаций, посвященных оценке эффективности лекарственных растений из Африки, которые, как считается, вносят важный вклад в поддержание здоровья и внедрение новых методов лечения. Тем не менее, обновленный комплексный сборник перспективных лекарственных растений африканского континента по-прежнему не хватает.

    Основная цель настоящего обзора состоит в том, чтобы подчеркнуть важность и потенциал лекарственных растений из африканского биоразнообразия, которые имеют краткосрочный и долгосрочный потенциал для развития в качестве будущих фитофармацевтических препаратов для лечения и / или управления множеством инфекционных и инфекционных заболеваний. хронические состояния.Обзор может также стать отправной точкой для будущих исследований, направленных на выделение, очистку и характеристику биоактивных соединений, присутствующих в этих растениях, а также на изучение потенциальной рыночной ниши этих растений. В рамках этого проекта основные научные базы данных, такие как EBSCOhost, PubMed Central, Scopus (Elsevier) и Emerald среди других, были исследованы с целью изучения тенденций в быстро растущем количестве научных публикаций по традиционным африканским лекарственным растениям. Десять лекарственных растений ( Acacia senegal , Aloe ferox , Artemisia herba-alba , Aspalathus linearis , Centella asiatica , Catharanthus roseus , прокурчина Cycloprania , циклопрания , и Pelargonium sidoides ), представляющих особый интерес, были выбраны для более подробных обзоров на основе следующих критериев: лекарственные растения, входящие в состав африканской фармакопеи трав, имеющие коммерческое значение, и те растения, из которых были получены современные фитофармацевтические препараты.

    2.1.
    Acacia senegal (L.) Willd. (Leguminosae: Mimosoideae) - гуммиарабик

    Acacia senegal , также известная как гуммиарабик, родом из полупустынных и засушливых регионов Африки к югу от Сахары, но широко распространена от юга до Северной Африки. Он используется как лекарственное растение в некоторых частях Северной Нигерии, Западной Африки, Северной Африки и других частях света [8]. Гуммиарабик (или гуммиарабик), получаемый из экссудата коры, начался со времен первой египетской династии (3400 г. до н. Э.).С.). Он использовался в производстве чернил, которые были сделаны из смеси углерода, камеди и воды. В надписях 18-й династии эта жевательная резинка упоминается как «коми» или «комме». Гуммиарабик использовался местными жителями уже не менее 4000 лет для приготовления пищи, в медицине и ветеринарии, в ремеслах и в косметических целях. Камедь A. senegal использовалась в медицине на протяжении веков, а различные части растения используются для лечения таких инфекций, как кровотечение, бронхит, диарея, гонорея, проказа, брюшной тиф и инфекции верхних дыхательных путей.Африканские травники используют гуммиарабик для связывания таблеток и стабилизации эмульсий. Он также используется в ароматерапии для нанесения эфирных масел [8, 14–16].

    В настоящее время A. senegal представляет собой важный природный эмульгатор типа масло-в-воде, который регулярно используется в пищевой и фармацевтической промышленности. В медицине гуммиарабик широко используется в фармацевтических препаратах и ​​является пищевой добавкой, одобренной Codex Alimentarius как токсикологически безопасной. Он использовался в качестве деэмульгатора, защитного агента для кожи и фармацевтических добавок, таких как эмульгатор и стабилизатор суспензий и добавок для твердых составов.Иногда его используют для лечения бактериальных и грибковых инфекций кожи и рта. Сообщалось, что он успокаивает слизистые оболочки кишечника и лечит воспаленную кожу [17, 18]. Успокаивающая, смягчающая жевательная резинка используется внутрь против воспаления слизистой оболочки кишечника и наружно для покрытия воспаленных поверхностей, таких как ожоги, болезненные соски и узелковая проказа. Кроме того, документально подтверждено, что он может использоваться как противокашлевое, отхаркивающее, вяжущее средство, против простуды, кашля, диареи, дизентерии, гонореи, кровотечения, боли в горле, брюшного тифа и при заболеваниях мочевыводящих путей [18].Камедь A. senegal фармацевтически использовалась в основном в производстве эмульсий и при приготовлении пилюль и пастилок (в качестве наполнителя), как успокаивающее средство при воспалениях горла или желудка и как маскирующее средство для веществ с едким вкусом, таких как перец. а также как пленкообразующий агент в отшелушивающих масках. Гуммиарабик также широко используется в качестве ингредиента в таких продуктах, как конфеты и безалкогольные напитки, поскольку жевательная резинка имеет свойства клея, который безопасен для употребления в пищу. Гуммиарабик широко используется в органических продуктах как естественная альтернатива химическим связующим веществам и используется в коммерческом эмульгировании для производства напитков и ароматических концентратов [8, 17–19].

    Недавно было сообщено, что экстрактов коры A. senegal были оценены in vitro на предмет их антимикробного потенциала против патогенных изолятов человека ( Escherichia coli , Staphylococcus aureus , Streptococlepneumoniae , Shigella dysenteriae , Salmonella typhi , Streptococcus pyogenes , Pseudomonas aeruginosa и Proteus vulgaris ).Было обнаружено, что экстракт проявляет значительную антибактериальную активность, что, как предполагалось, связано с присутствием в растении дубильных веществ и сапонинов. Также сообщалось, что экстракт растения не может быть токсичным для человека после оценки цитотоксичности in vitro [18].

    2.2.
    Алоэ ферокс Милл. (Xanthorrhoeaceae) - горькое алоэ или алоэ мыса

    Aloe ferox произрастает в Южной Африке и Лесото и считается наиболее распространенным видом алоэ в Южной Африке. A. ferox использовался с незапамятных времен и имеет хорошо задокументированную историю использования в качестве альтернативной медицины и является одним из немногих растений, изображенных на наскальных рисунках Сан. Горький латекс, известный как капское алоэ, используется в качестве слабительного в Африке и Европе и считается горьким тонизирующим, антиоксидантным, противовоспалительным, противомикробным и противоопухолевым действием [8, 19–23].

    Использование A. ferox в качестве многоцелевого средства народной медицины нашло применение в нескольких коммерческих целях, и это растение высоко ценится в фармацевтической, натуральной, пищевой и косметической промышленности. A. ferox считается основным коммерчески вылавливаемым диким видом в Южной Африке. Готовый продукт, полученный из алоэ, горькое масло алоэ, оставалось ключевым экспортным продуктом Южной Африки с 1761 года, когда он впервые был экспортирован в Европу. Производство алоэ - источник средств к существованию многих сельских общин и формализация отрасли в форме создания кооперативов и торговых соглашений. Было высказано предположение, что его торговля может иметь значительный эффект сокращения бедности в Африке [19, 24, 25].

    A. ferox имеет множество традиционных и задокументированных медицинских применений. Он наиболее широко используется из-за его слабительного эффекта и как местное нанесение на кожу, глаза и слизистые оболочки. Проведенные научные исследования подтвердили многие традиционные способы использования. Совсем недавно косметическая промышленность проявила интерес к гелю A. ferox [8, 19]. Сообщалось, что гель A. ferox содержит не менее 130 лекарственных средств с противовоспалительным, обезболивающим, успокаивающим, антисептическим, бактерицидным, противовирусным, противопаразитарным, противоопухолевым и противоопухолевым эффектами, охватывающими все традиционные применения и научные исследования, проведенные на А.ferox и его составляющие [8, 24–31].

    Широкий спектр фенольных соединений (хромоны, антрахиноны, антрон, антрон-C-гликозиды и другие фенольные соединения) присутствует в пределах A. ferox , и было подтверждено, что эти соединения обладают биологической активностью [21, 24– 31]. Известно, что гелевые полисахариды относятся к типам арабиногалактана и рамногалактуронана. Состав геля листа все еще остается неизвестным, и его заявленная биологическая активность еще предстоит исследовать.Активный ингредиент (слабительное действие) представляет собой химическое соединение, известное как алоин (также называемый барбалоин) [19]. Также было обнаружено, что гель богат полифенолами-антиоксидантами, индолами и алкалоидами. Проведенные испытания показали, что нефлавоноидные полифенолы составляют большую часть общего содержания полифенолов. С этим фитохимическим профилем гель из листьев A. ferox был признан очень многообещающим для облегчения симптомов, связанных с / или предотвращения распространенных неинфекционных заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, рак, нейродегенерация и диабет [32].

    Сообщается, что листья содержат два сока; желтый горький сок используется как слабительное, а белый гель алоэ используется в напитках для здоровья и в средствах по уходу за кожей. Это слабительное средство используется при желудочных заболеваниях, в основном как слабительное для «очищения» желудка, а также как горькое тонизирующее средство ( amarum ) в различных пищеварительных и желудочных средствах (таких как «Lewensessens» и «шведская горечь»). Обычно небольшие кристаллы препарата (0,05–0,2 г) принимают внутрь как слабительное. При артрите рекомендуется половина дозы слабительного.Свежий горький сок закапывают непосредственно против конъюнктивита и синусита [24, 25]. Хорошо известно, что горькие вещества стимулируют отток желудочного сока и тем самым улучшают пищеварение. Свежий сок, выделяющийся из разрезанного листа, также наносят на ожоговые раны [33]. A. ferox , как утверждается, выводит токсины на поврежденную поверхность и проявляет обезболивающие и анестезирующие свойства, способствуя образованию новой ткани (грануляции), заполняющей рану. Было продемонстрировано, что А.ferox , обогащенный алоинами, может ингибировать активность коллагеназы и металлопротеиназы, которая может разрушать коллагеновые соединительные ткани. Эффект сока цельного листа A. ferox на заживление ран и восстановление кожи исследовали на животных моделях и оценивали его безопасность. Результаты показали, что препарат сока цельного листа A. ferox ускоряет закрытие ран и избирательно подавляет рост микробов. В течение экспериментального периода не наблюдалось кожной токсичности или побочных эффектов [23].

    2.3.
    Artemisia herba - alba Asso (Med) - Asteraceae - Полынь

    Artemisia herba - alba широко известна как полынь или пустынная полынь (известная на арабском как ших, ших Французкий язык). Это сероватый, сильно ароматный многолетний карликовый кустарник, произрастающий в Северной Африке, Аравийском полуострове и Западной Азии [34]. A. herba - alba с древних времен используется в народной медицине многими культурами.В марокканской народной медицине он используется для лечения артериальной гипертензии и диабета, а в Тунисе - для лечения диабета, бронхита, диареи, гипертонии и невралгий [34, 35]. Травяной чай из A. herba - alba используется как болеутоляющее, антибактериальное, спазмолитическое и кровоостанавливающее средство в народной медицине [34–39]. В ходе этнофармакологического исследования, проведенного среди бедуинов пустыни Негев, было обнаружено, что A. herba - alba использовались для лечения заболеваний желудка.Это растение также считается важным кормом для овец и домашнего скота в районах плато Алжира, где оно растет в изобилии. Также сообщалось, что аскариды свиней и земляных червей были убиты маслом ливийской A. herba - alba за короткое время [34–42].

    Пероральное введение 0,39 г / кг массы тела водного экстракта листьев или коры A. herba - alba было документально подтверждено для значительного снижения уровня глюкозы в крови, в то время как водный экстракт корней и корней. метанольный экстракт надземных частей растения практически не снижает уровень глюкозы в крови.Экстракт надземных частей растения, по-видимому, оказывает минимальное вредное воздействие и высокое значение LD 50 [19, 30].

    Среди фитохимических компонентов A. herba - alba , эфирные масла были тщательно изучены, при этом выявлено несколько хемотипов. Вариабельность эфирных масел, выделенных из A. herba - alba , собранных в Алжире, Израиле, Марокко и Испании, была пересмотрена Добом и Бенабделькадером [43, 44], но с тех пор многие другие исследования подтвердили ее. высокий химический полиморфизм.Недавно в маслах A. herba - alba было идентифицировано 50 компонентов, причем во всех случаях преобладали кислородсодержащие монотерпены (72–80%). Камфора (17–33%), α -туйон (7–28%) и хризантенон (4–19%) были основными компонентами масла. Несмотря на сходство основных компонентов, можно выделить три типа масел: (а) α -туйон: камфора (23–28: 17–28%), (б) камфора: хризантенон (33: 12%) и (c) α -туйон: камфора: хризантенон (24: 19: 19%) [43].

    Было обнаружено, что противогрибковая активность Artemisia herba - alba связана с двумя основными летучими соединениями, выделенными из свежих листьев растения. Карвон и пиперитон были выделены из Artemisia herba - alba . Противогрибковая активность очищенных соединений карвона и пиперитона составила 5 мкг, г / мл и 2 мкг, мкг / мл против мкл Penicillium citrinum и 7 мкг, г / мл и 1.5 мкг г / мл против Mucor rouxii соответственно. В другом исследовании изучалась противогрибковая активность компонентов и биологическая активность эфирных масел Artemisia herba - alba 25 марокканских лекарственных растений, в том числе A. herba - alba , против Penicillium digitatum , Phytophthorathorathora Сообщалось о , Geotrichum citri - aurantii и Botrytis cinerea [42, 43].

    2.4.
    Aspalathus linearis (Brum.f.) R. Dahlg. (Fabaceae) —Rooibos

    Aspalathus linearis , эндемичный южноафриканский вид финбос, культивируется для производства хорошо известного травяного чая, также широко известного как ройбуш. Отсутствие кофеина и сравнительно низкий уровень танинов в сочетании с его потенциальными полезными для здоровья свойствами, в первую очередь антиоксидантной активностью, способствовали его популярности и признанию потребителями во всем мире. Использование ройбуша также перешло от травяного чая к продуктам с промежуточной добавленной стоимостью, таким как экстракты для рынков напитков, продуктов питания, нутрицевтиков и косметики [45–52].

    Ройбуш традиционно используется по всей Африке по-разному. Его использовали как освежающий напиток и как полезный чай [8, 19]. Только после того, как настой ройбуша, введенный ее больному коликами ребенку, вылечил хроническое беспокойство, рвоту и спазмы желудка, ройбуш стал известен как «здоровый» напиток, что привело к расширению потребительской базы. С тех пор многие дети получали ройбуш - либо добавляли в молоко, либо давали некрепкий напиток [8, 16, 45–52].

    Исследования на животных показали, что он обладает мощными антиоксидантными, иммуномодулирующими и химиопрофилактическими эффектами. Растение богато минералами и низким содержанием дубильных веществ. Среди присутствующих флавоноидов - уникальные дигидрохалконы C-глюкозидов: аспалатин и нотофагин, причем аспалатин является наиболее распространенным. In vitro. Данные показали, что ежедневное потребление щелочных экстрактов красного чая ройбуш может подавить ВИЧ-инфекцию в экстракте, хотя клиническая оценка еще не проводилась [8, 45].Появляется все больше доказательств того, что флавоноиды, присутствующие в растении, в значительной степени способствуют снижению сердечно-сосудистых заболеваний и других заболеваний, связанных со старением. Недавние исследования показали, что аспалатин благотворно влияет на гомеостаз глюкозы при диабете 2 типа за счет стимуляции захвата глюкозы мышечными тканями и секреции инсулина бета-клетками поджелудочной железы [8, 48]. Было обнаружено, что неферментированный ройбуш обладает более сильным химиозащитным действием, чем ферментированный сорт [49].Аспалатин обладает способностью улавливать свободные радикалы и абсорбируется через тонкий кишечник как таковой [50].

    Подтверждены бронхолитические, спазмолитические и понижающие артериальное давление эффекты чая ройбуш in vitro и in vivo . Также сообщалось, что спазмолитический эффект ройбуша опосредуется преимущественно активацией ионных каналов калия [51, 52]. Также появляется все больше свидетельств антимутагенного действия. Исследование на животных показало, что предотвращает возрастное накопление липидпероксидаз в головном мозге [19, 26, 47].

    Ройбуш становится все более популярным в западных странах, особенно среди потребителей, заботящихся о своем здоровье, из-за отсутствия алкалоидов и низкого содержания танинов. Также сообщается о высоком уровне антиоксидантов, таких как аспалатин и нотофагин. Антиоксидантный эффект также объясняется наличием водорастворимых полифенолов, таких как рутин и кверцетин [53]. Ройбуш предназначен для снятия нервного напряжения, аллергии и проблем с пищеварением.

    Экстракты ройбуша, обычно в сочетании с другими ингредиентами, доступны в форме таблеток, но эти продукты относятся к категории пищевых добавок.Недавние исследования подчеркнули потенциал аспалатина и некоторых экстрактов ройбуша, таких как обогащенный аспалатином экстракт зеленого ройбуша, в качестве противодиабетических средств [54–68]. Заявка на патент на использование аспалатина в этом контексте была подана в Японии, в то время как заявка на плацебо-контролируемое испытание было подано на использование экстракта ройбуша в качестве противодиабетического средства [66]. Утверждается, что экстракт ройбуша и гетеродимер, содержащий аспалатин, выделенный из ройбуша, могут быть использованы в качестве лекарственного средства для лечения неврологических и психических расстройств центральной нервной системы [19, 68].Другие возможности могут быть связаны с актуальными продуктами для кожи. Два исследования, касающиеся ингибирования ЦОГ-2 в коже мышей [67] и ингибирования развития опухолей кожи мышей, как правило, подтверждают роль местного применения экстракта ройбуша. Тем не менее, необходимы дополнительные исследования, чтобы изучить его потенциал в предотвращении рака кожи у людей [67].

    2,5.
    Центелла азиатская (L.) Urb. (Apiaceae) —Centella

    Centella asiatica - лекарственное растение, которое использовалось с доисторических времен.Он имеет пантропическое распространение и используется во многих лечебных культурах, включая аюрведическую медицину, китайскую традиционную медицину, кампо (японскую традиционную медицину) и африканскую традиционную медицину [19, 69]. На сегодняшний день он продолжает использоваться в структуре народной медицины и все чаще оказывается на стыке традиционной и современной научно ориентированной медицины. Традиционно C. asiatica используется в основном для заживления ран, ожогов, язв, проказы, туберкулеза, волчанки, кожных заболеваний, заболеваний глаз, лихорадки, воспалений, астмы, гипертонии, ревматизма, сифилиса, эпилепсии, диареи и психических заболеваний и также едят как овощ или используют как специю.На Маврикии о применении C. asiatica для лечения лепры впервые было сообщено в 1852 году, тогда как клиническое использование C. asiatica в качестве терапевтического средства, подходящего для лечения лепрозных поражений, было зарегистрировано. с 1887 г. [19].

    Активные компоненты характеризуются своим клиническим действием при лечении хронических заболеваний вен, заживлении ран и, среди прочего, на когнитивные функции [19]. C. asiatica содержит множество пентациклических тритерпеноидов, которые были тщательно изучены.Азиатикозид и мадекассозид - два наиболее важных активных вещества, которые используются в лекарственных препаратах. Оба они коммерчески используются в основном в качестве ранозаживляющего средства из-за их противовоспалительного действия. Одним из основных активных компонентов C. asiatica является тритерпеновый сапонин урсанового типа, азиатикозид, который отвечает за ранозаживляющие свойства [19, 70, 71] и, как известно, стимулирует синтез коллагена 1 типа в клетках фибробластов [72 ]. Растения, собранные из различных географических регионов и мест в Индии, Мадагаскаре, Малайзии, Шри-Ланке, Андаманских островах и Южной Африке, показали концентрацию азиатикозида от 0.006 до 6,42% сухого веса [73, 74]. C. asiatica также содержит несколько других тритерпеновых сапонинов. Мадекассозид всегда встречается вместе с азиатикозидом в качестве основного соединения, и сообщалось о других сапонинах, таких как азиатикозиды от A до G, центеллозид, брахмозид и многие другие [19, 75]. Мадагаскар играет важную роль в торговле C. asiatica . Это первый производитель продуктов C. asiatica в мире, и из-за более высокого содержания азиатикозидов в сушеных листьях малагасийское происхождение ценится промышленностью [9].

    Сообщалось, что этилацетатная фракция C. asiatica усиливает эффект i.p. вводил противоэпилептические препараты фенитоин, вальпроат и габапентин [75, 76], и было обнаружено, что они снижают индуцированные пентилентетразолом (PTZ-) припадками у крыс [75, 77]. Этот эффект может быть связан с увеличением уровней гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), вызванным экстрактом, как сообщили Chatterjee et al. [78]. Нейрозащитные свойства растения у крыс, обработанных глутаматом натрия, исследовали Ramanathan et al.[79]. Общее поведение, двигательная активность и область СА1 гиппокампа были защищены экстрактами C. asiatica . Уровни каталазы, супероксиддисмутазы и липидпероксидазы в гиппокампе и полосатом теле улучшились, что указывает на нейрозащитные свойства экстракта [74]. Кроме того, влияние C. asiatica на когнитивные функции здоровых пожилых добровольцев оценивали в рандомизированном плацебо-контролируемом двойном слепом исследовании с участием 28 здоровых пожилых участников.Субъекты получали экстракт растений в различных дозах от 250 до 500 и 750 мг один раз в день в течение 2 месяцев, и оценивали когнитивные способности и модуляцию настроения. Было обнаружено, что высокая доза экстракта растений улучшала рабочую память и увеличивала амплитуду компонента N100 связанного с событием потенциала. Улучшение настроения по самооценке также было обнаружено после лечения C. asiatica . Было высказано предположение, что высокая доза C. asiatica , использованная в исследовании, повысила спокойствие и бдительность после 1 и 2 месяцев лечения.Однако точный механизм (ы), лежащий в основе этих эффектов, все еще требует дальнейшего изучения [72].

    2.6.
    Catharanthus roseus (L.) G. Don (Apocynaceae) - Мадагаскарский барвинок

    Catharanthus roseus (мадагаскарский барвинок) - хорошо известное лекарственное растение, корни которого уходят на африканский континент. Интерес к этому виду обусловлен его терапевтической ролью, поскольку он является источником противоопухолевых алкалоидов винкристина и винбластина, сложность которых делает невозможным их синтез в лаборатории; листья этого вида до сих пор являются единственным источником [8, 12, 19, 80]. C. roseus происходит из Мадагаскара, но в настоящее время широко распространен в тропиках, и история традиционного использования этого растения восходит к Мадагаскару, где целители широко использовали его для лечения множества недугов. Он обычно используется в традиционной медицине как горькое тонизирующее, болеутоляющее и рвотное средство. Сообщалось также о применении для лечения ревматизма, кожных заболеваний и венерических заболеваний [8, 10, 19].

    C. roseus , как было обнаружено, содержит множество фитохимических веществ (до 130 компонентов), и основным компонентом является виндолин (до 0.5%). Другими биологически активными соединениями являются серпентин, катарантин, аймалицин (раубазин), акуаммин, лохнерин, лохнерицин и тетрагидроальстонин. Растение также богато бисиндольными алкалоидами; виндолин и катарантин обнаруживаются в очень малых количествах: винкристин (= лейрокристин) в количестве до 3 г / т высушенного препарата и винбластин (= винкалейкобластин) в несколько большем количестве [8, 12, 19, 81–84].

    Было обнаружено, что пероральное введение водорастворимых фракций и спиртовых экстрактов листьев показывает значительное дозозависимое снижение уровня сахара в крови через 4 часа на 26.2, 31,4, 35,6 и 33,4% у нормальных крыс соответственно. Кроме того, пероральное введение 500 мг / кг за 3,5 часа до перорального теста на толерантность к глюкозе (10 мг / кг) и через 72 часа после введения СТЗ (50 мг / кг внутрибрюшинно) у крыс показало значительные антигипергликемические эффекты. Не наблюдалось серьезных изменений поведения и токсических эффектов до 4 мг / кг IP [85].

    Экстракт в дозе 500 мг / кг, принимаемый перорально в течение 7 и 15 дней, показал гипогликемическую активность 48,6 и 57,6% соответственно. Предварительное лечение той же дозой в течение 30 дней обеспечивало полную защиту от заражения стрептозотоцином (СТЗ) (75 мг / кг / л.п. × 1). Ферментативная активность гликогенсинтазы, глюкозо-6-фосфат-дегидрогеназы, сукцинатдегидрогеназы и малатдегидрогеназы снижалась в печени диабетических животных по сравнению с нормальными и значительно улучшалась после обработки экстрактом в дозе 500 мг / кг перорально. на 7 дней. Результаты указывают на усиление метаболизма глюкозы у обработанных крыс. Повышенные уровни перекисного окисления липидов, измеренные как вещества, реагирующие с 2-тиобарбитуровой кислотой, свидетельствующие об окислительном стрессе у диабетических крыс, также нормализовались обработкой экстрактом [2].

    Винкристин и винбластин являются антимитотиками, поскольку они связываются с тубулином и предотвращают образование микротрубочек, которые способствуют формированию митотического веретена; таким образом они блокируют митоз в метафазе. Эти алкалоиды очень токсичны; они оба обладают нейротоксической активностью (особенно винкристин), потому что сборка микротрубочек также играет роль в нейротрансмиссии. Их периферические нейротоксические эффекты включают невралгию, миалгию, парестезию, потерю сухожильных рефлексов, депрессию и головную боль, а их центральными нейротоксическими эффектами являются судорожные эпизоды и затруднения дыхания.Другие побочные эффекты многочисленны и включают алопецию, желудочно-кишечные расстройства, включая запор, язвы во рту, аменорею и азооспермию [10, 19, 80, 84, 85].

    Недавно появились сообщения о новых фенольных соединениях в различных частях растений (листьях, стеблях, семенах и лепестках), включая флавоноиды и фенольные кислоты [10, 19, 82]. Кроме того, было проведено фитохимическое исследование нескольких классов метаболитов и оценена биоактивность [81–84]. Высокий антиоксидантный потенциал С.roseus был продемонстрирован in vitro с использованием радикалов DPPH, супероксида и оксида азота [19, 81].

    2.7.
    Cyclopia genistoides (L.) Вент. (Fabaceae) —Honeybush

    Cyclopia genistoides - это местный травяной чай Южной Африки, который считается полезным для здоровья продуктом. Традиционно листовые побеги и цветы ферментировали и сушили для приготовления чая. Он также использовался с давних времен из-за его прямого положительного воздействия на мочевыделительную систему и ценится как желудочное средство, которое помогает слабому пищеварению, не влияя на сердце.Это напиток, который в основном используется как заменитель чая, поскольку он не содержит вредных веществ, таких как кофеин. Это одно из немногих местных южноафриканских растений, которые за последние 100 лет превратились из дикой природы в коммерческий продукт. Исследовательская деятельность в течение последних 20 лет была направлена ​​на размножение, производство, генетическое улучшение, переработку, состав и потенциал для создания добавленной стоимости [19, 25–31, 45].

    Отвар из медового куста применялся как общеукрепляющее и отхаркивающее средство при хроническом катарах и туберкулезе легких [25–31, 86].Употребление настоя из медового куста, по-видимому, также увеличивает аппетит, но не указывается конкретный вид [87]. Согласно Марлоту [88], многие колонисты хвалят медовый куст как полезный для здоровья продукт, считая его желудочным средством, способствующим слабому пищеварению, но не оказывающим серьезного стимулирующего воздействия на сердце. Он также снимает изжогу и тошноту [25–31]. Неофициальные данные свидетельствуют о том, что он стимулирует выработку молока у кормящих женщин и лечит колики у младенцев [89].

    Современное употребление медового куста готовят в виде настоя и иногда принимают вместе с ройбушом. Чайные пакетики обычно содержат больший процент ройбуша, чем медовый куст. Части других местных южноафриканских растений и фруктов, смешанные с медовым кустом, включают сушеные листья бучу, кусочки клубнелуковицы африканского картофеля ( Hypoxis hemerocallidea ) и сушеные плоды марулы ( Sclerocarya birrea ). Рынок готового к употреблению медового чая со льдом не развит в такой степени, как рынок ройбуша, в то время как медовый «эспрессо», среди прочего, не использовался [10, 19].

    Ханибуш известен как ароматный травяной чай без кофеина, с низким содержанием танинов и большим количеством полифенольных соединений, связанных с его полезными для здоровья свойствами. Точные биологически активные фитохимические вещества из медового куста неизвестны, но положительные эффекты были оправданы на основе фенольных соединений. Основными соединениями, присутствующими во всех проанализированных на сегодняшний день видах, являются ксантоны, мангиферин и изомангиферин, а также флаванон, гесперидин. Недавно два производных бензофенона 3- C - β -глюкозиды маклурина и ирифлофенона были впервые выделены из C.genistoides и были протестированы на проапоптотическую активность в отношении синовиальных фибробластов, выделенных от пациентов с ревматоидным артритом. Наиболее сильная проапоптотическая активность была получена для изомангиферина и ирифлофенона 3- C - β -глюкозида, которые ранее не оценивались как потенциальные противоартритные средства. Проапоптотические эффекты были зарегистрированы для мангиферина и гесперидина, которые являются основными полифенолами всех коммерчески используемых растений медового куста. В последнее время C. genistoides привлек большое внимание в связи с производством антиоксидантного продукта с высоким содержанием мангиферина.Последнее и его устойчивость делают C. genistoides привлекательным источником мангиферина. Другие потенциальные применения - профилактика рака кожи, облегчение симптомов менопаузы и снижение уровня глюкозы в крови [10, 19, 45, 90].

    2,8.
    Harpagophytum procumbens (Burch.) DC. (Pedaliaceae) - Devil’s Claw

    Harpagophytum procumbens произрастает в районах с красным песком в Трансваале в Южной Африке, Ботсване и Намибии.Он распространился по пустынным регионам Калахари и Саванна. Коренные народы сан и кой на юге Африки использовали Коготь Дьявола в медицине на протяжении веков, если не тысячелетий [8, 19, 91]. Harpagophytum procumbens имеет древнюю историю многократного использования коренными народами и является одним из наиболее коммерциализированных традиционных лекарственных средств коренных народов из Африки, который в основном экспортируется в Европу, где из него производится большое количество товаров для здоровья, таких как чаи, таблетки, капсулы. , а также гели и пластыри для местного применения [92].

    Зарегистрированные традиционные виды применения включают аллергию, анальгезию, анорексию, антиаритмические, противодиабетические, противовоспалительные, жаропонижающие, стимуляторы аппетита, артериосклероз, горькое тонизирующее средство, болезни крови, фурункулы (местно), затруднения при родах, желчегонные, мочегонные, климактерические (изменение жизни) проблемы , дисменорея, диспепсия, отек, лихорадка, фибромиалгия, фиброзит, желудочно-кишечные расстройства, головная боль, изжога, расстройство желудка, тонизирующее средство для печени и желчного пузыря, малярия, мигрень, миалгия, невралгия, отравление никотином, седативные средства, рак кожи (местно), язвы кожи местно), язвы (местные), тендинит, инфекции мочевыводящих путей и уязвимые для кожных повреждений.Коготь Дьявола в основном используется в качестве противовоспалительного и болеутоляющего средства при заболеваниях суставов, болях в спине и головных болях. Данные научных исследований на животных и людях привели к широкому использованию стандартизированного когтя Дьявола в качестве мягкого анальгетика при боли в суставах в Европе [8, 12, 19, 91–95].

    Химические компоненты, согласно опубликованной литературе, включают потенциально (со) активные химические компоненты: иридоидные гликозиды (2,2% общей массы), гарпагозид (0,5–1,6%), 8-п-кумароилгарпагид, 8-ферулоил-гарпагид, 8-циннамоилмиопорозид, пагозид, актеозид, изоактеозид, 6'-O-ацетилактеозид, 2,6-диацетилактеозид, коричная кислота, кофейная кислота, прокумбид и прокумбозид.Составляющий 6-ацетилактеозид, присутствующий в H. procumbens и отсутствующий в H. zeyheri , позволяет пользователям различать эти два вида. Другие соединения включают флавоноиды, жирные кислоты, ароматические кислоты, гарпагохинон, стигмастерин, бета-ситостерин, тритерпены, сахара (более 50%) и смолы камеди [8, 12, 19, 91–95]. Гарпагозид, выделенный из H. procumbens , варьирует в пределах растения и является самым высоким во вторичных клубнях, с более низкими уровнями в первичных корнях.Цветки, стебли и листья не содержат активных веществ. Иридоидные гликозиды, выделенные из H. procumbens , имеют тенденцию проявлять дозозависимые противовоспалительные и обезболивающие эффекты, эквивалентные фенилбутазону; они, по-видимому, инактивируются желудочной кислотой. Гарпагозид наиболее эффективен при парентеральном введении и заметно теряет эффективность при пероральном введении; Препараты с энтеросолюбильным покрытием могут сохранять эффективность, несмотря на воздействие желудочного сока. Сообщалось также, что гарпагозид ингибирует метаболизм арахидоновой кислоты через пути как циклооксигеназы, так и липоксигеназы [9, 91–96].

    Существуют различные и противоречивые мнения относительно противовоспалительного и обезболивающего действия когтя Дьявола при лечении артритов и болей в пояснице. Споры вращаются вокруг активного компонента когтя дьявола и механизма его действия, поскольку он, по всей видимости, отличается от такового у нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Данные научных исследований на животных и людях привели к широкому использованию стандартизированного когтя Дьявола в качестве мягкого анальгетика при боли в суставах в Европе [8, 12, 19, 91–96].

    Было проведено несколько клинических исследований для определения эффективности H . procumbens для его использования в качестве противовоспалительного, общего анальгетика (обычно при болях в пояснице) и противоревматического средства. Чтобы определить эффективность при боли в пояснице, Harpagophytum extract WS1351 вводили в двух суточных дозах 600 и 1200 мг, содержащих 50 и 100 мг гарпагозида, соответственно, и сравнивали с плацебо. Это рандомизированное двойное слепое исследование проводилось в течение 4 недель, и в него были включены пациенты () с хронической предрасположенностью к боли в спине и текущими обострениями с сильной болью.Из 183 субъектов, завершивших испытание, шесть человек, получавших 600 мг, и 10 человек, получавших 1200 мг, были признаны «безболезненными» без трамадола (обезболивающего). Однако анализ данных показал, что группа, принимавшая 600 мг, принесла больше пользы при менее сильной боли и отсутствии радиационного или неврологического дефицита. Пациенты с более сильной болью, как правило, использовали больше трамадола, но не в максимально разрешенной дозе [92].

    2.9.
    Momordica charantia Linn. (Cucurbitaceae) - горькая дыня

    Momordica charantia , также известная как горькая дыня, - тропический овощ, выращиваемый по всей Африке.Из листьев можно приготовить чай под названием «церасси», а сок, извлеченный из различных частей растения (мякоть плодов, семена, листья и все растение), является очень распространенным фольклорным средством от диабета [2]. M. charantia имеет долгую историю использования в качестве гипогликемического средства из фольклора, при этом растительный экстракт называют растительным инсулином [97].

    Несколько активных соединений были выделены из M. charantia , и были проведены некоторые механистические исследования [98–101].Khanna et al. [102] сообщили о выделении из плодов, семян и тканевой культуры проростков «полипептида-р», 17-аминокислотного полипептида из 166 остатков, который не дал перекрестной реакции в иммуноанализе на бычий инсулин. Галактозосвязывающий лектин с молекулярной массой 124000, выделенный из семян M. charantia , был оценен на предмет его антилиполитической и липогенной активности в изолированных адипоцитах крыс и сопоставим с инсулином [103, 104]. Экстракты мякоти плодов, семян, листьев и всего растения М.charantia показали гипогликемический эффект на различных животных моделях [103, 104]. Карунанаяке и др. [105] обнаружили значительное улучшение толерантности к глюкозе и гипергликемии при пероральном введении фруктового сока горькой дыни крысам. Было обнаружено, что свежий, а также лиофилизированный M. charantia значительно улучшает толерантность к глюкозе у нормальных крыс и инсулинозависимых диабетиков (NIDDM) [105–108]. Было высказано предположение, что плодов M. charantia содержат более одного типа гипогликемических компонентов.Они могут включать активное начало, называемое «чарантин», гомогенную смесь β -ситостерин-глюкозида и 2-5-стигматадиен-3- β -ол-глюкозида, которая может оказывать гипогликемический эффект у нормальных кроликов [109] . Шибиб и др. [110] в исследовании вводили этанольный экстракт плодов горькой дыни крысам с СТЗ-диабетом перорально в дозе, эквивалентной 200 мг экстракта на кг веса тела. Через 90 минут после введения они обнаружили, что уровень глюкозы в крови снизился на 22%.Глюкогенные ферменты глюкозо-6-фосфатаза и фруктозо-1,6-бисфосфатаза также были подавлены. Дополнительным доказательством положительного хронического эффекта является то, что улучшение как толерантности к глюкозе, так и уровня глюкозы в крови натощак наблюдалось у 8 пациентов с NIDDM после 7 недель ежедневного потребления плодов M. charantia в питании [97]. Хотя некоторые авторы указали, что эффект M. charantia не связан с увеличением циркулирующего инсулина, Welihinda et al.[111] и Велихинда и Карунанаяке [112] продемонстрировали, что водный экстракт плодов M. charantia является мощным стимулятором высвобождения инсулина из β -клеточных островков поджелудочной железы, выделенных у мышей с ожирением и гипергликемией. Недавно Мацуура и соавт. [113] выделили ингибитор α -глюкозидазы из семян M. charantia , который может быть потенциальной лекарственной терапией постпрандиальной гипергликемии (PPHG). Однако Dubey et al. [104] обнаружили, что водный, метанольный и солевой экстракты M.charantia вызывал значительный гипогликемический эффект у крыс. Кроме того, экстракты метанола и солевого раствора также предотвращали гипергликемию, вызванную адреналином.

    При испытании на лабораторных животных горькая дыня показала гипогликемическое, а также антигипергликемическое действие. Полипептид-p, выделенный из фруктов, семян и тканей горькой дыни, показал сильные гипогликемические эффекты при подкожном введении песчанкам, лангурам и людям. Водные экстракты M. charantia улучшали пероральный тест толерантности к глюкозе (OGTT) через 8 часов у нормальных мышей и снижали гипергликемию на 50% через 5 часов у мышей с диабетом STZ.Кроме того, постоянное пероральное введение экстракта нормальным мышам в течение 13 дней улучшало OGTT, в то время как не наблюдалось значительного влияния на уровни инсулина в плазме. Недавно мы сообщили, что фруктовых экстрактов M. charantia оказывают прямое влияние на транспорт глюкозы in vitro [99, 114–117].

    2.10.
    Pelargonium sidoides DC. (Geraniaceae) —Umckaloabo

    Pelargonium sidoides произрастает в прибрежных районах Южной Африки, и имеющаяся этноботаническая информация показывает, что клубневые P.sidoides - важная традиционная медицина с богатой этноботанической историей [19].

    Экстракт корня P. sidoides EPs 7630, также известный как Умкалоабо, представляет собой лечебное средство на травах, которое считается эффективным при лечении острых респираторных инфекций. Имеются многочисленные исследования по поводу P. sidoides и инфекций дыхательных путей [118, 119]. Эти исследования показали, что P. sidoides может быть эффективным для облегчения симптомов острого риносинусита и простуды у взрослых, но есть сомнения.Он может быть эффективным для облегчения симптомов острого бронхита у взрослых и детей и синусита у взрослых [118]. EPs 7630 значительно снизил количество симптомов бронхита у пациентов с острым бронхитом к 7-му дню [119]. О серьезных побочных эффектах не сообщалось. EPs 7630 положительно влияет на фагоцитоз, окислительный взрыв и внутриклеточное уничтожение клеток [120–125]. Экстракт P. sidoides модулирует выработку секреторного иммуноглобулина А в слюне, как интерлейкина-15, так и интерлейкина-6 в сыворотке, а также интерлейкина-15 в слизистой оболочке носа [19, 126].

    В одном исследовании было зарегистрировано, что P. sidoides представляет собой эффективное средство против простуды. Сообщалось, что он значительно снижает тяжесть симптомов и сокращает продолжительность простуды по сравнению с плацебо. Из-за этих эффектов авторы стремились установить, может ли P. sidoides влиять на частоту приступов астмы после вирусной инфекции верхних дыхательных путей. Были опубликованы результаты примерно 20 клинических испытаний, 7 из которых были обсервационными, а остальные 13 были рандомизированными, двойными слепыми и плацебо-контролируемыми.По 6 из этих 13 исследований были опубликованы только предварительные результаты. Все испытания проводились с использованием EP 7630 в жидкой или твердой форме. Данные, полученные в результате этих исследований, были проанализированы в 2 обзорах [19, 118, 119].

    Антибактериальная активность экстрактов и изолированных компонентов P. sidoides была оценена Кайзером [127] в отношении трех грамположительных и пяти грамотрицательных бактерий. Большинство соединений проявляли антибактериальную активность. Дальнейшие исследования Lewu et al.[128] поддержали эти выводы. Было обнаружено, что EPs 7630 проявляют синергетический непрямой антибактериальный эффект в отношении стрептококков группы A (GAS) за счет ингибирования бактериальной адгезии к эпителиальным клеткам человека, а также индукции бактериальной адгезии к буккальным эпителиальным клеткам [8, 129]. Wittschier et al. [130] и Бейл и Килиан [131] подтвердили антиадгезивный эффект EPs 7630 на рост и адгезию Helicobacter pylori к клеткам желудочного эпителия. Доказано, что Умкалоабо значительно стимулирует фагоцитоз, окислительный взрыв и внутриклеточное уничтожение, которое также усиливается [120–125].Было высказано предположение, что модуляция взаимодействия эпителиально-клеточных бактерий посредством EPs 7630 может защищать слизистые оболочки от микроорганизмов, уклоняющихся от защитных механизмов хозяина. Эти данные, как правило, служат обоснованием для лечения инфекций верхних дыхательных путей с помощью EP 7630 [131, 132].

    Тейлор и др. [133] недавно установили антимикобактериальную активность гексановых экстрактов корней P. reniforme и P. sidoides . Gödecke et al. [134] не сообщили о значительном влиянии экстрактов и фракций P. на рост бактерий двух штаммов микобактерий.sidoides . Таким образом, противотуберкулезный эффект может быть достигнут косвенно путем стимуляции иммунного ответа. Это предположение было поддержано Mativandlela et al. [135], поскольку ни одно из соединений, выделенных из P. sidoides , не проявило значительной активности против M. tuberculosis .

    Kayser et al. [136] исследовали экстракты и изолированные компоненты P. sidoides на предмет их влияния на неспецифические иммунные функции в различных биотестах. Они обнаружили косвенную активность, возможно, через активацию функций макрофагов.Активация была подтверждена наличием фактора некроза опухоли (TNF-альфа) и неорганических оксидов азота (iNO). Kolodziej [137, 138] также наблюдал TNF-индуцирующую активность для EPs 7630, а также активность, подобную интерферону. Koch et al. [139] наблюдали увеличение продукции интерферона- (IFN-) бета и усиление цитотоксичности, опосредованной естественными клетками-киллерами, в клетках остеосаркомы человека MG-63, предварительно инкубированных с Умкалоабо [19, 139]. Колодзей [137, 138] исследовал полифенолсодержащие экстракты P.sidoides и простые фенолы, флаван-3-олы, проантоцианидины и гидролизуемые танины для экспрессии генов (iNOS, IL-1, IL-10, IL-12, IL-18, TNF-альфа и IFN-альфа / гамма) . Все экстракты и соединения были способны повышать уровни мРНК iNOS и цитокинов в паразитированных клетках.

    3. Обсуждение

    Лекарственные растения с незапамятных времен являются неотъемлемой частью африканской системы здравоохранения. Интерес к традиционной медицине можно объяснить тем, что это фундаментальная часть культуры людей, которые ее используют, а также экономическими проблемами: с одной стороны, фармацевтические препараты недоступны для бедных, а с другой. С другой стороны, богатство и разнообразие фауны и флоры Африки являются неисчерпаемым источником лечения целого ряда недугов [140].Тем не менее, клинических доказательств их эффективности и безопасности для человека по-прежнему мало. Без этой информации пользователи традиционных лекарственных растений в Африке и других странах скептически относятся к ценности таких методов лечения. Это лишает людей свободы выбора потенциально менее дорогостоящих и более доступных растений. Еще одна проблема, связанная с использованием лекарственных средств растительного происхождения, - это необходимость понимания безопасности этих методов лечения. По этим причинам срочно требуется информация об эффективности и безопасности традиционных лекарств.В данной статье предпринята попытка обзора всего нескольких распространенных лекарственных растений с африканского континента, которые имеют как краткосрочный, так и долгосрочный потенциал для развития в качестве будущих фитофармацевтических препаратов для лечения и / или управления множеством инфекционных и хронических состояний. В рамках повышения значимости традиционных африканских лекарственных растений были изучены такие аспекты, как традиционное использование, фитохимический состав и in vitro, , in vivo, и клинические исследования, касающиеся использования этих растений.

    В течение последних нескольких десятилетий стало очевидно, что существует множество растений с лекарственным потенциалом, и все более широко признается, что африканские традиционные лекарственные растения могут предложить потенциальные молекулы-шаблоны в процессе открытия лекарств. Многие из представленных здесь растений обладают многообещающими лечебными свойствами, что требует дальнейших клинических исследований. Тем не менее, лишь немногие из них имеют убедительные научные и клинические доказательства и занимают значительную рыночную нишу (например,g., Aloe ferox , Artemisia afra , Aspalathus linearis , Centella asiatica и Pelargonium sidoides ) и многое другое еще предстоит изучить и испытать, прежде чем выйти на мировой рынок [7, 8, 12, 19].

    В свете современной науки необходимо приложить значительные усилия для идентификации и характеристики биоактивных компонентов этих растений. Действительно, открытие терапевтических соединений из традиционных лекарственных растений остается сложной и потенциально сложной задачей с медицинской точки зрения.Для приключений в такой попытке необходимы высокопроизводительные и надежные инновационные биотесты с учетом нашего ограниченного понимания многофакторной патогенности болезней. Необходимы новаторские стратегии для улучшения процесса сбора растений, особенно с учетом юридических и политических вопросов, связанных с соглашениями о совместном использовании выгод. Поскольку открытие лекарств из лекарственных растений традиционно занимало так много времени, для исследователей также крайне важно приступить к разработке и разработке новых автоматизированных биоанализов с особым упором на высокопроизводительные процедуры, которые могут сканировать, изолировать и обрабатывать данные из множества фитохимических веществ. в более короткие сроки для разработки продукта.Кроме того, эти процедуры должны также пытаться исключить ложноположительные совпадения и методы дерепликации для удаления мешающих соединений [7].

    Тем не менее, несмотря на постоянную комплексную и ориентированную на механизмы оценку лекарственных растений африканской флоры, по-прежнему существует нехватка литературы по результатам исследований последнего десятилетия, посвященных процедурам, которые необходимо принять для обеспечения качества, аутентификации и стандартизации необработанных растительных продуктов. . Соответствующая стандартизация может быть достигнута за счет надлежащего управления сырьем, процедурами экстракции и рецептурой конечного продукта.Без эффективного контроля качества консистенция и рыночная стоимость травяного продукта могут быть поставлены под угрозу. Действительно, одним из основных препятствий для роста современной африканской индустрии фитомедицины также является отсутствие надлежащей проверки традиционных знаний, а также отсутствие технических спецификаций и стандартов контроля качества. Из-за этого покупателям, как национальным, так и международным, чрезвычайно сложно оценивать безопасность и эффективность растений и экстрактов или сравнивать партии продуктов из разных мест или из года в год.Это резко контрастирует с Европой и Азией, где традиционные методы и составы регистрировались и оценивались как на местном, так и на национальном уровне. Это также могло бы оправдать, почему уровень торговли фитопрепаратами в Азии и Европе процветает больше, чем в Африке [7].

    Также необходимо рассмотреть потенциальные факторы риска, например, загрязнение лекарственных растительных продуктов тяжелыми металлами из продуктов традиционной африканской медицины, и не только тщательно разработать нормативные положения, но и обеспечить их соблюдение.Контролируемый рост (в соответствии с GACP) и среда обработки (в соответствии с надлежащей производственной практикой) должны обеспечивать минимальное загрязнение лекарственного растительного сырья. Для индустрии лекарственных растений предпочтение отдается культивируемому растительному сырью, поскольку его легче контролировать цепочку поставок, а загрязнение является номинальным [141]. С другой стороны, правильная идентификация лекарственного растительного материала имеет основополагающее значение для процесса контроля качества; необходимо безошибочно установить, что источник растительного материала является подлинным.После этого необходимо проверять микробное загрязнение (грибковые, бактериальные и любые потенциальные патогены человека) на этапах обработки материала. Химические, фармакологические и токсикологические оценки, проводимые в соответствии с принципами надлежащей лабораторной практики (GLP), удостоверяют биоактивные свойства обрабатываемого материала. Эти тесты также часто являются предикторами безопасности производимых продуктов. Клиническую безопасность и эффективность необходимо будет установить путем исчерпывающих и обычно длительных испытаний на ранних стадиях разработки терапевтического агента.После этого, пока соблюдаются стандартные рабочие процедуры, произведенные единичные лекарственные формы будут считаться безопасными. Несмотря на это, необходимо установить процедуры обеспечения качества, чтобы продукты, поступающие с завода, были хорошего качества, безопасности и эффективности [142]. В связи с этим на стадии разработки стандартизация продукции, контроль и обеспечение качества, двойные слепые, плацебо-контролируемые и рандомизированные клинические контролируемые испытания с использованием стандартизированных продуктов или продуктов, содержащих чистые растительные экстракты, являются важными компонентами, которые необходимо усовершенствовать для того, чтобы воплотить потенциал африканских растений в реальность на благо человека [7, 142].

    4. Выводы

    Из литературы очевидно, что в настоящее время наблюдается возобновление интереса к лекарствам на основе африканских растений для профилактики и лечения различных патологий. Лекарственные растения по-прежнему играют важную роль в системе здравоохранения африканских стран. Тем не менее, по-прежнему существует множество серьезных проблем, которые необходимо преодолеть и решить для полного раскрытия его потенциала, поскольку эффективное лечение заболеваний с помощью растительных продуктов не было тщательно подтверждено с помощью надежных научных критериев, чтобы конкурировать с существующими традиционными методами лечения.Кроме того, необходимо решить другие проблемы, связанные с доступом к генетическим ресурсам и совместным использованием выгод после Нагойского соглашения. Местные законы должны соответствовать ТРИПС, чтобы торговля африканскими растительными продуктами увеличивалась, и в то же время необходимо решать вопросы устойчивого использования и развития растительных продуктов.

    Терминологическая страница - Американский ботанический совет

    abortifacient - вызывает аборт, выкидыш или преждевременное удаление плода

    адаптоген - действует через эндокринную систему, чтобы модулировать физические, умственные и эмоциональные эффекты стресса и повышать сопротивляемость физиологическим дисбалансам и болезням за счет укрепления иммунной системы.

    адъювант - способствует действию лекарственного средства

    альтернативный - укрепляет и питает организм, часто за счет удаления отходов обмена веществ

    амфотерный - нормализует функцию органа или системы организма

    аналептик - общеукрепляющее или стимулирующее действие на центральную нервную систему

    обезболивающее - обезболивающее

    анафродизиак - снижает способность к сексуальному возбуждению

    анестетик - вызывает потерю чувствительности или сознания из-за угнетения нервной функции

    антианемический - предотвращает или помогает при анемии

    антибактериальный - уничтожает или останавливает рост бактерий

    Antibilious - снимает стресс

    anticatarrh - уменьшает воспаление слизистых оболочек головы и горла

    антидепрессант - действует для предотвращения, лечения или облегчения психической депрессии

    противодиабетические - предотвращают или облегчают диабет

    противодиарейное - предотвращает или лечит диарею

    противорвотное - останавливает рвоту

    противогрибковое - уничтожает или подавляет рост грибка

    антигеморрагический - останавливает кровотечение или кровотечение

    противоинфекционный - противодействует инфекции

    противовоспалительное - контролирует воспаление, реакцию на травму или инфекцию

    противомалярийное - предотвращает или облегчает малярию

    противомикробный - уничтожает микробы

    антиоксидант - предотвращает или подавляет окисление

    противозудное - предотвращает или снимает зуд

    жаропонижающее - снижает жар (жаропонижающее средство)

    противоревматическое - облегчает боли при ревматизме, воспалении суставов и мышц

    антисептик - производит асептику, удаляет гной, кровь и т. Д.

    спазмолитик - успокаивает нервные и мышечные спазмы или судороги

    противокашлевое - сдерживает или предотвращает кашель

    антивирус - противостоит действию вируса

    анксиолитик - снижает тревожность

    послабляющий - снимает запор; мягкое слабительное

    аперитив - стимулирует аппетит к еде

    афродизиак - увеличивает способность к сексуальному возбуждению

    ароматический - трава, содержащая эфирные масла, ароматный запах и слегка стимулирующие свойства

    asepsis - стерильный; без микробов, инфекций и любых форм жизни

    вяжущее - сужает и связывает путем коагуляции белков

    акварельный - увеличивает приток крови к почкам без увеличения резорбции натрия и хлоридов, тем самым удерживая электролиты при увеличении диуреза; увеличивает объем внутрисосудистой жидкости, что увеличивает сопротивление сосудов и кровяное давление

    горький - стимулирует аппетит или пищеварительную функцию

    бронхиальный - снимает спазмы или сужение бронхов или верхней части легких, тем самым улучшая дыхание

    канцеростатик - болеет или подавляет развитие или продолжающийся рост рака, карциномы или злокачественных опухолей

    кардиотоник - увеличивает силу и тонус (нормальное напряжение или реакцию на раздражители) сердца

    ветрогонное - вызывает выделение желудочного или кишечного газа

    катаральный - относится к воспалению слизистых оболочек головы и горла

    слабительное - вызывает дефекацию

    каустик - содержит кислотные соединения, обладающие эхаротическим или разъедающим действием, способные сжигать или разъедать живые ткани

    желчегонное средство - увеличивает отток желчи из желчного пузыря

    рубцовый агент - способствует образованию рубцовой ткани и заживлению ран

    противораздражающее средство - вызывает воспалительную реакцию при поражении прилегающей области

    успокаивающее средство - успокаивает и защищает воспаленные и раздраженные слизистые оболочки как наружно, так и внутренне

    deobstruent - устраняет препятствия для очистки или открытия естественных протоков от жидкостей и секретов тела

    дерматит - воспаление кожи, проявившееся в моем зуде, покраснении и различных высыпаниях

    моющее средство - очищает раны и язвы от инфицированных или поврежденных тканей

    потогонное - усиливает потоотделение (синоним: потогонное)

    пищеварительный - способствует или помогает процессу пищеварения

    дезинфицирующее средство - уничтожает патогенные микробы, микробы и вредные свойства ферментации

    мочегонное - увеличивает отток мочи

    ecbolic - имеет тенденцию увеличивать сокращение матки, облегчая роды

    рвотное средство - вызывает рвоту и опорожнение желудка

    emmenagogue - регулирует и стимулирует нормальную менструацию

    смягчающее - смягчает и успокаивает кожу

    errhine - стимулирует чихание, увеличивая отток слизи в носовых ходах

    escharotic - едкое вещество, разрушающее ткани и вызывающее шелушение

    эстроген - вызывает выработку эстрогена

    euphoriant - вызывает чувство телесного комфорта; временный эффект и часто вызывает привыкание

    отхаркивающее - облегчает удаление слизи и других материалов

    жаропонижающий - снижает или снимает жар

    galactagogue - способствует притоку молока

    кровоостанавливающее - способствует кровотоку

    кровоостанавливающее - контролирует или останавливает кровоток

    печеночный - связанный с печенью

    герпетический - лечит кожные высыпания, связанные с вирусом герпеса

    гипертоническая - повышает артериальное давление

    снотворное - сильнодействующий релаксант нервной системы (нервы), поддерживающий здоровый сон

    гипогликемант - снижает уровень сахара в крови

    гипотензивный - снижает артериальное давление

    лактифуг - уменьшает поток молока

    слабительное - разжижает содержимое кишечника

    литотриптик - вещество, вызывающее растворение камней в почках или мочевом пузыре

    жевательные - увеличивает слюноотделение при жевании

    слизистые - соединения, богатые полисахаридами, которые покрывают и успокаивают воспаленные слизистые оболочки

    наркотик - вызывает сонливость, сон или ступор, а также облегчает боль

    нефритический - благотворно влияет на почки

    nervine - тонизирующее средство для нервов

    ноотропный - улучшает память, улучшает когнитивные функции и настроение, уменьшает окислительные и эшемические повреждения мозга

    Nutritive - трава, содержащая питательные вещества, необходимые для питания и построения тела

    орексигенный - стимулирует или повышает аппетит

    parturfaciant - вызывает схватки при родах

    слабительное - вызывает эвакуацию кишечного содержимого; слабительное

    хладагент - утоляет жажду благодаря своим охлаждающим свойствам

    релаксант - имеет свойство расслаблять и снимать напряжение, особенно мышечное

    почечный - укрепляет, очищает или лечит дисбаланс или болезненные состояния почек

    резорбент - способствует реабсорбции крови из синяков

    rubefacient - краснеет кожа, расширяет кровеносные сосуды и местно увеличивает кровоснабжение

    успокаивающее - оказывает успокаивающее, успокаивающее действие на организм

    sialagogue - увеличивает выработку и отток слюны

    снотворное - вызывает сон

    стимулятор - временно увеличивает функцию тела или органа

    желудочный - помогает желудку и пищеварению

    потогонное - усиливает потоотделение

    тоник - стимулирует энергию, увеличивает силу и тонус

    трофорез - питает и восстанавливает баланс тела.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *