Рубрика

Качество жизни в медицине: Оценка качества жизни, связанного со здоровьем | Афанасьева

Содержание

3. Качество жизни в медицине

Международная организация здравохранения (ВОЗ) разработала большой перечень критериев состояния здоровья человека  и его влияния на качество жизни. Приведем основные из них.

 

 

В настоящее время все большее внимание стало уделяться изучению качества жизни в медицине, что позволило глубже вникнуть в проблему отношения человека к своему здоровью.

Появился даже специальный термин «качество жизни, связанное со здоровьем», под которым подразумевают интегральную характеристику физического, психологического, эмоционального и социального состояния человека, основанную на его субъективном восприятии. 

Важным и актуальны в этом множестве признаков качества жизни является состояние здоровья конкретного человека, а значит и качество жизни его семьи, близких, при общений по работе, в том числе и с  временно знакомым или случайным человеком. Все это факторы доверительного взаимодействия людей между собой переходят и в взаимодействие с природой, растительным и животным миром, что в целом формируют новую среду - по определению академика В.И Вернадского-  «ноосферу». То есть в сферу разумных отношений в природе, несмотря на различные уровни их развития и состояния.

Переходя непосредственно к различной сфере деятельности человека безусловно основным его качеством является состояние его здоровья, которого, как говорят нигде заранее не купишь, а платить позже все ж таки  приходится дорогой ценой. Порой и является бесценным, потому что оно растрачено безвозвратно.

Существует мнение, что при рождении человека Всевышний некоторое время неустанно оберегает его, а потом как бы предоставляет эти функции  ему самому: живи сам, распоряжайся своим здоровьем тоже сам, укрепляй его физически и духовно, сохраняй на долгие годы.

Об этом пишут многие и специалисты и те, кто на своем опыте испытал все тяготы и лишения этой тяжелой ноши, даже борьбы за здоровье. Только сильные духом смогли выстоять победить недуги, и продолжить жизнь, улучшая ее качество. Они становились кумирами, знаменитыми и уважаемыми людьми, примером для других: как помочь самому себе и как передать свой опыт выживания другим, кто оказался в сложной ситуации. Скажите, это не подвиг, которая совершила Мия Гогулан. Она преодолела все свои болезни и написала книгу «Попрощайтесь с болезнями» для других. 

Или подвиг национального героя Канады, который смог превозмочь все и, будучи инвалидом, на протезах прошел свою страну с востока до западного побережья Тихого океана более 9 тысяч километров, чтобы собрать денег для финансирования по исследованию рака. Его звали Тери Фокс. Он изображен на одной из новых канадских денежных купюр.

Человечество помнит и другие примеры мужественных людей, которые помогали себе и другим, выстояли и побеждали недуги.

О свойствах человека, тайнах его физического и духовного резерва, пишет известный доктор, профессор Неумывакин В.И. в книге «Энергетическая сущность человека», который длительное время изучал психологию, биоэнергетику, методы восстановления и здорового питания в экстремальных условиях наших космонавтов.

Эти и другие подобные труды заслуживают внимания. Их важно не только читать, изучать, но  и использовать в своей практике: кто для укрепления здоровья, а кто и для выздоровления.

В нашем проекте по укреплению здоровья или выздоровлению мы рассмотрим только одно направление, способствующее здоровому образу жизни – движение.

Думается, понятие «движение» должно быть во всем совершенствовании человека: получении знаний, профессиональном росте, духовном и физическом развитии, то есть, как говорят, важно иметь гармоничное развитие. Оно, к счастью, теперь доступно всем. И только, как писал известный разработчик информационных технологий Стив Джобс: «Сделай первый шаг - и тебе откроется дорога».


Оценка качества жизни, связанного со здоровьем (КЖСЗ), при ахондроплазии

Что такое качество жизни?

 

Несмотря на многочисленные попытки дать определение понятию «качество жизни», специалисты не пришли к единому мнению по этому вопросу. Определение качества жизни, данное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), как и определение здоровья ВОЗ — одно из самых исчерпывающих:

 

«Качество жизни — это восприятие людьми своего положения в жизни в зависимости от культурных особенностей и системы ценностей и в связи с их целями, ожиданиями, стандартами, заботами. Это комплексное понятие, подверженное сложному воздействию таких факторов, как физическое здоровье человека, его психологическое состояние, степень независимости, общественные отношения, личные убеждения и их зависимость от особенностей окружающей среды».

 

Раздел

Показатели оценки в разделе

1. Физическое здоровье (КЖСЗ)

  • Жизненная активность, энергия и усталость
  • Боль и дискомфорт
  • Сон и отдых

2. Психологическое состояние (КЖСЗ)

  • Образ тела и внешность
  • Отрицательные эмоции
  • Положительные эмоции
  • Самооценка

3. Уровень независимости (КЖСЗ)

  • Подвижность
  • Способность выполнять повседневные дела
  • Зависимость от лекарств и вспомогательных медицинских приспособлений
  • Работоспособность

4. Социальные отношения (КЖСЗ)

  • Личные отношения
  • Социальная поддержка
  • Сексуальная активность

5.Окружающая среда

  • Финансовые ресурсы
  • Свобода, физическая безопасность и защищённость
  • Медицинская и социальная помощь: доступность и качество
  • Окружающая среда дома
  • Возможности для приобретения новой информации и навыков
  • Возможности для отдыха и развлечений и их использование
  • Физические параметры окружающей среды (уровень загрязнения, шум, уличное движение, климат)
  • Транспорт

6. Личные ценности и убеждения

  • Религия
  • Духовность
  • Личные убеждения

По материалам Опросника Всемирной организации здравоохранения по оценке КЖСЗ (WHOQOL-100)2

 

Опросник по оценке качества жизни, связанного со здоровьем (КЖСЗ), — это многомерный инструмент, позволяющий оценить восприятие человеком качества жизни в связи с состоянием здоровья с учетом его физического, психологического, функционального состояния и социальных действий.

 

КЖСЗ — это популярный термин, который активно используется при оценке медицинских технологий (ОМТ). Он включает в себя следующие аспекты:

 

  • собственная оценка своего здоровья;    
  • результаты, оцениваемые пациентами;
  • результаты, сообщаемые пациентами;
  • результаты, сообщаемые людьми;
  • результаты, наблюдаемые у пациентов;

 

Зачем нужно измерять качество жизни, связанное со здоровьем?

 

  • Пациенты, работники здравоохранения и плательщики заинтересованы в дополнительных преимуществах той или иной технологии, препарата, хирургической методики. КЖСЗ может быть единой мерой дополнительной пользы, получаемой при применении любой технологии.
  • Для медицинских работников показатели оценки КЖСЗ являются источником важной информации, так как они позволяют проводить скрининг и наблюдение пациентов на предмет наличия и появления психосоциальных проблем, а также могут использоваться в ходе аудитов в практическом здравоохранении.
  • Эти показатели также могут быть полезны при проведении популяционных исследований по изучению выявленных патологий или других аспектов оказания медицинских услуг или оценочных исследований.

 

Использование КЖСЗ при работе с больными ахондроплазией

 

Ахондроплазия — это самая частая дисплазия скелета. Ее распространенность в мире составляет 1:20 000, то есть 1 случай на 20 000 новорожденных). Ахондроплазия, как и 400 других форм, относящихся к скелетным дисплазиям, проявляется патологией опорно-двигательного аппарата и неврологическими нарушениями, в том числе стенозом большого затылочного отверстия, груднопоясничным кифозом и стенозом позвоночного канала.

 

Помимо изменений в генах, это заболевание характеризуется целым рядом ограничений в жизни пациентов, которые проявляются на уровне физического здоровья и в социальной жизни. Для разработки эффективного лечения необходимо понять, какие факторы, по мнению пациентов, оказывают наибольшее влияние на их благополучие.

 

В недавно опубликованной статье Haider H. A. и соавт. Factors associated with health-related quality of life (HRQOL) in adults with short stature skeletal dysplasias («Факторы, соотносимые с качеством жизни, связанным со здоровьем (КЖСЗ), у взрослых с низкорослостью как проявлением дисплазий скелета»), Qual Life Res. 2016, определены основные направления для оценки этих показателей:

 

«С различиями в состоянии здоровья связан целый ряд факторов. Степень влияния этих факторов на качество жизни, связанное со здоровьем (КЖСЗ), у взрослых пациентов с дисплазиями скелета, проявляющимися низкорослостью, неизвестно. Это исследование проводилось для расширения и прояснения представлений о КЖСЗ у взрослых пациентов с дисплазиями скелета. Его целью было проведение количественной оценки КЖСЗ таких пациентов по сравнению со средними показателями в американской популяции и поиск отдельных факторов, связанных со снижением качества жизни».

 

  • «Был проведен опрос 189 человек, членов организации «Маленькие люди Америки» (Little People of America), в возрасте от 19 до 80 лет для определения суммарного показателя «физический компонент здоровья» (ФКЗ) и суммарного показателя «психический компонент здоровья» (ПКЗ), значения которых сравнивали со средними значениями в популяции.
  • Для оценки качества жизни использовалась шкала SF-12.
  • У 56,4% участников (106 из 189 человек) была диагностирована ахондроплазия.
  • Средние значения ФКЗ и ПКЗ были ниже среднего значения (50) этих показателей по стране (эти средние значения, рассчитанные на основании ответов участников, показали, что, по мнению взрослых пациентов с ахондроплазией, им физически сложнее справляться с повседневными делами).
  • В течение каждых 10 лет жизни отмечалось значительное снижение ФКЗ, тогда как ПКЗ не снижался. Это очень показательный результат, свидетельствующий об ухудшении физического состояния пациентов за каждые десять лет.
  • Отмечена высокая частота болевого синдрома (79,4%), однако лишь 5,9% участников обращались за медицинской помощью из-за наличия болей.
  • У 38,7% пациентов снижение ФКЗ было выявлено в возрасте после 40 лет.
  • На ПКЗ существенное влияние оказывали следующие факторы: отсутствие социальной поддержки, особое отношение окружающих и ощущение наличия предубеждений против себя у медицинских работников (врачей, медицинских сестер и др.).
  • У людей с дисплазиями скелета отмечаются отклонения в состоянии здоровья и снижение КЖСЗ».

 

«У людей с ахондроплазией была значительно занижена самооценка и снижен индекс качества жизни (ИКЖ) при оценке по всем разделам опроса: здоровье/функциональное состояние, общественная жизнь/экономическое положение, психологическое/душевное состояние и семейная жизнь».

 

«Большинство участников не являлись членами никаких других групп социальной помощи, кроме организации Little People of America, и получали социальную поддержку от членов семьи и друзей (83,6%)».

 

Выводы исследования:

 

    1. «Это исследование показало, что КЖСЗ у взрослых пациентов с дисплазиями скелета существенно отличается от среднего показателя по стране, что связано с высокой частотой болевого синдрома, более низкими показателями физического и психического здоровья (по сравнению со средними значениями в американской популяции) и наличием предубеждений к таким людям у медицинских работников.
    2. Кроме этого, высказано предположение, что при работе с пациентами с дисплазиями скелета усилия, направленные на предотвращение ухудшения физического состояния с возрастом (например, более активная профилактика в молодом возрасте, т. е. на том этапе жизни, когда пациенты не имеют доступа к единому комплексу медицинских услуг и профилактических мероприятий) могут сыграть ключевую роль в снижении степени тяжести нарушений, выявляемых в данной группе пациентов.
    3. Так как многие пациенты испытывают болевые ощущения и лишь немногие из них получают соответствующее лечение, по-прежнему сохраняется потребность в разработке мер по повышению осведомленности населения о данной проблеме и (или) принципов предоставления помощи, которые позволят выбрать более подходящее лечение.

 

Для более полного понимания того, какие конкретные факторы, влияют на данные результаты, необходимы дальнейшие исследования и экспериментальные работы.

ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ В СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНЕ | Sisova

1. <div><p>Авксентьева М.В., Воробьев П.А., Герасимов В.Б. и лр. Экономическая оценка эффективности лекарственной терапии (фармакоэкономический анализ). М.,2000, 80.</p><p>Амирджанова В.Н., Фоломеева О.М., Цветкова Е.С., Александров А.А. Применение модифицированной Станфордской анкеты оценки здоровья у больных ревматоидным артритом. Ревматол., 1989, 3, 56-61.</p><p>Амирджанова В.Н., Фоломеева О.М., Цветкова Е.С., Логинова Е.Ю. Оценка и прогнозирование трудоспособности при ревматоидном артрите. Ревматол., 1990, 2, 41-46.</p><p>Амирджанова В.Н., Фоломеева О.М., Цветкова Е.С., Логинова Е.Ю. Применение модифицированной анкеты оценки здоровья для оценки эффективности терапии в условиях стационара. Тер. арх., 1990, 62, 5. ЮЗ-106. '</p><p>Артеменко Н.А., Глова С.Е., Бовкун И.Н. Изменение психо-эмоционального статуса у пациентов с болями в нижней части спины. Тез. докл. III Съезда ревматологов России, Рязань. 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 10).</p><p>Баранова Э.Я., Парусова Н.И. Психотропные средства в лечении больных с заболеваниями суставов. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 49-50.</p><p>Большакова Е.В., Ильичева А.С., Коршунов Н.И. Информационная работа с больными ревматоидным артритом и остеоартрозом. Тез. докл. Ill Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 17).</p><p>Вялков А.И., Гусев Е.И., Зборовский А.Б., Насонова В.А. Основные задачи Международной Декады (The Bone And Joint Decade 2000-2010) в совершенствовании борьбы с наиболее распространенными заболеваниями опорно-двигательного аппарата в России. Научно- практич ревматол., 2001, 2, 4-13.</p><p>Грехов Р.А., Зборовский А.Б. Психологическая оценка эффективности рефлексотерапии больных ревматоидным артритом. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 50-51.</p><p>Добровольский А.В. Клинические особенности ишемической болезни сердца и внутренняя картина болезни. Журн. неврол. психиатр, им. С.С. Корсакова, 2000, 100, 1, 23-27.</p><p>Жарская Ф.С. О клубе "Панацея". Тез. докл. Юбил. Конф., посвященной 70-летию Ассоциации ревматологов России и 40-летию Института ревматологии РАМН. Москва, 1998, 22.</p><p>Жарская Ф.С., Левушкина Т.Б. Опыт 4-х-летней работы клуба "Панацея”. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 39).</p><p>Зайцева Т.В. Качество жизни больных ревматоидным артритом. Автореф. дис. к. м. н., Оренбург, 1999, 25.</p><p>Зайцева Т.В., Багирова Г.Г. Оценка качества жизни больных ревматоидным артритом. Тер. арх., 2000, 72, 12, 38-41.</p><p>Кобалава Ж.Д., Школьникова Е.Э., Моисеев B.C. Особенности качества жизни у пожилых больных с изолированной систолической артериальной гипертонией. Кардиология, 1999, 39, 10, 27-31.</p><p>Козловский И.В., Уланова Е.А. Многопрофильная оценка качества жизни больных ревматоидным артритом с расстройствами тревожного ряда. Тез. докл. Ill Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно- практич. ревматол., 2001, 3, 55).</p><p>Колесников В.В., Дробот Е.В. Остеохондроз позвоночника и психоэмоциональный статус. Матер. Юбил.Конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и экспе­римент. ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 86</p><p>Колпакова Е.В. Качество жизни и артериальная гипертония: роль оценки качества жизни в клинических исследованиях и практической деятельности врача. Тер. арх., 2000, 72, 4, 71-74.</p><p>Коршунов Н.И. Ревматоидный артрит как психосоматическое заболевание. Психологические аспекты лечения. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 42-47.</p><p>Коршунов Н.И., Вассерман Л.И., Агабабова Э.Р. и др. Лечение больных хроническим заболеванием: точка зрения врача и больного (на примере ревматоидного артрита). Тер. арх., 1993, 65, 5, 74-77.</p><p>Коршунов Н.И., Яльцева Н.В. Эффект лечения больных ревматоидным артритом и взаимопонимание в диаде врач-больной. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 55.</p><p>Коц Я.И., Либис Р.А. Качество жизни у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. Кардиология 2000, 5, 66-72. '</p><p>Кравцова Т.Ю., Голованова Е.С., Рыболовлев Е.В. Изменения психовегетативного статуса и его коррекция у больных язвенной болезнью. Клин, мед., 2000, 78, 12, 34-36.</p><p>Кузнецова В.М., Марасаев В.В. Сравнительная оценка объективности клинически определяемой ФНС и функциональных тестов у больных ревматоидным артритом. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол. 2001, 3, 59).</p><p>Либис Р.А. Оценка эффективности лечения больных хронической сердечной недостаточностью с учетом динамики показателей качества жизни. Автореф. дис. к. м. н, Екатеринбург, 1994, 22.</p><p>Марилов В.В. Коркина М.В., Есаулов В.И. Личностные особенности и характер психических нарушений при синдроме раздражения толстой кишки. Соц. и клин, психиатр., 2000, 10, 46 21-27.</p><p>Меньшикова Л.В. Значение личности больных в оценке эффективности комплексной терапии остеопороза. Тез. докл. Юбил. Конф., посвященной 70-летию Ассоциации ревматологов России и 40-летию Института ревматологии РАМН. М., 1998, 41.</p><p>Меньшикова Л.В. Дзизинский А.А. Психо-социаль- ные аспекты системного остеопороза. Матер. Юбилейной конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и эксперимент, ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 97.</p><p>Насонов ЕЛ. Анальгетические эффекты нестероидных противовоспалительных препаратов при заболеваниях опорно-двигательного аппарата: баланс эффективности и безопасности. Consilium medicum, 2001, 3, 5, 209-215.</p><p>Насонова В.А., Фоломеева О.М. Медико-социальное значение XIII класса болезней для населения России. Научно-практич. ревматол., 2001, 1, 7-11.</p><p>Насонова В.А, Эрдес Ш. О Всемирной Декаде костносуставных заболеваний 2000-2010. Научно-практич. ревматол., 2000, 4, 14-16.</p><p>Новик АА., Ионова Т. И., Кайнд П, Концепция исследования качества жизни в медицине. Петербург, 1999, 140.</p><p>Новик А.А., Ионова Т.И., Цыган Е.Н. Методология изучения качества жизни пациентов с остеопорозом. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич, ревматол., 2001, 80).</p><p>Новик А.А., Ионова Т.И., Шемеровская Т.Г. Динамика показателей качества жизни больных ревматоидным артритом в процессе лечения. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. рев- матол. 2001, 3, 81).</p><p>Новик А.А., Матвеев С.А., Ионова Т.И. Оценка качества жизни больного в медицине. Клин, мед., 2000, 7S, 2, 10-13.</p><p>Онущенко И.А., Петрова Н.Н., Васильев В.В. и др. Качество жизни больных остеоартрозом. Матер. Юбил. Конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и эксперимент. ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 105-106.</p><p>Петрова Н.Н., Волков М.М., Васильева И.А. Психосоматические аспекты адаптации больных к лечению гемодиализом. Тер. арх. 1997. 69. 4, 66-69.</p><p>Петрова Н.Н., Зоткин Е.Г., Можаровская Е.А., Васильев В.В. Качество жизни больных ревматоидным артритом. Тез. докл. III Съезда ревматологов России, Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 88).</p><p>Проблемы изучения качества жизни в современной медицине. Научный обзор под ред. В.А. Орлова. С.Р. Ги- ляревского. Серия: Медицина и здравоохранение. М., 1992, 66.</p><p>Провоторов В.М., Чернов Ю.Н., Лышова О.В., Буднев- ский А.В. Алекситимия. Журн. неврол. психиатр, им. С.С. Корсакова, 2000. 100, 6. 66-70.</p><p>Прокофьев А.Б. Качество жизни больных с нарушениями сердечного ритма и его изменения в процессе лечения. Автореф. дис. к. м. н., Оренбург, 1998, 21.</p><p>Рутгайзер Я.М., Михайлов А.Г. Возможности оценки качества жизни больных а гастроэнтерологической практике. Клин, мед., 1999. 77, 3. 35-38.</p><p>Рыбак В.А., Потынг Т.И. Сравнительная оценка качества жизни больных остеохондрозом позвоночника с различной локализацией болевого синдрома. Актуальные проблемы современной ревматологии. Сб. науч. работ. Под ред. акад. РАМН А.Б. Зборовского. Вып. XIX. Волгоград. 2001, 138-139.</p><p>Рябов С.И., Петрова Н.Н., Васильева И.А. Качество жизни больных, находящихся на лечении гемодиализом. Клин, мед., 1996, 74, 8, 29-31.</p><p>Рябов С.И., Шостка Г.Д., Петрова Н.Н. и др. Влияние терапии реконормом на качество жизни больных, находящихся на лечении гемодиализом. Тер. арх., 1996, 68, 8, 43-46.</p><p>Савельева М. И. Личность больных ревматоидным артритом и эффект лечения. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 58.</p><p>Сенкевич Н.Ю., Белевский А.С. Качество жизни - предмет научных исследований в пульмонологии (По материалам Международного конгресса ИНТЕРАСТ- МА'98 и 8-го Национального конгресса по болезням органов дыхания). Тер. арх., 2000, 72, 3, 36-41.</p><p>Смулевич А.Б., Сыркин А.Л., Овчаренко С.И. и др. Клинические особенности соматического заболевания и внутренняя картина болезни (на модели ишемической болезни сердца и бронхиальной астмы). Клин, мед., 1999, 77, 2, 17-23.</p><p>Снегирева А.А., Рунова И.С., Кошман О.М. и др. Особенности психики у больных с ревматоидным артритом. Вестник РГМУ, 2001, 2, 26.</p><p>Снигирева А.В., Сомова М.А. Сравнительная характеристика психовегетативных изменений у больных остеоартрозом и ревматоидным артритом. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно- практич. ревматол., 2001, 3, 102).</p><p>Солохина Т.А., Шевченко Л.С., Сейку Ю.В. и др. Качество жизни родственников психически больных. Журн. неврол. психиатр, им. С.С. Корсакова, 1998, 98, 6, 42-46.</p><p>Спирин Н.Н., Манелис З.С., Полтырев А.С., Дряжен- кова И.В. Психологические аспекты лечения больных системными васкулитами. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 59.</p><p>Сулейманова Г.П., Грехов Р.А., Харченко С.А. и лр. Защитные механизмы личности у больных с синдромом первичной фибромиалгии. Актуальн. проблемы современной ревматологии. Сб. науч. работ. Под ред. акад. РАМН А.Б. Зборовского. Вып. XIX. Волгоград, 2001,152-153.</p><p>Сулейманова Г.П., Грехов Р.А., Харченко С.А. и др. Особенности внутренней картины болезни у больных с синдромом первичной фибромиалгии. Актуальные проблемы современной ревматологии. Сб. науч. работ. Под ред. акад. РАМН А.Б. Зборовского. Вып. XIX. Волгоград, 2001,153-154.</p><p>Сыркин А.Л., Печорина Е.А., Дриницина С.И. Вали- дизация методик оценки качества жизни у больных стабильной стенокардией. Клин, мед., 2001, 79, 11, 2225.</p><p>Сыркнн А.Л., Печорина Е.А., Дриницина С.В. Определение качества жизни у больных ишемической болезнью сердца - стабильной стенокардией. Клин, мед., 1998, 76, 6, 52-58.</p><p>Уланова Е.А. Качество жизни при тревожных расстройствах у больных ревматоидным артритом. Клин, мед., 2001, 79, 1. 47-50.</p><p>Уланова Е.А., Григорьев И.В., Козловский И.В Болевая чувствительность у больных ревматоидным артритом. Клин, мед., 2000, 78, 1, 34-36.</p><p>Урванцев Л.П. Психологические аспекты работы с больными: внутренняя картина болезни. Нов. мед. и фармац., 1994, 2, 40-41.</p><p>Фоломеева О.М., Амирджанова В.Н. Исследование функциональной активности при ревматоидном артрите. Ревматол., 1989, 1, 55-61.</p><p>Фоломеева О.М., Амирджанова В.Н. Якушева Е.О. и др. Инвалидность населения России, обусловленная ревматическими заболеваниями. Росс, ревматол., 1999. 3, 70-79.</p><p>Фоломеева О.М., Эрдес Ш., Насонова В.А. Медикосоциальное значение ревматических болезней. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 124).</p><p>Фоломеева О.М., Якушева Е.О., Лобарева Л.С. и др. Болезни XIII класса среди населения России. Тез. докл. Всеросс. конфер. с международным участием "Медико-социальные проблемы костно-мышечных заболеваний в XXI веке". М., 2000 (Научно-практич. ревматол., 2000, 4, 104-105).</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А. Особенности отношения к болезни у больных системной красной волчанкой и системной склеродермией. Мат. Юбил. конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и эксперимент, ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 146-147.</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А., Зборовский А.Б. Клиникопсихологические констелляции при системной красной волчанке. Тез. докл. III Съезда ревматологов России. Рязань, 2001 (Научно-практич. ревматол., 2001, 3, 128).</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А., Зборовский А.Б. Системная красная волчанка и системная склеродермия: механизмы психологической защиты. Мат. Юбил. конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и эксперимент, ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 148.</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А., Сулейманова Г.П., Зборовский А.Б. К вопросу об исследовании личности больных системными заболеваниями соединительной ткани. Мат. Юбил. конф., посвященной 15-летию НИИ клинич. и эксперимент, ревматологии РАМН. Сб. Волгоград, 2000, 147.</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А., Сулейманова Г.П. Позиция больных системной красной волчанкой и системной склеродермией по отношению к своему заболеванию. Актуальн. проблемы соврем, ревматологии: тез. докл. науч. конференции. Волгоград, 1999, 105.</p><p>Харченко С.А., Грехов Р.А., Сулейманова Г.П. Психологические особенности больных системными заболеваниями соединительной ткани. Актуальные проблемы современной ревматологии: тез. докл. научной конференции. Волгоград, 1999, 106.</p><p>Чучалин А.Г., Сенкевич Н.Ю. Качество жизни больных: влияние бронхиальной астмы и аллергического ринита. Тер. арх., 1998, 70, 9, 53-57.</p><p>Штрессер В., Вайзер М. Гомеопатическое лечение го- нартроза: результаты двойного слепого исследования. Биол. мед., 2001, 2, 21-26.</p><p>Anderson R.T., Aaronson N.K., Wilkin D. Critical review of the international assessment of health-related quality of life. Qua!. Life Res., 1993, 2, 369-395.</p><p>Archenholtz B., Bjelle A. Reliability, validity, and sensitivity of a Swedish version of the revised and expanded Arthritis Impact Measurement Scales (AIMS 2). J. Rheumatol., 1997. 24, 7, 1370-1377.</p><p>Barret G. Victor C.R. Key problems in using health status measures, Nurs. Stand., 1997, II, 26, 40-44.</p><p>Bennet K.J. Torrance G.W , Moran et al. Health state utilities in knee replacement surgery: the development and evaluation of McKnee. J. Rheumatol., 1997, 24, 9, 1796- ISOS.</p><p>Blake C., Garrett M. Impact of litigation on quality of life outcomes in patients with chronic low back pain. Ir. J. Med. Sci., 1997, 166. 3, 124-126.</p><p>Breetvelt I.S., Van Dam F.S.A.M. Under reporting by Cancer Patients: The Case of Response-Shift. Soc. Sci. Med., 1991, 32, 9, 981-987.</p><p>Bullingei M. Health related quality of life and subjective health. Overview of the status of research for new evaluation criteria in medicine. Psychoter. Psychosom. Med. Psychol. 1997. 47, 3-4, 76-91.</p><p>Buskila D. Neumann I. Assessing functional disability and health status of women with nbromyalgia; validation of a Hebrew version of the Fibromyalgia Impact Questionnaire. J. Rheumatol., 1996, 23, 5. 903-906.</p><p>Carr A.J. Margaret Holroyd Prize Essay. A patient-centred approach to evaluation and treatment in rheumatoid arthritis: the development of a clinical tool to measure patient- perceived handicap. Br. J. Rheumatol., 1996, 35, 10, 921932.</p><p>Coons S.J., Rao S., Keininger D.L., Hays R.D. Comparative review of generic quality of life instruments. Pharmacoeconomics, 2000. 17, 1, 13-35.</p><p>Daltroy L.H. Common problems in using, modifying, and reporting on classic measurement instruments. Arthritis Care Res., 1997. 10. 6. 441-447.</p><p>De Bruin A., Picavet H.S., Nossikov A. Health interview surveys. Towards international harmonization of methods and instruments. WHO. Reg. Publ. Eur. Ser., 1996, 58, I- 161.</p><p>De Jong Z., van der Heijde, McKenna S.P., Whalley D. The reliability and construct validity of the RAQoL: a rheumatoid arthritis - specific quality of life instrument. Br. J. Rheumatol., 1997, 36, 8. 878-883.</p><p>Duffy C.M., Duffy K.N. Health assessment in the rheumatic diseases of childhood. Curr. Opiri. Rheumatol., 1997.9. 5. 440-447.</p><p>Engelberg B., Martin D.P. Agel J. et al. Musculoskeletal Function Assessment instrument: criterion and construct validity. J. Onhop. Res., 1996. 14. 2. 182-192.</p><p>Fallowfield L. Quality of quality of life data. Lancet. 1996, 348. 421-422.</p><p>Frey D„ Hasler P., Tyndall A. Treatment of chronic polyarthritis. Schweiz. Med. Wochenschr., 1997. 127. 46, 18871900.</p><p>Fries J.F. Williams C.A., Singih G„ Ramey D.R. Response to therapy in rheumatoid arthritis influenced by immediately prior therapy. J. Rheumatol., 1997, 24, 5, 838-844.</p><p>Ganiats T.G., Sieber WJ., Weisman M. Self-reported cost of illness and health-related quality of life. Best Pract. Benchmarking Healthc., 1997, 2. 2, 57-62.</p><p>Gladman D.D., Urowitz M.B., Gough J., Mackinnon A. Fibromyalgia is a major contributor to quality of life in lupus. J. Rheumatol., 1997, 24, 11, 2145-2148.</p><p>Guillemin F., Coste J., Pouchot J. et al. The AIMS 2-SF: a short form of the Arthritis Impact Measurement Scales 2, French Quality of life in Rheumatology Group. Arthritis Rheum., 1997, 40, 7. 1267-1274.</p><p>Harten J.A. Functional capacity evaluation. Occup. Med., 1998, 13, 1, 209-212.</p><p>Hawker G„ Wright J., Coyte P. et al. Health-related quality of life after knee replacement. J. Bone Joint Am., 1998, 80, 2, 163-173.</p><p>Ingemarsson A.H., Nordholm L., Sivik T. Risk of longterm disability among patients with back pain. Scand. J. Rehabil. Med., 1997, 29, 4, 205-212.</p><p>Hopman-Rock М., Kraaimaat F.W., Bijlsma J.W. Quality of life in elderly subjects with pain in the hip or knee. Qual. Life Res. 1997, 6, 1, 67-76.</p><p>Hopman-Rock М., Odding E., Hofman A. et al. Physical and psychosocial disability in elderly subjects in relation to pain in the hip and/or knee. J. Rheumatol., 1996, 23, 6, 1037-1044.</p><p>Hopman-Rock М., Odding E., Hofman A. et al. Differences in health status of older adult» with pain in the hip or knee only and with additional mobility restrictiug conditions. J. Rheumatol., 1997, 24, 12, 2416-2423.</p><p>Ionova Т., Tzepkova A., Novik et al. Quality of life in rheumatoid arthritis patients of different age. Qual. Life Res. 1999, 8, 7, 577.</p><p>Jonsson B. Quality of life and health economics: where is Ihe link? Scand. J. Gastroenterol. Suppl., 1996, suppl. 221, 33-36.</p><p>Lavemia C.J., Guzman J.F., Gachupin Garcia A. Cost effectiveness and quality of life in knee artrhroplasty. Clin. Onhop., 1997, 345, 134-139.</p><p>Lescoe Long М. Long M.J., Johnson D.W, Quality of life improvement in patients with osteoarthritis: the potential for office-based assessment. Arthritis Care Res., 1996, 9, 3. 177-181.</p><p>L'lnsalata J.C., Warren R.F., Cohen S.B. et al. A selfadministered questionnaire Гог assessment of symtoms and function of the shoulder. J. Bone Joint Surg. Am. 1997, 79, 5, 738-748.</p><p>Mannerkorpi K„ Ekdahl C. Assessment of functional limitation and disability in patients with fibromyalgia. Scand. J. Rheumatol., 1997, 26, 1, 4-13,</p><p>Martin D.P., Engelberg R., Agel J. et al. Development of a musculoskeletal extremity health status instrument: the Musculoskeletal Function Assessment instrument. J. Orthop. Res. 1996, 14. 2, 173-181.</p><p>Matsen F.A.-3rd, Smith K.L., De Bartolo S.E. et al. A comparison of the patients with late-stage rheumatoid arthritis and osteoarthritis of the shoulder using self-assessed shoulder function and knee status. Arthritis Care Res. 1997, 10, I. 43-47,</p><p>McFarlane A.C., Brooks P.M. The Assessment of disability and handicap in musculoskeletal disease. J. Rheumatol., 1997, 24. 5. 985-989.</p><p>McGrory B.J., Harris W.H. Can the Western Ontario and McMaster Universities (WOMAC) osteoarthritis index be used to evaluate different hip joints in the same patient? J. Arthroplasty, 1996, II, 7, 841-844.</p><p>Michel A. Kohlann Т., Raspe H. The association between clinical findings on physical examination and self-reported severity in back pain. Results of a population-based study. Spine. 1997, 22, 3, 296-303, discussion - 303-304.</p><p>Nontgomery S.A. Need for treatment and measurement of outcome: workshop report 2. Int. Clin. Psychopharmacol., 1996. II. suppl. 3. 103-108.</p><p>Nordenskiold U„ Grimby G. Assessment of disability in women with rheumatoid arthritis in relation to grip force ,and pain. Disabfl. Rehabil. 1997, 19, 1, 13-19.</p><p>O'Boyle C.A Measuring the quality of later life. Philos. Trans. R. Soc. Lond. B. Biol. Sci., 1997. 352 , 1363, 1871-1879.</p><p>Patrick D.L. Finding health-related quality of life outcomes sensitive to health-care organization and delivery. Med. Care, 1997, 35, 11 suppl., NS.49-57.</p><p>Pouchot J., Guillemin F., Coste J. et al. Validation of the French version of the arthritis impact measurement scales 2 and comparison with the french version of the Nottingham Health Profile. "Quality of Life in Rheumatology" Task Force. Rev. Rhum. Engl. Ed., 1996, 63, 6. 389-404.</p><p>Prieto L., Alonso J., Viladrich M.C., Anto J.M. Scaling the Spanish version of the Nottingham Health Profile: evidence of limited value of item weights. J. Clin. Epidemiol., 1996, 49, 1, 31-38.</p><p>Ren X.S., Kazis L., Lee A. et al. Comparing generic and disease-specific measures of physical and role functioning: results from the Veterans Health Study. Med. Care. 1998. 36, 2, 155-166.</p><p>Ronen R., Braun Z„ Eyal P., Eldar R. A community-oriented programme for rehabilitation of persons with arthritis. Disabil. Rehabil., 1996, 18, 9, 476-481.</p><p>Ruiz-Moral R., Munoz-Alamo М., Perula de-Torres L., Aquayo Galeote M. Biopsychosocial features of patients with wide spread chronic musculoskeletal pain in family medicine clinics. Fam. Pract., 1997, 14, 3, 242-248.</p><p>Schierhout G.H., Myers J.E. Is self-reported pain an appropriate outcome measure in ergonomic-epidemiologic studies of work-related musculoskeletal disorders? Am. J. Ind. Med., 1996, 38, I, 93-98.</p><p>Silverman S. Osteoporosis Assessment Questionnaire. MAPI Qual. Life Newslett. 1997, 18, 16.</p><p>Silman A., Akesson A., Newman J. et al. Assessment of functional ability in patients with sceroderma: proposed new disability assessment instrument. J. Rheumatol., 1998, 25, I, 79-83.</p><p>Sjogren Т., Long N. Storay I., Smith J. Group hydrotherapy versus group land-based treatment for chronic low back pain. Physiother. Res. Int., 1997, 2, 4, 212-222.</p><p>Steen V.D., Medsger T.A. Jr. The value of the Health Assessment Questionnaire and special patient-generated scales to demonstrate change in systemic sclerosis patients overtime. Arthritis Rheum., 1997, 40, 11, 1984-1991.</p><p>Stucki G., Meier D., Stucki S. et al. Evaluation of a German version of WOMAC (Western Ontario and McMaster Universities) Arthrosis Index. Z. Rheumatol., 1996, 55, 1, 40-49.</p><p>Sun Y., Sturmer Т., Gunther K.P., Brenner H. Reliability and validity of clinical outcome measurements of the hip and knee - a review of the literature. Clin. Rheumatol., 1997, 16. 2, 185-198.</p><p>Taal E., Rasker J.J., Timmers C.J. Measures of physical and emotional well being for young adults with arthritis. J. Rheumatol., 1997. 24. 5, 994-997.</p><p>Tarlov A.R., Ware J.E. Jr., Greenfield S. et al. The Medical Outcomes Study: an application of methods for monitoring the results of medical care. JAMA, 1989, 262, 925-930.</p><p>Tennant A., Hillman M„ Fear J. et al. Are we making the most of Stanford Health Assessment Questionnaire? Br. J. Rhumatol., 1996, 35, 6, 574-578.</p><p>Testa M.A., Simonson D.C. Assessment of quality-of-Iife outcomes. New. Engl. J. Med., 1996, 334, 835-840.</p><p>Tuttleman М., Pillemer S.R. Tilley B.C. et al. A cross sectional assessment of health status instruments in patients with rheumatoid arthritis participating in a clinical trial. Minocycline in Rheumatoid Arthritis Trial Group. J. Rheumatol., 1997, 24, 10, 1910-1915.</p><p>Van-den-Ende C.H., Breedveld F.C., Dijkmans B.A., Hazen J.M. The limited value of the Health Assessment Questionnaire as an outcome measure in short term exercise trials. J. Rheumatol,, 1997, 24, 10, 1972-1977.</p><p>Van-den-Ende C.H., Rozing P.M., Dijkmans B.A. et al. Assessment of shoulder function in rheumatoid arthritis. J. Rheumatol., 1996, 23, 12, 2043-2048.</p><p>Walker E.A., Keegan D., Gardner G. et al. Psychosocial factors in fibromyalgia compared with rheumatoid arthritis:</p><p>Psychiatric diagnoses and functional disability. Psychosom. Med., 1997, 59, 6, 565-571.</p><p>Ward M.M. Rheumatology visit frequency and changes in functional disability and pain in patients with rheumatoid arthritis. J. Rheumatol., 1997, 24. 1, 35-42.</p><p>Weinberger М., Oddone E.Z., SamsaG.P. Landsman P.B. Are health-related quality-of-life measures affected by the mode of administration? J. Clin. Epidemiol., 1996, 49, 2, 135-140.</p><p>Weiner D., Pieper C., McConnell E. et al. Pain measurement in elders with chronic low back pain: traditional and alternative approaches. Pain, 1996, 67, 2-3, 461-467.</p><p>Whalley D., McKenna S.P., de Jong Z., van der Heijde D. Quality of life in rheumatoid arthritis. Br. J. Rheumatol., 1997, 36, 8, 884-888.</p><p>Wolfe F. Practical issues in psychosocial measures. J. Rheumatol., 1997, 24, 5, 990-993.</p><p>Wolfe F. The C-reactive protein bun not erythrocyte sedimentation rate is associated with clinical severity in patients with osteoarthritis of the knee or hip. J. Rheumatol., 1997, 24, 8, 1486-1488.</p><p>Wolfe F., Anderson J., Harkness D. et al. Work and disability status of persons with fibromyalgia. J. Rheumatol., 1997, 24, 6, 1171-1178.</p><p>Wolfe F., Hawley D.J. Measurement of the quality of life in rheumatic disorders using the EuroQol. Br. J. Rheumatol. 1997, 36, 7. 786-793.</p><p>Wolfe F., Hawley DJ., Wilson K. The prevalence and meaning of fatigue in rheumatic disease. J. Rheumatol., 1996, 23, 8, 1407-1417.</p><p>Wolfe F„ Potter J. Fibromyalgia and work disability: is fibromvalgia a disabling disorder? Rheum. Dis. Clin. North. Am., 1996, 22, 2, 369-391.</p><p>Wood-Dau phi nee S. Assessing quality of life in clinical research: from where have we come and where are we going? J. Clin. Epidemiol., 1999, 52, 355-363.</p></div><br />

Качество жизни как главная задача

При попытке осмыслить систему национальных целей развития России и нацпроектов, которые из этих целей вытекают, возникает чувство растерянности. В этом разнообразном и пестром хозяйстве не хватает логики и структуры, ориентации на решение единой задачи. Впрочем, общая задача верхнего уровня имеется, хотя и находится несколько в стороне. Президент и премьер сформулировали ее этим летом, и состоит она в повышении качества жизни россиян. Соответственно, на нее должны работать национальные цели развития России как сущности второго уровня, а также нацпроекты, находящиеся в этой иерархии этажом еще ниже. Остается малость: понять, что такое качество жизни, из чего оно складывается, как его померить и, самое главное, как достичь.

Если выпарить море слов, сказанных на эту тему, мы получим довольно простую истину: качество жизни – это степень удовлетворенности людей своей жизнью. Плюс объективные показатели благополучия, такие как продолжительность жизни, уровень дохода, образование и т. д. Сочетание субъективного благополучия с фактическими социально-экономическими данными дает более точную оценку качества жизни тогда, когда люди счастливы, при том что живут плохо, – что возможно, например, при изоляции социальных групп от мировых стандартов потребления. Если такой изоляции нет, а в России, безусловно, стандарты высокого качества жизни хорошо известны, на первое место в оценке качества жизни выходит удовлетворенность жизнью.

Но мы совсем не видим этой темы ни в национальных целях развития, ни в национальных проектах. А из этого следует, что вся эта система построена не оптимально и в нее заложено неэффективное распределение ресурсов. Для наибольшего возможного повышения качества жизни при ограниченных ресурсах акцент во всем наборе мероприятий должен быть сделан на те направления, которые приводят к большему эффекту на единицу вложений – обеспечивают максимум счастья на рубль инвестиций. Исследования показывают, что для счастья больше всего нашим соотечественникам необходимы достаточный уровень дохода, качественная медицина, здоровое и недорогое продовольствие, а также хорошее образование. Вот это главное, остальное второстепенно.

Прописанные в национальных целях развития снижение к 2030 г. бедности в 2 раза, рост ВВП темпами выше мирового и увеличение пенсий быстрее инфляции – вовсе не то же самое, что, например, устойчивый рост реальных доходов граждан выше 3% в год. И увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет – это не обеспечение высокого качества медицинского обслуживания, потому что далеко не все медицинские проблемы опасны для жизни. К тому же до 2030 г., когда мы доберемся до этого уровня долголетия, еще дожить надо.

Где задача обеспечения россиян дешевым и качественным продовольствием? Что будет толку нашим согражданам от вхождения российского школьного образования в десятку лучших в мире, если оно будет калечить психику детей? И от вузов – лидеров мировых научных рейтингов, если обучение в них будет не по карману?

А рост численности населения – это действительно такая важная задача? Как увеличение числа новорожденных будет способствовать росту качества жизни людей, включая самих младенцев? Так ли уж нам нужно увеличение жилищного строительства, если оно вырождается в появление уродливых 20-этажных человейников, впихнутых на любой клочок свободной земли?

То есть главная задача – это изменение приоритетов. От невнятных и неочевидных целевых показателей верхнего уровня надо перейти к повышению качества жизни как итоговой задаче по развитию страны. От непонятно как появившихся численных ориентиров необходимо перейти к конечным, значимым для людей показателям, отражающим уровень удовлетворенности тем, что они видят в школе, поликлинике или на улицах своего города. А от правительства нужны ясные гарантии того, что оно справится с задачей разгона экономики и это позволит собрать – без увеличения налоговой нагрузки – больше средств для пенсионеров и больных детей.

Что касается набора показателей для оценки нашего движения к светлой цели, тут есть одно предложение. В 2015 г. Россия приняла на себя обязательство следовать разработанным ООН глобальным Целям устойчивого развития (ЦУР) до 2030 г. Там есть всё – и обеспеченность качественным продовольствием, и рост реальных доходов, и зарплаты врачей, и число жертв ДТП – полный, всеобъемлющий набор из нескольких сотен индикаторов, со всех сторон описывающих качество жизни людей. Нам так и так его выполнять, ибо Россия под ним подписалась. Так что давайте не будем заниматься самодеятельностью и положим ЦУР в основу нацпроектов. Заодно отберем у российских чиновников возможность самим себе ставить задачу полегче. А то мы знаем, как оно бывает. В итоге получим честную картину того, как мы живем, и ясное представление о том, на каких путях нас ждет счастье.

Критерии качества жизни в медицине и кардиологии | Гурылева М.Э., Журавлева М.В., Алеева Г.Н.

История науки о качестве жизни (КЖ) начинается с 1947 года, когда профессор Колумбийского университета США D.A. Karnovsky опубликовал работу: «Клиническая оценка химиотерапии при раке», где всесторонне исследовал личность страдающего соматическими заболеваниями. Развитию этого направления способствовала также предложенная в 1980 г. доктором Engel биопсихологическая модель медицины, сутью которой явился учет психосоциальных аспектов заболевания. С 80–х годов ХХ века регистрируется лавинообразный рост научных публикаций по фундаментальному исследованию качества жизни. В разработке методологии исследования важную роль играют исследования A. McSweeny, предложившего оценивать КЖ, основываясь на четырех аспектах (эмоциональном, социальном функционировании, повседневной активности и проведении досуга), N. Wenger, который для оценки КЖ выделил три основных параметра: функциональная способность, восприятие, симптомы и девять подпараметров (ежедневный режим, социальная и интеллектуальная деятельность, восприятие общего здоровья, симптомов основного и сопутствующих заболеваний, экономическое положение, благосостояние, удовлетворённость жизнью), и Соссо.G., определившего КЖ как индивидуальное соотношение своего положения в жизни общества в контексте его культуры и систем ценностей с целями данного индивидуума, его планами, возможностями и степенью неустройства. Согласно определению данного понятия, представленного в Большой медицинской энциклопедии США, качество жизни рассматривается как «степень удовлетворения человеческих потребностей», а в работах НИИ пульмонологии МЗ и СР РФ «КЖ – это степень комфортности человека, как внутри себя, так и в рамках своего общества».

В начале ХХI века понятие «качество жизни» превратилось в предмет научных исследований и стало более точным – «качество жизни, связанное со здоровьем» (health related quality of life, HRQL). КЖ сегодня – это надежный, информативный и экономичный метод оценки здоровья больного как на индивидуальном, так и на групповом уровне.
В разработку научного изучения КЖ большой вклад внесла Всемирная Организация Здравоохранения – она выработала основополагающие критерии качества жизни:
1. Физические (сила, энергия, усталость, боль, дискомфорт, сон, отдых).
2. Психологические (положительные эмоции, мышление, изучение, концентрация, самооценка, внешний вид, переживания).
3. Уровень независимости (повседневная активность, работоспособность, зависимость от лекарств и лечения).
4. Общественная жизнь (личные взаимоотношения, общественная ценность субъекта, сексуальная активность).
5. Окружающая среда (быт, благополучие, безопасность, доступность и качество медицинской и социальной помощи, обеспеченность, экология, возможность обучения, доступность информации).
6. Духовность (религия, личные убеждения).
С 1995 г. во Франции функционирует международная некоммерческая организация, изучающая качество жизни – институт МАРI Research Institute – основной координатор всех исследований в области КЖ. Институт ежегодно проводит конгрессы Международного общества по исследованию качества жизни (International Society of Quality of Life Research–ISOQOL), внедряя в жизнь тезис о том, что целью любого лечения является приближение качества жизни больных к уровню практически здоровых людей.
Основным инструментом изучения КЖ являются профили (оценка каждого компонента КЖ отдельно) и опросники (для комплексной оценки), которые, в свою очередь, могут быть общими (оценивать здоровье в целом) и специальными (для изучения конкретных нозологий), и все они не оценивают клиническую тяжесть заболевания, а отражают то, как больной переносит свою болезнь. Например, при длительном течении заболевания (ХСН, ГБ) больные адаптируются и перестают обращать внимание на симптомы своего заболевания, у них регистрируется повышение уровня качества жизни, но это отнюдь не означает регрессии заболевания. Известно около 400 опросников качества жизни, имеется специализированное периодическое издание – журнал «Изучение качества жизни». Опросники КЖ применяются достаточно широко в клинической практике, они позволяют определить те сферы, которые наиболее пострадали от болезни, и тем самым дают характеристику состояния больных с различными формами патологии.
Но не все гладко в этой научной области. Кроме сторонников метода, есть противники изучения КЖ и создания опросников. Так, D. Wade в своей известной книге «Measurement in Neurological Rehabilitation», пишет, что, не имея четкого определения качества жизни, невозможно измерить его. Он и его соавторы считают, что КЖ – понятие настолько индивидуальное, настолько зависит от уровня культуры, образования или других факторов, что его невозможно измерить или оценить, кроме того, помимо заболевания на оценку качества жизни влияет еще множество других факторов, не учитываемых при формировании опросников.
Единых общеприемлемых критериев и норм КЖ не существует. На оценку КЖ оказывают влияние возраст, пол, национальность, социально–экономическое положение человека, характер его трудовой деятельности, религиозные убеждения, культурный уровень, региональные особенности, культурные традиции и многие другие факторы. Это сугубо субъективный показатель объективности, и поэтому оценка КЖ респондентов возможна лишь в сравнительном аспекте (больной–здоровый, больной одним заболеванием–больной другим заболеванием) с максимальным нивелированием всех сторонних факторов.
В настоящее время во всем мире идет интенсивная разработка методик определения качества жизни для наиболее распространенных хронических заболеваний в связи с признанием критериев КЖ неотъемлемой частью комплексного анализа новых методов диагностики, лечения и профилактики, здравоохранительных инициатив, оценки результатов лечения, качества оказываемой помощи и др. Наблюдается бум исследований КЖ во всем мире, и Российская Федерация не осталась в стороне. В России Концепция исследования качества жизни в медицине, предложенная Минздравом РФ (2001), объявлена приоритетной, приоритетными признаны и научные исследования, проводимые при помощи универсальных инструментов, отвечающих требованиям социальных, региональных и языковых различий. Несмотря на это, исследование качества жизни в нашей стране применяется пока недостаточно широко.
В медицинской практике изучение КЖ используется в различных целях: для оценки эффективности методов современной клинической медицины и различных реабилитационных технологий, для оценки степени тяжести больного, для определения прогноза заболевания, эффективности лечения. КЖ является дополнительным критерием для подбора индивидуальной терапии и экспертизы трудоспособности, анализа соотношения затрат и эффективности медицинской помощи, в медицинском аудите, для выявления психологических проблем и наблюдения за ними у больных в системе общей практики, индивидуализации лечения (выбора оптимального препарата для конкретного больного).
Следует отметить, что оценка КЖ может стать обязательным условием при испытании лекарственных средств, новых медицинских технологий и методов лечения на любом этапе, включая и 2–4 фазы испытания лекарственных средств. Критерии КЖ незаменимы в сравнении различных подходов к лечению:
– в случае если лечение является эффективным, но токсичным;
– в случае если лечение длительное, возможность осложнений низка, и пациенты не ощущают симптомов заболевания. Основной принцип М.Я. Мудрова «лечить не болезнь, а больного» может быть реализован с помощью привлечения оценки КЖ.
Отмечается, что КЖ ниже у пессимистов, чем у оптимистов, у пессимистов же выше риск развития инфаркта миокарда и смерти. Депрессия значительно снижает КЖ и жизненный прогноз у больных с сердечно–сосудистыми заболеваниями, при аорто–коронарном шунтировании (АКШ) и пересадке сердца. Положительные эмоции поддерживают высокое КЖ. Установлено, что чем выше трудовая активность, тем выше качество жизни больного.
При ряде хронических заболеваний, болезнях, склонных к прогрессированию и протекающих с обострениями, значительно ограничивается нормальное существование человека, и эти ограничения могут стать важнее для больного, чем сама болезнь. Хроническая болезнь накладывает на психику больного сильный отпечаток, обостряя невротические черты. КЖ в этом случае отражает способность больного адаптироваться к проявлениям своей болезни. Так, несмотря на то, что 80% больных после аорто–коронарного шунтирования (АКШ) избавляются от симптомов стенокардии, лишь небольшое число из них возвращается к активной трудовой деятельности. При изучении влияния заболевания на КЖ больного выявлено, что при стабильной стенокардии напряжения и ишемической болезни сердца КЖ значительно снижено, зависит от трудоспособности больных и их социальной адаптации.
Интересно, что КЖ у больных ИБС выше, чем у больных синдромом Х, хотя прогноз при последнем значительно лучше. Это, по–видимому, связано с более низким порогом болевой чувствительности у больных с синдромом Х и, как следствие, более низкой толерантностью к физическим нагрузкам.
У больных с нарушениями ритма сердца не выявлено достоверной связи между показателями КЖ и полом, возрастом, количеством экстрасистол и частотой пароксизмов; при этом рекомендуется начинать лечение больных с аритмиями, не имеющими ближайшего неблагоприятного прогностического значения, лишь в случаях резкого снижения КЖ. В то же время КЖ больных после имплантации электрокардиостимулятора в 71,8% случаев оценено как хорошее.
При сравнении КЖ больных ХСН, стенокардией и суправентрикулярной тахикардией обнаружено, что наиболее низкое КЖ присуще больным стенокардией, а максимальное – больным с суправентрикулярной тахикардией.
Показано, что изменение КЖ у больных гипертонической болезнью (ГБ) зависит от особенностей клинического течения заболевания. В ряде исследований получены данные о том, что КЖ у больных, получающих антигипертензивную терапию, ниже, чем у нелеченных больных, и даже сам факт необходимости длительного приема лекарственных средств может снижать КЖ.
Для лечения такого распространенного заболевания, как артериальная гипертензия (АГ), имеется огромный арсенал антигипертензивных средств, сравнимых между собой по эффективности контроля АД, предупреждению преждевременной смерти, общей выживаемости. Различные антигипертензивные средства по–разному влияют на КЖ. Подключение к критериям оценки показателя КЖ в многоцентровом рандомизированном двойном слепом исследовании, проведенном под руководством S.H.Groog, позволило установить, что лучшие показатели КЖ регистрировались у лиц, получавших каптоприл: у них не столь выраженными были побочные эффекты лекарственной терапии и в меньшей степени наблюдались сексуальные нарушения. Метилдофа у больных вызывала депрессию, жизненную неудовлетворенность, когнитивные нарушения. Применение пропроналола приводило к улучшению когнитивного функционирования и социального участия, но сопровождалось ухудшением физических показателей и сексуальными дисфункциями. В совместном российско–германском исследовании «Каптоприл и КЖ» было показано, что наиболее благоприятное влияние на КЖ оказывала монотерапия каптоприлом, менее выраженное – применение нифедипина и пропроналола, нулевое – назначение гидрохлортиазида.
Можно использовать критерий КЖ для оценки эффективности проводимого лечения. Американское исследование пожилых больных ИБС после коронарной ангиопластики показало существенный рост их КЖ по всем показателям. Российское исследование 2005–2006 гг. в 3 городах (Санкт–Петербург, Архангельск, Ярославль, более 800 участников) по применению карведилола (производства «МАКИЗ–ФАРМА», Россия) у пациентов, страдающих артериальной гипертонией и хронической сердечной недостаточностью (с использованием Миннесотского опросника), выявило значимую положительную динамику КЖ при минимальных побочных явлениях.
Измерение КЖ до и после медицинского вмешательства позволяет использовать критерий КЖ в качестве прогностического фактора, для выбора стратегии индивидуального лечения больного. Так, в работах J.S. Rumsfeld, S. MacWhinney, M. McCarthy 1992–1996 гг. показано, что клинический статус больного до операции – единственный прогностический фактор летальности после операции АКШ (а не депрессия, как было принято считать ранее).
Существенное влияние на КЖ оказывает адекватная программа реабилитации. Она важна как для больных хронической сердечно–сосудистой недостаточностью и инфарктом миокарда, так и другими нозологиями, и от ее грамотной организации зависит дальнейшее КЖ пациентов.
В кардиологии совместные фармакоэкономические исследования и изучения КЖ нашли достаточно широкое распространение. Так, в обзоре K. Wenger о роли оценки КЖ при сердечно–сосудистых заболеваниях большое внимание уделяется необходимости фармакоэкономических расчетов при экспертизе новых лекарственных препаратов. Приведены цифры, полученные при анализе эффективности лечения сердечной недостаточности: применение при застойной СН ингибиторов АПФ уменьшает частоту и длительность госпитализаций, летальность и дает экономию до 5 млрд. долларов в год в США. При этом экономия за счет сокращения длительности и частоты госпитализаций больных при лечении ингибиторами АПФ существенно превосходит затраты на лечение (стоимость препарата). Использование высокотехнологичных вмешательств также должно быть оправдано: так, например, с позиции КЖ и фармакоэкономики была доказана эффективность высокочастотной абляции для больных моложе 50 лет с пароксизмальной суправентрикулярной тахикардией.
Таким образом, мы полагаем, что изучение КЖ станет в будущем одним из обязательных комплексных методов оценки при проведении клинических исследований лекарственных средств и методов лечения.

Литература
1. Давыдов С.В. Медицинские аспекты качества жизни у больных гипертонической болезнью.//Казан. мед. журнал. 2001.– Т. 82.– № 1.– С. 35–37.
2. Замотаев Ю.Н., Косов В.А., Мандрыкин Ю.В., Папикян И.И. Качество жизни больных после аорто–коронарного шунтирования // Клин.мед. – 1997. – № 12. – С.33–35.
3. Захарова Т.Ю. и соавторы. Оценка качества жизни в клинике внутренних болезней // Сов.мед. – 1991. – № 6. – С. 34–38.
4. Ионова Т.И., Новик А.А., Сухонос Ю.А. // Онкология, 2000. – Т. 2. №1–2. – С. 25–28.
5. Коц Я.И., Либис Р.А. Качество жизни у больных с сердечно–сосудистыми заболеваниями // Кардиология. – 1993. – № 5. – С. 66–72.
6. Либис Р.А. Оценка эффективности лечения больных хронической сердечной недостаточностью с учетом динамики показателей качества жизни. Дисс. на соискание ученой степени к.м.н. – Оренбург, 1994.
7. Либис Р.А., Прокофьев А.Б., Коц Я.И. Оценка качества жизни у больных с аритмиями // Кардиология. – 1998. – № 3. – С. 49–51.
8. Методы оценки качества жизни больных хроническими обструктивными болезнями легких: Пособие для врачей /Сост. Чучалин А.Г., Сенкевич Н.Ю. Белявский А.С. – М., 1999.
9. Мясоедова Н.А., Тхостова Э.Б., Белоусов Ю.Б. Оценка качества жизни при различных сердечно–сосудистых заболеваниях //Качественная клинич. практика.– 2002.– № 1.
10. Новик А.А. и соавт. Оценка качества жизни больного в медицине //Клин.мед., 2000. – № 2. – С. 10–13.
11. Новик А.А., Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. – СПб.: Издательский дом «Нева», М.: «ОЛМА–ПРЕСС Звездный мир», 2002. – 320 с.
12. Новик А.А., Ионова Т.И., Кайнд П. Концепция исследования качества жизни в медицине. – СПб.: «Элби», 1999. – 140 с.
13.Петров В.И., Седова Н.Н. Проблема качества жизни в биоэтике. – Волгоград: гос. учр. «Издатель», 2001. – 96 с.
14. Реболи М., Оппе С., Оппе М., Рэбин Р., Шенде А., Клиимпут И., Ф.де Шаро, Вильямс А. Определение отличий в параметрах качества жизни, связанного со здоровьем, и их соотношений в различных странах./ В сб.: Материалы Международной конференции «Исследование качества жизни в медицине». – С–Пб.:«Издательство Буковского», 2002. – С. 238–240.
15. Сабанов В.И., Грибина Л.Н., Багметов Н.П. Качество медицинской помощи на современном этапе: мнение медиков и пациентов //Качество и экономическая эффективность медицинской помощи населению. Научные труды науч–практ. конференции «Экономическая эффективность и развитие регионального здравоохранения». – М.: РИО ЦНИИОИЗ. – 2002. – С. 46–48.
16. Сулаберидзе Е.В. Проблемы реабилитации и качество жизни в современной медицине //Рос.мед.журнал. – 1996. – № 6. – С. 9–11.
17. Сыркин А.Л., Печорина Е.А., Дриницина С.В. Определение качества жизни у больных ишемической болезнью сердца – стабильной стенокардией напряжения // Клин.мед. – 1998. – № 6. – С. 52–58.
18. Филленбаум Г. Здоровье и благополучие пожилых. Подходы к многоаспектной оценке. – ВОЗ: Женева, 1987.
19. Шевченко Ю.Л. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 2000 году //Здравоохр. Рос. Федерации. – 2002. – № 1. – С. 15–18.
20. Шмелев Е.И., Беда М.В., Paul W. Jones и др. Качество жизни больных ХОБЛ.// Пульмонология. – 1998. №2. – С. 79–81.
21. Engel G.E. The clinical application of the biopsychosocial model. // Am. J.Psychiatry, 1980. –Vol. 137. – P. 535–543.
22. Fletcher A., Bulpitt C.I. // Quality of life and cardiovascular care. – 1985. – P.140–150.
23. Guyatt G.H., Feeny D., Patrick D. Proceedings of the international conference on the measurement of Quality of Life as an outcome in clinical trials: postscript. //Controlled Clin. Trials, 1991. –Vol. 12. – P. 266 –269.
24. Hunt S.M. The problem of quality of life //Quality of Life Research.–1997.–Vol.6.– Р. 205–210.
25. Jones P.W. Health status, quality of life and compliance. //Eur. Respir. Rev., 1998. – Vol.8. – № 56. – P. 243–246.
26. Jones P.W. Quality of life measurements for patients with diseases of the airways //Thorax. – 1991. – Vol. 46. – P. 676–682.
27. Jones P.W. Quality of life measurements; the value of standartization //Eur. Respir. Rev. – 1997. – Vol. 7, № 42. – P. 46–49.
28. Karnofsky D.F. Burchenal J. H. The clinical evaluation of chemotherapeutic agents in Cancer. //Maclead CM (ed). – Evaluation of chemotherapeutic agents. – USA, Columbia University Press, 1947. – P. 107–134.
29. Maslow A.H. Motivation and Personality. //New York, Harper & Brothers, 1954. – P. 241–246.
30. McSweeny A.J. et all. Life quality of patients with chronic obstructive pulmonary disease. Arch. Inten. Med., 1982. – v.142: P. 473–478.
31. Minaire P. Болезнь, нездоровье и здоровье: теоретические модели процесса снижения трудоспособности //Бюллетень ВОЗ. – 1992. – т.2–. –– № 3. – С. 54–60.
32. Skevington S.M. et all Selecting national items for the WHOQOL: conceptual and psychometric considerations. Soc.Sci.Med., 1999. – 48(4): 473–487.
33. The WHOQOL Croup. The World Heath Organization Quality of Life assessment (WHOQOL): position paper from the World Health Organization //Soc. Sci. Med. – 1995. – Vol. 41. – P. 1403–1409.
34. The WHOQOL Croup. Whoch Quality of life? //World Health Forum, 1996. – Vol. 17. – № 4. – P. 354–336.
35. Ware J., Sherbourne C. The MOS 36–item short–form health survey (SF–36) //Medical Care.–1992.–Vol.30.– P.473–483.
36. WHOQOL Croup. Whoch Quality of life? //World Health Forum, 1996. – Vol. 17. – № 4. – P. 354–336.

.

Поиск

 
Выпуск Название
 
Том 8, № 1(2) (2009) Качество жизни больных с менингиомами головного мозга до и после оперативного лечения Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
И. В. Чудакова, В. Н. Григорьева
"... Цель исследования - изучение качества жизни (КЖ) больных с менингиомами головного мозга (МГМ ..."
 
Том 8, № 3(2) (2009) Особенности течения хронической церебральной ишемии в старших возрастных группах в динамике восстановительной терапии в условиях специализированного медицинского центра Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Т. Ф. Попова, Л. А. Климова
"... расстройств, психоэмоциональными нарушениями и изменением качества жизни больных при хронической церебральной ..."
 
Том 8, № 4 (2009) Качество жизни: актуальность проблемы и характеристика качества жизни детей с бронхиальной астмой Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Е. Л. Тимошина, С. Б. Дугарова
"... качества жизни пациентов, а также приведены некоторые итоги изучения качества жизни детей при бронхиальной ..."
 
Том 4 (2005): Приложение 2 Влияние гастродуоденальной патологии на показатели качества жизни у детей Аннотация  DOC (Rus)  похожие документы
С. В. Рычкова
"... качества жизни у 97 детей с хроническим гастродуоденитом, а также изучение отношения родителей (cross-form ..."
 
Том 12, № 2 (2013) КОМПЬЮТЕРНОЕ БИОУПРАВЛЕНИЕ В ЛЕЧЕНИИ МИГРЕНИ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Л. Старикова
"... опросники качества жизни. Эффективность метода не зависит от выраженности тревоги и депрессии до лечения, но ..."
 
Том 11, № 4 (2012) Особенности качества жизни больных, получающих противотуберкулезную терапию препаратами резервного ряда Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Т. В. Пьянзова, Н. В. Лузина
"... При изучении влияния режима противотуберкулезной терапии на качество жизни (КЖ) у 55 больных ..."
 
Том 10, № 2 (2011) Влияние антигипертензивной терапии на качество жизни больных гипертонической энцефалопатией Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
О. В. Гаврилюк, В. В. Машин, Л. А. Белова, В. И. Горбунов, В. И. Рузов, Л. В. Назина
"... 30 испытуемых, соответствующих по возрасту и полу. Использованы оценка показателей качества жизни (КЖ ..."
 
Том 10, № 2 (2011) Динамика моторных и эмоциональных нарушений, качества жизни в восстановительном периоде инсульта Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. А. Чистякова, Н. Г. Катаева
"... , повышение качества жизни постинсультных пациентов в восстановительном периоде. ..."
 
Том 10, № 2 (2011) Качество жизни больных в остром периоде черепно-мозговой травмы под влиянием нейротрофической терапии Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Ю. В. Каракулова, Н. В. Селянина, О. А. Ерошина
"... статуса больных показало повышение уровня реактивной тревожности, снижение качества жизни по всем ..."
 
Том 9, № 4 (2010) Динамика показателей качества жизни при рассеянном склерозе Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Н. Карнаух, Ю. А. Луговцова, И. А. Барабаш
"... Исследовано качество жизни 94 больных рассеянным склерозом с использованием опросника SF-36 в ..."
 
Том 8, № 1(2) (2009) Личностные особенности пациента и качество жизни при мигрени Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Л. Старикова, О. С. Шубина
"... Детерминанты качества жизни (КЖ) при мигрени остаются не изученными. Обследовано 70 пациентов ..."
 
Том 8, № 3(2) (2009) Клинико-конституциональные особенности у пациентов с вегетативной дисфункцией и эмоциональными нарушениями Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Г. Воропай, О. Б. Доронина
 
Том 8, № 3(2) (2009) Психосоматические расстройства у женщин с климактерическим синдромом в ранний период постменопаузы Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Д. В. Ельчанинов, Л. В. Аккер, И. В. Смагина, А. О. Гридина
"... ситуативного или невротического генеза (у 30% пациенток). Показано улучшение связанного со здоровьем качества ..."
 
Том 19, № 1 (2020) Качество жизни при цервикальной дистонии Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
О. А. Дружинина, Н. Г. Жукова, Л. П. Шперлинг
"... Цель. Изучить физические и психологические составляющие качества жизни больных, страдающих ..."
 
Том 17, № 3 (2018) Ожирение и связанное со здоровьем качество жизни в этнических группах подростков, проживающих в сельских районах Республики Бурятия Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Л. В. Рычкова, А. В. Погодина, Ж. Г. Аюрова, Ю. Н. Климкина
"... Цель. Оценить влияние избыточного веса на связанное со здоровьем качество жизни (СЗКЖ) подростков ..."
 
Том 11, № 4 (2012) Качество жизни больных циррозом печени в зависимости от тонуса вегетативной нервной системы Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Л. П. Филиппова, Э. И. Белобородова, Е. В. Белобородова, А. С. Алексеева, Е. Г. Шепелева
"... В настоящее время в медицине большое внимание уделяется изучению качества жизни (КЖ) пациентов ..."
 
Том 10, № 2 (2011) Оценка качества жизни больных с наследственной нейропатией Шарко—Мари—Тута в Красноярском крае Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. А. Шнайдер, Е. В. Глущенко, Е. А. Козулина
"... Проведена оценка качества жизни больных с наследственной нейропатией Шарко—Мари—Тута в ..."
 
Том 10, № 2 (2011) Нарушения ходьбы при паркинсонизме. Новые возможности в диагностике, лечении и нейропротекции Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Д. В. Похабов, В. Г. Абрамов, Ю. В. Нестерова
"... темпоритмовой коррекции ходьбы, опросник качества жизни больных с болезнью Паркинсона (PDQ-39). Выявлено, что ..."
 
Том 9, № 2 (2010) Качество жизни при первичных цефалгиях и эффективность компьютерного биоуправления Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Л. Старикова
"... Детерминанты качества жизни (КЖ) при первичных цефалгиях остаются неизученными. Выявлена ..."
 
Том 8, № 2 (2009) Клинический подход к оценке качества жизни у больных сахарным диабетом типа 2 Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
О. Ядмаа, Ю. Г. Самойлова, Т. Ю. Кошевец
"... С целью оценки качества жизни (КЖ) обследовано 77 пациентов с сахарным диабетом типа 2 (СД-2 ..."
 
Том 8, № 3(2) (2009) Отдаленные результаты эмболизации артериовенозных мальформаций головного мозга гистоакрилом Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Е. С. Андреева, В. С. Панунцев, Н. Е. Иванова
"... . Установлено, что снижение качества жизни пациентов обусловлено когнитивными, двигательными нарушениями. ..."
 
Том 11, № 6 (2012) Качество жизни больных ишемической болезнью сердца: взаимосвязь с компонентами метаболического синдрома и маркерами системного воспаления Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
И. Д. Беспалова, В. В. Калюжин, Ю. А. Медянцев
"... Изучены взаимосвязи показателей качества жизни (КЖ) больных ишемической болезнью сердца (ИБС) с ..."
 
Том 18, № 4 (2019) Психическое здоровье детей-инвалидов: превентивный аспект Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
И. Е. Куприянова, Б. А. Дашиева, И. С. Карауш
"... . Для родителей использовались опросники качества жизни, шкалы тревоги Гамильтона, HADS, в группах ..."
 
Том 19, № 2 (2020) Ассоциация полиморфизма гена рецептора серотонина 2с с депрессией и показателями качества жизни у пациентов перед операцией коронарного шунтирования Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. А. Иноземцева, С. А. Помешкина, Ю. А. Аргунова, О. Л. Барбараш
"... оценка депрессии с помощью шкалы Бека, качества жизни с применением опросника SF-36, а также проводился ..."
 
Том 4, № 4 (2005) Трансформация саногенетических и патогенетических взаимоотношений после оперативного лечения дуоденальных язв Аннотация  DOC (Rus)  похожие документы
Г. К. Жерлов, Н. В. Рязанцева, С. П. Савченко
"... активности в период изгнания пищи; обеспечивается высокий уровень качества жизни. Ведущая роль в ..."
 
Том 4, № 4 (2005) Характеристика качества жизни больных тяжелой бронхиальной астмой Аннотация  DOC (Rus)  похожие документы
Т. В. Сметаненко, О. С. Кобякова
"... С целью изучить качество жизни (КЖ) при бронхиальной астме (БА) с помощью международных вопрсников ..."
 
Том 13, № 2 (2014) РОЛЬ НЕЙРОСПЕЦИФИЧЕСКИХ БЕЛКОВ В РАЗВИТИИ КОГНИТИВНЫХ ДИСФУНКЦИЙ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 1-ГО ТИПА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. В. Новосёлова, Ю. Г. Самойлова, Н. Г. Жукова, А. В. Латыпова
"... дисфункции, что в молодом возрасте приводит к снижению качества жизни. Когнитивный дефицит может быть ..."
 
Том 13, № 1 (2014) ОСОБЕННОСТИ КОХЛЕАРНОЙ ИМПЛАНТАЦИИ У ПОЖИЛЫХ ПАЦИЕНТОВ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. В. Староха, А. В. Балакина, М. М. Литвак, А. Э. Книпенберг, Н. В. Щербик, А. И. Дружинин
"... звуковом поле. Кроме того, с целью оценки качества жизни представителям указанной группы предлагалось ..."
 
Том 12, № 6 (2013) КАЧЕСТВО ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ С МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ: ВЗАИМОСВЯЗЬ С МАРКЕРАМИ СИСТЕМНОГО ВОСПАЛЕНИЯ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
И. Д. Беспалова, В. А. Бычков, В. В. Калюжин, Н. В. Рязанцева, Ю. А. Медянцев, И. А. Осихов, Б. Ю. Мурашев
"... Цель исследования – изучить взаимосвязь активности системного воспалительного ответа с качеством ..."
 
Том 8, № 4(2) (2009) Характеристика качества жизни женщин различного возраста в зависимости от степени опущения внутренних половых органов Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Л. И. Кох, Т. Н. Дорош, С. К. Ким
"... Изучено качество жизни (КЖ) 115 пациенток в возрасте 31—75 лет с различной степенью опущения ..."
 
Том 16, № 2 (2017) Психологические дисфункции у женщин с бронхиальной астмой Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Г. Астафьева, Д. Ю. Кобзев, Г. Н. Стрилец, И. В. Гамова, И. А. Перфилова, Е. Н. Удовиченко
"... Questionnaire 5 items-self-administered (ACQ-5), качества жизни – опросники Asthma Quality of Life Questionnaire ..."
 
Том 16, № 2 (2017) Значение медицинской реабилитации при бронхолегочном синдроме у больных с дисплазией соединительной ткани Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. В. Вершинина, Г. И. Нечаева, А. А. Хоменя, А. С. Исаева, И. А. Ратынская, И. Д. Анайко, О. А. Фороносова
"... через 12 мес, после двух курсов медицинской реабилитации в центре ДСТ. Для оценки качества жизни ..."
 
Том 11, № 6 (2012) Клиническая и социальная эффективность лечения острых лимфобластных лейкозов у детей Омской области за период 1993—2011 гг. Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. Н. Коцкая, Н. С. Осмульская, Н. Ю. Власенко
"... пациентов, социальная эффективность (качество жизни) — у 32 пациентов. Вероятность выживаемости (метод ..."
 
Том 9, № 2 (2010) Использование биоуправления в реабилитации больных с хронической ртутной интоксикацией Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. П. Дьякович, П. В. Казакова, Е. В. Катаманова, Д. В. Русанова
"... , отдельные субшкалы качества жизни, функциональное состояние центральных афферентных проводящих структур ..."
 
Том 5, № 4 (2006) Послеоперационная реабилитация больных с узловым коллоидным зобом Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Г. К. Жерлов, Н. П. Резанцева, Д. В. Зыков, А. В. Карпович, Т. Г. Жерлова
"... нетрудоспособности и улучшить качество жизни пациентов. ..."
 
Том 5, № 4 (2006) Влияет ли интраоперационное облучение на качество жизни больных раком легкого? Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Б. С. Ходкевич, А. А. Завьялов, С. В. Миллер
"... Проведено исследование качества жизни больных раком легкого, получивших во время стандартных ..."
 
Том 19, № 3 (2020) Отдаленные результаты и качество жизни у пациентов с множественными церебральными аневризмами после эндоваскулярного лечения Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. А. Олейник, Н. Е. Иванова, С. А. Горощенко, Е. А. Олейник, А. Ю. Иванов
"... множественных церебральных аневризм (МнА) в отдаленном послеоперационном  периоде с учетом качества жизни ..."
 
1 - 37 из 37 результатов

ПРИМЕНЕНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКОГО И НЕСПЕЦИФИЧЕСКОГО ОПРОСНИКОВ ДЛЯ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ПАЦИЕНТОВ С ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ КИШЕЧНИКА | Шкляев

1. Афанасьева Е.В. Оценка качества жизни, связанного со здоровьем. Качественная клиническая практика. 2010; 1: 36-38. Afanasyeva E.V. The evaluation of life quality associated with health. Qualitative clinical practice. 2010; 1: 36-38.

2. Барышникова Н., Белоусова Л., Петренко В. и др. Оценка качества жизни гастроэнтерологических больных. Врач. 2013; 7: 62-65. Baryshnikova N., Belousova L., Petrenko V. et al. Assessment of quality of life in gastroenterology patients. 2013; 7: 62-65.

3. Бердникова Л.В., Добротина И.С., Боровков Н.Н. Влияние артериальной гипертензии на качество жизни больных бронхиальной астмой. Архивъ внутренней медицины. 2012; 2(4): 71-75. Berdnikova L.V., Dobrotina I.S., Borovkov N.N. The influence of hypertension on quality of life of patients with bronchial asthma. Archives of internal medicine. 2012; 2(4): 71-75.

4. Гульнева М.Ю., Носков С.М., Носкова Т.С. и др. Качество жизни и микробиоценоз кишечника больных ревматоидным артритом. Архивъ внутренней медицины. 2014; 4(18): 17-20. Gulneva M.Y., Noskov S.M., Noskova T.S. et al. The quality of life and the microbiocenosis of patients with rheumatoid arthritis. Archives of internal medicine. 2014; 4 (18): 17-20.

5. Каратаева О.В., Панова Е.И., Цыпленкова Н.С. и др. Влияние ожирения на качество жизни у мужчин трудоспособного возраста с артериальной гипертензией. Архивъ внутренней медицины. 2015; 1(21): 41-45. Karatayeva O.V., Panova E.I., Tsyplenkova N.S. et al. The impact of obesity on quality of life among men of able-bodied age with arterial hypertension. Archives of internal medicine. 2015; 1 (21): 41-45.

6. Кононова Н.Ю., Иванова И.Л., Чернышова Т.Е. Анализ показателей качества жизни у пациентов с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Архивъ внутренней медицины. 2015; 3(23): 23-25. Kononova N.Yu., Ivanova I.L., Chernyshova T.E. Analysis of the quality of life in patients with undifferentiated connective tissue dysplasia. Archives of internal medicine. 2015; 3 (23): 23-25.

7. Новик А.А., Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. Спб.: Нева, 2002; 298 с. Novik A.A., Ionova T.I. Guide to the study of quality of life in medicine. SPb.: Neva, 2002; 298 p.

8. Andrews E.B. et al. Prevalence and Demographics of Irritable Bowel Syndrome: Results from a Large Web-Based Survey. Al. Pharmacol. Ther. 2005; 22 (10): 935–942.

9. Brandt L.N. et al. American College of Gastroenterology Functional Gastrointestinal Disorders Task Force. An Evidence Based Approach to the Management of Chronic Constipation in North America. Am. J. Gastroenterol. 2005; 100: 1–21.

10. Coffin B. et al. Relationship between severity of symptoms and quality of life in 858 patients with irritable bowel syndrome. Gastroenterol. Clin. Biol. 2004; 28 (1): 11-15.

11. Fink P., Rosendal M. Recent Developments in the Understanding and Management of Functional Somatic Symptoms in Primary Care. Curr. Opin. Psychiatry. 2008; 21 (2): 182-188.

Ответственность врача за качество жизни пациентов | Журнал этики

Одна из задач современной медицины - стремиться к тому, чтобы качество жизни пациентов было, по крайней мере, не хуже, когда они покидают нашу опеку, чем когда они поступили, и, в лучшем случае, было лучше, согласно признанному индексу. показатели качества. Безусловно, врачи, которые лечат пациентов с опасными для жизни состояниями, совершенно справедливо сосредотачиваются на введении терапевтических мер для сохранения жизни, и часто они не могут справиться с влиянием медицинской помощи на качество жизни (КЖ) до тех пор, пока не будут спасены жизни. вмешательство.Социальные факторы (например, бедность, питание, жилье, поддержка других) существенно влияют на образ жизни людей и то, как они получают удовольствие и ценность от своей жизни, и, хотя они влияют на лечение, в конечном итоге врачи могут не повлиять на них.

Это наблюдение не должно означать, что врачи либо анодируют, либо сознательно игнорируют условия жизни, которые во многом определяют жизненный опыт человека и удовольствие, получаемое от жизни. Воспринимаемая неспособность влиять на то, что может показаться трудноизлечимым социальным недугом за пределами клиники и за пределами медицины, не является оправданием для отказа от попытки.Принимая во внимание все это, мы можем затем спросить, несут ли врачи, работающие с пожилыми людьми, ответственность за обеспечение качества жизни своих пациентов в той степени, в которой это является разумным с физической или финансовой точки зрения.

Продление жизни

Медицина добилась выдающихся успехов в продлении жизни американцев; «С 1900 по 2004 год ожидаемая продолжительность жизни при рождении увеличилась с 46 до 75 лет для мужчин и с 48 до 80 лет для женщин» [1]. Как следствие, процент U.Население С. старше 65 лет за тот же период выросло с 4,1 до 12,4 процента [2].

В этом свете мы можем задать несколько фундаментальных этических вопросов. Должны ли врачи заботиться только о лечении болезней (т. Е. О продлении жизни), или у нас также есть вытекающая из этого социальная ответственность пытаться обеспечить максимально возможное качество дополнительных лет, которые медицина дала нашим пациентам? На этот вопрос утвердительно ответили Мишель и его коллеги, которые считают, что врачи теперь сталкиваются с двойной задачей: помочь сохранить приемлемое качество жизни и управлять хроническими заболеваниями среди стареющего населения в западных обществах [3].Это подводит нас к следующему вопросу: если такая ответственность существует или должна быть, как ее можно реализовать? Если мы утверждаем, что имеем незначительное влияние на социальные факторы, которые так сильно влияют на качество жизни, особенно для очень молодых и очень старых, тогда мы должны столкнуться с гораздо более серьезным и сложным вопросом: должны ли мы воздерживаться от предложения определенных жизненно важных ( или спасающие жизнь) методы лечения, когда мы знаем, что в результате продолжительное существование пациента может не быть «жизнью, достойной того, чтобы жить»?

Конечно, врачи, сознательно или бессознательно, все время принимают во внимание социальные факторы и качество жизни, принимая решение о том, следует ли начинать или даже продолжать терапию, которая может продлить биологическую жизнь, хотя и не обязательно улучшить ее.Если кто-то ухаживает за пожилым, частично сумасшедшим мужчиной с рецидивирующим уросепсисом и большой пролежневой язвой 3 или 4 стадии, который живет в доме престарелых с неблагоприятными условиями проживания и заботой, как мы помогаем ему или улучшаем его качество жизни, излечивая его инфекцию? и залечить его рану, только чтобы отправить его обратно в среду, которая изначально способствовала возникновению проблем? Естественно, мы сделали бы все возможное, чтобы увидеть, можно ли поместить его в более здоровую обстановку, но суть в том, что нам, вероятно, не удастся найти для него дом, который был бы значительно лучше оригинала, учитывая ресурсы, доступные для его ухода [4].Само собой разумеется, что решение о качестве жизни пациента - предпочел бы он умереть или жить в описанных условиях - принадлежит пациенту и его семье. Это не решать врачу.

Это частый и драматический пример. Мы также можем рассмотреть некоторые не менее важные немедицинские факторы, влияющие на качество жизни, такие как социальные связи, активность и физическая независимость. Сложная взаимосвязь между органическими заболеваниями и личным благополучием широко задокументирована, как, например, данные, свидетельствующие о том, что женатые люди живут дольше и остаются более самодостаточными, чем их неженатые сверстники (как холостые, так и овдовевшие) [5].Можем ли мы провести значимое различие между нашей обязанностью обеспечить пациентам необходимые средства для получения лекарств или других методов лечения, которые мы прописываем, и нашей обязанностью следить за социальными факторами и средой, которые так сильно способствуют успеху, которого мы надеемся достичь с помощью медицинское вмешательство?

Такая титаническая задача может оказаться за пределами возможностей или возможностей врачей при отсутствии обязательства со стороны общества предоставить адекватные ресурсы для ухода за стареющим населением. Это не должно останавливать нас от попыток изменить социальную политику, которая напрямую влияет на качество жизни пациентов; несомненно, одним из ярких примеров является плохое состояние учреждений по уходу за престарелыми.Но нам, возможно, придется признать, что, хотя у нас есть некоторая власть влиять на немедленные результаты, наша способность влиять на распространенные социальные проблемы, влияющие на отдельных пациентов, может ограничиваться дверью клиники. Это может быть реальностью для медицинской практики в обществе, которое не считает здравоохранение гарантированным правом и еще не решило серьезно многие социальные проблемы, которые усугубляют страдания, связанные с болезнью. В этих обстоятельствах мы, возможно, захотим задать тревожный с моральной точки зрения вопрос: не лучше ли, даже более сострадательно, предложить не лечить, даже если это возможно, если лечение приводит к продлению страданий и снижению качества жизни.Этот бездушный вопрос должен прозвучать как настойчивый призыв к врачам осознать свою роль в разработке и формировании социальной политики, которая влияет на наших пациентов и способствует успеху нашего лечения за пределами клиники.

Список литературы

  1. Национальный центр статистики здравоохранения. Health, Соединенные Штаты, 2007 г. С таблицей тенденций в области здоровья американцев .Хяттсвилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2007. http://www.cdc.gov/nchs/data/hus/hus07.pdf. Доступ 2 мая 2008 г.

  2. He W, Sengupta M, Velkoff VA, DeBarros KA. 65+ в США: 2005 г. Хяттсвилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2007. http://www.census.gov/prod/2006pubs/p23-209.pdf. Доступ 2 мая 2008 г.

  3. Мишель Дж. П., Ньютон Дж. Л., Кирквуд ТБ.Медицинские проблемы повышения качества более долгой жизни. ЯМА . 2008; 299 (6): 688-690.
  4. Wunderlich GS, Kohler PO. Повышение качества долгосрочного ухода. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001.

  5. Гарднер Дж., Освальд А. Как деньги, брак и стресс влияют на смертность? Дж. Экон. Здоровья . 2004; 23 (6): 1181-1207.

Цитата

Виртуальный наставник. 2008; 10 (6): 401-403.

DOI

10.1001 / virtualmentor.2008.10.6.msoc1-0806.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Филип М.Розофф, доктор медицины , является директором по клинической этике в больнице Университета Дьюка и преподавателем Центра биоэтики, гуманитарных наук и истории медицины Трентского медицинского факультета Университета Дьюка в Дареме, Северная Каролина. Он является членом отделения гематологии-онкологии педиатрического отделения Герцога и имеет второстепенное назначение в медицинском отделении.

Измеряя неизмеримое? Качество жизни и принятие медицинских решений | Журнал этики

Традиционные объективные показатели клинического успеха и эффективности, на основе которых врач принимал решения о лечении в последние десятилетия, основывались на количественных параметрах, таких как уровень смертности или продолжительность жизни, биологические или физиологические показатели или улучшение клинических данных.Однако в последнее время произошла смена парадигмы: традиционные объективные измерения и суждения врача заменяются оценками пациентами физического функционирования и общего состояния здоровья как основных факторов в процессе принятия решений и оценки успеха лечения [ 1,2]. Это изменение сопровождалось философским сдвигом в мышлении, связанном со здоровьем: в то время как предыдущее медицинское мышление делало упор на болезнь и было сосредоточено на оценке состояния здоровья врачом, это новое направление мысли делает упор на здоровье, функционирование и благополучие, которые сосредоточены вокруг того, как пациент справляется с трудностями. ресурсы и оценка здоровья [3-7].Работа врачей, как сказал профессор М. Салливан из Вашингтонского университета, состоит в том, чтобы «сосредоточить внимание на жизни пациентов, а не на их телах» [8].

Этот сдвиг парадигмы возник в результате осознания того, что ни объективные медицинские результаты, ни мы, врачи, не можем однозначно сказать, что лучше для пациента. Принимая участие в принятии клинических решений, врачи, как правило, ценят в первую очередь информацию о влиянии лечения на физиологическое функционирование и прогрессирование заболевания, а не информацию о влиянии на качество жизни пациента [9-11].Однако, не имея представления о том, как пациент оценивает качество своей жизни в настоящее время, врачи не могут определить, какое лечение принесет наибольшую пользу пациенту [12–13]. То, что мы считаем лучшим для пациента, неизбежно должно включать в себя компонент качества жизни, потому что то, что мы называем лечением по медицинским показаниям, предполагает определенные ценности и определенные стандарты качества жизни, которые не могут быть верными для каждого пациента. Вопросы качества жизни имеют место не только в экстремальных медицинских ситуациях, таких как прекращение лечения у новорожденных с тяжелыми формами инвалидности или у пациентов со стойким вегетативным состоянием, но и являются частью каждого рассмотрения лечения каждым врачом в повседневной клинической жизни.В этом выпуске Virtual Mentor исследуются тонкие аспекты качества жизни, а также философские утверждения об измерении такого восприятия и практические аспекты использования рейтингов качества жизни при попытке распределения ресурсов.

Наши клинические случаи иллюстрируют важность рассмотрения вопросов качества жизни в начале, в середине и в конце жизни. Вопрос о том, как определенные состояния здоровья и методы лечения влияют на качество нашей жизни на протяжении многих лет: как мы, например, должны принять решение о лечении, которое, по статистике, приносит пользу, но может ухудшить качество нашей успешной, занятой жизни во взрослом возрасте в течение многих лет. наши лучшие годы?

При принятии клинических решений качество жизни служит не только этическим ориентиром, но и действенным и надежным эмпирическим показателем состояния здоровья, дополняющим традиционные объективные измерения.Клиническая жемчужина иллюстрирует роль, которую показатели качества жизни играют как в клинических исследованиях, так и особенно в индивидуальных отношениях между пациентом и врачом и в процессе принятия решений.

Одна из основных проблем, с которыми врачи сталкиваются при оценке качества жизни, заключается в том, что многие пациенты с серьезными и стойкими нарушениями здоровья сообщают, что их качество жизни хорошее или отличное, тогда как внешним наблюдателям кажется, что эти люди имеют снижение качества жизни.Две статьи, исследующие этот парадокс инвалидности [14], подвергаются критике здесь тремя исследователями. После этих обсуждений мы пригласили автора одной из целевых статей ответить на критику.

В попытке штата Орегон охватить большее количество людей своим планом Medicaid, финансируемым государством, и найти этически оправданный способ справедливого распределения скудных ресурсов здравоохранения, была использована концепция лет жизни с поправкой на качество (QALY). Вопрос об использовании подхода QALY как основы эффективной и справедливой системы распределения медицинских услуг анализируется тремя авторами; с точки зрения общественного здравоохранения и философии, а также с точки зрения его практического использования в качестве инструмента политики.

При рассмотрении всей проблемы, похоже, возникает конкретная дилемма, связанная с оценкой качества жизни: с одной стороны, врачи неявно используют показатели качества жизни при принятии решений о лечении, а также интегрируют собственную оценку состояния здоровья пациентов. в принятие клинических решений. С другой стороны, идея о том, что можно измерить качество жизни, кажется бессвязной или, по крайней мере, ошибочной, переменные которой врачу очень трудно анализировать, контролировать и, таким образом, интегрировать в принятие клинических решений.

Так как, по вашему мнению, мы должны решить эту дилемму? Должны ли мы отказаться от оценок качества жизни как действенного и многообещающего клинического инструмента, или мы должны продолжать поиск конкретных показателей заболевания и популяций, которые могут помочь нам интегрировать интересы пациента в процесс принятия клинических решений? Прочтите этот выпуск и решите сами.

Список литературы

  1. Эбботт Дж. А., Хаве Дж., Гарри Р.Качество жизни следует рассматривать как основной результат оценки успеха аблации эндометрия. J Am Assoc Gynecol Laparosc . 2003; 10 (4): 491-495.
  2. Бомбардье К. Оценка результатов при оценке лечения заболеваний позвоночника. Вступление. Позвоночник . 2000; 25 (24): 3097-3099.
  3. Гринфилд С., Нельсон Э.Последние разработки и будущие проблемы в использовании мер оценки состояния здоровья в клинических условиях. Мед Уход . 1992; 30 (5 доп.): MS23-41.
  4. Холлнагель Х., Мальтеруд К. Перенос внимания с объективных факторов риска на самооценку здоровья пациентов: клиническая модель для общей практики. Фам Практ . 1995; 12 (4): 423-429.
  5. Нельсон Н.Д., Трейл М, Ван Дж. Н., Аппель С.Х., Лай ЕС. Качество жизни пациентов с боковым амиотрофическим склерозом: восприятие, ресурсы совладания и характеристики болезни. Дж Паллиат Мед . 2003; 6 (3): 417-424.
  6. Bovier PA, Chamot E, Perneger TV. Воспринимаемый стресс, внутренние ресурсы и социальная поддержка как детерминанты психического здоровья молодых людей. Качество жизни . 2004; 13 (1): 161-170.
  7. Hesselink AE, Penninx BW, Schlosser MA и др. Роль ресурсов и стиля совладания в качестве жизни пациентов с астмой или ХОБЛ. Качество жизни . 2004; 13 (2): 509-518.
  8. Салливан М. Новая субъективная медицина: взгляд пациента на заботу о здоровье и здоровье. Социальная наука и медицина . 2003; 56 (7): 1595-1604.
  9. Ван дер Молен Т., Питерс В., Беллами Д., Тейлор Р. Измерение успеха лечения хронической обструктивной болезни легких - перспективы пациента, врача и плательщика медицинских услуг. Респир Мед . 2002; 96 (Дополнение C): S17-21.
  10. Рамекерс Э. Использование данных о состоянии здоровья для информирования при принятии решений: точка зрения пациента. Фармакоэкономика . 2001; 19 (Дополнение 2): 53-55.
  11. Соломон М.Дж., Пейджер С.К., Кешава А. и др. Чего хотят пациенты? Предпочтения пациентов и принятие суррогатных решений при лечении колоректального рака. Диск прямой кишки . 2003; 46 (10): 1351-1357.
  12. Уилсон И.Б., Клири П.Д. Связь клинических переменных с качеством жизни, связанным со здоровьем.Концептуальная модель результатов лечения пациентов. ЯМА . 1995; 273 (1): 59-65.
  13. Бошам Т., Чилдресс Дж. Принципы биомедицинской этики . 5-е изд. Нью-Йорк, Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2001: 113-164.

  14. Альбрехт Г.Л., Девлигер П.Дж. Парадокс инвалидности: высокое качество жизни вопреки всему. Социальная наука и медицина .1999; 48 (8): 977-988.

Цитата

Виртуальный наставник. 2005; 7 (2): 133-135.

DOI

10.1001 / virtualmentor.2005.7.2.fred1-0502.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Маттис Синофзик изучает медицину и философию. Он является научным сотрудником отдела этики и докторантом отделения когнитивной неврологии Института клинических исследований мозга Херти при Тюбингенском университете.

Концепции

HRQOL | CDC

Почему важно качество жизни?

Качество жизни важно для всех.Хотя Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) еще полвека назад определила здоровье очень широко, здоровье в Соединенных Штатах традиционно измерялось узко и с точки зрения дефицита, часто с использованием показателей заболеваемости или смертности. Но здоровье рассматривается сообществом общественного здравоохранения как многомерная конструкция 1 , которая включает физическую, умственную и социальную сферы.

Поскольку достижения медицины и общественного здравоохранения привели к излечению и более эффективному лечению существующих заболеваний и отсроченной смертности, было логично, что те, кто измеряет результаты в отношении здоровья, начнут оценивать здоровье населения не только на основе спасения жизней, но и с точки зрения улучшения качества жизни.

Начало страницы

Что такое качество жизни?

Качество жизни (QOL) - это широкое многомерное понятие, которое обычно включает субъективные оценки как положительных, так и отрицательных аспектов жизни. 2 Что затрудняет измерение, так это то, что, хотя термин «качество жизни» имеет значение почти для всех и каждой учебной дисциплины, отдельные лица и группы могут определять его по-разному. Хотя здоровье является одной из важных областей общего качества жизни, существуют и другие области, например, работа, жилье, школы, район.Аспекты культуры, ценностей и духовности также являются ключевыми областями общего качества жизни, что усложняет его измерение. Тем не менее, исследователи разработали полезные методы, которые помогли концептуализировать и измерить эти многочисленные области и то, как они соотносятся друг с другом.

Начало страницы

Что такое качество жизни, связанное со здоровьем?

Концепция качества жизни, связанного со здоровьем (HRQOL), и его детерминанты развивались с 1980-х годов, чтобы охватить те аспекты общего качества жизни, которые, как можно убедительно продемонстрировать, влияют на здоровье - физическое или психическое. 3-6

  • На индивидуальном уровне HRQOL включает восприятие физического и психического здоровья (например, уровень энергии, настроение) и их корреляты, включая риски и состояния здоровья, функциональный статус, социальную поддержку и социально-экономический статус.
  • На уровне сообщества HRQOL включает ресурсы, условия, политику и практику на уровне сообщества, которые влияют на восприятие здоровья и функциональное состояние населения.
  • На основе синтеза научной литературы и рекомендаций партнеров по общественному здравоохранению CDC определила HRQOL как «физическое и психическое здоровье человека или группы людей с течением времени.” 3

Конструкция HRQOL позволяет агентствам здравоохранения законно рассматривать более широкие области здоровой государственной политики вокруг общей темы в сотрудничестве с более широким кругом партнеров в области здравоохранения, включая агентства социальных услуг, специалистов по планированию сообществ и бизнес-группы. 7

вопросов HRQOL стали важным компонентом эпиднадзора за общественным здоровьем и обычно считаются достоверными индикаторами неудовлетворенных потребностей и результатов вмешательства. Самостоятельная оценка состояния здоровья также является более мощным предиктором смертности и заболеваемости, чем многие объективные показатели здоровья. 9-10 Показатели HRQOL позволяют с научной точки зрения продемонстрировать влияние здоровья на качество жизни, выходя далеко за рамки старой парадигмы, которая ограничивалась тем, что можно увидеть под микроскопом.

Начало страницы

Почему важно отслеживать HRQOL?

Сосредоточение внимания на HRQOL в качестве результата может преодолеть границы между дисциплинами, а также между социальными, психическими и медицинскими услугами. Несколько недавних изменений в федеральной политике подчеркивают необходимость измерения HRQOL в дополнение к традиционным измерениям заболеваемости и смертности, применяемым общественным здравоохранением. Здоровые люди 2000, 2010 и 2020 годы определили улучшение качества жизни как центральную цель общественного здравоохранения.

  • HRQOL связано как с хроническими заболеваниями, о которых сообщают сами пациенты (диабет, рак груди, артрит и гипертония), так и с их факторами риска (индекс массы тела, отсутствие физической активности и статус курения). 3
  • Измерение HRQOL может помочь определить бремя предотвратимых заболеваний, травм и инвалидности, а также может предоставить новые ценные сведения о взаимосвязи между HRQOL и факторами риска.
  • Измерение HRQOL поможет отслеживать прогресс в достижении целей в области здравоохранения нации.

Анализ данных эпиднадзора за качеством жизни и качеством жизни может выявить подгруппы с относительно плохим восприятием здоровья и помочь направить меры по улучшению их ситуации и предотвращению более серьезных последствий. Интерпретация и публикация этих данных может помочь выявить потребности в политике и законодательстве в области здравоохранения, помочь распределить ресурсы на основе неудовлетворенных потребностей, направить разработку стратегических планов и контролировать эффективность широких вмешательств на уровне сообщества.

Начало страницы

Как можно измерить HRQOL?

В начале 1990-х годов Отдел CDC по охране здоровья взрослых и местных сообществ, Программа профилактики инвалидности, Программа по охране здоровья женщин, Лаборатория разработки вопросников Национального центра статистики здравоохранения и Офис программы эпидемиологии работали над разработкой и проверкой компактного набора мер, которые устанавливаются государствами и сообществами. можно использовать для измерения HRQOL. 8 Это меры Healthy Days, интегрированный набор общих вопросов о недавнем воспринимаемом состоянии здоровья и ограничениях активности.На основе синтеза научной литературы и рекомендаций партнеров по общественному здравоохранению CDC определил HRQOL как «физическое и психическое здоровье человека или группы людей с течением времени». 3

Узнайте больше о том, как CDC измеряет HRQOL на странице "Методы и измерения".

Начало страницы

Ресурсы

Начало страницы

Список литературы

  1. Преамбула Устава Всемирной организации здравоохранения, принятого Международной конференцией здравоохранения, Нью-Йорк, 19-22 июня 1946 г .; подписано 22 июля 1946 года представителями 61 государства (Официальные отчеты Всемирной организации здравоохранения, № 2, с.100) и вступил в силу 7 апреля 1948 года.
  2. Группа WHOQOL. Оценка качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL). Развитие и психометрические свойства. Soc Sci Med 1998; 46: 1569-1585.
  3. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Измерение дней здоровья: оценка населением качества жизни, связанного со здоровьем. Центры по контролю и профилактике заболеваний , Атланта, Джорджия 2000.
  4. Gandek B, Sinclair SJ, Kosinski M, Ware JE Jr. Психометрическая оценка исследования состояния здоровья SF-36 в рамках управляемой медицинской помощи Medicare. Health Care Financ Rev 2004; 25 (4): 5-25.
  5. McHorney CA. Методы оценки состояния здоровья взрослых: прошлые достижения и будущие направления. Annual Rev Public Health 1999; 20: 309-35.
  6. Селим А.Дж., Роджерс В., Флейшман Д.А., Циан С.Х., Финке Б.Г., Ротендлер Дж.А., Казис Л.Е. Обновлен стандарт населения США для обследования состояния здоровья ветеранов RAND, состоящего из 12 пунктов (VR-12). Качество жизни . 2009; 18 (1): 43-52.
  7. Kindig DA, Booske BC, Remington PL.Мобилизация действий в интересах здоровья населения (MATCH): показатели, стимулы и партнерства для здоровья населения. Предыдущий хронический диск 2010; 7 (4). http://www.cdc.gov/pcd/issues/2010/jul/10_0019.htm.
  8. Hennessy CH, Moriarty DG, Zack MM, Scherr PA, Brackbill R. Измерение качества жизни, связанного со здоровьем, для наблюдения за общественным здоровьем. Public Health Rep 1994; 109 (5): 665–672.
  9. Dominick KL, Ahern FM, Gold CH, Heller DA. Связь качества жизни, связанного со здоровьем, с обращением за медицинской помощью и смертностью среди пожилых людей. Aging Clin Exp Res 2002; 14 (6): 499–508.
  10. DeSalvo KB, Bloser N, Reynolds K, He J, Muntner P.J. Прогнозирование смертности с помощью одного общего вопроса о состоянии здоровья. Метаанализ. Gen Intern Med 2006; 21 (3): 267-75.

Начало страницы

Качество жизни

Термин Качество жизни часто используется в то время, когда пациенты, семьи и медицинские работники пытаются понять влияние серьезного заболевания.С качеством жизни связаны два ключевых понятия:

  1. Она многомерна и включает в себя физические, социальные, психологические и духовные измерения.
  2. Это действительно может быть определено только вами, пациентом.

Хотя члены семьи, врачи и другие медицинские работники могут делать важные наблюдения, исследования неизменно показывают важные различия между тем, как пациенты и их окружение интерпретируют вопрос: каково ваше качество жизни?

Оценка качества жизни может рассматриваться как обзор мира пациента.Ваш врач может задать вам следующие общие вопросы:

Физическая функция

  • Вы испытываете боль или другие неприятные симптомы?
  • Как болезнь влияет на вашу повседневную деятельность?

Социальные взаимодействия

  • Как вы ладите с семьей и друзьями из-за болезни?
  • Есть ли что-то, что вам нравится делать, но мешает ли ваша болезнь?

Психологическое благополучие

  • Вы беспокоились или грустили из-за своей болезни?
  • Как вы справляетесь со своей болезнью?

Духовные или экзистенциальные заботы

  • Как болезнь повлияла на ваши религиозные убеждения?
  • Вы задаетесь вопросом, что все это означает?

Сумма этих вопросов даст вам и вашему врачу «снимок» вашего мира.Этот снимок помогает вашим врачам и членам вашей семьи понять, что для вас важно в данный момент. Понимание элементов вашего переживания болезни, которые снижают качество вашей жизни, помогает сосредоточить медицинскую помощь и лечение. Также становятся ясными ваши цели и желания, что имеет решающее значение для принятия важных решений о вашем уходе.

По материалам: Chang V and Weissman, D. Fast Facts and Concepts № 51 Качество жизни, сентябрь 2006 г.
Ресурсный центр по физическому воспитанию в конце жизни www.eperc.mcw.edu

Показатели качества жизни в здравоохранении и медицинской этике

Библиографические ссылки:

Андерсон, Джон П., et al. (1986). «Классифицирующая функция для оценки состояния здоровья и качества жизни», Medical Care , 24, 454–71.

Анна, Джордж и Гланц, Леонард (1986). «Право пожилых пациентов на отказ от поддерживающего жизнь лечения», Milbank Quarterly , vol.64, доп. 2 95–162.

Аррас, Джон (1984). «К этике двусмысленности», Отчет Гастингс-центра , 14 (апрель), 25–33.

Бошам, Том Л. и Чилдресс, Джеймс Ф. (1979). Принципы биомедицинской этики . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Берг, Роберт Л. (1986). «Забытые аспекты качества жизни», Health Services Research , 21 , 391–5.

Бергнер, Мэрилин, и др. (1976). «Профиль воздействия болезни: концептуальная формулировка и методология разработки показателей состояния здоровья», International Journal of Health Services , 6, 393–415.

—— (1981). «Профиль воздействия болезни: разработка и окончательный пересмотр показателей состояния здоровья», Medical Care , 19, 787–805.

Бурс, Кристофер (1975). «О различии между болезнью и недугом», Philosophy and Public Affairs , 5, 49–68.

—— (1977). «Здоровье как теоретическая концепция», Философия науки , 44.

Бреслоу, Лестер (1972). «Количественный подход к определению здоровья Всемирной организацией здравоохранения: физическое, психическое и социальное благополучие», International Journal of Epidemiology , 1, 347–55.

(стр.129) Брок, Дэн В. (1973). «Последние работы в утилитаризме», American Philosophical Quarterly , 10, 241–76.

—— (1983). «Патернализм и продвижение добра», в Рольф Сарториус (ред.), Патернализм . Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

—— (1986). «Ценность продления человеческой жизни», Philosophical Studies , 50, 401–28.

—— (1987). «Информированное согласие», Том Риган и Дональд ВанДеВир (ред.), Health Care Ethics . Филадельфия: издательство Temple University Press.

—— (1988).«Патернализм и автономия», Этика , 98, 550–65.

Бьюкенен, Аллен (1988). «Предварительные инструкции и проблема личной идентичности», Philosophy and Public Affairs 17, 277–302.

—— и Брок, Дэн В. (1986). «Решение для других», Milbank Quarterly , vol. 64, доп. 2 17–94.

———— (1989). Принятие решений за других . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Каллахан, Дэниел (1987). Пределы настройки . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Калман, К. С. (1984). «Качество жизни онкологических больных: гипотеза», Journal of Medical Ethics, , 10, 124–7.

Caplan, Arthur L., et al. (1981). Концепции здоровья и болезней: междисциплинарные перспективы . Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Чен, Милтон М., Буш, Дж. У., и Патрик, Дональд Л. (1975). «Социальные показатели для планирования здравоохранения и анализа политики», Policy Sciences , 6, 71–89.

Коэн, Карл (1982). «О качестве жизни: некоторые философские размышления», Circulation , vol. 66 доп. 3 29–33.

Крибб, Алан (1985). «Качество жизни: ответ К. К. Калмана», Journal of Medical Ethics , 11, 142–5.

Дэниэлс, Норман (1985). Справочная служба здравоохранения . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Комод, Ребекка (1986). «Жизнь, смерть и некомпетентные пациенты: концептуальные недостатки и скрытые ценности в законе», Arizona Law Review , 28, 373–405.

От редакции (1986). «Оценка качества жизни в клинических испытаниях», Acta Medica Scandia , 220, 1–3.

Эдлунд, Мэтью и Танкреди, Лоуренс (1985).«Качество жизни: идеологическая критика», Перспективы биологии и медицины , 28, 591–607.

Эльстер, Джон (1982). «Кислый виноград: утилитаризм и происхождение желаний», в Amartya Sen and Bernard, Williams (ред.), Utilitarism and Beyond . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Эванс, Роджер В. (1985). «Качество жизни пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности», Медицинский журнал Новой Англии, , 312, 553–9.

Faden, Ruth R., and Beauchamp, Tom L. (1986). История и теория информированного согласия . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Файнберг, Джоэл (1986). Нанесение вреда самому себе . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Фланаган, Джон К. (1982). «Измерение качества жизни: современное состояние», Архив физической реабилитационной медицины , 63, 56–9.

Франкфурт, Гарри (1971).«Свобода воли и представление о личности», Journal of Philosophy , 68, 5–20.

Чарльз Фрид (1970). Анатомия ценностей . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

(стр.130) Германн, Фридхельм (1978). «Достоверное» эмпирическое измерение качества жизни », Исследование социальных показателей, , 5, 73–109.

Джиллингем, Роберт и Рис, Уильям С. (1980).«Аналитические проблемы измерения качества жизни», Исследование социальных показателей, , 7, 91–101.

Гудин, Роберт (1986). «Отмывание предпочтений», в книге Джона Элстера и Анунда Хилланда (ред.), Основы теории социального выбора . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Гриффин, Джеймс (1986). Благополучие . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Grogono, A. W. (1971).«Индекс измерения здоровья», Lancet , vol. 2 за 1971 г., 1024–6.

Guyatt, Gordon H., et al. (1986). «Измерение качества жизни по конкретным заболеваниям в клинических испытаниях», Canadian Medical Association Journal , 134, 889–95.

Центр Гастингса (1987). Руководство по прекращению лечения и уходу за умирающими . Поместье Брайарклифф, Нью-Йорк: Центр Гастингса.

Хант, Соня и МакИвен, Джеймс (1980).«Разработка субъективного индикатора здоровья», Социология здоровья и болезней, , 2, 203–31.

Йонсен, Альберт Р., Зиглер, Марк и Уинслейд, Уильям Дж. (1982). Клиническая этика . Нью-Йорк: Макмиллан.

Касс, Леон (1985). На пути к естествознанию . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Джей Кац (1984). Безмолвный мир врача и пациента . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Katz, Sidney, et al. (1963). «Исследования болезней в пожилом возрасте. Индекс ADL: стандартизированная мера биологической и психосоциальной функции », JAMA , 185, 914–19.

Клоткем, Фредерик Дж. (1982). «Философские аспекты качества жизни инвалидов», Архив физической реабилитационной медицины, , 63, 59–63.

Корнфельд, Дональд С., и др. (1982).«Психологические и поведенческие реакции после операции аортокоронарного шунтирования», Circulation , vol. 66, доп. 3 24–8.

Лян, Мэтью и др. (1982). «В поисках более совершенной мышеловки (инструмент для определения состояния здоровья или качества жизни)», Journal of Rheumatology , 9, 775–9.

Маккормак, С. Дж., Ричард Дж. (1974). «Спасти или дать умереть: дилемма современной медицины», JAMA , 229, 172–6.

Майзел, Алан (1979). «Исключения» из доктрины осознанного согласия: достижение баланса между конкурирующими ценностями при принятии медицинских решений », Wisconsin Law Review , 413–88.

Милл, Дж. С. (1859). Свобода . Индиана / Нью-Йорк: Bobbs-Merrill, 1956.

Моррейм, Э. Хаави (1986). «Вычисление качества жизни», в Г. Дж. Агиче и К. Э. Бегли (ред.), The Price of Health .Дордрехт: Д. Рейдел.

Наджман, Джекоб и Левин, Сол (1981). «Оценка воздействия медицинской помощи и технологий на качество жизни: обзор и критика», Social Science and Medicine , 15F, 107–15.

Natanson v. Kline (1960) 186 Кан. 393, 350 с. 2д 1093.

Парфит, Дерек (1984). Причина и лица . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Перлман, Роберт и Спир, Джеймс (1983).«Соображения качества жизни в гериатрической помощи», Журнал Американского гериатрического общества, , 31, 113–20.

Presant, Кэри А. (1984). «Качество жизни онкологических больных», Американский журнал клинической онкологии , 7, 571–3.

Президентская комиссия по изучению этических проблем в медицине и биомедицинских и поведенческих исследованиях (1982). Принятие решений в сфере здравоохранения . Вашингтон: Типография правительства США.

—— (1983). Решение отказаться от поддерживающего жизнь лечения . Вашингтон: Типография правительства США.

(стр.131) Рэйчелс, Джеймс (1986). Конец жизни . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Рэмси, Пол (1978). Этика на грани жизни . Нью-Хейвен, штат Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Ранго, Николас (1985). «Житель дома престарелых с деменцией», Annals of Internal Medicine , 102, m 835–41.

Ролз, Джон (1971). Теория справедливости . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

—— (1980). «Кантианский конструктивизм в моральной теории», Journal of Philosophy , 77, 515–72.

Отчет (1984). «Отчет Объединенного национального комитета по обнаружению, оценке и лечению высокого кровяного давления за 1984 год», Архив внутренней медицины , 144, 1045–57.

Роден, Нэнси К.(1985). «Дилеммы лечения для новорожденных, находящихся в опасности: почему важно качество жизни», Southern California Law Review , 58, 1283–347.

Ruark, John E., et al. (1988). «Включение и прекращение жизнеобеспечения», Медицинский журнал Новой Англии, 318 (январь), 25–30.

Schloendorf v. Общество больницы Нью-Йорка (1914). 211 н. Э. 125, 105 н. Э. 92, 95.

Шнайдерман, Лоуренс и Аррас, Джон (1985).«Консультации пациентов для консультирования врачей по поводу дальнейшего ухода в случае некомпетентности пациентов», Annals of Internal Medicine , 102, 693–8.

Сен, Амартья (1980). «Множественная полезность», Труды Аристотелевского общества , 81, 193–218.

—— (1985 a ). Товары и возможности . Амстердам: Издательство Elsevier Science.

—— (1985 b ).«Благополучие, свобода действий и свобода: лекции Дьюи», Journal of Philosophy , 82, 169–221.

—— (1987). Уровень жизни . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Певец, Питер и Кузе, Хельга (1985). Должен ли этот ребенок жить? Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Спитцер, Уолтер О., и др. (1981). «Измерение качества жизни онкологических больных: краткий QL-индекс для использования врачами», Journal of Chronic Disease , 34, 585–97.

Starr, T. Jolene, et al. (1986). «Качество жизни и решения по реанимации у пожилых пациентов», Journal of General Internal Medicine , 1, 373–9.

Стейнбрук, Роберт и Ло, Бернард (1984). «Принятие решений для некомпетентных пациентов уполномоченным лицом: новый закон Калифорнии», New England Journal of Medicine , 310, 1598–601.

Салливан, Дэниел Ф. (1966).«Концептуальные проблемы в разработке индекса здоровья», Статистика естественного движения населения и здоровья , 2, 1–18.

Суперинтендант Белчертаунской государственной школы против Сайкевича (1977). 370 н. Э. 2д 417.

Томасма, Дэвид К. (1984). «Этическое суждение о качестве жизни при уходе за престарелыми», Журнал Американского гериатрического общества, , 32, 525–7.

—— (1986). «Качество жизни, решения о лечении и медицинская этика», Клиники гериатрической медицины, , 2, 17–27.

Тули, Майкл (1983). Аборты и детоубийство . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Торранс, Джордж У. (1972). «Социальные предпочтения для состояний здоровья: эмпирическая оценка трех методов измерения», Social-Economic Planning Sciences , 10, 129–36.

—— (1976) «К основанию теории полезности для моделей индекса состояния здоровья», Health Services Research , 10, 129–36.

(стр.132) —— et al. (1972). «Модель максимизации полезности для оценки программ здравоохранения», Health Services Research , 6, 118–33.

VanDeVeer, Дональд (1986). Патерналистское вмешательство . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Ванцер, Сидни Х., и др. (1984). «Ответственность врачей перед безнадежно больными пациентами», Медицинский журнал Новой Англии, , 310 (апр.), 955–9.

Систематический обзор исследований качества жизни в медицине и науках о здоровье

Выводы этого систематического моментального обзора показывают, что исследования QOL действительно являются международными, вовлекают множество целевых групп и используют различные исследовательские проекты и многие типы показателей QOL. Более того, несколько из включенных исследований давали определение концепции качества жизни, а большинство статей имели низкую оценку качества в соответствии с критериями Гилла и Файнштейна [5, 8].

Однако некоторые тенденции были очевидны. Исследования QOL проводились во всех частях мира, но больше всего публикуемых статей опубликовано в США, за ними следует Китай. Далее следуют несколько европейских стран; и если брать в целом, Европа произвела больше исследований, чем США. Из африканских стран опубликовано всего три исследования. Эти тенденции говорят о том, что исследования QOL проводятся в основном в развитых странах. В китайском обзоре исследований качества жизни от 2009 г. отмечается, что такие исследования в Китае были редкостью и что исследования проводились преимущественно на Западе [9].Шек [9] утверждал, что это можно объяснить социально-экономическими и политическими обстоятельствами, а также культурными различиями, такими как различные наборы ценностей и философских основ. Возможно, что концепция QOL по-разному понимается в разных культурах, и ее актуальность в межкультурном контексте неясна. Поэтому представляет интерес провести больше исследований QOL в азиатских и других незападных культурах, чтобы понять QOL и его проявления в межкультурном контексте.Наш обзорный снимок показывает, что ситуация меняется и исследования качества жизни в Китае расширяются.

Исследования, включенные в наш обзор, показывают, что в исследованиях QOL участвовали в первую очередь группы пациентов с определенными заболеваниями, особенно с различными видами рака и другими хроническими заболеваниями. Улучшение лечения означает, что все больше людей живут с болезнями и хроническими состояниями. Это привело к растущему интересу к исследованиям качества жизни, поскольку основное внимание уделяется не только вариантам лечения и эффекту, но и влиянию на жизнь людей.Меньшее количество исследований было сосредоточено на выборках из сообществ и на детях. Только 12% включенных исследований включали детей или подростков. Есть несколько возможных объяснений того, что внимание уделяется взрослым, в первую очередь тем, что распространенность болезней и хронических состояний у детей намного ниже, чем у взрослых. Существуют также проблемы при оценке качества жизни детей и подростков, включая концептуальные, методологические и практические аспекты. Ravens-Sieberer et al. [10] определили такие вопросы, как актуальность и соответствующие возрасту инструменты для измерения качества жизни у детей, проблемы с использованием косвенных показателей качества жизни у детей и межкультурное сравнение измерений качества жизни.

Дизайн включенных исследований включал описательный, продольный и экспериментальный планы. Качество жизни все чаще используется в качестве конечной точки в клинических испытаниях, часто как часть оценки различных результатов лечения или вмешательства. Примечательно, что многие из вмешательств, описанных во включенных исследованиях, не предназначены для повышения качества жизни, и, следовательно, качество жизни является важным, но второстепенным результатом. Включение качества жизни в качестве вторичного результата подчеркивает важность таких вопросов при оценке преимуществ различных вариантов лечения; то есть исследователей интересуют как медицинские исходы, так и влияние лечения на жизнь пациентов.Это может предоставить клиницистам и политикам информацию о том, как лучше всего расставить приоритеты и распределить ресурсы в рамках здравоохранения.

Одной из критических замечаний по исследованию качества жизни является отсутствие концептуальной ясности и единообразного определения качества жизни [6]. Использование более четкого и окончательного определения исследования QOL и исследований, которое включает меры QOL, может улучшить концептуальное понимание, которое поможет исследователям планировать и проводить более тщательные исследования QOL [6].

Только одно исследование в обзоре имело дизайн смешанных методов, и только одно было чисто качественным.Смешанные методы включают сбор и анализ как количественных, так и качественных данных [11]. Традиционно исследования QOL были количественными, и было немного качественных исследований, хотя в последние годы все большее количество качественных исследований QOL добавили важное измерение в исследования QOL [12]. Однако из-за небольшого количества качественных исследований и ограниченного поиска (1 неделя) мы не смогли определить, увеличилось ли количество качественных исследований за последние годы.

Показатели качества жизни можно разделить на три подтипа в зависимости от типа отчета (самоотчет или прокси-отчет), баллов (один индикатор, профиль или подход батареи) и совокупности (общий или специфический для состояния), что позволяет для классификации на основе объема и применимости исследования [13]. Этот обзор показал, что для оценки качества жизни используется множество различных показателей. Большинство исследований включали меру, зависящую от состояния, что неудивительно, учитывая, что различные группы больных были целевыми группами в большинстве включенных исследований.Общие меры качества жизни используются либо отдельно, либо в сочетании с инструментами для конкретных условий. Использование как универсальных инструментов, так и инструментов для конкретных состояний имеет преимущество, потому что универсальные инструменты могут использоваться для сравнения качества жизни между состояниями здоровья, а меры, специфичные для конкретного состояния, конкретно относятся к состоянию здоровья и кажутся более клинически значимыми [14]. Выбор типа меры явно зависит от цели (целей) исследования. Результаты нашего обзора показывают, что мера, по-видимому, существует для каждой болезни.Задача состоит в том, чтобы найти инструменты, которые можно было бы широко использовать, но которые обладали бы хорошими психометрическими характеристиками для каждого состояния здоровья. Общие меры, использованные во включенных исследованиях, хорошо известны, широко используются и хорошо проверены в разных культурах. Примерами являются SF-36, EQ-5D и WHOQOL-BREF для взрослых, а также Kidscreen, CHQ и PedsQL для детей.

Исследование QOL подверглось критике за отсутствие концептуальной ясности и четкого определения QOL [8, 15,16,17]. В этом обзоре снимков большинство статей получили низкую оценку качества в соответствии с критериями Гилла и Файнштейна [5, 8].Удивительно, но только 13% статей давали определение понятия качества жизни. Это ниже, чем в обзоре Bratt and Moons [7], который показал, что 27% исследований врожденных заболеваний с 2005 по 2014 год давали определение качества жизни. Определение QOL должно четко указывать, что авторы подразумевают под QOL и как оно соотносится с другими концепциями [18]. Критерии, которые чаще всего выполнялись в нашем исследовании, заключались в указании областей качества жизни, подлежащих измерению, с указанием причин для выбора используемых инструментов и агрегированием результатов по нескольким пунктам.Это согласуется с результатами Братта и Мунса [7]. Важно указать причину выбора инструмента. Для правильных методов измерения необходимо, чтобы используемые инструменты соответствовали поставленной задаче [7]. Наши результаты показали, что в 25% исследований авторы аргументировали выбор инструмента. Например, как указали Hubert-Dibon et al. [17] из-за того, что они выбрали опросник KIDSCREEN-27, потому что инструмент обеспечивает широкую перспективу понимания HRQOL, он включает пять измерений и требует всего 10–15 минут для завершения, но все же позволяет оценить основные компоненты HRQOL [17] .Однако немногие исследования отличали качество жизни от качества жизни человека, только 6% статей, найденных в нашем исследовании, сделали это. Согласно Moons et al. [19], важно сообщить и четко указать, измерялось ли общее качество жизни или HRQOL. В большинстве включенных исследований измерялось HRQOL, и лишь в нескольких статьях различались термины. Cuerda et al. [20] утверждали, например, что они предпочли изучить HRQOL, потому что это динамическая переменная, которая оценивает субъективное влияние состояния здоровья, медицинской помощи и профилактических мероприятий [20].Термины «здоровье», «HRQOL» и «QOL» часто используются в литературе как синонимы. Однако эти термины имеют разные определения и предполагаемое использование, и проблематично, что некоторые исследователи не проводят различия между ними. Кроме того, обсуждается, действительно ли многие инструменты, используемые для измерения HRQOL, измеряют самооценку состояния здоровья, и что термин (HR) QOL неоправдан [21].

На основании нашей оценки методологической и концептуальной ясности мы пришли к выводу, что большинство исследований качества жизни в здравоохранении и медицине имеют концептуальные и методологические ограничения.В целом теории и теоретические основы улучшают понимание качества жизни. Использование теоретических перспектив в эмпирических исследованиях углубляет понимание и может помочь получить новые знания о КЖ [22]. Теория является предпосылкой для возможности сравнивать результаты различных исследований и важна при разработке и тестировании показателей качества жизни. Теоретические исследования также улучшают концептуальную ясность и, следовательно, обоснованность мер. Применение теоретического мышления приводит к генерации гипотез, что делает исследования кумулятивными, а не атомистическими.Однако теоретическое мышление необходимо переплетать на всех этапах исследования. Его отсутствие может породить статичную концепцию качества жизни при продолжении тестирования тех же параметров. Как качественный, так и теоретический подходы к качеству жизни необходимы, чтобы открыть концепцию для обсуждения и изменения.

Жизнь, качество: II. Качество жизни при распределении медицинских услуг

Вопросы, касающиеся качества жизни при распределении медицинских услуг, возникают в результате трех факторов. Во-первых, есть важный проект, который общество хочет осуществить: в данном случае предоставить доступ к здравоохранению большему количеству своих граждан.Во-вторых, в отличие от обычного рынка, на котором люди покупают то, что они хотят по своим собственным причинам, без необходимости добиваться чьего-либо согласия о том, что покупать, общество, которое коллективно финансирует общественный проект, такой как здравоохранение, должно договориться о том, какие результаты будут учитываться. как достижение этой цели. В-третьих, ресурсы ограничены частично из-за того, что налогоплательщики не могут потерять неограниченную сумму своего дохода, а частично из-за других важных проектов, которые управляют средствами налогоплательщиков.Вместе эти три фактора означают, что обществу нужна разумная уверенность в том, что расходы действительно улучшат здоровье без растраты ресурсов.

Приоритетность расходов становится неотложной, потому что здравоохранение чрезвычайно дорогое, на него обычно уходит около 15 процентов валового внутреннего продукта США. Эта потребность еще более усугубляется различными случаями, когда семьи пациентов с анэнцефалией или стойким вегетативным состоянием настаивали на неограниченной медицинской поддержке, независимо от стоимости, на том основании, что вся жизнь бесконечно драгоценна ( Matter of Baby K, Miles) .Многие, кто комментировал такие случаи, считают расточительным продлевать жизнь человека, который никогда не будет в сознании, в то время как многие другие социальные потребности, от здравоохранения до образования, не получают достаточного финансирования. Более противоречивые примеры указывают на компромисс между дорогостоящими новыми технологиями, которые приносят пользу нескольким идентифицированным пациентам, и более рутинными видами помощи, которые приносят пользу гораздо большему количеству людей, личности которых, возможно, никогда не будут известны (Eddy, 1992a, 1992b). В подобных случаях возникает вопрос, допустимо ли и если да, то каким образом учитывать качество жизни при распределении ресурсов здравоохранения.

Это можно сделать двумя способами. С другой стороны, можно исключить определенные виды расходов на том основании, что они приносят мало пользы пациенту или не приносят никакой пользы. Это может быть основано на доказательствах того, что эффективность лечения не доказана, например, когда лечение носит экспериментальный характер или когда пациент настолько близок к смерти, что никакое медицинское вмешательство не может помочь. Положительно, можно было бы использовать оценки качества жизни, чтобы отдать приоритет финансированию медико-санитарным вмешательствам, которые принесут наибольшую общую пользу затраченным деньгам.Поскольку здравоохранение призвано улучшать, а также продлевать жизнь, суждения о качестве жизни могут сформировать этот поиск с наибольшей пользой.

Важно выделить несколько основных отличий. Говорить о качестве жизни не значит делать суждения о ценности этой жизни. Люди, страдающие болезненной неизлечимой болезнью, могут иметь низкое качество жизни, даже если их ценность и достоинство как человеческие существа не менее ценны, чем у более здоровых людей. Точно так же качество жизни другого человека не эквивалентно тому влиянию, которое человек оказывает на качество жизни другого человека.Например, пациент, страдающий болезнью Альцгеймера на поздней стадии или другим слабоумием, может быть доволен и свободен от страданий, создавая при этом серьезное бремя и горе для членов семьи. Наконец, суждения о качестве жизни человека могут исходить от самого человека или от других. Некоторые из наиболее часто используемых инструментов для измерения качества жизни полагаются на мнения, полученные от широкой общественности, поскольку они рассматривают качество жизни, вызванное определенными заболеваниями или ограниченными возможностями.Однако эти мнения могут не совпадать со взглядами людей, которые действительно находятся в этих условиях.

Формулы для измерения пользы для здоровья

Для измерения пользы медицинских вмешательств было разработано множество инструментов. Например, метод человеческий капитал измеряет ценность сохранения или продления жизни, прогнозируя будущие доходы этого человека. Этот метод не получил широкого распространения, главным образом потому, что он рассматривает только рыночную оценку экономического вклада, а не более широкие характеристики опыта, отношений и неэкономического вклада человека.

Более сложный инструмент, метод готовности платить , гипотетически позволяет людям определить, какое значение они придают продлению или улучшению своей жизни, указывая, сколько они на самом деле готовы заплатить, чтобы избежать определенного риск смерти или заболеваемости, или получить шанс улучшить свою судьбу. Хотя этот подход позволяет людям делать свои собственные суждения о качестве жизни, его основным недостатком является то, что он может отражать статус благосостояния, а не личные предпочтения, которые, в свою очередь, могут отражать такие факторы, как социальная несправедливость (Брок).

Еще более изощренный подход не пытается перевести заболеваемость и смертность непосредственно в денежные эквиваленты, а также не подсчитывать спасенные жизни или количество лет, сэкономленных в результате конкретного медицинского вмешательства. Скорее, он пытается определить влияние вмешательства на качество, а также на продолжительность жизни, вычисляя количество лет жизни с поправкой на качество (QALY). Например, продление дополнительного года для пациента в вегетативном состоянии, по-видимому, не так выгодно, как добавление года активной и здоровой функции.Этот подход оценивает качество жизни, которое может сопровождать определенный набор обстоятельств до и после предлагаемого вмешательства, такого как лечение или курс физиотерапии, и рассчитывает, как долго, как ожидается, продлится изменение. Затем чистую стоимость этого вмешательства можно сравнить со стоимостью других медицинских вмешательств, чтобы определить, какие из них имеют наибольшую ценность.

Измерение качества жизни: применение и противоречие

Для измерения качества жизни использовались различные инструменты.Индекс качества благополучия (QWB) определяет двадцать четыре состояния здоровья или функциональных состояний от идеального здоровья до смерти. С помощью анкет и опросов сообщества каждому состоянию QWB присваивается вес от нуля для смерти до единицы для идеального здоровья (Kaplan, 1992, 1985; Kaplan et al.). Другие шкалы, такие как Индекс качества жизни или Профиль воздействия болезни, оценивают качество жизни в соответствии с такими факторами, как способность выполнять повседневные действия, чувство удовлетворенности своим состоянием здоровья и т. Д. (Брок; Зекхаузер; Зекхаузер и Шепард. ; Венгер и др.).

Штат Орегон использовал подход QALY, чтобы гарантировать, с отрицательной стороны, что он не тратит ограниченные доллары штата, и с положительной стороны, чтобы максимизировать пользу, достигаемую его программой Medicaid, избегая незначительно ценных расходов. при расширении охвата для охвата большого количества незастрахованных людей. Первоначально серия городских собраний и телефонных опросов позволила выявить мнения населения о ценности различных состояний, таких как идеальное здоровье, чувство депрессии и расстройства, ожоги на больших участках тела и т. Д.Созданная таким образом система ценностей была затем объединена с оценками врачей величины и продолжительности эффектов, вызванных различными медицинскими вмешательствами для этих различных состояний. После объединения единиц QALY, полученных для этих пар лечение / состояние, с их соответствующими затратами, был разработан список приоритетов. Принимая во внимание распространенность и стоимость лечения для каждого состояния из этого списка, бухгалтеры смогли сообщить законодательному органу, сколько денег потребуется для финансирования программы, когда будет добавлен следующий менее приоритетный пункт.Законодательный орган затем установил свой бюджет Medicaid и определил точку отсечения: правомочные получатели будут получать все услуги с приоритетом выше этой линии, но не ниже нее (Garland; Eddy, 1991; Hadorn; Kaplan, 1992). Эта первая попытка дала достаточно неожиданные и неудовлетворительные результаты, поэтому список приоритетов был значительно изменен до того, как программа была окончательно утверждена (Eddy, 1991).

Проблемы, с которыми столкнулся Орегонский процесс, иллюстрируют этические проблемы при использовании соображений качества жизни при распределении услуг здравоохранения.Они начинаются с методологических проблем. План штата Орегон и подходы QALY в целом критикуются за игнорирование широких вариаций степени тяжести, которые могут характеризовать любое заболевание, от переломов костей до волчанки, а также столь же разные результаты, которые может иметь любое лечение для конкретного состояния. Кроме того, неясно, чьи ценности должны быть связаны с этими фактическими описаниями. Мнения, запрошенные у широкой общественности, могут быть основаны на плохом понимании поставленного на карту состояния здоровья.Например, одного предложения анкеты недостаточно для понимания того, каково это - жить с параличом нижних конечностей. План штата Орегон, в частности, подвергся критике за то, что он пробуждает ценности в основном у четко выраженных лиц среднего класса, а не у бедных и инвалидов, которые больше всего пострадают от полученного в результате распределения ресурсов здравоохранения. С другой стороны, не всегда можно узнать мнение пациентов о качестве своей жизни. Продвинутая деменция, младенчество, инсульт, умственная отсталость и множество состояний могут помешать человеку выражать свои взгляды или даже, в некоторых случаях, концептуализировать качество своей жизни.Эти и другие методологические критические замечания (Morreim, 1986, 1992) важны, потому что даже если можно в принципе оправдать распределение ресурсов здравоохранения в соответствии с влиянием лечения на качество жизни, морально сложнее оправдать использование мер, которые могут не отражать то, что они должен.

Моральные вопросы также касаются самой идеи использования качества жизни в качестве основы для распределения помощи. Виталисты, которые считают, что вся жизнь бесконечно ценна, независимо от ее качества, просто отвергают идею о том, что вмешательства следует оценивать в зависимости от того, насколько хорошо они улучшают качество жизни.Другие, однако, настаивают на том, что расточительно, если не бессовестно, тратить ограниченные ресурсы на поддержание жизни пациентов, постоянно находящихся в бессознательном состоянии или находящихся в неминуемой смерти.

Следующее возражение настаивает на том, что стоимость лечения не является основанием для его ограничения. Люди не должны страдать без нужды только потому, что уход за ними стоит дорого. Скорее, затраты следует сдерживать другими способами, например, за счет устранения расточительных расходов. В ответ утверждается, что потребности всегда превышают ресурсы, что делает нормирование неизбежным, и что открытые общественные решения предпочтительнее скрытых приоритетов.

Дальнейшая критика утверждает, что максимизация QALY, каким-то образом воплощенная в качестве блага сама по себе, игнорирует справедливость распределения. В одном из классических вызовов утилитаризму критики указывают, что подход, основанный исключительно на затратах и ​​выгодах, может игнорировать ужасные страдания просто потому, что некоторые другие меры могут быть более дешевыми и помочь большему количеству людей. Например, в первом списке приоритетов штата Орегон зубные колпачки для обнажения пульпы оценивались выше, чем хирургия внематочной беременности, а шины для височно-нижнечелюстных суставов - выше, чем аппендэктомии при аппендиците.Хотя некоторые люди могут ответить, что нужно корректировать только методологию (Eddy, 1991), другие будут утверждать, что этот подход по своей природе неспособен уважать ценность, которая придается жизни и благополучию отдельных людей (Hadorn). Лица с тяжелой формой инвалидности могут не иметь таких же преимуществ, как здоровые люди, вырванные из пасти смерти, но их комфорт и индивидуальность не обязательно менее важны.

Еще одно противоречие касается того, чьи значения должны формировать оценки качества жизни.Если целью медицинских вмешательств является помощь людям, возможно, пациентам следует разрешить определять для себя, что составляет пользу. Исследования показывают, что люди, страдающие определенным заболеванием, часто оценивают качество своей жизни выше, чем наблюдатели (Evans et al.). С другой стороны, более широкий вид справедливости может потребовать признания того, что иногда индивидуальные предпочтения являются дорогостоящими и идиосинкразическими, и признания того, что сообществу, оплачивающему уход, должно быть разрешено использовать свои собственные ценности сообщества для определения денежного распределения (Morreim, 1986, 1992) .

Связанная проблема указывает на то, что подход QALY по своей сути дискриминирует пожилых людей и инвалидов, чьи прогнозы и исходное качество жизни обычно ниже среднего. В ответ утверждается, что у пожилых людей, по крайней мере, была возможность завершить биографию своей жизни (Каллахан), и что, хотя методы оценки комфорта и улучшения функций инвалидов могут быть разработаны, агрессивные медицинские вмешательства могут не принести наибольшей пользы. пациенты с тяжелыми нарушениями здоровья хорошо.

Заключение

Проблемы не могут быть решены здесь, но несколько комментариев кажутся уместными. Во-первых, от общества не требуется финансировать все расходы, которые каждый гражданин может счесть стоящими. Возможно, виталистам должно быть разрешено искать средства жизнеобеспечения для близких, постоянно находящихся в бессознательном состоянии, но это не означает, что общество, которое не разделяет эту веру, должно платить за их поиски (Morreim, 1992). Во-вторых, моральный облик общества по крайней мере частично отражается в том, как оно обращается со своими самыми слабыми членами.Тот факт, что кто-то бесполезен для других, не означает, что его или ее чувства незначительны или не заслуживают помощи. В-третьих, эти обязательства не безграничны. Существует практически бесконечное множество способов, которыми общество может расставить свои ресурсные приоритеты, и ни один из них не является единственно правильным с моральной точки зрения. Вероятно, наиболее важным является внедрение процедур, которые являются справедливыми и открытыми для широкого участия, учитывают различные точки зрения и учитывают уважение к гражданам как личности (Брок, Энгельхардт).

эл. haavi morreim (1995)

отредактировано автором

СМОТРИ ТАКЖЕ: Хронические болезни и хроническая помощь; Коммунализм и биоэтика; Консенсус, роль и авторитет; Экономические концепции в здравоохранении ; и др. Жизнь, качество подстатьи

БИБЛИОГРАФИЯ

Baby K, In re. 1993. 832 F.Supp. 1022 (E.D.Va.), 16 F.3d 590 (4-й округ 1994 г.).

Брок, Дэн В. 1993. Жизнь и смерть: философские очерки биомедицинской этики. Кембридж, англ .: Cambridge University Press.

Brown, Johathan B .; Болес, Майде; Mullooly, John Pl .; Левинсон, Венди. 1999. «Влияние обучения навыкам общения врача на удовлетворенность пациентов: рандомизированное контролируемое исследование». Анналы внутренней медицины 131: 822–829.

Каллахан, Дэниел. 1987. Установление пределов: медицинские цели в стареющем обществе. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Эдди, Дэвид М. 1991. «Методы штата Орегон: потерпел неудачу анализ экономической эффективности?» Журнал Американской медицинской ассоциации 266 (15): 2135–2141.

Эдди, Дэвид М. 1992a. «Принятие клинических решений: от теории к практике. Применение анализа экономической эффективности: внутренняя история». Журнал Американской медицинской ассоциации 268 (18): 2575–2582.

Эдди, Дэвид М. 1992b. «Принятие клинических решений: от теории к практике. Анализ эффективности затрат: подходит ли он для поставленной задачи?» Журнал Американской медицинской ассоциации 267 (24): 3342–3348.

Энгельгардт, Х. Тристрам, мл. 1992. «Почему двухуровневая система оказания медицинской помощи морально неизбежна."В Rationing America's Medical Care: The Oregon Plan and Beyond, ed. Martin A. Strosberg, Joshua M. Wiener, Robert Baker, et al. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Evans, Roger W., Manninen, Дайан Л.; Гаррисон, Луи П. и др. 1985. «Качество жизни пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности». Медицинский журнал Новой Англии 312 (9): 553–559.

Гарланд, Майкл Дж. 1992. «Нормирование в общественных местах: методология определения приоритетов штата Орегон». В Rationing America's Medical Care: The Oregon Plan and Beyond, ed.Мартин А. Стросберг, Джошуа М. Винер, Роберт Бейкер и др. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Goodwin, Pamela J .; Лещ, Молин; Эннис, Маргарита; и другие. 2001. "Влияние групповой психосоциальной поддержки на выживаемость при метастатическом раке молочной железы". Медицинский журнал Новой Англии 345: 1719–1726.

Хадорн, Дэвид С. 1991. «Определение приоритетов здравоохранения в Орегоне: рентабельность соответствует правилу спасения». Журнал Американской медицинской ассоциации 265: 2218–2225.

Каплан, Роберт М. 1985. «Измерение качества жизни». В Стратегии измерения в психологии здоровья, изд. Пол Кароли. Нью-Йорк: Вили.

Каплан, Роберт М. 1992. "Качественный подход к распределению ресурсов здравоохранения". В Rationing America's Medical Care: The Oregon Plan and Beyond, ed. Мартин А. Стросберг, Джошуа М. Винер, Роберт Бейкер и др. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Каплан, Роберт М .; Буш, Дж. У .; и Берри, Чарльз С.1976. "Состояние здоровья: типы валидности и индекс благополучия". Исследования служб здравоохранения 11 (4): 478–507.

Людериц, Берндт и Юнг, Вернер. 2000. "Качество жизни пациентов с фибрилляцией предсердий". Архив внутренней медицины 160: 749–757.

Майлз, Стивен Х. 1992. «Межличностные проблемы в деле Вангли». Журнал этического института Кеннеди 2: 61–72.

Моррейм, Э. Хаави. 1986. "Расчет качества жизни".«В Цена здоровья. Дордрехт, Нидерланды: Д. Рейдел.

Моррейм, Э. Хаави. 1992.« Невозможность и необходимость исследования качества жизни ». Биоэтика 6 (3): 218– 232.

Моррейм, Э. Хаави. 1994. «Глубоко уменьшенная жизнь: жертвы принуждения». Отчет центра Гастингса 24 (1): 33–42.

Стенек, канонир; Хельгесен, Фред; Адольфссон, Ян ; и др. 2002. «Качество жизни после радикальной простатэктомии или бдительного ожидания».« New England Journal of Medicine 347: 790–796.

Венгер, Нанетт Касс; Мэтсон, Маргарет Э .; Фурберг, Курт Д. и др. 1984.» Обзор: Оценка качества жизни в клинических испытаниях Сердечно-сосудистая терапия ». В« Оценка качества жизни в клинических испытаниях сердечно-сосудистой терапии », изд. , Нанетт Касс Венгер. Нью-Йорк: LeJacq.

Зекхаузер, Ричард. 1975.« Процедуры оценки жизней ». Public Policy 23 (4): 419–464.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *