Рубрика

Дисбактериоз у детей симптомы и лечение: Дисбактериоз у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение дисбактериоза кишечника у ребенка в Москве в детской клинике «СМ-Доктор»

Содержание

Дисбактериоз симптомы, лечение в Новосибирске

Дисбактериоз: правда и миф. Симптомы и лечение в Новосибирске.

Дисбактериоз — одна из наиболее частых обсуждаемых проблем со здоровьем, в основном, среди детского населения. Давайте поговорим о том, что это такое в свете современных знаний.

Дисбактериоз – микро экологические нарушения в желудочно-кишечном тракте. Это клиническая совокупность нарушений в макроорганизме (человек), вызванных изменением количественных соотношений, состава и свойств микрофлоры. Дисбактериоз – по сути результат посева кала на известные и возможные для исследования микроорганизмы толстого кишечника. В последнее время чаще говорят о дисбиозе — это нарушение функционирования и механизмов взаимодействия организма человека, его микрофлоры и окружающей среды. Почему это важно ? В свете последних молекулярно — генетических  исследований микрофлора заселяет практически все поверхности, все слизистые оболочки и полости тела, конечно, большая часть кишечник и толстый и тонкий, но при этом 80-90% не культивируются (т.е. не возможно вырастить и изучить ) вне тела человека, они являются только «человеческими» и о них мы практически ничего не знаем. На 1 клетку человека приходится примерно 10 микробных, при чем вся микрофлора несет в 150 раз больше генетической информации чем человек. Представьте: на 1 единицу «человек-информация» приходится 150 единиц «микробы-информация». Только в таком соотношении мы можем функционировать, жить полноценно. Как известно, у человека 4 основных группы крови, точно так выделены 3 энтеротипа микробиоценоза человека. Каждому человеку в рамках своего энтеротипа присуща своя микробная ассоциация. Энтеротип неизменен, но количество и качество поддерживающих бактерий очень зависит от питания, заболеваний, использования лекарств, окружающей среды.

Что же делает микрофлора в нашем теле?

-противостоит болезнетворным бактериям и сдерживает рост условно — патогенных бактерий

-участвует в синтезе и всасывании многих витаминов

-производит разрушение и выведение  токсинов 

-вырабатывает вещества, участвующие в обмене холестерина, жирных кислот, липопротеидов, оксалатов, стероидных гормонов

-участвует в формировании как местного, так и системного иммунитета. По сути , кишечник и находящиеся в нем бактерии являются самым  «большим иммунным органом» человека

-участвует в переваривании многих пищевых ингредиентов

-питает, поддерживает работу клеток кишечной стенки

Это далеко не всё, только основные направления работы нашей микрофлоры. Не зря 20% поступающих пищевых ингредиентов и 10% вырабатываемой организмом энергии идёт на поддержание нашей микрофлоры. 

Как проявляется дисбиоз хорошо известно всем: диспептический синдром (поносы, запоры , метеоризм, повышенное газообразование, отрыжка ), боли в животе, аллергия ( любая – кожные высыпания , бронхиальная астма , насморк , непереносимость некоторых пищевых продуктов ), частые простудные заболевания, как правило протекающие длительно и волнообразно, синдром мальабсорбции — нарушение всасывания  (гиповитаминоз, анемия, неврологические расстройства, задержка роста и развития ), хроническая интоксикация (недомогание, плохой аппетит, головные боли, субфебрильная температура)

Как упоминалось выше, кишечная микробиота индивидуальна и в целом постоянна, она не существует как нечто неизменное, представляя собой динамически меняющуюся смесь микробов индивидуальных для каждого человека. К факторам, влияющим на становление кишечной микробиоты у младенцев, относят:

-наличие у мамы любых инфекций: хронических урогенитальных и других, даже вне обострения, острых (ОРЗ и др.), прием лекарств, не рациональное питание

-роды путём кесарева сечения

-позднее (не в родовом зале) прикладывание к груди. Млечные ходы молочной железы заселены лакто — и бифидобактериями, даже если новорожденный высосет 3-5 мл молозива он получит первой «хорошую семейную» микрофлору, а не больничную, вероятнее всего вредную

-гипоксия нервной системы любой степени тяжести

-долгое нахождение в родильном доме

-раздельное нахождение мамы и младенца в роддоме

-искусственное вскармливание

-применение антибиотиков и многих других лекарств

-раннее введение прикормов и прекращение грудного вскармливания

-не рациональное питание

Какие анализы можно сдать для выявления дисбиоза:

-кал на дисбиоз

До 3 месяцев идет активное заселение кишечника, микрофлора меняется каждый день. В среднем, выдача результата  анализа происходит через 7-10 дней, а значит говорит о прошлом состоянии, не о сегодняшнем. Можно ли по нему назначать какое-либо лечение? Нет. Поэтому до 3 месяцев не рекомендуют проводить этот анализ. Но после 3 месяцев микрофлора становится более устойчивой

-копрограмма

Показывает нарушения характера пищеварения: своевременно ли и в достаточном ли количестве выделяется желчь и секрет поджелудочной железы.

-газо — жидкостная хроматография и молекулярно — генетическое исследование фекалий

показывают истинное состояние микрофлоры, её полный количественный и качественный состав (в том числе тонкокишечный и то, который невозможно вырастить вне человека), энтеротип человека. Проводится в нескольких НИИ в мире, в широком применении будет только в ближайшие 5-10 лет.

У всех детей первого полугодия 99-98% микрофлоры — это бифидо и лактобактерии, значит надо обеспечить и их достаточное количество. Задача эта очень сложная. Почему? Эти бактерии очень нежные, могут жить и хорошо работать в определенных условиях. Например, при наличии лактозной недостаточности в кишечнике неблагоприятная среда, а бифидо и лактобактерии не могут ни жить, ни работать в такой среде. С введением прикормов, изменяется характер пищи, требуются другие бактерии, происходит заселение кишечника новыми видами. Когда вводить прикорм, какой? Есть определенные рекомендации, даже национальная программа вскармливания по рекомендациям ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения), но решение принимается только индивидуально!

Получается, мы живем в океане микробов, и только так мы можем жить. Если мы хотим жить долго и здорово — мы должны заботится о них. Лечение — это одно, а постоянное поддержание здоровья — это другое. Нет никакой волшебной таблетки, никаким однократным курсом лечения с дисбиозом не справится! Курсы биопрепаратов (разные, в разное время, разные детям и взрослым), рациональное питание, иногда в помощь – лекарственные препараты и всё по рекомендации врача! 


🧬 Сумасшедший дисбактериоз

Слово «дисбактериоз» последнее время внушает практически мистический ужас — на него списывают все практически беды человечества. Болит живот? — Дисбактериоз! Прыщи? Расстройство желудка? Низкий жизненный тонус? — Дисбактериоз! Буркает, кастрюкает, да и вообще как-то не так? Вы еще сомневаетесь — это он, страшный и ужасный, Дис-бак-те-ри-оз…
Есть правда и обратная сторона — некоторые утверждают, что никакого дисбактериоза не существует. Нет на Западе такого понятия. И даже среди врачей эти мифы распространены: одни говорят «есть» и упорно его лечат, другие — «нет» и «не занимайтесь ерундой». Попробуем разобраться более детально с кандидатом медицинских наук, гастроэнтерологом и гепатологом GMS Clinic Сергеем Вяловым.

«А был ли мальчик?»

Для начала важно признать, что от микробов мы никуда не денемся. Они есть на коже, на еде, по разным оценкам, у нас в кишечнике их около 2-3 кг. Это много. У некоторых людей это почти 5 % веса. Поэтому неважно, как называется нарушение в кишечнике, но надо понимать, каково оно. В России, ещё во времена Мечникова, было открыто взаимодействие бактерий и фагоцитоза. Доказано, что это взаимодействие связано с работой иммунной системы. Но потом про это забыли. Позже западные коллеги вспомнили про это. Только назвали не «дисбактериозом», а «неправильной колонизацией кишечника» в немецком варианте, или, например, «синдромом избыточного бактериального роста» в английском. Суть одна, а названия — разные. Вот вам и смута в людских сердцах (и, как следствие, желудочно-кишечных трактах).

Дисбактериоз — есть! Он не может не есть…

В глобальном плане, нас не интересует количество нормальных бактерий. Они прекрасно живут и размножаются, если им комфортно. Но! Если мы включим в комнате температуру плюс 50 градусов, то дееспособные люди разбегутся из нее очень быстро. Тоже самое и с бактериями — они спешно покидают организм, если им некомфортно. Нарушения микрофлоры кишечника являются последствием какого-либо заболевания. Если нарушение есть по анализу или по метеоризму, боли в животе, и т. д. — надо понимать, отчего оно возникло. Либо это последствие приема антибиотиков, либо это наличие заболевания в кишечнике. Важно понимать: это временное нарушение после эпизода отравления или пищевой инфекции, или это воспалительный процесс, который надо лечить.

Не ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача!

Сегодня существует высокотехнологическое производство лактобактериальных препаратов, где выращивают микроорганизмы, прицельно действующие на какое-нибудь звено или процесс. Например, препараты, препятствующие побочному действию антибиотиков. И они прекрасно с этим справляются. То есть не развиваются на фоне приема антибиотиков ни диарея, ни колиты.

Есть препараты бактерий, выращенные, чтобы влиять на иммунную систему — и это не пробиотики, которые продаются в аптеках.

Есть препараты, недоступные в России, которые улучшают состояния у людей с энцефалопатией. Есть те, которые улучшают состояние у больных депрессией. И это доказанный эффект!

Напутственное слово

По большому счету, вреда от приема бактерий не будет. Пользы, правда, тоже может не быть.

Одно важно — в случае воспалительных процессов лечение только лишь бактериями может привести к серьезным осложнениям.

А еще с помощью грамотно подобранных бактерий можно добиться хороших результатов при различных, на вид не очень связанных с ЖКТ, заболеваний. Но тут, конечно, нужен грамотный специалист.

Бактериальный вагиноз — информационный бюллетень центра по контролю и профилактике заболеваний

Любая женщина может заболеть бактериальным вагинозом. Бактериальный вагиноз может увеличить вероятность развития заболевания, передающегося половым путем.

Что такое бактериальный вагиноз?

Бактериальный вагиноз (БВ)(https://www.cdc.gov/std/bv/default.htm) — это заболевание, при котором во влагалище скапливается большое количество определенных бактерий. При этом меняется микрофлора влагалища.

Насколько распространен бактериальный вагиноз?

Бактериальный вагиноз является наиболее частой вагинальной инфекцией у женщин в возрасте 15-44 лет.

Как распространяется бактериальный вагиноз?

Исследователи не знают причин БВ или того, как он возникает у некоторых женщин. Однако мы точно знаем, что заболеванием часто страдают сексуально активные женщины. БВ связан с дисбалансом «хороших» и «вредных» бактерий, которые в норме находятся в женском влагалище. Появление нового сексуального партнера или нескольких сексуальных партнеров, а также спринцевание могут нарушить баланс бактерий во влагалище. Это подвергает женщину высокому риску заболевания БВ.

Мы также не знаем, каким образом половая активность способствует развитию БВ.  Нет данных исследований, которые подтвердили бы, что лечение сексуального партнера влияет на возникновение БВ у женщины. БВ может увеличить риск возникновения других ЗППП.

БВ редко возникает у женщин, которые никогда не вступали в половую связь.

БВ не может развиться от контакта с сидениями для унитаза, постельным бельем или от посещения плавательных бассейнов.

Каким образом я могу избежать бактериального вагиноза?

Ни врачи, ни ученые не знают наверняка, как распространяется БВ. Не существует известных способов его предотвращения.

Следующие простые профилактические меры могут помочь снизить риск развития БВ:

  • воздержание от секса,
  • ограничение количества половых партнеров, и
  • отказ от спринцевания.

Я беременна. Каким образом бактериальный вагиноз влияет на моего ребенка?

Беременная женщина может заболеть бактериальным вагинозом. У беременных женщин с БВ существует более высокая вероятность преждевременного (досрочного) рождения ребенка с низкой массой тела при рождении, чем у  женщин, не страдающих БВ. Под низкой массой тела при рождении подразумевается масса тела ребенка при рождении менее 2,5 кг.

Лечение особенно важно для беременных женщин.(https://www.cdc.gov/std/bv/default.htm)

Каким образом я могу узнать, есть ли у меня бактериальный вагиноз?

У многих женщин с БВ нет симптомов. Однако, если у вас имеются симптомы, вы можете отмечать:

  • водянистые выделения из влагалища белого или серого цвета;
  • боль, зуд или жжение во влагалище;
  • сильный запах, похожий на запах рыбы, особенно после полового акта;
  • жжение во время мочеиспускания;
  • зуд снаружи влагалища.

Каким образом мой врач узнает, есть ли у меня бактериальный вагиноз?

Медицинский работник осмотрит ваше влагалище на наличие признаков выделения. Ваш врач также может провести ряд лабораторных тестов, взяв образец влагалищной жидкости, для выявления БВ.

Можно ли вылечить бактериальный вагиноз?

Иногда БВ может исчезнуть без лечения. Но если у вас есть симптомы БВ, вам необходимо обследоваться и пройти курс лечения. Важно, чтобы вы принимали все предписанные вам лекарственные средства, даже если имевшиеся у вас симптомы исчезли. Медицинский работник может лечить БВ антибиотиками, но даже после лечения БВ может повториться. Лечение также может снизить риск развития некоторых ЗППП.

Мужчины-половые партнеры женщин, которым поставлен диагноз БВ, в общем не нуждаются в лечении. БВ может передаваться между половыми партнершами.

Что произойдет, если я не буду лечиться?

БВ может вызвать некоторые серьезные риски для здоровья, в том числе:

  • повысить вероятность того, что вы заболеете ВИЧ(https://www.cdc.gov/std/hiv/default.htm), если у вас был половой акт с человеком, инфицированным ВИЧ;
  • если вы ВИЧ-положительны, это может повысить вероятность передачи ВИЧ вашему половому партнеру;
  • если БВ у вас протекает во время беременности, это может повысить вероятность преждевременных родов;
  • повысить вероятность заболевания другими ЗППП, такими как хламидиоз(https://www.cdc.gov/std/chlamydia/default.htm) или гонорея(https://www.cdc.gov/std/gonorrhea/default.htm). Эти бактерии иногда могут вызвать воспалительное заболевание органов малого таза (ВЗОМТ)(https://www.cdc.gov/std/pid/stdfact-pid.htm), что может привести к тому, что вам будет трудно или невозможно иметь детей.

Дисбактериоз кишечника

Практически все пространство желудочно-кишечного тракта занято десятками видов микроорганизмов (бактерий). Их можно разделить на две большие группы: микроорганизмы, которые приносят человеческому организму только пользу (нормальная флора кишечника) и «недружественные» микроорганизмы (условно-патогенная флора кишечника). При кишечных инфекциях появляются и «вражеские» бактерии; возбудители этих инфекций постоянно живут только у лиц — бактерионосителей. Организм человека, перенесшего инфекцию, настолько привыкает к таким микробам, что они остаются у него жить. При попадании в другой организм они вызывают заболевание — дисбактериоз кишечника.

Дисбактериоз кишечника — изменение нормальной кишечной микрофлоры, включая качественные и количественные ее параметры, а также место ее обитания. Изменение нормального состава микрофлоры кишечника приводит к функциональным нарушениям во всех отделах желудочно-кишечного тракта.

Основные симптомы недостаточности пищеварения:

  • Боли различного характера
  • Расстройство стула с преобладанием поноса
  • Метеоризм. Вздутие живота и урчание усиливается во вторую половину дня и ночью, характерны отрыжка и неприятный привкус во рту
  • Непереносимость определенных пищевых продуктов (чаще всего — молока). После его употребления у больных появляется диарея, испражнения становятся жидкими, объемными, пенистыми. Больных беспокоят вздутие и боль в животе, иногда тошнота и рвота

Для дисбактериоза кишечника характерен дефицит витамина РР, сопровождающийся раздражительностью, неуравновешенностью, подавленностью настроения, конфликтностью, слюнотечением и др. Дефицит витамина В2 проявляется выпадением волос, изменением ногтей, заедами, стоматитом, дерматитом крыльев носа. Для дефицита витаминов B1 и В6 типичны головная боль, слабость, атония кишечника, дистрофические изменения в миокарде, нарушения со стороны периферической нервной системы.

На фоне дисбактериоза нередко развиваются аллергические реакции, которые проявляются либо пищевой идиосинкразией, либо общими аллергическими реакциями (крапивницей, отеком Квинке, бронхоспазмом, полиартралгией, снижением АД). Поражение кишечника характеризуется схваткообразной, реже ноющей тупой болью в животе, урчанием, вздутием и переливанием, а также императивными позывами на опорожнение кишечника. Появляется частый жидкий стул, нередко с примесью непереваренной пищи, реже — крови.

Симптомы описторхоза у взрослых и детей. Диагностика, лечение

Летом часто обостряются заболевания желудочно-кишечного тракта. Одна из неприятных болезней – описторхоз. Её симптомы можно легко принять за гастрит. Но точный диагноз могут поставить только в медицинских центрах. Что такое описторхоз, как он себя проявляет и куда обращаться с первыми неприятными симптомами, рассказываем в этой статье.

Что такое описторхоз?

Трематодоз, вызванный плоскими червями. Возбудитель описторхоза, попадая в организм человека, концентрируется в печени и желчевыводящей системе. Паразит попадает в организм человека из плохо термически обработанных морепродуктов – сырой, вяленой, копченой рыбы или представителей семейства карповых.

Чем опасен описторхоз?

Возбудитель заболевания двуустка кошачья паразитирует в желчном пузыре и желчных протоках и пожирает слизистую оболочку органов. Постепенно ухудшается нормальный пищеварительный процесс. Возникает дисбактериоз, появляется аллергическая реакция непонятного происхождения, воспаляются ближайшие к желчному пузырю внутренние органы, формируются камни.

Если патология появляется во время беременности, паразит оказывает угнетающее действие на развитие плода, физическое и умственное развитие. Одно из самых страшных последствий – рак печени, желчного пузыря, поджелудочной железы.

Помимо органов желудочно-кишечного тракта, у больного страдают сердце и сосуды, обмен веществ, нервная система. Как следствие, может возникать вегетососудистая дистония, бессонница, нервозность, появляется тремор конечностей, снижается аппетит, изменяется менструальный цикл.

Первые симптомы описторхоза

Первые признаки появляются при снижении защитной функции иммунитета. На ранних стадиях пациент сталкивается с появлением общей слабости, усиливается потоотделение. Острая форма описторхоза проявляется следующим образом:

  • появление бессонницы и нервозности;

  • боль в правом подреберье;

  • болевые ощущения в спине и животе;

  • наличие астматического бронхита;

  • ощущение ломоты в теле и повышение температуры;

  • появление на коже аллергических высыпаний;

  • присутствие метеоризма, тошноты, рвоты, болей в животе, общего дискомфорта;

  • резкое снижение аппетита, слишком жидкая консистенция стула.

При обследовании организма врач может обнаружить увеличенную печень, повышенное количество эозинофилов в общем анализе крови.

Симптомы описторхоза у взрослых несколько отличаются от первых признаков детей. У маленьких непосед заболевание выражается в проявлении устойчивого аллергоза, интоксикации всего организма и иммунодепрессивном состоянии. Также может повышаться температура и держаться до 2-3 недель.

Симптомы у женщин проявляются наиболее ярко во время менструального цикла. Если в печени женщины есть паразит, то менструации становятся очень болезненными, а цикл становится нестабильным.

Как быстро проявляется патология?

Когда паразиты попадают в организм человека, начинают снижаться защитные функции иммунитета. После этого в течение 20 дней могут проявляться первые признаки. Человек испытывает общую слабость, недомогание, учащенное сердцебиение, повышение температуры тела, сильное потоотделение.

Примерно через 30 дней заболевание переходит в хроническую стадию и его симптомы становятся похожи на хронический холецистит, гастродуоденит, панкреатит, гепатит. Беспокоят приступы боли в правом подреберье, схожие с желчными коликами. Появляется нервозность, нарушения сна, хроническая усталость, частые аллергические высыпания на коже, дрожат руки, веки.

Период острого этапа заболевания – от нескольких дней до 3 месяцев, иногда дольше. К симптомам присоединяются признаки лёгочных заболеваний, увеличивается печень, могут выявиться эрозии и язвы слизистых оболочек и тканей желудка, двенадцатиперстной кишки во время проведения исследования.

Стадии острого описторхоза

Когда же речь идет об описторхозе острой формы, то ее разделяют на 4 класса.

  1. Тифоподобное протекание – присутствуют симптомы панкреатита, желтухи и гепатита, увеличенная печень, есть гастрит, эозинофилы в крови до 90%.

  2. Гепатохолангетический тип – панкреатит, ноющие боли в животе, поражается печень, нарушается функция поджелудочной железы.

  3. Гастроэнтерологический – наличие энтероколита, язвы желудка, эрозивного гастрита, наблюдаются нарушения стула.

  4. Поражение дыхательных путей – присутствие бронхита астматического типа, плеврита и пневмонии.

Как проводится диагностика заболевания?

Первое, что нужно сделать, если обнаружили у себя признаки описторхоза, — это не заниматься самолечением, а обратиться за консультацией гастроэнтеролога. Врач проведет визуальный осмотр, соберет анамнез и направит на анализы и дуоденальное зондирование. Это метод обследования пациента, который проводится при заболеваниях желчевыводящих путей и желчного пузыря для забора желчи на лабораторное исследование.

Другие виды диагностики:

  • общий анализ крови;

  • исследование внутренних органов с помощью УЗИ;

  • анализ кала на яйца глистов;

  • полимеразная цепная реакция (ПЦР).

После проведения диагностики, врач изучает результаты всех анализов и исследований, ставит пациенту точный диагноз. После постановки точного диагноза пациенту назначается лечение. Оно проходит под строгим наблюдением.

Лечение описторхоза

Лечение патологии должно проводиться независимо от стадии и вида описторхоза. Чем быстрее начато лечение, тем меньше вероятность того, что паразит нанесет сильные увечья вашему организму.

Для того, чтобы начать лечение, необходимо иметь свежие результаты общего анализа крови и мочи, биохимический анализ крови, ФГДС, УЗИ органов брюшной полости, для пациентов старше 40 лет также ЭКГ.

Использование медикаментозных препаратов снимает воспаление. Если есть аллергические реакции, интоксикация, то эту проблему устраняют за счет использования антигистаминных средств. Назначаются желчегонные препараты, которые принимаются в назначенные врачом сроки, прописывают антибиотики. Препараты чаще всего принимаются сроком до 14 дней. Для больного устанавливается специальная диета, которую он обязан соблюдать.

После курса лечения будет сделано контрольное дуоденальное зондирование, вы получите полное медицинское заключение и рекомендации врача, которых нужно придерживаться в течение всей жизни.

После проведения противопаразитарной терапии наступает период реабилитации. Он может длиться на протяжении 3-4 месяцев, основными его задачами являются:

  • восстановление нормальной работы органов пищеварительной системы;

  • полное избавление от мертвых гельминтов, которые остались в организме;

  • устранение последствий жизнедеятельности гельминтов в человеческом организме.

Лечение описторхоза в Красноярске

Диагностику и лечение паразитов можно пройти в частной медицинской клинике «Медюнион». В период пандемии мы оказываем все медицинские услуги согласно масочному режиму. Соблюдается дистанция между пациентами и работниками клиники, все рабочие поверхности обрабатываются каждый час. Наши пациенты могут воспользоваться масками и дезинфекторами для обработки рук.

Стоимость диагностики и лечения будет зависеть о проводимых процедур. Чтобы узнать больше информации, запишитесь на прием к гастроэнтерологу, который проведет осмотр, назначит анализы и лечение. Чтобы записаться, позвоните по телефону +7 391 202-95-54 или заполните онлайн-форму. Укажите необходимую вам процедуру и оставьте свои данные – наш специалист перезвонит вам и обсудит удобное время процедуры.

Кроме того, в клинике действует комплексная программа диагностики «Золотой стандарт». Она включает в себя все виды анализов, в том числе и на паразитов.

Есть ли дисбактериоз на самом деле

Хочу Вам рассказать о дисбактериозе — заболевании, которого нет, а также о том, что думает гомеопатия по поводу зловредных бактерий, паразитов и прочих врагов рода человеческого. Мало кто догадывается, что такой распространенной нынче среди взрослых и детей болезни, как «дисбактериоз», нет вовсе. Мало кто знает, что этот самый дисбактериоз — «язва здешних мест», нигде в мире о таком и не слыхивали. И, наконец, мало кто понимает, что делать дорогостоящий «анализ на дисбактериоз» — довольно бессмысленное занятие. Но обо всем по порядку.

О черной кошке как причине беды

Под «дисбактериозом» кроется микробиологическое понятие и означает оно нарушение состава флоры толстой кишки. Становится мало тех бактерий, которых должно быть много, и наоборот, а также появляются такие микроорганизмы, которые не должны присутствовать. Судят об этом по единичным анализам небольшого кусочка кала. До этого момента все логично — анализ кала на содержание бактерий, как один из методов диагностики заболеваний. Но дальше начинаются сплошные чудеса. Судить ведь можно только, сравнивая с общепринятыми нормами. А происхождение этих норм, с которыми сравниваются результаты вашего анализа, как утверждают серьезные российские гастроэнтерологи, совершенно не научно. То есть никто не исследовал в течение многих лет на большом количестве людей разного пола и возраста, сколько, каких бактерий и при каких условиях должно быть в пределах нормы. Из этого следует, что популярный и дорогостоящий анализ мало о чем говорит.

Но это еще было бы полбеды. Беда в том, что нарушение в составе флоры кишечника объявляют причиной заболевания без всяких на то оснований. Тогда как оно — только следствие других нарушений, причем самых разных (об этом ниже). Точно так же повышение количества лейкоцитов в крови (лейкоцитоз) при самых разных заболеваниях можно было бы объявить их причиной и начать лечить. Никто не лечит лейкоцитоз, а вот дисбактериоз лечат долго, упорно и с охотой.

Неправильно установленные причинно-следственные отношения ведут к суевериям. Просыпавшаяся соль и перебежавшая дорогу черная кошка как источники несчастья — из этой серии. Дисбактериоз кишечника как причина болезни — тоже суеверие. Поверье в то, что именно нечисть, гнездящаяся в кишечнике (а почему бы не во рту? не на коже?) приносит беду. (О происхождении этого суеверия можно прочитать в статье известного московского гастроэнтеролога В.В. Василенко «Дисбактериоз — синдром раздраженного кишечника: эссе — анализ проблемы»).

Остается лишь добавить, что в Международной классификации болезней такое заболевание как «дисбактериоз» отсутствует. Потому и смотрят удивленно западные врачи на российских родителей, жалующихся на то, что у ребенка дисбактериоз. Здесь возникает повод поговорить о вещах еще более серьезных.

Человек в роли банки — склянки

С началом бактериологической эры человек стал потихоньку превращаться в некую нечистую посудину, заселенную непривлекательными микроорганизмами. И чем больше открывают последних, тем больше растет их значимость и могущество, тем сильнее умаляется человек. Вот он уже почти и оказался в роли банки-склянки, которую, если заведется в ней что непотребное — промывают и дезинфицируют. С банкой-то поступают правильно — она, бедная, не способна себя защитить. А человек? Образ Божий, венец творения? Неужели система защиты и внутренней саморегуляции его организма так уж немощна? По счастью, можно многое сказать в ее оправдание. Во-первых, наличие в мазке или анализе той или иной бактерии (пусть даже очень зловредной) не означает автоматически: а) что она вызвала данную конкретную болезнь у данного пациента, и б) что она вообще для этого пациента вредна. По аналогии: тот, кого обнаружили на месте преступления, совсем не обязательно и есть преступник.

Например, у грудных детей в течение первых нескольких месяцев происходит становление кишечной флоры, состав и численность бактерий постоянно меняются. И это нормально. В учебном пособии по неонатологии под ред. профессора Шабалова читаем о новорожденных: «Первичная бактериальная флора кишечника и кожи, слизистых оболочек представлена не только такими бактериями, как бифидобактерии, молочно-кислые стрептококки, сапрофитный стафилококк, но и условно-патогенными стафиллококками, кишечной палочкой с измененными ферментативными свойствами, различными штаммами протея, грибами… В работах многих отечественных педиатров показано, что во 2-й половине 1-й и на 2-й неделях жизни с кожи, слизистых носа, зева, из кала у 60-70% новорожденных можно выделить патогенные стафиллококки, у 30-60% — энтеробактерии со сниженными ферментативными свойствами, дрожжеподобные грибы рода Кандида, у 10-15% протей, гемолитические энтеробактерии. Из зева новорожденных при выписке из роддома в 20-40% посевов обнаруживают золотистый стафиллококк, клебсиелы, эшерихии». О чем все это говорит? О том, что здоровый малыш прекрасно справляется со всей этой могущественной армией.

Во-вторых, бактерии, как живые микроорганизмы, нуждаются для жизни в определенных условиях, а применительно к нашей ситуации эти условия зависят от организма человека, а не от них самих. Человека можно сравнить с большим и сложным государством. Так, если в государстве растет преступность и становится все меньше порядочных людей, то логично предположить, что в государстве что-то не так. Давайте представим, что для того, чтобы исправить ситуацию, в это государство привезли миллион порядочных людей. Если оно само останется прежним, то сколько из них и как долго продержатся? Здесь прямая аналогия с введением при «дисбактериозе» препаратов типа бифидумбактерина и других. Выводы напрашиваются сами собой.

Извечные вопросы: кто виноват и что делать?

Велик соблазн искать причины человеческих болезней вовне. Но всякая попытка истребить врагов народа неизменно оборачивается истреблением самого народа.

Причина только в самом человеке. Нарушения во внутренней среде организма (из-за которого в нем начинают обитать паразиты и даже собственные полноправные граждане — вроде кишечной палочки — начинают вести себя непристойно) могут иметь массу причин. Например, нарушение секреции пищеварительных соков — желудочного, желчи, секретов поджелудочной железы и тонкого кишечника. Или прием различных лекарственных препаратов, среди которых не только антибиотики. Или расстройства секреции гормонов: щитовидной железы, половых и других.

А еще… Любой опытный врач подтвердит, сколь часто эмоциональные переживания могут выливаться в физические недуги, сколь часто психические расстройства маскируются соматическими (то есть телесными) заболеваниями. И особенно заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Прежде чем перейти ко второму извечному вопросу, вспомним один мудрый анекдот. «Встречаются двое. Один другому говорит: «Представляешь, у меня нашли хламидии!» «Ну, и у меня нашли». «Так чем ты их лечишь?» «Да они у меня не болеют…»

С точки зрения любого разумного врача, лечить можно только того, кто болеет. То есть человека. Не инфекцию и даже не болезнь (разве она существует отдельно от больного?). Величайшим заблуждением и откровенно порочной практикой будет лечить данные анализа (в том числе и на дисбактериоз), данные УЗИ, показания сфигмоманометра и результаты мазка. Не надо лечить дисбактериоз — займитесь лечением человека и порядок в кишечнике восстановится сам собой. Но отчего же сплошь и рядом поступают наоборот?

Известный американский кардиолог Бернард Лоун в своей замечательной книге «Утерянное искусство врачевания» пишет: «Мне кажется, что медицина утратила свой основной подход к пациенту, если не сказать, душу. Связь «врач-пациент», основанная на взаимной привязанности и доверии, выпестованная в течении трех тысячелетий, заменена совершенно другим типом отношений. Исцеление подменили лечением, уход — бесстрастным выполнением обязанностей, а умение слушать — технологическими процедурами. Врач больше не занимается личностью больного, а лишь «ремонтирует» отдельные, неправильно работающие части биологической системы. При этом душевное состояние пациента чаще всего не учитывается».

Гомеопатия против инфекций и паразитов

До сих пор я не говорила ни слова о гомеопатии, ибо все вышесказанное касается любого добросовестного и здравомыслящего врача. Гомеопату же легче всего избежать искушения лечить по анализу — просто потому, что это невозможно. По самой сути своей гомеопатия рассматривает больного человека как личность, требующую целостного подхода. Она не лечит отдельно печень, кишечник или нос и не может обходиться без учета эмоциональных переживаний пациента, его жизненной ситуации. Посмотрим, как это выглядит на практике.

К Машеньке, очаровательной большеглазой девочке, меня впервые позвали полтора года назад по поводу острого заболевания с высокой температурой. После того, как острые явления прошли, родители попросили помочь и давними проблемами девочки. Машеньке тогда только что исполнился год. С двух месяцев у нее сухая сыпь на сгибах суставов, с того же времени постоянно полужидкий зеленый стул, без обильных газов и колик. С трех месяцев ей постоянно давали «Примадофилус» без какого-либо эффекта. У Машенькиных папы и прабабушки по папиной линии хроническая экзема. Осматриваю девочку: худенькая, длинное тело, худые ручки и ножки. Сухая шелушащаяся сыпь на щеках и голенях. Сухая морщинистая кожа на шее, в подмышечных впадинах, на животе. Ручки тоже морщинистые, «как у прачки». На стопах кожа сухая, на больших пальцах трещины, пократые кровянистыми корочками. Ходит, растопырив ноги, как моряк по палубе. Согласно всем этим данным я предполагаю, что Маше нужен препарат Петролеум. Я спрашиваю об одном из ключевых симптомов этого лекарства: не хрустят ли у девочки суставы? Да, хрустят, почти с самого рождения.

При приеме Петролеума через 2 недели нормализовался стул, улучшилась переносимость продуктов и значительно уменьшилась сыпь. И перестали хрустеть суставы! Хронические кожные заболевания — сложная для лечения проблема и обострения сыпи на коже у Маши были еще не раз. Но былые проблемы со стулом не возвращались (кроме ситуаций острых заболеваний) и хруста в суставах тоже не было. Конечно, у Маши был «дисбактериоз». Но как однобоко было бы лечить только его, а не Машу «целиком»!

Второй случай имел место уже со взрослой пациенткой. Лене 28 лет, она журналист. Ее беспокоят вздутие живота, частые поносы. Анализ кала выявил «дисбактериоз». Спрашиваю, что еще ее беспокоит. Оказывается, тревожность. Она боится ответственных встреч, выступлений на публике — это вызывает понос, «медвежью болезнь». Боится высоты, толпы, замкнутых пространств. При волнении испытывает сильное сердцебиение и видимую дрожь. Лена худенькая, смуглая, быстрая. Ее раздражает медлительность других, ей трудно ждать. Обожает сладкое, но плохо его переносит: оно вызывает обильные газы и полужидкий стул. На основании этих симптомов после внимательного осмотра назначаю Аргентум нитрикум, который в течение нескольких месяцев значительно изменил к лучшему не только функцию кишечника, но и психическое состояние пациентки. Делать повторный анализ на дисбактериоз она не пошла: дорого, да и зачем?

Гомеопатические лекарства никогда не убивают ни бактерий, ни паразитов. И однако под действием подходящего по закону подобия лекарства инфекционные заболевания проходят, глисты покидают своего хозяина, а распоясавшаяся кишечная палочка начинает знать свое место. Просто срабатывают защитные силы выздоравливающего человека. Именно они имеют достаточный резерв для того, чтобы справиться и с хламидиями, и с вирусами, и с «дисбактериозом».

Вероника Маслова, врач-гомеопат

Синдром избыточного бактериального роста / Заболевания / Клиника ЭКСПЕРТ

Синдром избыточного бактериального роста (СИБР) – патологическое состояние, которое характеризуется повышением количества бактерий в тонкой кишке с развитием диарейного синдрома и нарушением всасывания некоторых питательных веществ.

Это состояние/заболевание в отечественной литературе нередко называют частным случаем дисбактериоза/дисбиоза кишечника. 

Распространенность СИБР

Распространенность данного синдрома в мире остается неизвестной. В литературе чаще всего проводится оценка встречаемости СИБР при различных заболеваниях желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и других органов. В частности, известно, что СИБР отмечается у 38% пациентов с синдромом раздраженного кишечника и у 50-60% больных циррозом печени. Нередко данный патологический синдром выявляется у лиц, страдающих воспалительными заболеваниями кишечника, системными болезнями соединительной ткани (например, склеродермия), эндокринными патологиями (сахарный диабет) и т.д.

Причины и механизмы развития СИБР

В норме различные отделы пищеварительной трубки имеют разный видовой и количественный состав заселяющих их микроорганизмов. Так, например, в желудке и верхних отделах тонкой кишки микробный состав довольно беден, ограничиваясь небольшим (103-104 колониеобразующих единиц (КОЕ) в миллилитре аспирата) количеством бактерий, среди которых преобладают лактобактерии, энтерококки и некоторые другие аэробные бактерии.

В конечных отделах тонкой кишки, прежде всего в терминальном отделе подвздошной кишки, растет число и разнообразие микроорганизмов. В этой переходной зоне между тонкой и толстой кишкой количество микроорганизмов увеличивается до 107-109 КОЕ/мл. Основные бактерии, выявляемые в этом регионе, представлены лакто- и бифидобактериями, стрептококками, бактероидами и т.д.

Наконец, толстая кишка – место «проживания» анаэробных бактерий, которым для жизнедеятельности не требуется кислород (бактероиды, бифидобактерии, энтерококки и клостридии, лактобациллы, кишечные палочки, стрептококки, стафилококки и т.д.). Количество микроорганизмов в этом отделе кишечника максимально и может достигать 1012 КОЕ/мл.

Количественный и качественный микробный состав в разных отделах ЖКТ поддерживается несколькими механизмами. Это и кислая среда желудка, и бактерицидное действие желчи в тонкой кишке, а также сохранная моторика желудка и кишечника. Очень важной является нормальная двигательная и замыкательная функция сфинктеров ЖКТ, таких как пилорический сфинктер (клапан между желудком и 12-перстной кишкой) и илеоцекальный клапан (между подвздошной и толстой кишкой).

Нарушение этой регуляции приводит к тому, что увеличивается количество микроорганизмов в тонкой кишке, и это приводит к различным расстройствам пищеварения. Данное состояние и называется СИБР или синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке.

Основные причины развития СИБР:

  1. Состояния, приводящие к снижение продукции соляной кислоты в желудке – гипо- и ахлоргидрия на фоне атрофического или аутоиммунного гастритов, вследствие применения препаратов из группы h3-гистаминоблокаторов и ингибиторов протонной помпы;
  2. Нарушение моторики желудка и/или тонкой кишки – нередко наблюдается при сахарном диабете, циррозе печени, хронической почечной недостаточности, склеродермии, полимиозите, целиакии, болезни Крона и т.д.;
  3. Анатомические нарушения – последствия оперативных вмешательств (резекция желудка, илеоцекального клапана и др.), дивертикулы тонкой кишки, стриктуры тонкой кишки любого происхождения и т.д.;
  4. Применение антибиотиков, нестероидных противовоспалительных препаратов, цитостатиков, стероидных гормонов, трициклических антидепрессантов, опиатов и т.д.;
  5. Иммунные нарушения, включая дефицит секреторного иммуноглобулина А;
  6. Хронический панкреатит с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы;
  7. Хроническое злоупотребление алкоголем;
  8. Пожилой и старческий возраст – увеличивают риск возникновения СИБР.

Следствием увеличения количества тонкокишечных микроорганизмов является:

  • снижение содержания и активности внутрипросветных и пристеночных ферментов за счет их разрушения бактериями;
  • недостаточное расщепление питательных веществ, нарушение их всасывания и увеличение жидкой части кишечного содержимого с развитием диареи;
  • преждевременная деконъюгация желчных кислот в начальных отделах тонкой кишки с развитием химического повреждения слизистой тонкой кишки и диареей. 

Из-за нарушения всасывания в тонкой кишке развивается дефицит некоторых микро- и макроэлементов, а также витаминов (например, витамина В12).

Симптомы СИБР
  • Вздутие живота и/или повышенное газообразование – наиболее частый симптом;
  • Послабление стула – от кашицеобразного 1-2 раза в сутки до жидкого несколько раз в день;
  • Запоры – встречаются редко, но не исключают диагноза СИБР;
  • Слабые боли в животе (часто на фоне повышенного газообразования) – обычно локализуются в околопупочной области;
  • Ощущение «переливания» или урчания в животе;
  • Снижение массы тела – возможно при выраженном и длительном СИБР;
  • Различные жалобы, обусловленные дефицитом микро-, макроэлементов и витаминов.

Диагностика СИБР

Типичная клиническая картина заболевания и анамнез (например, указание на применение антибиотиков) позволяют заподозрить диагноз СИБР. Подтверждением служат результаты дополнительные тесты.

В связи с тем, что СИБР связан с увеличением количества бактерий в тонкой кишке, использование традиционного в нашей стране анализа кала на дисбиоз/дисбактероз для диагностики этого синдрома не имеет ценности. При исследовании бактериального состава кала этим методом оцениваются образцы каловых масс из толстой кишки. Анализ включает в себя определение лишь 20 разновидностей бактерий, тогда как в кишечнике человека их выделено более 1000.

В научных целях и крупных медицинских центрах для диагностики используется жидкое содержимое (аспират) 12-перстной кишки. Этот аспират может быть посеян на специальные среды для выявления аэробных и анаэробных бактерий и определения количества КОЕ. Альтернативой является метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), которым также определяется количество (реже качественный состав) тонкокишечных бактерий и других микроорганизмов.

По самым современным рекомендациям при увеличении количества микроорганизмов в аспирате из тонкой кишки более чем 103 КОЕ/мл высока вероятность СИБР. Увы, предложенные методы исследования дорогостоящие и не могут быть использованы с рутинной практике.

Если с количественными характеристиками СИБР все более-менее ясно, то качественные изменения бактериального состава тонкой кишки при этом состоянии остаются малоизученными. Существует лишь небольшое количество работ при некоторых заболеваниях (например, при синдроме раздраженного кишечника), где выявлены определенные изменения соотношений одних групп бактерий к другим. Клиническое значение таких изменений до сих пор неясно. 

В настоящее время большинство рекомендаций предлагает использовать для диагностики СИБР водородный дыхательный тест с лактулозой или глюкозой. В норме водород продуцируется только кишечными бактериями при переработке некоторых углеводов. Образовавшийся водород всасывается в кровоток, достигает легких и может быть определен специальным анализатором в выдыхаемом воздухе. В ходе теста оценивается изменение концентрации водорода после употребления внутрь раствора углевода. В качестве тестового субстрата чаще всего используется невсасываемый углевод лактулоза, реже применяется глюкоза.

У части лиц симптомы СИБР могут быть вызваны избыточным ростом метанпродуцирующих микроорганизмов, и в этом случае возможно использование метанового дыхательного теста.

Существуют и другие дыхательные тесты, однако они малодоступны в рутинной практике.

Лечение СИБР

В настоящее время СИБР рассматривается как вторичное состояние, которое возникает как следствие имеющегося «фонового» заболевания или внешнего воздействия (в т.ч. лекарственной терапии). Поэтому во всех рекомендациях по лечению СИБР на первом месте стоит лечение основного заболевания для предотвращения повторного появления жалоб.

Одним из главных методов лечения СИБР – так называемая «санация» кишечника путем назначения антибиотиков. Предпочтение отдается невсасываемым антибиотикам (например, рифаксимину) и другим антибактериальным препаратам, доказавшим свою эффективность.

Диетотерапия с ограничением продуктов, богатых ферментируемыми углеводами (так называемая диета lowFODMAP) может быть эффективна у некоторых пациентов.

Назначение пре- и пробиотиков в качестве дополнительных средств коррекции СИБР может уменьшить часть симптомов – вздутие живота, дискомфорт в животе. Однако эти препараты  редко бывают эффективны в качестве единственной терапии.

Также в лечении СИБР нередко используются дополнительные лекарственные средства, такие как полиферментные препараты, регуляторы кишечной моторики, сорбенты и т.д.

Прогноз СИБР 

В большинстве случаев СИБР протекает благоприятно. При устранении причинного фактора, вызвавшего СИБР, в случае правильно подобранной терапии происходит полное излечение пациента. Однако при сохранении условий для развития СИБР (хроническое заболевание, перенесенное хирургическое вмешательство и др.) возможны рецидивы симптомов, требующие повторных курсов лечения.

Микробиом кишечника связан с поведенческими проблемами у детей

У детей с поведенческими проблемами может быть разный состав микробиома кишечника, причем родители играют важную роль в том, насколько выражены различия, помимо еды, которую они дают, новое исследование предполагает.

Исследователь микробиологии и статистики Томас Шарптон. Изображение предоставлено: Дебби Фаррис, Научный колледж ОГУ.

В микробиоме кишечника насчитывается не менее 400 видов бактерий, при этом триллионы микробов живут в пищеварительном тракте, а это означает, что в кишечнике больше бактерий, чем во всех клетках тела.Микробы в кишечнике выполняют жизненно важные функции, включая синтез витаминов, защиту от вредных патогенов и переваривание пищи. Они важны для здоровья, а дисбаланс, называемый дисбактериозом, может привести к болезни.

Группа исследователей из Университета штата Орегон (OSU) стремилась определить влияние кишечного микробиома на поведение детей, а также роль родителей в их здоровье.

Результаты исследования, опубликованные в журнале mBio , , показывают, что у детей с определенными поведенческими проблемами и повышенным социально-экономическим стрессом статус или профили микробиома различались по сравнению с теми, у кого этого не было.Кроме того, стресс, переживаемый родителями, и качество отношений между родителями и детьми повлияли на то, насколько заметны изменения в микробиоме кишечника.

«Детство — это период формирования поведенческого и биологического развития, который может быть изменен, в лучшую или в худшую сторону, опекунами и окружающей средой, которую они помогают определять. На траектории развития детей влияют их собственные гены и факторы окружающей среды, а также сообщество микробов, живущих внутри, на и вокруг их тела », — сказал Том Шарптон, исследователь микробиологии и статистики ОГУ.

Кишечные бактерии и мозг

Предыдущие исследования показали связь между кишечными бактериями и мозгом. Помимо помощи пищеварению, кишечные бактерии или микробиом также выделяют химические вещества, регулирующие настроение, включая дофамин, серотонин и гамма-аминомасляную кислоту или ГАМК. Следовательно, существует связь между разнообразным микробиомом кишечника и здоровьем.

Предыдущие исследовательские статьи также указывали на то, что изменения или аномалии кишечных бактерий были связаны с депрессией, тревогой и даже гиперактивностью и аутизмом у детей.

Настоящее исследование считается первым исследованием, изучающим, как микробиом детей в возрасте от 5 до 7 лет связан с их поведением. Исследование этой ниши имеет жизненно важное значение, поскольку оно может пролить свет на то, какие дети подвержены риску развития проблем с психическим здоровьем в более позднем возрасте. Эти дети могут получить помощь и консультацию на раннем этапе, чтобы предотвратить возникновение проблем с психическим здоровьем в будущем.

«Большинство исследований на сегодняшний день связывают состав микробиома с поведением младенцев и малышей, таким как экстраверсия, страх и когнитивное развитие.Однако неясно, связан ли микробиом с другими формами поведенческой дисрегуляции или с возникновением психических расстройств и проблемного поведения », — добавил Шарптон.

Системы секреции и поведение типа VI

Команда изучила кишечную флору 40 детей школьного возраста с различным психосоциальным опытом и различными субклиническими симптомами психического здоровья.

У детей было собрано

стула, в то время как родителей попросили ответить на вопросы анкеты о поведенческой дисрегуляции, социально-экономическом риске, поведении опекунов, кишечном анамнезе, демографии и недельном дневнике диеты.

Чтобы прийти к своим открытиям, команда использовала метагеномику дробовика, метод, который может применить секвенирование всего генома ко всем различным организмам в стуле участника. Этот метод дает представление об окружающей среде кишечного микробиома, составе и видах, присутствующих в кишечнике.

Одной из обнаруженных ими взаимосвязей была взаимосвязь между системами секреции типа VI и поведением. Тип IV — это тип системы секреции, который используется бактериальными клетками для высвобождения белков и пептидов, влияющих на баланс микробиома.

Исследователи надеются, что в будущих исследованиях эта взаимосвязь будет изучена дальше, влияет ли она на ось кишечник-мозг, которая является связью между кишечной нервной системой и настроением или поведением, и какие конкретные организмы несут эти системы.

Исследования будущего

Исследователи рекомендуют использовать лонгитюдные исследования для дальнейшего изучения этой связи, что предполагает наблюдение одних и тех же участников в течение многих лет, чтобы увидеть и отследить связь микробиома кишечника с поведением и общим психическим здоровьем.
Кроме того, исследователи предлагают более масштабные и длительные исследования для получения точных результатов с учетом других возрастных групп, таких как подростки.

Ссылка на журнал:

Кишечные чувства начинаются в детстве: метагеном кишечника коррелирует с ранним окружением, заботой и поведением Джессика Э. Фланнери, Китон Стэгамэн, Адам Р. Бернс, Роксана Дж. Хики, Лесли Э. Роос, Райан Дж. Джулиано, Филип А. Фишер, Томас Дж. Шарптон, mBio, январь 2020 г., 11 (1) e02780-19; DOI: 10,1128 / mBio.02780-19, https://mbio.asm.org/content/11/1/e02780-19

Что такое дисбактериоз: как бактерии в вашем теле разрушают ваше здоровье

Дисбактериоз — это заболевание, от которого страдают многие люди, независимо от того, осознают они это или нет. Дисбиоз связан с такими заболеваниями, как СРК, болезнь Крона, язвенный колит, аутизм и ожирение. И хотя это обычное заболевание, его влияние на организм все еще в значительной степени неправильно понимается.

В этой статье будет рассказано, что такое дисбактериоз, каковы его причины и как его лечить.

Во-первых, разберемся, что такое дисбактериоз.

Что такое дисбактериоз?

Дисбактериоз или дисбактериоз — это нарушение баланса микробных сообществ в организме. Это может проявляться в более высокой распространенности определенных бактерий, отсутствии бактерий и недостаточном разнообразии бактерий. Дисбаланс может возникнуть на любом из участков тела с микробами, включая кожу, кишечник, влагалище и нос.

Дисбиоз обычно ассоциируется с заболеваниями, связанными с ЖКТ, такими как СИБР, болезнь Крона, язвенный колит и другие.Хотя дисбактериоз связан не только с микробиомом кишечника, он также может влиять на другие микробиомы тела, включая кожу, рот и нос.

Что вызывает дисбактериоз?

Есть некоторые известные факторы, вызывающие дисбактериоз, но не все факторы известны или полностью изучены. Среди известных факторов, которые могут привести к дисбактериозу, — изменение диеты, прием антибиотиков и стресс. Часто дисбактериоз возникает из-за комбинации этих факторов, и предрасположенности также могут играть роль.

Исследования показали, что воздействие дезинфицирующих средств, бытовых чистящих средств и других химикатов, особенно в молодом возрасте, может привести к увеличению риска дисбактериоза. Метод родов также считается предрасполагающим фактором риска развития дисбактериоза. Те, кто родился в результате кесарева сечения, а не родились естественным путем, представляют более высокий риск дисбактериоза и состояний, связанных с дисбактериозом.

Кто подвержен риску дисбактериоза?

Предрасположенность, образ жизни и окружающая среда могут подвергнуть человека более высокому риску развития дисбактериоза.Дети, рожденные в результате кесарева сечения, представляют собой более высокий риск, как и дети, которые в раннем возрасте подвергаются высокому воздействию дезинфицирующих средств и антибиотиков. Это связано с высокой пластичностью микробиома на этапах развития детства.

Для пожилых людей окружающая среда и состояние здоровья могут способствовать риску. Опять же, употребление антибиотиков увеличивает риск, а также увеличивает стресс и ослабляет иммунную систему. Те, кто находится в больнице или в учреждениях долгосрочного медицинского обслуживания, подвергаются повышенному риску дисбактериоза, чем те, кто живет самостоятельно, с меньшим количеством бактериальных и вирусных воздействий.

Симптомы и состояния дисбактериоза

Симптомы дисбактериоза зависят от типа и расположения бактериального дисбаланса в организме. Дисбиоз может произойти в любой нише микробиома, включая микробиом кишечника, микробиом кожи, микробиом полости рта и многое другое. Симптомы могут быть от легких до тяжелых и могут быть связаны с другими состояниями, помимо дисбактериоза.

Общие симптомы дисбактериоза включают:

  • Тошнота
  • Расстройство желудка
  • Диарея
  • Запор
  • Вздутие живота
  • Усталость
  • Затрудненное мочеиспускание
  • Галитоз (неприятный запах изо рта)
  • Боль в груди
  • Сыпь
  • Проблемы с концентрацией внимания
  • Беспокойство
  • Депрессия

Если вы испытываете какие-либо из этих симптомов в течение длительных периодов времени или хронически, вам следует проконсультироваться с врачом.

Состояния, связанные с дисбактериозом

Когда мы говорим о дисбактериозе и связанных с ним состояниях, мы имеем дело с цыпленком и яйцом. Является ли микробиом при дисбактериозе причиной воспаления или воспаление причиной дисбактериоза, или, возможно, это сочетание причины и следствия. В любом случае исследователи выявили связь между следующими заболеваниями / состояниями и дисбактериозом:

Связь между дисбактериозом и этими состояниями привела к появлению новых видов лечения, включая трансплантацию фекальной микробиоты (FMT) и другие курсы лечения, ориентированные на бактерии.

Исцеление от дисбактериоза кишечника

Дисбактериоз может быть сложно поддающимся лечению состоянием, но есть определенные диеты и методы лечения, которые, как было доказано, уменьшают симптомы дисбактериоза. Некоторые люди придерживаются диеты FODMAP, в то время как другие используют конкретную углеводную диету, какой бы она ни была, диета может быть эффективным способом уменьшить бактериальный дисбаланс.

Еда:

  • Темная листовая зелень, например, шпинат и капуста
  • Рыба
  • Свежее мясо (без мясной обработки)

Продукты, которых следует избегать:

  • Молочная
  • Продукты с высоким содержанием сахара Мясные полуфабрикаты
  • Простые углеводы, такие как кукуруза, овес или хлеб
  • Некоторые фрукты, такие как бананы, яблоки и виноград

Существуют также методы лечения дисбактериоза, а именно FMT.

Трансплантаты фекальной микробиоты все чаще используются для лечения дисбактериоза. Лечение включает пересадку стула от здорового донора в кишечник человека с дисбактериозом. При трансплантации стул, который является богатым источником микробиоты (то есть бактерий, грибков, простейших и вирусов), способен помочь ослабленному микробиому пациента и вернуть его в более сбалансированное и здоровое состояние.

Дисбиоз микробиоты жидкости бронхоальвеолярного лаважа у младенцев с затяжным бактериальным бронхитом — Bao

Введение

Затяжной бактериальный бронхит (ПББ), который проявляется влажным кашлем, стойкой инфекцией слизистой оболочки бронхов и слизисто-гнойным воспалением, является одной из основных причин повторяющегося кашля и хрипов у младенцев и детей ясельного возраста (1,2).ПБД считается предшественником других хронических респираторных заболеваний, таких как бронхоэктазы и хроническая гнойная пневмония (3,4). Бактериальная культура показала, что основными патогенами являются Haemophilus influenza , Streptococcus pneumonia и Moraxella catarrhalis (1,2). Однако низкий уровень обнаружения традиционного метода ограничивает обнаружение патогенов, присутствующих в небольшом количестве. Обнаружение микробиоты 16S рДНК с помощью секвенирования следующего поколения дает более полную информацию о флоре дыхательных путей у младенцев с ПБД (3-5).

Бронхоальвеолярный лаваж (ЖБАЛ) обычно используется для диагностики и характеристики заболеваний нижних дыхательных путей (6-8). Используя обнаружение 16S рДНК на BALF, можно точно описать бактериальный состав и разнообразие микробиоты в нижних дыхательных путях младенцев с PBB (7-9). В исследовании, опубликованном van der Gast et al. , обнаружение микробиоты BALF показало, что у младенцев PBB общие основные бактерии с младенцами с бронхоэктазами и младенцами с муковисцидозом (10), и инфицированные патогены будут постоянно повреждать слизистую оболочку бронхов.В то время как Wang et al. предположил, что состав микробиоты BALF различается у младенцев с пневмонией, инфицированных разными патогенами, и подробно описаны взаимодействия между бактериями (11). Было немного сообщений о микробном сравнении BALF у младенцев с ПБД и трахеомаляцией (ТМ), а влияние сети совместной встречаемости на младенцев с ПБД еще не было оценено.

В этом исследовании BALF, который был собран у 24 младенцев, использовался для обнаружения микробиоты и построения сети совместной встречаемости у младенцев PBB и TM.И необходимо решить две проблемы: (I) различия в бактериальном составе детей с ПБД и ТМ; (II) микробные взаимодействия у младенцев с ПБД и их вклад в общее состояние здоровья. Это углубит наше понимание бактериальной сети и ее участия в патогенезе ПБД.


Методы

Заявление об этике и клинический диагноз

Все родители младенцев предоставили письменное информированное согласие, и исследование было одобрено этическим комитетом детской больницы Шэньчжэня под номером одобрения 2016 (005).ПБД был определен как стойкая бактериальная инфекция бронхиального эпителия, которая вызывает такие клинические признаки, как хроническое гнойное воспаление. Младенцы с ПБД должны соответствовать следующим условиям: (I) пациенты должны иметь хронический влажный кашель продолжительностью не менее 4 недель; (II) симптомы кашля должны исчезнуть после 2 недель лечения антибиотиками; (III) нейтрофилов было больше у пациентов с положительными бактериальными культурами; (IV) другие причины хронического кашля были исключены (12). В это исследование были включены младенцы с ТМ, которые соответствовали следующим критериям: (I) пациенты имеют коллапс просвета трахеи более чем на 50%; (II) клинические симптомы, которые включают шумное дыхание, хрипы в трахее, резкий лающий кашель или экспираторную одышку; (III) следует исключить проблемы сердечных заболеваний, неврологических расстройств и аномалий пищевода (13).Клинические данные и истории приема всех пациентов были сведены в таблицу и таблицу S1 .

Таблица 1 Характеристики младенцев с PBB или TM
Полный стол Таблица S1 Подробная информация о младенцах
Полная таблица

BALF коллекция

После поступления в нашу больницу ЖБАЛ был взят у новорожденных за 2 дня.Для отбора проб использовался электронный бронхоскоп (EB-270P или EB-270S, Fujitsu Electronics, Inc., Токио, Япония). За 6 ч до операции младенцам запрещалось есть. За 30 мин до операции больным внутримышечно вводили атропин (0,01–0,02 мг / кг), затем внутривенно вводили мидазолам (0,1–0,3 мг / кг). После индукции электронных бронхоскопов лидокаин (1-2 мл) с концентрацией 1% распыляли на главные бронхи. Затем электронные бронхоскопы фиксировали в средней доле, нижнем бронхе верхней доли и воспаленных частях правого легкого пациента.Для бронхоальвеолярного лаважа использовали физиологический раствор (1 мл / кг). БАЛ был регенерирован и хранился при -80 ° C для дальнейшего использования.

Построение библиотеки и секвенирование ДНК

Микробная ДНК была экстрагирована из BALF с использованием E.Z.N.A. ® Soil DNA Kit (Omega Bio-tek, Inc., Норкросс, Джорджия, США) в соответствии с протоколами производителя. С помощью набора для ПЦР (AP221-02, Beijing TransGen Biotech Co., Ltd., Пекин, Китай), участки V3 – V4 16S рДНК амплифицировали с использованием праймеров 341F и 517R. Электрофорез в агарозном геле с концентрацией 2% использовали для подтверждения длины продуктов полимеразной цепной реакции (ПЦР), а качество продуктов ПЦР определяли с помощью QuantiFluor ™ -ST [Promega (Beijing) Biotech Co., Ltd., Пекин, Китай ]. Затем квалифицированную ДНК использовали для секвенирования MiSeq со стратегиями 300 парных концов. Необработанные чтения были загружены в базу данных NCBI Sequence Read Archive (SRA) (номер доступа: SRP067201, SRR3951741, SRR3951743 и SRR3951754).

Обработка данных и таксономическая аннотация

Необработанные данные, полученные с помощью секвенирования MiSeq, сначала использовались для фильтрации данных. Любые чтения, которые содержали более 10 низкокачественных оснований или адаптерных последовательностей из 15 п.н., были отфильтрованы. Дубликаты также были удалены, чтобы оставить чистые высококачественные данные. Затем парные чтения были объединены в теги на основе перекрытия. Теги были сгруппированы в операционные таксономические единицы (OTU) с 97% сходством, как показывает USEARCH (v7.0.1090) (14), и каждая OTU содержала одну необработанную репрезентативную последовательность (15). Химеры, созданные во время ПЦР, удаляли из OTU с помощью UCHIIME (16). Наконец, все теги были сопоставлены с OTU с помощью глобального поиска, и 466 окончательных OTU были получены в общей сложности онлайн: http://jtd.amegroups.com/public/addition/jtd/supp-jtd.2017.12.59-2.pdf (15). Значение Шеннона и Симпсона рассчитывали с помощью MOTHUR (v1.31.2) (17).

Статистический анализ

Разнообразие микробиоты дыхательных путей в группах ПБД и ТМ сравнивалось с использованием критерия суммы рангов Вилкоксона.Значительно обогащенные микробные резиденты в группе PBB и TM были идентифицированы с помощью анализа LEfSe [размер эффекта линейного дискриминантного анализа (LDA)] в соответствии со следующими параметрами: значения P теста Краскела-Уоллиса и критерия Вилкоксона были меньше 0,01 и пороговое значение оценки LDA было установлено как 3 (18). Используя пакет «Psych» в R, корреляции Пирсона среди родов на основе их относительной численности были получены в когортах PBB и TM. Затем сеть совместного изобилия была визуализирована с помощью программного обеспечения Cytoscape (v2.2.0) (19), если коэффициенты корреляции Пирсона> 0,9 или <−0,5. Используя расстояние Брея-Кертиса между младенцами PBB и TM, влияние клинических симптомов на микробный состав BALF было обнаружено с помощью пермутационного дисперсионного анализа (PERMANOVA, 9999 перестановок) с пакетом «веганский» в R (, таблица S2 ).

Таблица S2 Ранжирование ассоциаций PERMANOVA между клиническими симптомами и микробиотой BALF у младенцев
Полная таблица

Результаты

Когорты исследования и вывод данных

В общей сложности 12 младенцев с ПБД и 12 младенцев с ТМ в возрасте до 3 лет были включены в исследование для выявления микробиоты ЖБАЛ.И их клиническая информация была представлена ​​в Таблице 1 . Используя платформу MiSeq, нацеленную на вариабельную область V3 – V4 рДНК 16S, были получены метки образцов BALF, которые варьировались от 9,992 до 29,165. Количество OTU варьировалось от 75 до 117 в группе PBB и от 79 до 245 в группе TM.

Разнообразие микробиоты BALF было значительно ниже в когорте PBB

Анализ главных компонентов (PCA) на основе распределения OTU был проведен для оценки сходства микробиоты среди 24 образцов онлайн: http: // jtd.amegroups.com/public/addition/jtd/supp-jtd.2017.12.59-4.pdf. Результаты показали, что образцы из группы PBB сгруппированы вместе, как и те явления из группы TM (, рис. 1A, ). Затем индексы Шеннона и Симпсона были использованы для оценки микробного разнообразия ЖБАЛ. Среднее значение индекса Шеннона составило 1,683 ± 0,703 (среднее ± стандартное отклонение) для группы ПБД и 2,324 ± 0,142 для группы ТМ (P <0,001) ( Рисунок 1B ). На значительную разницу указал также индекс Симпсона, который в среднем составил 0.416 ± 0,216 для группы PBB и 0,191 ± 0,025 для группы TM (P <0,001) ( Рисунок 1B ).

Рис. 1 ПХА и микробное разнообразие младенцев с ПБД и младенцев с НМ. (A) PCA был выполнен на основе взвешенных расстояний UniFrac, и образцы из группы PBB сгруппированы отдельно от группы TM; (B) распределение индексов Шеннона и Симпсона в группе PBB и группе TM. Разнообразие микробов у младенцев с ПБД было значительно выше, чем у младенцев с ТМ (P = 0.006 и P = 1 × 10 −5 для индексов Шеннона и Симпсона соответственно). **, значение P меньше 0,01. PCA, анализ главных компонент; ПБД, затяжной бактериальный бронхит; ТМ, трахеомаляция.

Таксономические компоненты у младенцев с ПБД и ТМ различались

Используя анализ LEfSe, был сравнен состав микробиоты BALF, и было обнаружено 54 дифференциально обогащенных таксона между группой PBB и TM ( Рисунок S1A ).Среди 25 таксонов, обогащенных группой ПБД, Bacillus (40,770% ± 22,218%, LDA = 5,632), Haemophilus (14,319% ± 29,532%, LDA = 5,161), Pseudomonas (10,406% ± 25,439%, LDA = 5,042) и Enterococcus (0,959% ± 0,631%, LDA = 3,980) присутствовали в более высоких относительных количествах. Относительная численность Lactobacillales, которая включает Lactococcus (13,463 ± 7,319%, LDA = 5,661) и Lactobacillus (0,153% ± 0,076%, LDA = 3,508), была значительно ниже у младенцев с ПБД.Для дальнейшей характеристики таксономических различий микробиота ЖБАЛ была проанализирована на уровне классов. В соответствии с результатами для родов, таксоны, обогащенные ПБД, были сгруппированы по Bacteroidia и Clostridia , тогда как Actinobacteria и Flavobacteria были более обогащены в группе TM ( Рисунок S1B ). Влияние потенциальных искажающих факторов, включая пол, возраст и клинические симптомы, на изменения микробиоты ЖБАЛ у младенцев с ПБД оценивали с помощью PERMANOVA (, таблица S2 ).И была выявлена ​​корреляция между кашлем и изменениями микробиоты (P <0,05).

Рисунок S1 Дифференциально обогащенные таксоны у младенцев с ПБД и младенцев с ТМ. (A) В общей сложности 25 таксонов, в том числе Bacillus , Haemophilus , Pseudomonas и Enterococcus , были обнаружены значительно обогащенными в группе PBB, в то время как уровни Lactococcus и Lactobacillus были ниже, чем в TM. группа; (B) биомаркеры на уровнях типа, класса, порядка, семейства и рода проявлялись от внутреннего к внешнему.Группы PBB и TM были показаны зеленым и красным цветом соответственно. ПБД, затяжной бактериальный бронхит; ТМ, трахеомаляция.

Отличительная сеть сочетания микробов ЖБАЛ у детей с ПБД и ТМ

Для младенцев TM, Pseudomonas и Arthrobacter были основными узлами сети совместного возникновения и положительно коррелировали с другими родами (, рис. 2, ).Между тем, было высказано предположение, что значительно обогащенный Lactococcus положительно коррелировал с Bacillus (r = 0,920, P <0,001). В группе PBB вышеупомянутая сеть была разрушена, и была обнаружена более сложная сеть совместного возникновения микробиоты (, рис. 2, ). Были показаны четыре основных узла, включая Haemophilus , Peptoclostridium , Porphyromonas и Cronobacter . Haemophilus , который был основным возбудителем ПБД, отрицательно коррелировал с другими родами, включая Bacillus (r = -0.533), Clostridium (r = -0,541) и Lactococcus (r = -0,539). Положительная корреляция между Lactococcus и Bacillus (r = 0,940, P <0,001) в группе PBB, как правило, аналогична таковой в группе TM.

Рис. 2 Сеть микробной совместной встречаемости у младенцев с ПБД и ТМ. Зеленый и красный края обозначают положительную и отрицательную корреляцию между легочными бактериями, а значения P обозначены звездочками (одна, две и три звездочки обозначают значение P меньше 0.05, 0,01 и 0,001 соответственно). Зеленые или красные пятна указывают на то, что роды значительно обогащены когортами ПБД или ТМ, а диаметр соответствует их относительному содержанию. Бактериальная сеть в группе ПБД была более сложной, чем в группе ТМ, и большинство бактериальных взаимоотношений в группе ТМ было нарушено. Между тем прямая отрицательная корреляция между Haemophilus и другими родами, включая Bacillus , Lactococcus , Clostridium и Acinetobacter , была определена для группы PBB.ПБД, затяжной бактериальный бронхит; ТМ, трахеомаляция.


Обсуждение

В ходе исследования сравнивался состав микробных сообществ ЖБАЛ у пациентов с ПБД и ТМ. Результаты PCA показали, что состав микробиоты у младенцев с ПБД отличался от такового у младенцев TM. У младенцев с ПБД легкие были поражены патогенами, которые могли разрушить неповрежденную слизистую дыхательных путей и усугубить дисбактериоз микробиоты (20).Более того, корреляция между клиническими симптомами и изменениями микробного сообщества доказала, что кашель, вызванный инфекцией патогена, может быть оценен как особенность пациентов с ПБД. А у младенцев с ПБД было заметно меньшее микробное разнообразие. Все пациенты в исследовании подвергались лечению антибиотиками в течение последних 3 месяцев, и более низкое микробное разнообразие у младенцев с ПБД, вероятно, было связано с длительным применением антибиотиков, хотя доступ к некоторым клиническим записям недоступен (, таблица S1 ).

Помимо патогена Haemophilus , относительная численность Pseudomonas , Escherichia и Bacteroides была выше у младенцев с ПБД. Эти бактерии трудно культивировать, особенно после лечения антибиотиками (20). Предыдущие отчеты показали, что Haemophilus тесно коррелировал с интерлейкином-1α (IL-1α) и интерлейкином-1β (IL-1β) (21). Они могут вызывать гибель клеток и воспаление, что является причиной влажного кашля у младенцев с ПБД (12,21).В то же время некоторые исследования показали, что Bacteroides может способствовать дифференцировке Т-хелперных клеток 17 (Th27), а секретируемый Th27 интерлейкин-17 (IL-17) может вызывать воспалительную реакцию и аутоиммунные заболевания (22,23). Как и в случае с ПБД, были доказательства того, что колонизация патогенных бактерий, таких как Haemophilus , в дыхательных путях была связана с тяжелой обструкцией дыхательных путей и нейтрофильным воспалением дыхательных путей у взрослых с астмой (24). ПБД у детей и астма у взрослых, которые имеют общие клинические проявления и патогены, дали нам представление о том, что в этих двух состояниях может существовать сходный патогенез.С другой стороны, численность Lactococcus и Lactobacillus была значительно ниже у младенцев с ПБД. Lactococcus может секретировать бутират и подавлять рост патогенов (25), в то время как Lactobacillus , как было обнаружено, манипулирует развитием флоры нижних дыхательных путей у младенцев (26). Таким образом, нарушение микробиоты легких у младенцев с ПБД может не только нанести прямой вред здоровью детей, но также может повлиять на колонизацию бактерий в нижних дыхательных путях и увеличить риск аллергических заболеваний дыхательных путей.

Общая микробная сеть совместного возникновения была разрушена у младенцев с ПБД, но не в когортах НМ. Значительное обогащение основного узла Haemophilus наблюдалось у младенцев с ПБД и отрицательно коррелировало с другими микробными колонизаторами, включая Lactococcus , Bacillus и Clostridium . Предыдущие отчеты показали, что Bacillus косвенно влияет на секрецию IL-17 (27), а Clostridium может способствовать дифференцировке Т-регуляторных (Treg) клеток, которые имеют решающее значение для воспалительных реакций (22,28).У младенцев с ПБД относительная численность вышеупомянутых родов снижалась по мере увеличения Haemophilus , и было обнаружено, что это усугубляет микробный дисбаланс и усиливает иммунный ответ в слизистой оболочке дыхательных путей.

Это исследование улучшило понимание различий в микробиоте и сетях совместной встречаемости бактерий у детей грудного возраста с ПБД и ТМ, но отсутствие убедительных доказательств взаимосвязи между микробиотой легких и патогенезом ПБД было основным недостатком исследования.Необходима дополнительная работа: (I) необходимо провести исследование большой когорты для проверки этих результатов; (II) у младенцев с ПБД необходимо выявлять изменения микробиома и метаболитов; (III) изменения иммунного фактора должны быть проверены экспериментально.


Выводы

Таким образом, в исследовании описаны изменения микробиоты нижних дыхательных путей у младенцев с ПБД. Результаты пролили предварительный свет на то, как реагируют патогены, вызывающие ПБД, и обеспечивают основу для дополнительной бактериальной терапии ПБД у младенцев в соответствии с лечением антибиотиками.


Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить сотрудников WeHealthGene, чьи имена не включены в список авторов, но, тем не менее, внесли свой вклад в работу этой команды. Мы также хотели бы поблагодарить медсестер, которые помогали собирать образцы в детской больнице Шэньчжэня.

Финансирование : Эта работа финансируется Проектом создания ключевых медицинских дисциплин в Шэньчжэне, который был предоставлен Комиссией по здравоохранению и планированию семьи Шэньчжэня (201606033).


Конфликт интересов : Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Этическое заявление : Все родители младенцев предоставили письменное информированное согласие, и это исследование было одобрено этическим комитетом детской больницы Шэньчжэня под номером утверждения 2016 (005).


Список литературы

  1. Ван И, Хао Ц., Чи Ф и др.Клиническая характеристика затяжного бактериального бронхита у китайских младенцев. Научный журнал 2015; 5: 13731. [Crossref] [PubMed]
  2. Чипс BE. Обследование младенцев и детей с рефрактерными симптомами нижних дыхательных путей. Ann Allergy Asthma Immunol 2010; 104: 279-83; викторина 283-5, 298.
  3. de Steenhuijsen Piters WA, Sanders EA, Bogaert D. Роль местной микробной экосистемы в респираторном здоровье и болезнях. Филос Транс Р Соц Лондон Биол Наука 2015; 370: 20140294.[Crossref] [PubMed]
  4. Durack J, Boushey HA, Lynch SV. Микробиота дыхательных путей и последствия дисбактериоза при астме. Curr Allergy Asthma Rep 2016; 16: 52. [Crossref] [PubMed]
  5. Brown PS, Pope CE, Marsh RL, et al. Непосредственный забор легкого у маленького ребенка с муковисцидозом выявляет разнообразную микробиоту. Энн Ам Торак Соц 2014; 11: 1049-55. [Crossref] [PubMed]
  6. Buzan MT, Pop CM. Современное состояние диагностики и лечения интерстициальных заболеваний легких.Clujul Med 2015; 88: 116-23. [Crossref] [PubMed]
  7. Huffnagle GB, Dickson RP. Бактериальная микробиота при воспалительных заболеваниях легких. Clin Immunol 2015; 159: 177-82. [Crossref] [PubMed]
  8. Чен А.С., Мартин М.Л., Лурье Р. и др. Бронхоэктазы без кистозного фиброза у взрослых характеризуются активацией пути Th27 просвета дыхательных путей. PLoS One 2015; 10: e0119325. [Crossref] [PubMed]
  9. Ян XJ, Ван YB, Zhou ZW, и др.Высокопроизводительное секвенирование ампликонов 16S рДНК характеризует бактериальный состав жидкости бронхоальвеолярного лаважа у пациентов с вентилятор-ассоциированной пневмонией. Drug Des Devel Ther 2015; 9: 4883-96. [PubMed]
  10. van der Gast CJ, Cuthbertson L, Rogers GB, et al. Три клинически разных хронических инфекции дыхательных путей у детей имеют общую микробиоту. Энн Ам Торак Соц 2014; 11: 1039-48. [Crossref] [PubMed]
  11. Ван Х., Дай В., Цю С. и др.Mycoplasma pneumoniae и Streptococcus pneumoniae вызвали различную микробную структуру и корреляционную сеть в микробиоте легких. J Thorac Dis 2016; 8: 1316-22. [Crossref] [PubMed]
  12. Baines KJ, Upham JW, Yerkovich ST, et al. Медиаторы функции нейтрофилов у детей с затяжным бактериальным бронхитом. Сундук 2014; 146: 1013-20. [Crossref] [PubMed]
  13. Fraga JC, Jennings RW, Kim PC. Детская трахеомаляция. Семин Педиатр Хирург 2016; 25: 156-64.[Crossref] [PubMed]
  14. Эдгар RC. UPARSE: высокоточные последовательности OTU, полученные при считывании микробного ампликона. Нат Методы 2013; 10: 996-8. [Crossref] [PubMed]
  15. Ван К., Гаррити Дж. М., Тидже Дж. М. и др. Наивный байесовский классификатор для быстрого отнесения последовательностей рРНК к новой бактериальной таксономии. Appl Environ Microbiol 2007; 73: 5261-7. [Crossref] [PubMed]
  16. Эдгар Р.К., Хаас Б.Дж., Клементе Дж.С. и др. UCHIME улучшает чувствительность и скорость обнаружения химер.Биоинформатика 2011; 27: 2194-200. [Crossref] [PubMed]
  17. Schloss PD, Westcott SL, Рябин Т. и др. Представляем mothur: программное обеспечение с открытым исходным кодом, независимое от платформы, поддерживаемое сообществом для описания и сравнения сообществ микробов. Appl Environ Microbiol 2009; 75: 7537-41. [Crossref] [PubMed]
  18. Сегата Н., Изард Дж., Уолдрон Л. и др. Открытие и объяснение метагеномных биомаркеров. Genome Biol 2011; 12: R60. [Crossref] [PubMed]
  19. Шеннон П., Маркиэль А., Озьер О. и др.Cytoscape: программная среда для интегрированных моделей сетей биомолекулярного взаимодействия. Genome Res 2003; 13: 2498-504. [Crossref] [PubMed]
  20. Сигал Л.Н., Блазер М.Дж. Дивный новый мир: микробиота легких в эпоху перемен. Ann Am Thorac Soc 2014; 11 Дополнение 1: S21-7. [Crossref] [PubMed]
  21. Martin SJ. Гибель клеток и воспаление: случай цитокинов семейства IL-1 как канонических DAMP иммунной системы. FEBS J 2016; 283: 2599-615.[Crossref] [PubMed]
  22. Kamada N, Seo SU, Chen GY, et al. Роль микробиоты кишечника в иммунитете и воспалительных заболеваниях. Нат Рев Иммунол 2013; 13: 321-35. [Crossref] [PubMed]
  23. Юрковецкий Л.А., Пикард Ю.М., Червонский А.В. Микробиота и аутоиммунитет: поиск новых возможностей. Клеточный микроб-хозяин 2015; 17: 548-52. [Crossref] [PubMed]
  24. Green BJ, Wiriyachaiporn S, Grainge C и др. Потенциально патогенные бактерии дыхательных путей и нейтрофильное воспаление при устойчивой к лечению тяжелой астме.PLoS One 2014; 9: e100645. [Crossref] [PubMed]
  25. Рамакришна BS. Роль микробиоты кишечника в питании и метаболизме человека. J Gastroenterol Hepatol 2013; 28 Suppl 4: 9-17. [Crossref] [PubMed]
  26. Hansel TT, Johnston SL, Openshaw PJ. Микробы и иммунные реакции слизистых оболочек при астме. Ланцет 2013; 381: 861-73. [Crossref] [PubMed]
  27. Gong Y, Li H, Li Y. Влияние Bacillus subtilis на плотные эпителиальные соединения мышей с воспалительным заболеванием кишечника.J. Interferon Cytokine Res 2016; 36: 75-85. [Crossref] [PubMed]
  28. Ирландия SJ, Монсон Н.Л., Дэвис Л.С. В поисках баланса: усиление и ингибирование аутоиммунных реакций рассеянного склероза с помощью ИЛ-6 и ИЛ-10. Цитокин 2015; 73: 236-44. [Crossref] [PubMed]

Цитируйте эту статью как: Bao Y, Li Y, Qiu C, Wang W, Yang Z, Huang L, Feng X, Liu Y, Li J, Zhou Q, Wang H, Li Д., Ван Х, Дай В., Чжэн Ю. Дисбактериоз микробиоты жидкости бронхоальвеолярного лаважа у младенцев с затяжным бактериальным бронхитом.J Thorac Dis 2018; 10 (1): 168-174. doi: 10.21037 / jtd.2017.12.59

Микробные и клинические факторы связаны с рецидивом симптомов после детской инфекции нижних дыхательных путей

Abstract

Инфекции нижних дыхательных путей у детей связаны с дисбиозом микробиоты носоглотки и стойкий дисбактериоз после ИДП, в свою очередь, может быть связан с рецидивирующими или хроническими респираторными проблемами.

Таким образом, мы стремились изучить микробные и клинические предикторы раннего рецидива респираторных симптомов, а также восстановления микробного сообщества после госпитализации по поводу ИДПТ у детей.

С этой целью мы собрали клинические данные и охарактеризовали микробиоту носоглотки 154 детей (от 4 недель до 5 лет), госпитализированных с диагнозом ИНДП (бронхиолит, пневмония, свистящее дыхание или смешанная инфекция) при поступлении и через 4–8 недель. Данные сравнивали с данными 307 здоровых людей из контрольной группы, соответствующих возрасту, полу и времени.

Во время наблюдения в 66% случаев наблюдалось рецидивирование (легких) респираторных симптомов. В случаях рецидива симптомов во время последующего наблюдения мы обнаружили отчетливую микробиоту носоглотки при госпитализации с более высокими уровнями Haemophilus influenzae / haemolyticus, Prevotella oris и других грамотрицательных препаратов и более низкими уровнями Corynebacterium pseudodiphtheriticum 0006 / propinquum. Dolosigranulum pigrum по сравнению со здоровым контролем.Кроме того, в случаях рецидива респираторных симптомов восстановление микробиоты также уменьшалось. Мы наблюдали высокую частоту рецидивов респираторных симптомов, особенно в случаях заболевания свистящим дыханием, а также снижение восстановления микробиоты при последующем наблюдении.

В совокупности наши результаты указывают на связь между составом микробиоты носоглотки во время ИДП и ранним рецидивом респираторных симптомов, а также снижением восстановления микробиоты через 4–8 недель. В будущих исследованиях следует выяснить, связана ли (скорость) экологического восстановления после ИДПТ в детском возрасте с долгосрочными респираторными проблемами.

Реферат

Состав микробиоты носоглотки во время ИДП у детей связан с повторяющимися респираторными симптомами в последующие месяцы и с неполным восстановлением микробиоты. Будущие исследования могут точно определить хозяина и микробные предикторы клинических исходов. https://bit.ly/3aInAwN

Введение

Инфекции нижних дыхательных путей (ИДПТ) остаются основной причиной заболеваний в раннем детстве и являются фактором риска развития рецидивирующих и даже хронических респираторных заболеваний [1– 3].Например, примерно у половины младенцев с бронхиолитом впоследствии будут возникать повторяющиеся эпизоды свистящего дыхания [4], которые могут сохраняться в течение многих лет и в конечном итоге могут перерасти в астму [5]. Кроме того, связанное со здоровьем качество жизни может существенно снижаться в течение месяцев или даже лет после ИДП как у детей [6], так и у взрослых [7]. Причины респираторных заболеваний после ИДП остаются в значительной степени неизвестными, но новые данные свидетельствуют о том, что микробиота верхних дыхательных путей (ВДП) может играть определенную роль [8, 9].

Как и ожидалось, во время ИДП микробные сообщества респираторного тракта сильно отличаются от сообществ здоровых, подобранных контролей, с повышенным присутствием потенциальных патогенов («патобионтов»), таких как Streptococcus pneumoniae и H. influenzae , и снижение присутствия предполагаемых полезных бактерий, таких как Corynebacterium spp. и Dolosigranulum spp. [10–13]. Однако «восстановление» микробиоты после ИДПТ недостаточно изучено.Одно исследование случай – контроль показало, что численность патобионта Haemophilus spp. снизился до нормального уровня в течение месяца [11]. Напротив, продольное исследование продемонстрировало стойкое обогащение Moraxella spp. до 6 месяцев после ИДПТ [14]. Кроме того, в предполагаемой группе младенцев с бронхиолитом повышенные назальные уровни Moraxella spp. и Streptococcus spp. в течение нескольких недель непосредственно после госпитализации были связаны с повторяющимся хрипом в возрасте 3 лет, что позволяет предположить, что стойкий микробный «дисбактериоз» может способствовать долгосрочным респираторным исходам после ИДПТ [8].

Используя подобранный дизайн «случай – контроль», мы ранее продемонстрировали значительные аберрации микробного сообщества носоглотки во время госпитализации по поводу ИНДП у детей по сравнению с бессимптомной контрольной группой, соответствующей возрасту, полу и времени [13]. В настоящее время мы расширяем наш анализ до 4–8 недель наблюдения и демонстрируем, что раннее рецидивирование респираторных симптомов связано с составом носоглоточного микробного сообщества во время ИДП, а также с нарушением восстановления микробиоты после ИДП.

Методы

Мы ссылаемся на нашу предыдущую публикацию по этой когорте [13] для получения подробной информации о дизайне исследования и анализе микробиоты, а также в онлайн-приложении к данным для получения подробной информации о статистическом анализе. Данные доступны из базы данных архива чтения последовательностей NCBI (идентификатор биопроекта PRJNA428382).

Дизайн исследования

Мы зарегистрировали 154 пациента в возрасте от 4 недель до 5 лет, госпитализированных по поводу ИДП, и 307 здоровых людей из группы контроля, соответствующих возрасту, времени и полу (соотношение 1: 2, за исключением одного случая). .Известно, что возраст, сезон и пол влияют на состав микробиоты [15–17], и поэтому использовались в качестве критериев соответствия, чтобы избежать путаницы. Мазки из носоглотки получали при поступлении в больницу и через 4–8 недель после выписки во время последующего визита в амбулаторную клинику или дома. Мазки из носоглотки из контрольной группы получали один раз во время домашнего визита в течение 2 недель с момента поступления пациента в больницу (рисунок S1). Обширная информация об истории болезни, образе жизни и окружающей среде была собрана у всех участников с помощью анкет.Из случаев мы также собирали клинические данные во время госпитализации и при последующем наблюдении. Два педиатра-специалиста независимо сгруппировали случаи по трем основным фенотипам ИДП (пневмония, бронхиолит и свистящее дыхание) на основании медицинских карт. Случаи с неясным или перекрывающимся фенотипом были классифицированы как смешанная инфекция. Рецидив респираторных симптомов определялся как новый эпизод одного или нескольких респираторных симптомов, о которых сообщил родитель (включая ринорею, свистящее дыхание, боль в ухе, боль в горле, кашель, охриплость голоса и «другие» респираторные симптомы) между выпиской из больницы и последующим визитом 4 –8 недель спустя.Исследование было одобрено Голландским национальным этическим комитетом (NL42019.094.12). Письменное информированное согласие родителей было получено от всех участников.

Анализ микробиоты

Бактериальная ДНК была выделена и количественно определена, как описано ранее [17-19], со следующими незначительными модификациями: 16S ПЦР в реальном времени проводилась с использованием зонда TAMRA 16S-P1 (FAM-ATT AGA TAC CCT GGT AGT CCA- TAMRA) (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) и смесь для ПЦР, содержащая 12,5 мкл 2 × универсальной мастер-смеси Taqman (Life Technologies), 1 мкл каждого праймера (10 мкМ), 1 мкл зонда (5 мкМ), 6.5 мкл воды для ВЭЖХ (Instruchemie, Delfzijl, Нидерланды) и 3 мкл матричной ДНК в системе StepOnePlus (Applied Biosystems, Фостер-Сити, Калифорния, США). Почти все образцы (> 99%) содержали достаточное количество ДНК для надежного анализа (рисунок S1). Затем были созданы библиотеки ампликонов гена 16S-рРНК (область V4), и было выполнено секвенирование на платформе Illumina MiSeq (Illumina Inc., Сан-Диего, Калифорния, США). Биоинформатическая обработка проводилась, как описано ранее [20, 21]. Загрязняющие последовательности были идентифицированы с помощью decontam R-пакета, используя их отношение к бактериальной биомассе (частотный метод) и их присутствие / отсутствие в образцах по сравнению с контролями выделения ДНК и холостыми пробами ПЦР (метод распространенности) [22].В общей сложности 21 оперативная таксономическая единица (OTU) была идентифицирована как загрязнитель и была удалена перед последующим анализом (таблица S1). Каждой OTU была присвоена таксономия и порядковый номер в зависимости от ее численности. Двойные аннотации были назначены OTU, которые могли быть аннотированы для обоих видов. Наличие S. pneumoniae, Staphylococcus aureus, H. influenzae и Moraxella catarrhalis подтверждали количественной ПЦР. Присутствие вируса выявляли с помощью качественной мультиплексной ПЦР в реальном времени (RespiFinder SMARTfast 22, Маастрихт, Нидерланды).

Статистический анализ

Анализ данных проводился в R версии 3.4.3. Для сопоставления учитывались сравнения случай-контроль. Статистически значимыми считались значения P или скорректированные по Бенджамини – Хохбергу значения q ниже 0,050. Критерии хи-квадрат и Вилкоксона использовались для сравнения характеристик хозяина между случаями с рецидивом респираторных симптомов и без них во время последующего наблюдения. Независимые взаимосвязи между лечением антибиотиками, фенотипом ИДП, возрастом и рецидивом респираторных симптомов во время наблюдения оценивались с помощью многовариантной логистической регрессии, включая попарные взаимодействия и поправку на время наблюдения.Условная логистическая регрессия использовалась для сравнения вирусного присутствия между случаями и контролем.

Альфа-разнообразие оценивалось с помощью индекса Chao1 для микробного богатства и индекса Шеннона для разнообразия ( phyloseq [23]), а значимость различий между случаями и контролем оценивалась с использованием линейных моделей смешанных эффектов. Восстановление микробиоты считалось завершенным, когда общий микробный состав был сопоставим между случаями через 4-8 недель наблюдения и соответствующими контролями, что оценивалось с помощью пермутационного дисперсионного анализа (PERMANOVA) на матрице несходства Брея-Кертиса ( веганский [24]. ]).Мы аналогичным образом проанализировали различия в микробном разнообразии на момент госпитализации между случаями с последующим рецидивом респираторных симптомов и без него, с поправкой на возраст, пол и месяц госпитализации.

Дискриминантные ОТЕ между случаями и контрольными случаями были идентифицированы путем объединения значимых результатов анализа metagenomeSeq [25] и перекрестно проверенного анализа VSURF [26], которые затем были отфильтрованы с кратным изменением выше 1,5 или ниже 0,5 ( т.е. изменение на 50%).

Был проведен стратифицированный анализ восстановления микробиоты в отношении рецидива респираторных симптомов во время последующего наблюдения, фенотипа ИДП, лечения антибиотиками и наличия вирусов. В этих стратифицированных анализах тестирование дифференциальной численности ограничивалось 100 самыми высокими ОТЕ, поскольку ложноположительные результаты при низком обилии ОТЕ представляют собой известный риск анализа metagenomeSeq с меньшими размерами групп [27].

Результаты

Клинические и микробные факторы во время ИДП были связаны с ранним рецидивом респираторных симптомов

Характеристики когорт были подробно описаны ранее [13].Данные последующего наблюдения были доступны для 149 (97%) случаев со средним сроком наблюдения (межквартильный размах) 39 дней (35–46) (рисунок S1). В течение 4–8 недель после выписки из больницы в 98 (66%) случаях наблюдался рецидив респираторных симптомов (далее называемый рецидивом симптомов) (таблица S2). Из этих случаев 57 (58%) указали как минимум на два различных респираторных симптома, а 47 (48%) также сообщили о лихорадке (> 38 ° C). Кроме того, 41 случай (42%) обратился к врачу, а восемь пациентов (8%) получили антибиотики от этих симптомов.Время наблюдения было значительно больше в случаях рецидива респираторных симптомов (p = 0,015). Случаи с рецидивом симптомов и без них во время последующего наблюдения существенно не различались с точки зрения исходных характеристик, включая возраст, образ жизни и факторы окружающей среды, историю болезни и клинические данные, такие как фенотип ИДП и лечение антибиотиками (таблица 1). Однако, когда возраст, фенотип ИДП и лечение антибиотиками были включены в многопараметрическую модель в качестве предикторов рецидива, мы обнаружили пограничную значимую независимую связь между диагнозом свистящего дыхания и повышенной частотой последующего рецидива респираторных симптомов (β 1.19 по сравнению с пневмонией, 95% ДИ –0,097–2,54; р = 0,074). Кроме того, была обнаружена независимая положительная связь между лечением антибиотиками во время госпитализации и последующим рецидивом респираторных симптомов (β 2,47, 95% ДИ 0,52–4,86; p = 0,023), но этот эффект уменьшался с увеличением возраста (возраст взаимодействия и антибиотики: β — 0,078, 95% ДИ -0,15– -0,013; p = 0,028) (таблица S3). Наличие вируса, количество вирусов и выявление респираторно-синцитиального вируса (RSV) или риновируса человека (HRV) существенно не различались между случаями с рецидивом и без него (таблица 1).

ТАБЛИЦА 1

Характеристики случаев с рецидивом респираторных симптомов и без них в течение 4-8 недель наблюдения

В этой когорте ранее были показаны существенные различия в составе микробного сообщества между случаями госпитализации и контрольной группой, особенно с повышенной численностью pathobionts H.influenzae / haemolyticus и S. pneumoniae, и снижение численности предполагаемых полезных бактерий, таких как M. catarrhalis / nonliquefaciens, D.pigrum и C. pseudodiphtheriticum / propinquum [13] . Здесь умеренно меньшее разнообразие Шеннона во время госпитализации было связано с более высокой частотой повторения симптомов даже после поправки на возраст, пол и месяц госпитализации (p = 0,049) (рисунок 1a). Кроме того, общий состав микробного сообщества на момент госпитализации значительно отличался между случаями с и случаями без последующего рецидива симптомов, независимо от возраста, пола и месяца госпитализации (R 2 0.020, p = 0,012) (рисунок 1b), хотя и не коррелирует с серьезностью рецидива симптомов (, т. Е. , количество симптомов (1 или> 1), наличие лихорадки или решение родителей проконсультироваться с врачом во время наблюдения). -up (данные не показаны)). В случаях с рецидивом симптомов было больше грамотрицательных бактерий, таких как H. influenzae / haemolyticus, P. oris, Actinomyces spp. и Fusobacterium spp. и более низкая численность связанных со здоровьем C. pseudodiphtheriticum / propinquum и D.pigrum на момент поступления по сравнению с контролем. С другой стороны, в случаях без рецидива наблюдалось большее количество грамположительных S. aureus / epidermidis и S. pneumoniae при поступлении по сравнению с контрольной группой (таблица 2 и рисунок S2).

РИСУНОК 1

Микробиота носоглотки во время инфекции нижних дыхательных путей была связана с ранним рецидивом респираторных симптомов. a) Альфа-разнообразие измеряет индекс Chao1 и индекс разнообразия Шеннона, оцененные во время госпитализации для случаев по сравнению с отсутствием рецидива респираторных симптомов во время последующего наблюдения.Прямоугольники обозначают средние значения с доверительным интервалом 95%. *: p <0,05, значимость проверена линейными моделями с поправкой на возраст, пол и месяц поступления. б) Диаграмма неметрического многомерного шкалирования (NMDS), основанная на несходстве Брея-Кертиса, отображает состав микробиоты носоглотки во время госпитализации для случаев по сравнению с отсутствием рецидива респираторных симптомов во время последующего наблюдения, в сочетании с 10 основными оперативными таксономическими единицами с наибольшей относительной численностью. во всей когорте.Эллипсы представляют собой стандартное отклонение всех точек в подкогорте. Достоверность была проверена с помощью пермутационного дисперсионного анализа (PERMANOVA) с поправкой на возраст, пол и месяц госпитализации.

ТАБЛИЦА 2

Виды биомаркеров во время острой инфекции нижних дыхательных путей для последующего рецидива респираторных симптомов

Назофарингеальная микробиота и вирусные профили после выздоровления от ИДП

Мы также стремились изучить оставшиеся различия в разнообразии микробного сообщества и составе между выздоровевшими случаями и контрольной группой.В целом образцы, полученные через 4–8 недель после выписки из больницы, показали значительно более высокое микробное богатство в (бывших) случаях по сравнению с контролем (p = 0,042), в то время как разнообразие Шеннона и биомасса были сопоставимы (рисунок S3). Кроме того, несмотря на наблюдаемые значительные различия в общем составе микробного сообщества во время инфекции, через 4–8 недель микробиота выздоровевших больных стала более похожей на контрольную, и осталось лишь небольшое несущественное различие (R 2 0.004, p = 0,080) (рисунок 2). На уровне OTU мы наблюдали 15 OTU, которые были значительно разнородны в выздоровевших случаях и в контроле (таблица 3 и рисунок S4). Из них Moraxella spp. и Helcococcus spp. уже были недопредставлены при поступлении и оставались недопредставленными в выздоровевших случаях, в то время как различные грамотрицательные виды, включая H. influenzae / haemolyticus, P. oris и , Neisseria lactamica , оставались чрезмерно представленными в выздоровевших случаях по сравнению с контролем.

РИСУНОК 2

Восстановление микробиоты носоглотки после инфекции нижних дыхательных путей. a) Двухмерный график неметрической многомерной шкалы (NMDS), основанный на несходстве Брея-Кертиса, отображает состав микробиоты носоглотки для случаев при поступлении, случаев при последующем наблюдении (выздоровлении) и контролей в сочетании с 10 основными оперативными таксономическими единицами (OTU) с наибольшим относительным численность во всей когорте. Время (t) в днях между поступлением и последующим визитом было представлено как медиана (межквартильный размах).Эллипсы представляют собой стандартное отклонение всех точек в подкогорте. Достоверность проверялась с помощью перестановочного дисперсионного анализа (PERMANOVA). б) Средняя относительная численность 10 OTU с наибольшей относительной численностью.

ТАБЛИЦА 3

Дискриминантная операционная таксономическая единица (OTU) для случаев во время острой инфекции нижних дыхательных путей и после 4-8 недель наблюдения по сравнению с контрольной группой

Оценка восстановления микробиоты в отношении рецидива респираторных симптомов показала, что по сравнению с совпадающий контроль, случаи с рецидивом симптомов во время наблюдения имели значительно более высокое микробное богатство в конце периода наблюдения (p = 0.034) (рисунок S5a). Эта разница в микробном богатстве отсутствовала между случаями без рецидива симптомов и соответствующими контрольными группами. Кроме того, на уровне микробного сообщества состав микробиоты не смог нормализоваться в случаях рецидива респираторных симптомов во время наблюдения (R 2 0,008, p = 0,028), в то время как в случаях без рецидива микробиота была сопоставима с контрольной ( R 2 0,005, p = 0,50). В частности, численность H. influenzae / haemolyticus, Neisseria spp., P. oris, и Porphyromonas spp. постоянно увеличивались после выздоровления в случаях рецидива симптомов во время наблюдения по сравнению с контрольной группой, в то время как в случаях без рецидива численность S. aureus / epidermidis и N. lactamica увеличивалась после выздоровления по сравнению с контрольной группой (рисунок S5b). ).

Наличие вируса во время поступления и после выздоровления было доступно для 70 случаев и 139 соответствующих контролей. Как описано ранее [13], 97% случаев дали положительный результат на любой вирус при поступлении против в 85% контролей (p = 0.019). При последующем наблюдении 91% (бывших) случаев были вирус-положительными, что существенно не отличалось от контроля. Выявление RSV было выше в случаях при поступлении по сравнению с контрольной группой (40% против 4%; p <0,001), но нормализовалось после выздоровления (3%). Интересно, что в выздоровевших случаях выявление ВСР было чаще (80%), чем во время госпитализации (57%; p = 0,006), хотя и сопоставимо с контролем (70%) (рисунок S6). Обнаружение других респираторных вирусов было низким и существенно не отличалось между случаями и контрольной группой после выздоровления.

Восстановление микробиоты зависит от фенотипа LRTI, но не от лечения антибиотиками или типа вируса.

Затем мы использовали стратифицированный анализ, чтобы выяснить, было ли восстановление микробиоты связано с лечением антибиотиками, фенотипом LRTI или присутствием вируса во время госпитализации. В общей сложности 43 (28%) пациента лечили антибиотиками (33 β-лактама, 10 макролидов) при поступлении. Интересно, что только в случаях, не получавших лечение антибиотиками, после последующего наблюдения наблюдалось значительно более высокое микробное богатство по сравнению с контрольной группой (p = 0.001), в то время как различий в разнообразии Шеннона не наблюдалось ни в одной из групп по сравнению с их соответствующими контролями (рисунок S7a). Состав микробиоты при последующем наблюдении также показал небольшую разницу между леченными и не леченными антибиотиками случаями и их соответствующими контрольными случаями (пролеченные случаи против контрольных R 2 0,007, p = 0,47; необработанные случаи против контрольных R 2 0,005, p = 0,17).

Что касается фенотипа ИДП, 57 (37%) случаев были классифицированы как бронхиолит, 37 (24%) как пневмония, 34 (22%) как свистящее дыхание и 26 (17%) как смешанная инфекция.Только (бывшие) пациенты с бронхиолитом имели значительно увеличенное микробное богатство после последующего наблюдения по сравнению с подобранной контрольной группой (p = 0,013), хотя аналогичная тенденция наблюдалась для бывших случаев заболевания свистящим дыханием (p = 0,088) (рисунок S7b). Кроме того, только (бывшие) случаи заболевания свистящим дыханием по-прежнему демонстрировали тенденцию к различному общему составу микробного сообщества при последующем наблюдении по сравнению с соответствующими контрольными группами (R 2 0,023, p = 0,072) (рис. 3). Как упоминалось ранее, у пациентов с заболеванием свистящее дыхание была самая высокая частота рецидивов респираторных симптомов, тогда как у пациентов с пневмонией была самая низкая частота (таблица 1).На уровне OTU мы наблюдали, что в случаях, вылечившихся от свистящего дыхания, были повышены уровни Streptococcus anginosus, и грамотрицательных бактерий, таких как P. oris, Porphyromonas spp. и Neisseria spp., которые также были связаны с рецидивом (рис. 4). Напротив, в случаях, вылеченных от пневмонии, были повышены уровни Klebsiella spp., Семейства Neisseriaceae , и грамположительных S. aureus / epidermidis и Kocuria spp., , возможно, связаны с выбором антибиотика (рисунок S8).

РИСУНОК 3

Восстановление микробиоты зависело от фенотипа инфекции. Графики неметрической многомерной шкалы (NMDS), основанные на различии Брея-Кертиса, отображают состав микробиоты носоглотки для случаев при поступлении, случаев при последующем наблюдении (выздоровлении) и контролей для каждого из четырех фенотипов. Эллипсы представляют собой стандартное отклонение всех точек в подкогорте. Достоверность проверялась с помощью перестановочного дисперсионного анализа (PERMANOVA).

РИСУНОК 4

Дискриминантные операционные таксономические единицы (OTU) между случаями, вылеченными от болезни свистящего дыхания, и соответствующими контрольными группами. График вулкана с разным количеством ОТЕ между пациентами, вылечившимися от болезни свистящего дыхания, и контрольной группой. Значимость оценивалась с помощью анализа metagenomeSeq и перекрестно проверенного анализа VSURF, ограниченного 100 самыми высоко оцененными OTU, а объединенные результаты фильтровались с кратным изменением не менее 1,5 или <0,5. OTU, отмеченные звездочкой, были идентифицированы с помощью перекрестно проверенного анализа VSURF.Результаты точек данных, выходящих за пределы графика: Helcococcus log2-кратное изменение -5,93, скорректированное значение p (log10) 13,48; Janthinobacterium lividum log2-кратное изменение -3,67, скорректированное значение p (log10) 10.01.

Наконец, мы стратифицировали анализ на основе наиболее распространенных вирусов во время ИДП, , т.е. RSV и HRV, которые были обнаружены в 72 (47%) и 73 (47%) случаях соответственно, чтобы исключить вирусные инфекции. опосредованные эффекты на восстановление микробиоты. Случаи, выделенные из связанного с RSV LRTI, не имели значительных различий в микробном богатстве, разнообразии или общем микробном составе по сравнению с соответствующими контролями (R 2 0.003, p = 0,624). Случаи, вылеченные от связанных с ВСР ИДПТ, также не показали значительных различий в общем микробном составе по сравнению с контрольными (R 2 0,008, p = 0,165), хотя они имели немного большее микробное богатство после выздоровления, которое имело тенденцию к значимости (p = 0,070) (рисунок S7c).

Обсуждение

LRTI тесно связаны с дисбактериозом микробиоты носоглотки [13]. Здесь мы обнаружили, что у детей, госпитализированных по поводу острых инфекций нижних дыхательных путей, более низкое микробное разнообразие и общий состав микробного сообщества в носоглотке были незначительно связаны с последующим рецидивом даже очень легких респираторных симптомов в течение 1-2 месяцев.В частности, мы идентифицировали грамотрицательные бактерии, такие как H. influenzae / haemolyticus , P. oris и Actinomyces spp. как потенциальные биомаркеры повышенного риска рецидива респираторных симптомов и грамположительные, такие как S. aureus / epidermidis и S. pneumoniae как потенциальные биомаркеры пониженного риска.

Эти данные дополняют небольшой, но растущий объем литературы, предполагающей, что взаимодействие хозяина и микроба во время и после острого (L) ИРО может способствовать краткосрочным и долгосрочным респираторным исходам.Ранее Neumann и др. . [28] обнаружили, что в носу младенцев с их первым ИРО снижается микробное разнообразие, а повышенные уровни бактерий семейств Moraxellaceae или Streptococcaceae связаны со стойкими респираторными симптомами. Также в носовой нише Mansbach et al . [8] связали постоянно повышенные уровни Moraxella spp. и Streptococcus spp. в течение нескольких недель после госпитализации по поводу бронхиолита в младенчестве до стойких хрипов в возрасте 3 лет.В случае RSV-инфекции повышенные уровни грамотрицательных бактерий в носоглотке, включая H. influenzae , были связаны с провоспалительным системным иммунным ответом с усиленным рекрутированием и активацией нейтрофилов, а также с увеличением тяжести заболевания [29, 30]. Корреляция с клиническими исходами во время выздоровления остается неизвестной, но была описана зависимая от тяжести взаимосвязь между RSV-бронхиолитом и риском повторного свистящего дыхания и астмы [31]. Кроме того, Haemophilus spp. доминирующая микробиота носоглотки во время RSV-инфекции также была связана с повышенной вирусной нагрузкой [11] и замедленным клиренсом [32], что также может способствовать стойкому воспалению, более медленному выздоровлению и увеличению респираторной заболеваемости. Наконец, у здоровых младенцев повышенный приток в носоглотку грамотрицательных веществ, обычно обнаруживаемых во рту, таких как Prevotella spp., Neisseria spp. и Fusobacterium spp., также было связано с более высокой восприимчивостью к ИРО в целом [20, 33].Кроме того, грамположительные комменсалы могут ослаблять воспалительные реакции. Например, было показано, что S. epidermidis усиливает врожденный иммунный ответ слизистой оболочки носа и тем самым обеспечивает устойчивость к вирусной инфекции [34]. Более того, доминирование Corynebacterium spp. и Dolosigranulum spp. у младенцев, носоглоточная микробиота была связана со снижением частоты ИРО [35]. Поэтому в будущих исследованиях следует выяснить, может ли лечение антибиотиками, направленное на грамотрицательные препараты, и / или сохранение или добавление грамположительных комменсалов, предотвратить рецидив респираторных симптомов после ИДП и улучшить долгосрочные респираторные исходы.

В целом, мы наблюдали, что микробиота носоглотки восстановилась через 4–8 недель после госпитализации по поводу ИДП, хотя незначительные различия остались, включая постоянно более низкую численность Moraxella spp. чем у здоровых людей. Примечательно, что это противоречит наблюдениям Teo et al. [14]. Это исследование имело непревзойденный дизайн, более поздние сроки отбора проб после ИДП и другое географическое положение, но несоответствие с нашими результатами может также отражать биологические различия между их когортой с высоким риском атопии и нашей невыбранной когортой.В соответствии с нашими выводами, Kaul et al. [36] недавно продемонстрировал, что у некоторых взрослых пациентов с острой инфекцией гриппа микробные сообщества возвращаются к здоровому состоянию в течение 22 дней после поступления в больницу. Таким образом, кажется, что микробиота URT устойчива, но скорость восстановления у разных людей разная. Кроме того, мы наблюдали, что у детей с ранним рецидивом респираторных симптомов после ИДП также наблюдалось снижение восстановления микробиоты, несмотря на более длительный период наблюдения и большее время для восстановления микробиоты.Связь между более длительным периодом наблюдения и рецидивом респираторных симптомов может быть напрямую связана, хотя также объясняется тем фактом, что у детей не было симптомов на момент отбора проб, и, как следствие, контрольный визит был отложен, когда симптомы были присутствует в тот момент. Независимо от этого, учитывая высокую частоту рецидивов симптомов в нашей когорте, мы предполагаем, что, хотя микробиота постепенно восстанавливается после ИДП, устойчивость к вирусной инфекции или приобретению и разрастанию бактериальных патобионтов может оставаться сниженной в течение некоторого времени, что приводит к (временному) повышенному риску заражения. новые инфекции при контакте с патобионтами.Аберрантные иммунные профили дыхательных путей у бессимптомных новорожденных и во время инфекции RSV ранее были связаны с присутствием и обилием грамотрицательных бактерий, колонизирующих дыхательные пути [29, 37, 38], и могут опосредовать эту связь, но это еще предстоит исследовать. Однако альтернативная гипотеза состоит в том, что дети могут быть генетически предрасположены как к изменениям микробиоты, так и к развитию ИРО. Например, ранее было показано, что генетические варианты повышают восприимчивость к среднему отиту за счет модификации микробиома среднего уха [39].Это означало бы, что наши результаты коррелятивны по своей природе, а не причинно связаны. Поэтому в будущих исследованиях следует принимать во внимание генетические факторы, чтобы понять потенциальные механизмы, лежащие в основе наших результатов.

Важно отметить, что мы наблюдали раннее рецидивирование респираторных симптомов с последующим снижением восстановления микробиоты, особенно у детей с заболеванием свистящего дыхания, тогда как изменения микробиоты во время LRTI, как ранее было показано, не зависят от фенотипа [13]. В совокупности наши результаты показывают, что особенно у детей с воспалением, микробиота носоглотки может иметь более ограниченную способность восстанавливаться до состояния, сравнимого со здоровым, подобранным контролем.Это согласуется с другими наблюдательными исследованиями, в которых ИДП, сопровождающиеся симптомами свистящего дыхания, были особенно связаны с развитием аберрантной респираторной микробиоты [14], а также с устойчивым хрипом в более позднем возрасте и развитием астмы [2, 3]. Мы предполагаем, что пациенты с хрипом, которые были старше пациентов с другим фенотипом ИДП, могли иметь более сложный анамнез с ИДП и атопическими симптомами, что могло привести к снижению устойчивости микробиоты. С другой стороны, пациенты с хрипом часто получали лечение ингаляционными кортикостероидами после выписки из больницы, что также могло повлиять на восстановление микробиоты [40, 41].К сожалению, ограниченная мощность помешала нам изучить влияние ингаляционных кортикостероидов на респираторную микробиоту и ее восстановление. Пациенты, принимавшие антибиотики, также имели повышенный риск последующего рецидива, особенно молодые. Голландские врачи обычно назначают лечение антибиотиками более тяжелобольным пациентам. Следовательно, мы не можем исключить, что на эту корреляцию между лечением антибиотиками и рецидивом может повлиять более тяжелое заболевание и сопутствующее воспаление.После этого восстановительная способность микробиоты носоглотки, как правило, не связана с лечением антибиотиками, хотя у нас не было достаточных возможностей, чтобы проверить, могут ли дети младшего возраста, принимающие антибиотики, быть более склонными к длительному нарушению микробиоты, как предполагалось в предыдущих отчетах [42, 43]. Наконец, тип вируса, обнаруженный при поступлении, по-видимому, не был связан с рецидивом респираторных симптомов и восстановлением микробиоты в этой когорте, несмотря на известную взаимосвязь между НИОТ, ассоциированными с РСВ или ВСР, и хронической респираторной заболеваемостью [44].

К сильным сторонам нашего исследования можно отнести строго подобранный дизайн «случай – контроль», который позволил нам исключить систематические ошибки, связанные с возрастом, полом и сезонностью. Кроме того, включение детей в возрасте до 5 лет, госпитализированных по поводу всех фенотипов ИДП, позволило нам провести углубленный анализ. Однако следует признать несколько ограничений. Нам не удалось напрямую изучить микробиоту легких во время выздоровления, но высокая согласованность между микробиотой носоглотки и эндотрахеальной пробой во время ИДП у маленьких детей означает, что микробиота носоглотки является достоверным показателем [13].Кроме того, последующее наблюдение за случаями повлекло за собой только один момент времени, и поэтому мы не могли различить, с какой скоростью происходило восстановление микробов и продолжалось ли восстановление микробов. Продолжительность наблюдения также варьировала в зависимости от случая с рецидивом и без него. Однако, поскольку у микробиоты пациентов с рецидивом было еще больше времени для восстановления, это увеличивает вероятность того, что рецидив респираторных симптомов после ИДПТ будет связан со сниженным восстановлением микробиоты.Наконец, для нашего анализа рецидивов мы полагались на отчеты родителей о респираторных симптомах после выписки из больницы, которые, возможно, привели к смещению воспоминаний.

В заключение, наши результаты показывают, что состав микробиоты носоглотки во время острой ИНДП у детей может повышать восприимчивость к новым респираторным симптомам в последующие месяцы, в то время как микробиота постепенно восстанавливается. Дальнейшие проспективные исследования с более высоким разрешением и более длительным периодом наблюдения, особенно сфокусированные на выздоровлении от НИДП в группах высокого риска рецидивирующих или хронических респираторных заболеваний, необходимы для подтверждения и нюансов наших результатов и должны стремиться объединить факторы хозяина и микробов в модели прогнозирования (долгосрочных) клинических исходов.Текущая работа может стать ступенькой к лучшему пониманию респираторных исходов после ИДПТ в детском возрасте и потенциально может предоставить данные для клинических исследований методов облегчения рецидивирующих респираторных проблем.

Дополнительный материал

Дополнительный материал

Обратите внимание: дополнительный материал не редактируется Редакцией, а загружается в том виде, в каком был предоставлен автором.

Дополнительные материалы 00939-2020.SUPPLEMENT

Благодарности

Мы благодарим участвующих детей и их семьи.Мы также благодарим всех членов исследовательской группы в Spaarne Gasthuis Academy, педиатров Spaarne Gasthuis, сотрудников лаборатории, Streeklaboratorium Haarlem, GGD Kennemerland и JGZ Kennemerland за их поддержку.

Сноски

  • В этой статье есть дополнительные материалы, доступные на openres.ersjournals.com

  • Заявление о поддержке: Эта работа была частично поддержана Нидерландской организацией научных исследований (грант NWO-VIDI 91715359) и CSO / NRS Шотландская стипендия для старших клинических специалистов (SCAF / 16/03).Спонсорами исследования выступили больница Спаарне в Харлеме и UMC в Утрехте, Нидерланды. Информация о финансировании для этой статьи была депонирована в реестре Crossref Funder.

  • Конфликт интересов: Э.М. де Кофф нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: W.H. Человеку нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: М.А. ван Хаутену нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: A.M.Флигеру нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: M.L.J.N. Чу нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: E.A.M. Сандерсу нечего раскрывать.

  • Конфликт интересов: Д. Богарту нечего раскрывать.

  • Получено 15 декабря 2020 г.
  • Принято 17 февраля 2021 г.
  • Авторские права © Авторы 2021
http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/

Эта версия распространяется на условиях Некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution 4.0. Для получения прав и разрешений на коммерческое воспроизведение обращайтесь в permissions {at} ersnet.org

, продольное исследование педиатрических субъектов с недавно диагностированным воспалительным заболеванием кишечника

Фон Дисбактериоз кишечного микробиома был продемонстрирован у субъектов с впервые диагностированным хроническим воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК).В этом исследовании мы стремились изучить продольные изменения дисбактериоза и установить связь между дисбактериозом и маркерами активности заболевания и исходом лечения. Методы Мы провели проспективное когортное исследование 19 пациентов с ВЗК у детей, ранее не получавших лечения, и 10 здоровых людей из контрольной группы, измеряя калпротектин в фекалиях и оценивая микробиом кишечника с помощью повторных проб стула.Связи между клиническими характеристиками и микробиомом были проверены с использованием обобщенных оценочных уравнений. Классификация методом случайного леса использовалась для прогнозирования окончательного ответа на лечение (наличие заживления слизистой оболочки при последующей колоноскопии) или отсутствия ответа с использованием образцов до лечения пациентов. Полученные результаты Пациенты с болезнью Крона имели повышенные маркеры воспаления и дисбактериоза по сравнению с контрольной группой.У пациентов с язвенным колитом воспаление и дисбактериоз даже выше, чем у пациентов с болезнью Крона. Во всех случаях индекс микробного дисбиоза кишечника в значительной степени ассоциировался с клиническими и биологическими показателями тяжести заболевания, но не ассоциировался с ответом на лечение. Мы обнаружили различия в конкретных родах кишечного микробиома между пациентами / контрольной группой и респондентами / не отвечающими, включая Akkermansia, Coprococcus, Fusobacterium, Veillonella, Faecalibacterium и Adlercreutzia.Используя данные микробиома перед обработкой во взвешенном случайном лесном классификаторе, мы смогли получить точность 76,5% для прогнозирования статуса респондента. Выводы Дисбиоз пациентов со временем улучшился, но сохранялся даже среди тех, кто отреагировал на лечение и добился заживления слизистой оболочки. Хотя индекс дисбактериоза существенно не отличался между респондентами и неответчиками, мы обнаружили специфические различия на уровне родов.Мы обнаружили, что сигнатуры микробиома перед лечением являются многообещающим средством прогнозирования ремиссии и ответа на лечение. Электронный дополнительный материал Онлайн-версия этой статьи (doi: 10.1186 / s13073-016-0331-y) содержит дополнительные материалы, доступные авторизованным пользователям.

Как дисбактериоз может влиять на здоровье кишечника

Жизнь в гармонии затрагивает не только ваше внешнее окружение, но и ваше внутреннее сообщество.Флора кишечника может быть как в равновесии, так и в дисбалансе — последнее из которых мы называем дисбактериозом. Поддержание счастливого микробиома имеет решающее значение для того, насколько вы счастливы. Узнайте, что вызывает дисбактериоз, и что вы можете сделать, чтобы проверить и вылечить его.

В кишечнике больше микробов, чем клеток в организме, поэтому важно поддерживать баланс между «здоровыми» и вредными бактериями. Когда это равновесие нарушается, это может привести к дисбактериозу и вызвать несколько негативных последствий для здоровья.Узнайте все о дисбактериозе, как распознать его симптомы и что вы можете сделать для его лечения и предотвращения.

Что означает дисбактериоз и как он может повлиять на кишечник?

Дисбиоз — это медицинский термин, обозначающий дисбаланс микробов в организме или на нем, который может отрицательно сказаться на здоровье 1 .

Это изменение происходит с микробиомом, который представляет собой сумму всех микроорганизмов, обитающих в человеческом теле или внутри него. Однако чаще всего дисбактериоз возникает в желудочно-кишечном тракте — желудке и кишечнике.Более того, разнообразие, баланс и симбиотические взаимодействия между этими микроорганизмами имеют решающее значение для хорошего здоровья.

Например, наличие более одного микроба и недостатка других или отсутствие разнообразия среди различных типов микроорганизмов, составляющих микробиом, может привести к дисбактериозу.

Дисбиоз — это медицинский термин, обозначающий дисбаланс микробов в организме или на нем, который может отрицательно сказаться на здоровье 1 .

Несколько факторов могут нарушить этот тонкий баланс между количеством и разнообразием полезных микробов в организме.Это может быть вызвано определенными состояниями, заболеваниями, неправильным питанием, паразитами, стрессом или даже некоторыми лекарствами, такими как антибиотики 2 . Дисбиоз тесно связан с синдромом раздраженного кишечника (СРК) и СИБР (избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике), однако неизвестно, является ли он причиной или следствием. К сожалению, дисбактериоз кишечника имеет неопределенные симптомы, которые часто упускаются из виду и не диагностируются, несмотря на его важность, поскольку несбалансированный кишечник может серьезно повлиять на вашу повседневную жизнь.

Дисбактериоз связан с несколькими состояниями

Дисбактериоз считается причиной нескольких проблем со здоровьем.Однако не совсем понятно, что это за роль. Предполагается, что тонкий баланс бактерий в кишечнике может влиять на иммунитет, напрямую влияя на здоровье слизистой оболочки кишечника. Здоровая слизистая оболочка кишечника имеет некоторую проницаемость, позволяя питательным веществам проходить через кишечник, а также поддерживать барьерную функцию, отфильтровывая попадание вредных веществ в организм (и, возможно, вызывающих воспаление). Действительно, дисбактериоз был связан со следующими заболеваниями: 3-5

  • Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК)
  • Синдром раздраженного кишечника (СРК)
  • Диабет II типа
  • Ожирение
  • Целиакия

Причины Дисбактериоз?

Здесь играют роль несколько внешних факторов.

Диета

Изменения в диете, такие как увеличение количества обработанных пищевых продуктов, сахара, насыщенных жиров и животного белка, могут привести к дисбактериозу. Типичные западные диеты с высоким содержанием насыщенных жиров, животного белка и сахара чаще коррелируют с дисбактериозом 6 .

Образ жизни

Сидячий образ жизни без упражнений, а также курение, употребление алкоголя и высокий уровень стресса повышают риск развития дисбактериоза 5 .

Использование антибиотиков

Антибиотики могут убить многие полезные кишечные бактерии, вызывая впоследствии дисбаланс в микробиоме кишечника 2 . Злоупотребление антибиотиками также может привести к разрастанию условно-патогенных бактерий и грибков и вызвать инфекции кожи, половых органов и желудочно-кишечного тракта.

Паразиты

Паразиты, вирусы и грибки также могут вызывать нарушения в нашей микробиоте 7 . Они часто вызваны зараженной водой и продуктами питания, а также заболеваниями, передающимися половым путем.Наиболее частым паразитарным заболеванием является чрезмерный рост Candida, который приводит к инфекции. Обычно это происходит во влагалищной флоре, когда нарушается уровень нашего старого доброго друга бактерий Lactobacillus . Некоторые факторы риска заражения паразитарной инфекцией включают отсутствие санитарных условий и чистой воды, купание в озерах и наличие домашних животных, которые часто остаются на улице.

В зависимости от паразита симптомы могут сильно различаться. Некоторые из них могут быть видимыми изменениями и симптомами в области гениталий в случае паразитов, передающихся половым путем, другие могут варьироваться от диареи, внезапной потери веса, тошноты, обезвоживания, гриппоподобных симптомов, крайней усталости, боли в животе и лихорадки 8 .

Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (SIBO)

SIBO — это состояние, при котором в тонком кишечнике присутствует чрезмерное количество бактерий, отвечающих за всасывание питательных веществ 9 . Это проблематично, поскольку эти микроорганизмы должны жить в толстой кишке, где находится микробиом. Если пища недостаточно хорошо продвигается по тонкой кишке, это может привести к росту бактерий. Если полезные бактерии, которые помогают вам переваривать пищу, не могут поспевать за «плохими» бактериями, это может привести к быстрому размножению вредных бактерий и развитию СИБР.

Неинвазивные дыхательные тесты широко использовались для обнаружения SIBO, а именно дыхательный тест на глюкозу и лактулозу, который тестирует на водород и метан соответственно 10 . Однако эти методы требуют осторожной интерпретации, поскольку существует множество переменных, которые могут дать вводящий в заблуждение результат 11 . Тем не менее существует количественный тест, известный как посев аспирата Jejejunal, который до сих пор считается золотым стандартом диагностики этого состояния 12 .

Симптомы СИБР в основном включают боль в животе, утомляемость, вздутие живота, диарею и запор. Однако многие другие состояния могут вызывать эти симптомы. Если у вас СИБР и его состояние ухудшается, ваш тонкий кишечник не сможет усваивать достаточное количество питательных веществ. Это, в свою очередь, может привести к появлению дополнительных симптомов, таких как анемия и потеря веса.

Как пройти тест на дисбактериоз?

Как и СРК, на самом деле не существует теста или специального диагностического инструмента для выявления дисбактериоза. Обычно врач оценит вашу историю болезни, проведет медицинский осмотр и тесты, чтобы исключить другие связанные состояния в зависимости от ваших симптомов и того, как вы реагируете на определенные виды лечения.

Некоторые тесты включают визуализацию и эндоскопические тесты (например, колоноскопию, компьютерную томографию), лабораторные тесты, такие как непереносимость лактозы и глютена, дыхательные тесты (обычно используемые для проверки на SIBO) и тесты стула.

Могу ли я пройти тест на дисбактериоз с помощью GUTXY?

Наши отчеты о состоянии здоровья не диагностируют состояния здоровья, включая дисбактериоз, и не заменяют медицинские рекомендации. Наши тесты предназначены для тех, кто хочет больше узнать о своем теле и здоровье своего кишечника.

Однако некоторые поставщики медицинских услуг используют тесты на микробиом в дополнение к стандартным диагностическим инструментам.С нашими тестовыми наборами вы можете получить общее представление о состоянии вашего микробиома. Используя технологию секвенирования, наша команда составляет подробный отчет об анализе разнообразия, богатства и баланса между различными микробами в вашем кишечнике. Кроме того, если вы выберете нашу программу RESET, вы можете получить индивидуальный план диеты, адаптированный к вашему собственному уникальному микробиому, специально нацеленный на облегчение желудка со многими другими советами.

К сожалению, исследование кишечника все еще находится на очень преждевременной стадии, и микробиомные тесты (пока) не признаны инструментом диагностики.Поэтому, прежде чем вносить какие-либо серьезные изменения в образ жизни, вы всегда должны сначала проконсультироваться с врачом! Мы даже предлагаем наши личные консультации по микробиому. Свяжитесь с нами, если хотите узнать больше.

Лечение дисбактериоза

Большая часть лечения будет зависеть от серьезности ваших симптомов и от того, насколько хорошо вы на них реагируете. В современной медицинской практике диагностика и лечение назначаются в сравнении с населением в целом, и ваши собственные уникальные особенности, такие как ваш микробиом, скорее всего, не принимаются во внимание.

Однако исследователи предсказывают, что в ближайшем будущем врачи проанализируют ваш микробиом и назначат лечение в соответствии с особенностями вашего кишечника в качестве индивидуальной медицины 13 .

Между тем, вы можете контролировать, что вы едите. Переход на здоровую диету в сочетании с активным образом жизни и отказ от продуктов, которые вас возбуждают, — это обычно способ начать.

Изменение диеты и образа жизни

Диета может оказать сильное влияние на кишечную флору.Вот несколько вещей, которые вы можете попробовать:

  • Избегайте собственных уникальных триггеров. Ведите дневник питания и отслеживайте свои симптомы. Вместе со специалистом по питанию вы сможете выяснить, как лучше всего составить свой рацион.
  • Уменьшите потребление FODMAPS. Недавнее исследование диеты с низким содержанием FODMAP показывает улучшение симптомов по крайней мере у 50% пациентов с СРК 14 .
  • Избегайте диеты SAD. Диеты в западном стиле связаны с меньшим разнообразием микробиома 6 .В этой диете продукты, которых следует избегать, включают в основном молочные продукты, обработанное мясо, белый хлеб, насыщенные жиры и рафинированный сахар.
  • Избегайте алкоголя и курения.
  • Попробуйте техники осознанности.

Пробиотики

«Пробиотическая терапия пыталась изменить проявление болезни путем благоприятного изменения бактериального состава, иммунного статуса и воспаления 4 ».

Вы, наверное, слышали о пробиотиках — живых бактериях и дрожжах, которые обеспечивают множество преимуществ для здоровья, улучшая состав микробиома кишечника.
Появляются новые доказательства того, что добавление пробиотиков может облегчить симптомы, связанные с дисбактериозом и СРК 15 . Однако до сих пор неясно, какая конкретная комбинация штаммов является наиболее эффективной, отчасти потому, что ваш микробиом уникален.

Трансплантации фекальной микробиоты (FMT)

Трансплантации фекальной микробиоты (FMT) в последнее время уделяется много внимания. FMT — это введение раствора фекалий здорового донора в толстую кишку реципиента для восстановления несбалансированного микробного состава16.Этот подход оказался успешным при лечении рецидивирующей инфекции Clostridium difficile 17 , однако необходимы дополнительные доказательства, чтобы доказать его общую долгосрочную эффективность и безопасность, чтобы этот процесс стал стандартизированным лечением дисбактериоза.

Лекарство

Использование некоторых антибиотиков все еще требует дополнительных подтверждений, хотя были получены многообещающие результаты с использованием рифаксимина 16 , антибиотика широкого спектра действия, который оказывает незначительное влияние на кишечную флору.

Заключительные соображения

Равновесие и разнообразие микробов в кишечнике имеют решающее значение для ведения здорового образа жизни. Дисбактериоз может быть временным дисбалансом и быть корнем или следствием заболевания кишечника. Поэтому важно прислушиваться к своему внутреннему голосу, чтобы вы могли вмешаться как можно скорее и избежать серьезных осложнений. Также имейте в виду, что крайне важно принимать антибиотики только под наблюдением врача.

«Хорошие» бактерии могут предотвратить и обратить вспять пищевую аллергию — Boston Children’s Discoveries

(Adobe Stock)

Пищевая аллергия — большая и растущая проблема общественного здравоохранения.По причинам, которые остаются загадкой, число американцев, страдающих этим заболеванием, резко возросло за последнее десятилетие до 32 миллионов, согласно одной из недавних оценок. Около 8 процентов детей в США — примерно по двое в каждом классе — страдают от этого заболевания.

Исследование, опубликованное сегодня в журнале Nature Medicine , убедительно доказывает, что эпидемия пищевой аллергии вызвана отсутствием определенных полезных бактерий в кишечнике человека. «Утрата этих бактерий действует как переключатель, который делает детей восприимчивыми к пищевой аллергии», — говорит Талал Чатила, доктор медицины, директор Программы по пищевой аллергии в Бостонской детской больнице и старший автор статьи.

Но исследование, проведенное в основном на мышах, также указывает путь к лечению, которое может защитить детей от развития пищевой аллергии — и обратить болезнь вспять у людей, у которых она уже есть. «Мы надеемся, что это приведет к лечению пищевой аллергии, а не только к профилактическому подходу», — говорит соавтор исследования Рима Рашид, доктор медицинских наук, помощник директора Программы по пищевой аллергии в Детском отделении иммунологии Бостона.

Исследование, в котором также тестировались кишечные бактерии человека, было проведено Аззой Абдель-Гадир, доктором философии, , бывшим докторантом, и Эммануэлем Стивеном-Виктором, доктором философии, нынешним постдокторантом в лаборатории Чатилы. первые соавторы статьи в сотрудничестве с первым соавтором Георгом Гербером, доктором медицины, и старшим соавтором Линн Брай, доктором медицины, из Бригама и Женской больницы.

Иммунный Система пошла наперекосяк

Еда аллергия — это результат сбоя защитных сил организма. Иммунная система реагирует на безвредные продукты, как если бы они были опасными захватчиками, выпуская каскад химические вещества, которые предназначены для защиты организма, но в конечном итоге наносят ему вред. Эффекты может варьироваться от легкой (крапивница и кожный зуд) до опасной для жизни реакции называется анафилаксия, которая может включать рвоту, резкое падение артериального давления, и затрудненное дыхание. Без лечения анафилаксия может быть фатальной.

Известно, что более 170 продуктов питания являются источниками аллергии, хотя наиболее серьезные реакции вызывают только восемь из этих аллергенов: молоко, яйца, арахис, древесные орехи, пшеница, соя, рыба и моллюски.

Пока несколько потенциальных методов лечения в настоящее время исследуются, пока нет явные доказательства того, что они работают. Поэтому людям с пищевой аллергией настоятельно рекомендуется скрупулезно избегайте продуктов, на которые у них аллергия, и держите под рукой инъектор адреналина. чтобы предотвратить серьезную реакцию, если они случайно подвергаются воздействию.

Социальные и психологический звонок Talal Chatila
(Michael Goderre / Boston Children’s)

Еда аллергия наносит серьезный психологический и социальный урон пациентам и их семьям, — говорит Рашид. Родители не могут оставить своих детей на дне рождения, потому что например, не беспокоясь о том, какие продукты они могут употреблять. Дети иногда издеваются над их пищевой аллергией, и в том возрасте, когда им следует развивают социальные навыки во время школьного обеда, их часто отводят на второй план. «Таблица аллергии.”

«Я думаю, что это имеет огромное психологическое воздействие», — говорит Чатила. «Люди с пищевой аллергией боятся, что у них будет реакция — которая может быть фатальной — на то, что они едят. Я думаю, что это сильно влияет на жизнь людей в худшую сторону, создавая ужасные отношения с едой. Поэтому необходимы методы лечения, которые фундаментальным образом устраняют основные причины пищевой аллергии ».

Зонд микробиом человека

Статья Nature Medicine — последний признак растущего научного интереса к микробиому человека, невероятно разнообразной экосистеме человеческого тела.Из 100 триллионов клеток, составляющих типичного взрослого человека, менее 10 процентов являются человеческими. Остальные — это бактерии, дрожжи, грибки и другие микробы.

Пока многие люди связывают бактерии с болезнями, подавляющее большинство микробов которые живут в нас и приносят пользу. Они помогают переваривать пищу, дают ключ питательные вещества и защищают от инфекции. И теперь исследователи всего мира изучение роли бактерий — или их отсутствия — в пищевой аллергии.

Одна из гипотез состоит в том, что определенные факторы западного образа жизни — например, учащение родов путем кесарева сечения, сокращение грудного вскармливания, увеличение использования антибиотиков и уменьшение размеров семьи — нарушают нормальный баланс бактерий в кишечнике.Хотя одного фактора недостаточно, говорит Чатила, каждый «удар» может лишить младенцев некоторых бактерий, которые обычно помогают подготовить иммунную систему к распознаванию пищи как безвредной.

Кабинет шесть лет разработки

Может ли этот бактериальный дисбаланс или «дисбактериоз» быть причиной того, что сегодня у стольких детей развивается пищевая аллергия? Чтобы выяснить это, Чатила и его соавторы приступили к исследованию, на выполнение которого потребовалось шесть лет.

Rima Rachid
(Michael Goderre / Boston Children’s)

Рашид начал с изучения эволюции кишечных бактерий у детей с пищевой аллергией и без нее.Она и ее команда собрали образцы стула у 56 пациентов с пищевой аллергией и 98 соответствующих контролей. Георг Гербер и его коллеги из Бригама и женской больницы затем проанализировали эти образцы на предмет изменений в их бактериальном содержании. Эти исследования установили, что бактерии в кале младенцев с пищевой аллергией отличались от таковых в контрольной группе. Но сыграли ли эти бактериальные различия свою роль в их пищевой аллергии?

Кому выяснили, команда пересаживала фекальные бактерии от младенцев в специальный штамм мышей, склонных к аллергии.Они кормили мышей небольшими дозами белка из куриных яиц, чтобы сенсибилизируют их иммунную систему к этому аллергену, а затем вызывают у мышей большая доза.

Результаты: мыши, которым вводили фекальные бактерии от детей с пищевой аллергией, пошли в анафилаксию, в то время как у тех, кому дали фекальные бактерии от здоровых детей, этого не произошло. По словам Шатила, это было важным признаком того, что дисбактериоз оказывает влияние. «В фекальные бактерии от субъектов с пищевой аллергией не защищают от пищи аллергия, тогда как бактерии из контрольной группы имели.”

Идентификация бактерии, которые защищают

Но какие именно бактерии могут предложить такую ​​защиту? Чтобы выяснить это, команда обратилась к Линн Брай из больницы Бригама и женщин. Брай предоставил смесь шести видов бактерий из порядка Clostridiales, , которые, как предполагали предыдущие исследования, могут защитить от пищевой аллергии. Конечно, когда эти бактерии давали мышам, животные были защищены от пищевой аллергии на белок куриных яиц, в то время как мыши, которым давали другие распространенные бактерии, — нет.«Если вы дадите им правильные бактерии, Clostridia, , они будут полностью устойчивы к пищевой аллергии», — говорит Чатила.

Затем команда дала мышам, склонным к аллергии, единственную бактерию, Subdoligranulum variabile , которая отсутствовала в стуле детей с пищевой аллергией. «Мы спросили: может ли эта бактерия защитить от аллергии? И ответ был положительным », — говорит Шатила.

Если дать им правильные бактерии, Clostridia, , они будут полностью устойчивы к пищевой аллергии.

Затем

Bry предоставил вторую смесь неродственных бактерий из заказа Bacteroidales. Он тоже был защитным. И, наконец, когда команда лечила мышей, у которых уже была пищевая аллергия, смесями Clostridiales или Bacteroidales , они обнаружили, что эти методы лечения полностью подавляли аллергические реакции животных.

Хотя существуют и другие факторы риска пищевой аллергии (например, семейный анамнез экземы), Шатила считает, что исследование доказывает, что дисбактериоз — потеря защитных кишечных бактерий — имеет решающее значение.«По крайней мере, — это фундаментальный механизм . И, на мой взгляд, более вероятно, что это , фундаментальный механизм , на который можно накладывать другие вещи », — говорит он.

Фундаментальная теория пищевой аллергии

В то время как предыдущие исследования предполагали, что определенные бактерии могут защищать от пищевой аллергии, Чатила и его коллеги пошли еще дальше, описав специфический иммунологический путь, по которому бактерии действуют у мышей. Он начинается с белка, известного как MyD88, который служит «микробным сенсором» в регуляторных Т-клетках иммунной системы.

«Вам нужны бактерии, чтобы подавать особые сигналы, которые улавливаются формирующиеся регуляторные Т-клетки в кишечнике », — объясняет Чатила. Эти сигналы запускают цепная реакция, которая превращает регуляторные Т-клетки кишечника в определенный тип, известные как регуляторные Т-клетки ROR-гамма, которые защищают от пищевой аллергии.


Ракообразные, такие как креветки, являются деликатесом для
многих, но этого следует избегать для многих
человек с пищевой аллергией.
(Wikimedia Commons)

В результате этой работы, говорит Шатила, «теперь у нас есть фундаментальная концепция о том, как возникает пищевая аллергия »- он надеется, что теперь его проверит другие ученые.

Одно из следствий теории состоит в том, что пищевая аллергия может отражать более широкое нарушение способности организма переносить пищу, а не реакция к одному блюду за раз. «У вас проблемы с едой, потому что вы теряете целый набор иммунных клеток, которые обычно способствуют толерантности », Чатила говорит. «Если вы восстановите их в любой момент, скорее всего, вы восстановите иммунитет. толерантность. Возвращение полезных бактерий может стать ключом к такому перезапуску ».

Профилактика и избавление от пищевой аллергии

Шатила и Рашид считают, что их открытия в конечном итоге приведут к новым процедуры, предотвращающие развитие пищевой аллергии у новорожденных из группы риска.Лечение может принимать форму пробиотиков — смеси полезных бактерий. — или лекарства, которые таким же образом стимулируют иммунную систему.

А для миллионов людей, уже страдающих пищевой аллергией, те же методы лечения могут обратить их болезнь вспять. «Помните, — говорит Чатила, — что у взрослых мышей у которых возникла пищевая аллергия, мы могли бы подавить их болезнь, введя хорошие бактерии, а это значит, что у нас есть возможность кого-то вылечить с установленной пищевой аллергией и сбросить свою иммунную систему в пользу толерантности.”

Это новая работа также имеет важные последствия для многих пациентов, страдающих аллергией. к нескольким продуктам. Вместо того, чтобы лечить их аллергию по одному продукту за раз, он может быть возможно лечить их всех сразу, решив проблему на его корень. «Что вам может понадобиться, так это изменение микробиома — как свежий начало, — говорит Рашид.

Гонка разработать новые методы лечения

Chatila предупреждает, что все доказательства пользы бактериального терапия до сих пор основана на исследованиях на животных.«В конечном итоге все эти вещи пройти тестирование на людях, чтобы выяснить, что подойдет лучше всего », — говорит он.

(доллар США)

Но это может случиться очень скоро. Рашид уже проводит первое в своем роде клиническое испытание в Boston Children’s, чтобы проверить безопасность и эффективность фекальных трансплантатов у взрослых с аллергией на арахис.

«Я считаю, что у вас будут разные подходы к разработать бактериальные терапевтические препараты, применимые к пищевой аллергии », — сказал Чатила. говорит.«Я думаю, что первые испытания определенных бактериальных смесей, разработанные различных компаний, будут происходить где-то между концом этого года и следующие два года ».

Лицензия на два патента, вытекающих из работы, описанной в статье Nature Medicine , была выдана Consortia TX, Inc., фирме, основанной в 2017 году Шатилой, Гербером и Брай, каждый из которых имеет долю в компании. (Рашид, советник компании, также имеет капитал.) Две другие заявки на патенты находятся на рассмотрении.

«Если гонка продолжится с той же интенсивностью или ускорится, я думаю, вы увидите продукт на рынке в течение пяти лет », — прогнозирует Шатила.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *